,


Наш опрос
За последние 30 лет ваша жизнь в Украине
Улучшилась
Изменилась, но не особо заметно
Ухудшилась
Я покинул Украину
Я не проживал в Украине последние 30 лет


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Что-то похожее на аналитику
0
SCRS — SWEDISH CENTER FOR RUSSIAN STUDIES выпустил отчет «Russian military options regarding Ukraine». Дата выпуска – 9 февраля 2021 года.
Отчет целиком можно запросить у авторов. Мне он приходит в рассылке (ну я же известный враг народа, мне все вражеские think tanks присылают свои материалы).
Вкратце отчет говорит о следующем (ВНИМАНИЕ крикунам на тему «эксперты подтянулись» — я пересказываю отчет действительно очень профессиональных экспертов в вопросах военного дела, моего мнения тут нет и быть не может):

(1) Основным источником информации о готовящемся вторжении российских войск на территорию Украины является министерство обороны Украины. Оно в числе прочего публикует карты и планы предполагаемой военной операции, полученные по их словам оперативным путем (в отчете приводится одна такая карта, согласно которой Россия атакует территорию Украины с трех сторон и занимает часть Украины до Днепра, включая Киев, и Одесский регион, всего 7 направлений атаки).

(2) Россия всегда отрицала какую-либо возможность описываемого вторжения. Однако на фоне этого Россия передала США свои требования, выглядящие как ультиматум, единственной угрозой на случай невыполнения которого могло бы быть вторжение. Ультиматум, однако, отвергнут, вторжения пока нет.

(3) Объективно подтверждается присутствие вблизи границы с Украиной до 40 батальонных тактических групп российской армии. Это количество меняется во времени, весной 2021 года их было 53, постоянный состав – 30 БТГ. 40 групп это 94 000 человек вдоль всей границы, на кораблях в Азовском и Черном морях.

(4) Украинские аналитические агентства сообщают о 67 БТГ вблизи границ Украины, но неясно что считается «близостью» и как получены эти данные.

(5) В последние 6 месяцев новые БТГ передислоцировывались Россией ближе к Украине почти только на территории Белоруссии. Основная масса передислокаций связана с объявленными учениями на территории Белоруссии, которые проходят в феврале.

(6) Подавляющее большинство размещенных (стационарных и новых) БТГ составляют пехотные подразделения и бронетехника.

(7) Военные специалисты SCRS согласны со специалистами украинского министерства обороны в том, что наблюдаемые российские воинские части могут быть задействованы в широкомасштабной наземной операции. Однако возникает целый набор вопросов и несоответствий:

a. Согласно данным различных независимых источников, российские подразделения фактически не включают в себя специальные логистические, электронные и инженерные части, которые являются ключевыми в случае операции на чужой территории тем более настолько глубокой и широкой как это описывает украинское МО;

b. Вдоль границ Украины сосредоточено очень мало частей военно-воздушных сил России, которые во всех предыдущих кампаниях на чужой территории были ключевыми, и нет никакой информации о переброске каких-либо видов авиации;

c. Нет никакой информации о выдвижении мобильных командных постов генерального штаба и/или командования округа;

d. Количество подразделений российских вооруженных сил, сосредоточенное в достаточной близости от границы с Украиной, категорически недостаточно для выполнения всего или существенной части того плана, который презентует МО Украины, недостаточно даже для первого этапа такой операции;

e. Как минимум с 2009 года все учения, которые проводились Россией (и Россией совместно с Белоруссией) на территориях, относительно близких к территории Украины, были направлены на отработку отражения вторжения войск НАТО, и предполагали их проникновение на существенную глубину на территории Белоруссии и России. Наступательная операция на территории чужого государства (требующая совершенно других способов взаимодействия частей, принципов построения систем снабжения и пр.) не отрабатывалась.

f. Потенциальное вторжение в Украину потребует задействования войск как минимум двух военных округов. Взаимодействие двух военных округов никогда не отрабатывалось в рамках учений: масштабные учения «Запад», в частности, всегда проходили под командованием руководства Западного военного округа.

g. Руководитель генерального штаба РФ Валерий Герасимов еще в 2013 году опубликовал условно «военную доктрину», согласно которой происходило преобразование российских ВС. Эта доктрина предполагает, что российская армия не готовится к масштабным «классическим» военным операциям, в которых задействованы большие массы конвенциональных военных подразделений (в основном наземные войска и бронетехника) и целью является оккупация больших территорий противника по мере продвижения фронта. Вместо этого приоритетом в части операций на чужой территории становятся совместные операции специальных подразделений и местных коллаборантов, проводимые в короткое время на ограниченной территории, что позволяет высокоэффективно контролировать взаимодействие частей. Параллельно приоритет отдается использованию высокоточного оружия с дальним радиусом действия, которое используется для предотвращения контратак противника, уничтожения его инфраструктуры и общего ослабления.

h. Масштабная операция на территории Украины будет таким образом противоречить «доктрине Герасимова» и не соответствовать фокусу подготовки российских ВС в последние годы.
Специалисты SCRS делают вывод: масштабная военная операция против Украины со стороны России не подготовлена должным образом, не соответствует специализации российских ВС и российской военной доктрине. Она так же несет в себе очень существенные риски для российских ВС. Локальная операция возможна, так же как она возможна в любое другое время и сейчас не более чем раньше.

Теоретизируя о том, что в реальности происходит, они пишут:

…it would hypothetically be possible to interpret both the military build-up in the Western and Southern Military Districts as well as the Russian-Belarusian joint exercise in Belarus, as elements of a Russian information operation. It has been carried out with the intention of displaying ongoing Russian preparations to attack Ukraine with military forces, and thereby prompting reactions and grave condemnations from the US, shaking the foundations of the international security order and making diplomatic advances possible which would have been unthinkable without this military component. The current crisis has given Russia the opportunity to present its perspective on European security issues and on Ukraine’s future role in Europe on the highest diplomatic level.

The purpose of the military build-up would then not have been in preparation for an invasion, but to be an information operation with the intention to prompt reactions from Western media and Western governments, particularly the US.

If … Russia has never intended to invade Ukraine, then the US/West threat assessments would have played into Russia’s hand. Russia has gained a diplomatic platform on the highest level to forward its long-held stance on European security and on NATO expansion.

Остается конечно нераскрытой еще одна тема: зачем the US/West threat assessments have played into Russia’s hand. Хорошо бы чтобы какой-то think tank и об этом написал. echo.msk.ru

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.