,


Наш опрос
За последние 30 лет ваша жизнь в Украине
Улучшилась
Изменилась, но не особо заметно
Ухудшилась
Я покинул Украину
Я не проживал в Украине последние 30 лет


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Расстрел по-английски
0
Премьер-министр Англии Борис Джонсон сказал, что годовщина 30 января 1972 года знаменует собой «трагический день в нашей истории», и призвал к «общей, мирной и процветающей Северной Ирландии».

Его министр иностранных дел Лиз Трасс, в прошлом министр торговли, которая прокатилась в старом британском танке на границе Эстонии и России, пытаясь повторить фотосессию Маргарет Тэтчер, сейчас главный переговорщик с ЕС по судьбе Северной Ирландии в условиях Brexit.

Так называемый Протокол Северной Ирландии является частью выхода Великобритании из ЕС. Он регламентирует, что Северная Ирландия, в отличие от Англии, Шотландии и Уэльса, продолжает соблюдать правила внутреннего рынка ЕС и таможенного союза.

Это позволяет избежать жесткой границы с Республикой Ирландией, членом ЕС, что может привести к новой напряженности в районе бывшей гражданской войны. Однако это создало границу для товаров с остальной частью Великобритании, и существуют ограничения на торговлю внутри Великобритании.

Трасс заявляет, что в нынешней редакции Протокол по Северной Ирландии к Соглашению о выходе Великобритании из ЕС не устаивает Великобританию, поскольку он «отделяет Северную Ирландию от остальной части Великобритании».

«Как суверенное государство мы не можем оказаться в ситуации, когда мы должны уведомить ЕС о предоставлении жизненно важной поддержки бизнесу – например, о целевых налоговых льготах – в одной части нашей страны», – написала Лиз Трасс в одном из своих твиттов.

Она выразила надежду, что Евросоюз готов к выработке решений этой проблемы. Он должен признать, что Северная Ирландия не должна рассматриваться как часть Единого рынка. В связи с этим условие Великобритании состоит в том, что таможенные проверки при движении товаров между Северной Ирландией и остальной частью Великобритании должны быть отменены. Второе условие, от которого Великобритания не готова отказаться, это отмена приоритета Европейского суда на территории Северной Ирландии.

Для нас происходящее где-то там, в Туманном Альбионе, неинтересно. Особенно на фоне роста цен на продукты и расстрела нацгвардейцем в Днепре своих сослуживцев. Спасибо англичанам за шведские NLAW. Больше мы ничего не знаем.

А тем временем в Англии, которая спорит с ЕС из-за Северной Ирландии, наступает 50-я годовщина «кровавого воскресенья» в Дерри в 1972 году. И от этого никуда не уйдешь. Это как Голодомор или бой под Крутами, который состоялся 29 января. Только в 1918 году.

Что же случилось 30 января 1972 года в районе Богсайд североирландского города Дерри (он же Лондондерри)? Там солдаты 1-го батальона парашютного полка под командованием подполковника Дерека Вилфорда расстреляли демонстрацию местных жителей. 14 безоружных демонстрантов, включая шестерых несовершеннолетних и одного священника, были убиты. Пятеро из убитых были застрелены в спину.

Британские военные заявили после, что открыли стрельбу в качестве самообороны, так как увидели среди толпы вооруженных бойцов ИРА. На самом деле ирландская молодежь начала массово вступать в ряды ИРА после кровавых событий, чтобы отомстить британцам.

Спустя много лет пытались привлечь к уголовной ответственности одного из парашютистов, но общественное мнение «не схавало» эту идею. Всем было понятно, что солдаты и те, в кого они стреляли, – просто жертвы обстоятельств. Политического и религиозного конфликта, в котором они были рядовыми пешками.

Место, где свершилось «Кровавое воскресенье», – Богсайд стал за три года манифестацией Североирландского кризиса своего рода культовым местом. Протест касался практики интернирования, которой подвергались в основном католики, участвовавшие в движении за гражданские права.

В 14:45 30 января 1972 года колонна манифестантов двинулась по улочкам Богсайда. Дойдя до конца Уильям-стрит, протестующие наткнулись на преграждающих им дорогу парашютистов с бронетранспортерами. Лидеры марша потребовали пропустить марш к центру города. На это парашютистами был открыт огонь резиновыми пулями, в ответ со стороны протестующих полетели камни. Тогда парашютисты открыли огонь боевыми патронами.

Расстрел в Дерри – это история о том, как начать гражданскую войну, пытаясь благими намерениями предотвратить насилие. 14 августа 1969 года Великобритания ввела войска в Северную Ирландию, чтобы разделить противоборствующих католиков и протестантов. Операцию планировалось закончить за несколько дней, как и АТО на Донбассе, но она превратилась в настоящую гражданскую войну, продлившуюся 30 лет.

Все началось в небольшом городке Дерри, расположенном на западной границе Северной Ирландии. Протестантское меньшинство диктовало в Дерри свои правила. Католики в ответ сколотили собственную организацию – Комитет Дерри по жилищным действиям. Но им запретили собираться, а несколько человек из числа националистов-католиков полиция избила.

Фотографии избитых людей из Дерри разлетелись по Северной Ирландии и стали поводом для уличной войны. К 1972 году – пику противостояния североирландских католиков и протестантов – численность британского контингента достигала 27 тыс. человек. Ирландские террористы из ИРА регулярно взрывали бомбы. За короткое время в Белфасте взорвалось 20 бомб. Девять человек погибли, более 100 получили ранения.

Жертвами конфликта стали более 3,5 тыс. человек. Лондон потерял 763 солдата. Более десяти тысяч человек были арестованы в Северной Ирландии по подозрению в терроризме, было убито более трехсот членов ИРА. Британские войска окончательно покинули Северную Ирландию лишь в 2007 году.

«Соглашение страстной пятницы» (1998 года) и система европейских законов позволили достичь мира в Ольстере, устранить противоречия, имевшиеся между католической и протестантской общинами. Но, как говорится, осадок остался. В тихой, мирной процветающей Северной Ирландии все еще живы люди, которые помнят разрушенные города, расстрелянные фасады домов, детей, играющих среди обломков.

Добавим к этому историческую память о «картофельном геноциде» 1845-1849 гг., который унес жизни почти миллиона ирландцев, а еще три миллиона отправил искать спасения на чужбине. Об этом мы подробно рассказывали в статье «Пытка нищетой: наша власть повторяет путь «ирландского голодомора»?».

К чему я веду? У всех стран есть свои исторические раны, у некоторых – довольно свежие. Возможно, еще не зажившие. «Барышня на танке» должна выбрать, чем ей заниматься: урегулированием на Донбассе, о котором она знает из статей в прессе и донесений Ми-6, или решением проблемы Северной Ирландии в условиях Brexit. Последний вопрос актуален для англичан в связи с печальным юбилеем «Кровавого воскресенья».
versii.com

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.