,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


НАТО и перевооружение украинской армии: риски и возможности для Харькова
+5
В их интерпретации это звучало так: «Мы будем вынуждены закрыть все свои военные заводы, людей выгнать на улицу и всё до последней гайки покупать в Европе и у США».

Естественно, эти утверждения вызывали серьезное беспокойство у граждан. Прежде всего – в регионах, где ОПК занимал весомую долю местной экономики. В Харькове этот тезис прокачивали очень последовательно. Ведь наш регион был одним из центров оборонно-промышленного комплекса СССР, обеспечивая в лучшие годы порядка 200 тыс. рабочих мест.

Многочисленные заводы, НИИ, лаборатории и КБ решали максимально широкий спектр оборонных задач: от медицины до космоса. В регионе сформировался уникальный бронетанковый кластер, развивались передовые разработки в области электроники и систем управления, прикладной оптики.

От большей части этого богатства к сегодняшнему моменту остались только руины. Однако выжившие харьковские предприятия ОПК по-прежнему незаменимы для Украины и критически важны для региона.

В связи с агрессией России против Украины, российской оккупацией Крыма и части Донбасса, оборонные заводы, долгие годы прозябавшие, впервые получили ощутимый ресурс и заказы. Сотрудничество с НАТО также вышло на новый уровень и обрело хорошую динамику. На этом фоне вновь зазвучали старые песни о том, что сближение с Альянсом имеет определенную цену и эта цена – непомерная, поскольку в перспективе означает уничтожение остатков производств.

На самом деле всё это – искусственно созданный миф. Чтобы его развенчать, достаточно лишь немного вникнуть в происходящее.

STANAG и Украина

Еще на заре становления НАТО страны-участницы столкнулись с необходимостью осуществить определенную унификацию своих сил и средств обороны. Чтобы армии с разными штабными процедурами, уровнем подготовки и вооружением могли действовать совместно, нужно было приблизить их к некому общему знаменателю.

Системная работа по стандартизации началась в 1951 г. после открытия специального офиса в Лондоне, который затем перебрался в Брюссель.

В данный момент управление стандартизацией осуществляет Комитет по стандартизации (Committee for Standardization; CS), а прикладную и техническую работу в этой сфере выполняет Офис по стандартизации (NATO Standardization Office, NSO).

Система стандартизации состоит из корпуса документов STANAG (standardization agreement) и Публикаций НАТО. Выделяют четыре основных типа стандартов: системы и компоненты ВВТ, доктрины и тактика, процедуры, терминология. Стандарты охватывают все аспекты функционирования военной составляющей блока.

Например, система STANAG на сегодняшний день насчитывает более 1200 документов, которые регламентируют широчайший спектр вопросов: от обозначений на картах, калибров боеприпасов до порядка осуществления совместных морских операций и подготовки кадров. Это живой организм, который постоянно развивается. Например, жизнь выставила новые требования по кибербезопасности, осуществлению коммуникаций и т.д. Всего, по данным МО, Украина внедрила 115 стандартов НАТО, еще более 400 требуют первоочередного рассмотрения и внедрения.

Главным приоритетом стандартизации НАТО является функциональная совместимость, которая понимается как «способность действовать вместе слаженно, эффективно и добиваться тактических, оперативных и стратегических целей Союзников». Именно поэтому стандарты являются обязательными и рассматриваются как один из цементирующих элементов Альянса.

Упомянутый приоритет задает общую логику сближения НАТО со странами-партнерами. Главная задача – обеспечение совместимости на случай проведения операций с множеством участников.

За минувшие два года военно-политическое руководство нашей страны неоднократно заявляло о стремительном переходе на стандарты НАТО.

8 марта в Брюсселе на встрече с руководством Альянса министр обороны Степан Полторак отметил, что военная реформа по стандартам НАТО должна завершиться за 5 лет – к 2020 г. При этом Минобороны будет реформировано до 2018 г., Генштаб – до конца 2020 г.

Это заявление было сделано в контексте принятия Концепции развития сектора безопасности и обороны Украины (принята РНБО 4 марта, утверждена Указом Президента 14 марта). В этом документе обозначены горизонты планирования и цели на два этапа – до 2017 г. и до 2020 г. В указанном документе необходимость перехода на стандарты НАТО проходит красной нитью.

Месяцем ранее, 12 февраля 2016 г., Президент утвердил Годовую национальную программу сотрудничества Украина – НАТО на 2016 г. Т.е., мы можем говорить и об общем направлении развития оборонного сектора, и о конкретике на текущий год в контексте перехода на стандарты Альянса.

Что записано в планах

На основе указанных документов логика сотрудничества с НАТО выглядит так.

1. НАТОвцам не нужна обуза. Никто в Альянсе не горит желаниям делать за нас нашу работу. Поэтому первое требование – самодостаточность и устойчивость государства.

Именно поэтому в программе сотрудничества с военным блоком львиную долю занимают такие далекие от войны вещи как защита прав человека, борьба с коррупцией, справедливый суд. Отдельные разделы посвящены энергетической безопасности, гражданской обороне, защите критической инфраструктуры и т.д.

«НАТОвская военщина» хочет видеть в Украине дополнительный ресурс, опору, а не бездонную бочку проблем и расходов. Они справедливо рассматривают общую эффективность государства как критерий оценивания эффективности военной компоненты.

2. НАТО делает акцент на совместимости военных структур разных стран. Отработка совместных действий происходит не только в рамках учений, но и в ходе работы миссий под эгидой Альянса. В этом случае первоочередной критерий - не калибр оружия, а возможность дать /выполнить команду стрелять из него в нужную сторону.

В связи с этим приоритетом в ближайшие годы является реформирование органов военного управления и процедур. Украинское военное ведомство должно перейти на так называемую J-структуру, войска – на G-структуру. Эти структуры представляют собой стандартный набор управленческих элементов с одинаковыми функциями. Натовец, глядя на коллегу из Украины, будет понимать, чем тот занимается.

Это самое узкое место реформ. Потому что означает сокращение конкретных должностей и увольнение конкретных генералов. Если наложить нынешние структуры нашего МО и ГШ на J-структуру, принятую в НАТО, сразу понятно, кто пострадает. Именно саботаж со стороны военных чиновников застопорил реформы армии в 2005-2009 гг.

3. Следующий приоритет НАТО – это внедрение стандартных процедур управления ресурсами и логистикой. Сюда попадают и пресловутые электронные закупки, и учет медицинских препаратов / формы / ГСМ на складах, и многое другое. Реформа системы управления и системы обеспечения сделает украинскую армию предсказуемой для партнеров. Будет понятно, чего от нее можно ожидать.

Также натовцы требуют развивать гражданский контроль над сектором обороны для повышения его эффективности.

4. Банальный, но важнейший компонент – это способность военных из разных стран «говорить на одном языке». И в прямом, и в переносном смысле. Обучение английскому языку и всестороннее обучение украинских военных взаимодействию с коллегами на основе стандартных натовских процедур стоит в перечне приоритетов гораздо выше ТТХ вооружений.

5. Партнерство с НАТО будет развиваться в реальных условиях, когда нет возможности менять всё и сразу. Поэтому особый акцент сделан на приближение к стандартам Альянса двух компонентов – Сил специальных операций и системы обороны границы (включая реформу Госпогранслужбы, совершенствование систем управления и поведения в условиях кризиса, развертывание систем быстрого реагирования для обороны в ходе приграничного конфликта и т.д.).

Параллельно идет утверждение натовских стандартов по другим направлениям. Например, меняется давно устаревшая система вещевого обеспечения, меняются подходы и требования к средствам связи.

Таким образом, ни о каком «закрытии заводов» в ближайшие годы речь точно не пойдет. Поскольку первичные задачи совершенно другого порядка. Однако и сидеть, сложа руки, отечественным оружейникам не стоит. Наоборот – надо пользоваться моментом.

Место Харькова в системе ВТС Украина – НАТО

В сентябре 2015 г. Украина и НАТО сделали Совместное заявление об усилении оборонно-технического сотрудничества. А уже в декабре 2015 г. была подписана Дорожная карта ОТС, где обозначены практические аспекты. Среди приоритетов – достижение совместимости в сфере вооружений и техники, а также помощь Украине в процессе перехода на технические стандарты Альянса. В частности, предусмотрено участие Украины в инициативе НАТО «Умная оборона».

И в Концепции развития сектора обороны и безопасности, и в Годовой программе сотрудничества с НАТО обозначена задача обеспечения ВСУ, НГУ, других силовиков вооружением и техникой по стандартам Альянса.

Однако опыт других стран показывает, что никакого неразумного насилия в этой сфере нет. И в наших документах оборонного планирования речь идет о выполнении острых задач, с постепенным приближением к натовским требованиям.

Классический пример - Польша и Чехия, уже будучи членами НАТО, еще не один год использовали ВВТ советских образцов, постепенно осуществляя адаптацию по мере проведения реформ и высвобождения ресурсов.

В частности, Польша в качестве основного боевого танка долгие годы использовала машину Т72М1. Затем появился модернизированный вариант - PT-91 Twardy. Постсоветские машины до сих пор занимают значимое место в оснащении Войска польского (о польском опыте реформирования ОПК – в следующем материале). То же самое происходило и в Чехии.

У харьковских оружейников также есть опыт адаптации советской техники к натовским стандартам. В первую очередь стоит упомянуть машину Т-72МП – экспортный вариант модернизации танка, разработанный при участии чешской компании «Богемия» и французской «SAGEM».

На этой машине были использованы отдельные узлы и агрегаты танков Т-80УД и Т-84, установлен ряд систем, которые использовались для оснащения французского танка Leclerc. «Завод имени Малышева» и сумское НПО им. Фрунзе также продемонстрировали способность изготавливать стволы по натовскому образцу.

В предыдущем тексте о специфике оборонного планирования было указано, что в реальной ситуации Харьков будет одной из главных ремонтных баз для постсоветской техники и вооружений. Этот сегмент никуда не денется.

Помимо этого все руководящие документы ставят конкретную цель: в процессе ремонта / производства ВВТ максимально быстро обеспечить независимость от компонентов и запчастей из России. Украинским (харьковским в том числе) заводам придется осваивать то, что они раньше не делали.

Также в рамках оборонного планирования предусмотрены вложения в новые разработки по натовским стандартам. В Харькове есть потенциал для этого.

Одним словом, ничего трагического в постепенном освоении стандартов НАТО нет. Наоборот - если Украина не прозевает свои шансы, то есть все условия для включения в общеевропейские оборонные программы. По мере развития сотрудничества совместимых компонентов будет все больше.

В любом случае перед нашим ОПК стоит задача адаптироваться к новым реалиям. Натовские стандарты будут служить одним из ориентиров этой трансформации. На выходе харьковские заводы могут получить продукцию, конкурентную в масштабах всего Блока, что сделает её привлекательной на рынках третьих стран.

Если наша страна не потеряет темп и действительно осуществит указанные изменения – это будет совершенно другая армия и совершенно другой ОПК.Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх