,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Баррикады абсурда, или Зачем мочиться мимо унитаза
+22
Первый тревожный звоночек о том, что с Евромайданом что-то не так, прозвучал тогда, когда на площади Независимости появились первые баррикады. Затем к ним добавились баррикады на Крещатике, баррикады на Институтской и знаменитые горящие баррикады на Грушевского. Они стоят и смердят там до сих пор, превратившись в печальный символ абсурда.

Дело в том, что все эти баррикады – не более чем декорации к революционной пьесе. Их начали возводить сразу после попытки разгона Евромайдана в ночь на 30 ноября якобы с целью создания укрепленного периметра, за которым протестующие могли бы продолжать свою акцию, не боясь «Беркута» и бульдозеров.

Насчет бульдозеров, конечно, насмешили. Впрочем, насчет «Беркута» тоже. А ведь на Евромайдане собрались далеко не гопники: люди в основном молодого и среднего возраста, если не образованные, то хотя бы начитанные. И вот то, что они соорудили из набитых снегом и мусором мешков, досок-бревен, варварски срубленных деревьев, арматуры, украденных в парке скамеек, старых покрышек и даже биотуалетов, - вот эта нелепость, представляющая собой просто груду хлама, а не защитное сооружение, просто удивляет. Где логика, где разум?! Нет, ну хотя бы посмотрели картинки в книгах по фортификации.

Баррикады абсурда, или Зачем мочиться мимо унитаза


Взять штурмом такую горе-баррикаду нетрудно даже в лоб. Просто приносятся специальные штурмовые трапы (или сбиваются из подручных материалов на месте), бросаются на фасад завала – и по ним толпой взбегает «Беркут», раздающий резиновых «люлей» по оранжевым каскам. Тут и бульдозер не нужен. А что они думали, силы специального назначения на своих учебных полигонах только на турниках отжимаются?

Ни малейшего понятия об углах атаки, о подходах, о способах замедления продвижения противника – вообще ни о чем. Просто наваленная поперек улицы груда хлама вперемешку со сломанными скамейками, деревьями, будками, рекламными щитами. А ведь среди повстанцев были люди, называвшие себя ветеранами Афганистана! Думается, что если бы они так строили свои укрепления под Кандагаром, то половина из них должна была бы там и остаться, а вторая половина скакала бы сейчас по Евромайдану на костылях.

Лишь одна баррикада - возведенная на Грушевского - частично выполнила свою функцию. Когда ночью её подожгли, это помогло повстанцам скрыться за густыми клубами дыма от прожекторов и прицельных выстрелов МВД. Однако в качестве оборонительного сооружения она тоже была бесполезной, а за дымовую завесу пришлось заплатить превращением центра Киева в горящую мусорную свалку.

Данные баррикады более чем красноречиво свидетельствуют о том, что свои представления о них (и не только о них) их строители черпали из художественных фильмов про революции. Причем они явно не досмотрели их до конца, поскольку обычно финал такого кино весьма трагичен: защитники баррикад проигрывают. А иначе и быть не может, потому что баррикада – это сооружение для обороны, защиты, между тем как в революции побеждает наступающая сторона. Революционеры должны штурмовать Бастилию и Зимний, а не прятаться от власти за баррикадами – иначе это будут уже не революционеры, а просто загнанные в угол повстанцы.

Баррикады абсурда, или Зачем мочиться мимо унитаза


В случае же с Евромайданом получилось так, что он сам посадил себя в осаду, отгородился баррикадами не только от власти, но и от страны, превратился в эдакий Тушинский лагерь. Внутри которого царит полный хаос и бардак – в политическом смысле. Нет, участники Евромайдана не устраивают пьяные оргии, напротив – культурно читают книги, сидят в интернете или рассказывают байки у костров. Но вот относительно своих целей они окончательно запутались.

Сначала хотели выразить протест власти. Затем потребовали отставки власти – что тут же породило предвыборный митинг оппозиции, намеревающейся занять место регионалов. После требовали наказать виновных в разгонах, потом шли на Верховную Раду – и завершили поход на Грушевского, собирались свергнуть режим – потом договорились с режимом о перемирии. Протестующие уже и не знают толком, чего именно они добиваются.

Евромайдан завис в пятом измерении между протестом и революцией. Протест вышел далеко за рамки обычной гражданской акции, но до революции дело не дошло, остановились на полпути, раздираемые противоречивыми призывами двигаться вперед или обратно. И все это сопровождается действиями, очень далекими от стандартов европейской цивилизации, к которой стремятся участники событий…

«Он ученая голова - это видно, и сведений нахватал тьму, но только объясняет с таким жаром, что не помнит себя. Я раз слушаю его: ну, покамест говорил об ассириянах и вавилонянах - еще ничего, а как добрался до Александра Македонского, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. Я думал, что пожар, ей-богу! Сбежал с кафедры и что силы есть, хвать стулом об пол. Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?» - сетовал Городничий в гоголевской комедии «Ревизор».

Баррикады абсурда, или Зачем мочиться мимо унитаза


Действительно, зачем? Политические протесты предусматривают цивилизованное выражение своего гневного мнения, при этом протестующие заинтересованы в сохранении безопасных комфортных условий. Собственно говоря, когда ещё в XIX веке европейские рабочие добивались от властей права на выражение протеста, они добивались именно этих условий – чтобы за скандирование лозунгов и размахивание флагами их не били по голове. В свою очередь они обязывались ничего не ломать, ничего не захватывать и не сильно нарушать общественный покой. Так появились те самые мирные протесты, о которых так много нынче говорят в Украине.

Плюс мирных протестов в том, что они могут быть очень массовыми, поскольку участие в них безопасно для всех, включая стариков, детей, инвалидов и домашних животных. Типичные мирные протесты по вопросам общенационального характера в Европе собирают сотни тысяч неравнодушных граждан.

Революция – это тоже метод, но число её участников всегда невелико. Несколько тысяч, максимум десятков тысяч решительно настроенных мужчин, минимум женщин, никаких детишек, бабушек и кошечек. При этом революция – это вовсе не погром, как представляют себе её некоторые. Ведь задача революционеров свергнуть политическую систему, а не нагадить на белый рояль в президентском дворце. Если во время революции что-то ломают, взрывают и жгут, то исключительно по военной необходимости. Каждый разумный революционер понимает, что незачем просто так ломать скамейки в парке, потому что завтра в этом парке ему негде будет присесть почитать газету. Именно поэтому, например, уже на третий день после Октябрьской революции была создана рабоче-крестьянская милиция, задерживавшая и строго наказывавшая погромщиков…

Евромайдан же теперь уже не протест и ещё не революция – а не пойми что. Зато в эмоциональном запале сломали скамейки и деревья, сломали дорожное покрытие, устроили пожарище, воздвигли из мусора Змиевы валы, превратили центр города в какой-то средневековый лагерь. Результатов же – ноль! Ну, если не считать смены Кабинета министров, что, впрочем, не дало Евромайдану ничего, кроме небольшого морального удовольствия от ухода Азарова.

Баррикады абсурда, или Зачем мочиться мимо унитаза


А что же дальше? Дальше полная неясность того, зачем тысячи людей всё еще сидят за баррикадами и пьют халявный чай с печеньками. Между тем весна близко – и как только снег и лёд начнут таять, станет видно, кто где нагадил в январские морозы.

Но дело не только в грядущей оттепели. На межбанковской бирже падает гривна (уже 8,85 за доллар), государство в долгах, как бродячая собака в блохах, а поступления в новый бюджет под угрозой срыва. Говорят, Азаров по этой причине покидал Кабмин без особого сожаления – он ушел от ответственности за грядущий экономический кризис. А оппозиция же грозит власти… дефолтом, полагая, что его угроза вынудит власть пойти на значительные уступки.

Баррикады абсурда, или Зачем мочиться мимо унитаза


«Майдан должен поставить Януковичу ультиматум - без возвращения к демократической Конституции 2004 года никакого Кабмина создать мы не дадим. Время и приближение дефолта работает на нас», - писал в своем блоге Юрий Луценко.

Понятно, что дефолт - это, прежде всего, угроза для бизнеса. Если бизнес не подготовился к дефолту, не вынес ценности из Вороньей Слободки и не собирается списать на дефолт колоссальные убытки и недостачи, то бизнес рискует от дефолта пострадать. Именно в этом и состоит главная угроза дефолта для власти, которая, прежде всего, занимается своим бизнесом. И только на втором месте дефолт опасен для неё падением рейтингов среди обнищавшего населения.

Однако не слишком ли далеко зашла оппозиция в своей жажде власти? Речь ведь идет уже не о разрухе в центре Киева, созданном при непосредственном участии и командовании оппозиции. Речь идет о риске экономической катастрофы для всей страны. Причем рисковать будет, все кроме… самой оппозиции. Она ставит на кон целую страну с 45 миллионами жителей только для того, чтобы вновь занять руководящие кресла.

Баррикады абсурда, или Зачем мочиться мимо унитаза


На фоне таких заявлений уничтоженные парки, сломанные скамейки и зассанные подворотни выглядят досадным неудобством. А вот кто готов рискнуть потерять свой бизнес, свою работу, свои сбережения лишь для того, чтобы Яценюк, Кличко и Луценко вернулись во власть? Вообще-то люди начали Евромайдан не ради этого.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх