,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украина не расколота
  • 12 февраля 2014 |
  • 18:02 |
  • polvic |
  • Просмотров: 338
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
-1
Восточнославянские революции любят зиму. Оранжевая революция началась на Украине 22 ноября 2004 г. и продолжалась до повторного голосования второго тура президентских выборов 26 декабря. Белая революция в России началась 5 декабря 2011 г. митингом на Чистых прудах в Москве. В отличие от украинской революции 2004 г., приведшей к власти лидеров оппозиции, русская белая революция не увенчалась успехом — протест москвичей растаял летом 2012 г. И вот теперь вновь Украина. С 30 ноября 2013 г. Киев, а потом и всю страну сотрясает самый мощный гражданский протест на всем послесоветском пространстве за все послесоветское время. Эта новая зимняя революция уже получила на Украине имя революции достоинства. И имя это очень точно определяет характер нынешнего общественного возмущения.

Это первая революция на послесоветском пространстве, не связанная напрямую с выборами, точнее, с фальсификацией результатов выборов. Революция роз в Грузии, оранжевая революция на Украине, революция тюльпанов в Киргизии, массовые выступления в Ереване в конце февраля 2008 г., белая революция в России — все они произошли из-за махинаций власти с волеизъявлением граждан. Граждане желали, чтобы их воля действительно определяла, кому властвовать в их странах, а власть — по-советски — рассматривала выборы как средство узаконивания собственного господства над страной, как демократическую ширму диктатуры. То, что люди не были заодно с властью, то, что их волю надо было искажать, демонстрировало две реальности: во-первых, большинство граждан этой диктаторской властью не были довольны и, во-вторых, если не большинство, то многие верили в нужность демократии как принципа государственного устроения.

Европа не причуда интеллигентов

Ныне свершающаяся на Украине революция вызвана иным — игнорированием властью желания людей видеть свою страну в объединенной Европе. В штабе сопротивления два флага — флаг Украины и флаг Евросоюза. Единство с Европой вовсе не вкусовая или культурно-географическая причуда интеллектуалов. Для большинства украинцев это их хлеб насущный. Ведь из-за нищенских зарплат и колоссальной безработицы множество граждан Украины вынуждены искать работу в странах Европы — от соседней Польши до далекой Ирландии. Сейчас украинцы в Европе — люди третьего сорта, бесправные гастарбайтеры, которые не могут рассчитывать на равную с гражданами Евросоюза защиту своего труда, пенсии, зарплаты, бесплатное медицинское обслуживание. Для них крайне сужены возможности легального трудоустройства. Болгар, румын, хорватов, поляков, литовцев всегда предпочтут им, обязаны предпочесть — ведь они граждане Евросоюза. А для молодежи закрыт бесплатный, по еврогрантам, доступ в европейские университеты, школы, профессиональные училища. Украинские проститутки на всех площадях Европы, украинские сиделки больных европейских стариков, прячущиеся от полиции и налоговой службы, в Италии или Испании — ныне печальная реальность. Но украинские девушки, будь Украина в системе Евросоюза, могли бы спокойно учиться и получать стипендию, а не продавать себя, а сиделки — сами лечиться или трудиться официально. И это весомый аргумент в пользу евроинтеграции.

Но нынешней украинской власти евроинтеграция не нужна, поскольку Евросоюз — это не только место трудоустройства граждан бедной страны, но и контроль еврочиновников над местной бюрократией, банками, денежными потоками, условиями труда и политическими процессами. Одна из потенциально богатейших стран Европы — страна черноземов, угля и стали, страна трудолюбивого и опрятного народа — по факту является одной из беднейших. Почему? Потому что в стране безраздельно властвуют бандитские кланы, которые политологи культурно именуют ФПГ, — финансово-промышленные группы, завладевшие всей приносящей доход собственностью Украины. Совершенно серьезно говорят о том, какая ФПГ управляет Донбассом, какая — Запорожьем, какая — Николаевом. Нищета народа — прямое следствие его обворовывания этими ФПГ, которые крайне низко оплачивают труд, совершенно не заботятся о безопасности и социальной защищенности работников, а все дивиденды кладут себе в карман. Крайняя роскошь и всевластие немногих и крайняя нищета и бесправие почти всех остальных — следствие такой жизни.

В сущности, подобным образом живут все 12 стран бывшего СССР, не интегрированные в Евросоюз. Харьковский коллега недавно с горечью и сарказмом сказал мне: «Вся разница между Россией и Украиной ныне в том, что у вас правят бандиты государственные — КГБ, а у нас просто бандиты, а КГБ у них на посылках». Интеграция в Евросоюз, безусловно, сократила бы всевластие пресловутых ФПГ и пусть не сразу, но ликвидировала бы их. Работникам пришлось бы платить больше, социальные гарантии обеспечивать по полной, финансовую отчетность делать прозрачной, демократию и местное самоуправление — настоящими. Нынешней властвующей элите Украины это совершенно не нужно. Более того — это угроза самому ее существованию. Намного проще сотрудничать с Россией и Китаем, где власть живет по тем же понятиям.

То, что жизненно необходимо народу, то для властей Украины — смерть. И потому на Украине революция, и потому главный лозунг этой революции — «Зека — геть!», а главный принцип — «достоинство». Люди Украины отказываются быть рабами ФПГ, они желают быть полноправными гражданами Европы. В этом вся суть нынешнего протеста.

Связанные с выборами или не связанные, но все революции последнего десятилетия на послесоветском пространстве суть революции гражданского достоинства. И в этом они очень сходны с революциями «арабской весны», последняя из которых — в Сирии — все еще драматически продолжается. Граждане — или по крайней мере существенная их часть — стали и на арабском Востоке, и на послесоветском пространстве достаточно образованными и знающими, как устроена жизнь в странах «первого мира», чтобы захотеть и в своих странах устроить правление демократическое, распределение национального дохода более справедливое, контроль граждан над властью более эффективный. Не уезжать туда, а преображать свою родину — вот главный принцип этих новых революционных движений.

Конечно, как и в любом широком народном движении, в новых революциях немало противоречивых тенденций и дискредитирующих основной принцип сил. Тут и национальный шовинизм, и религиозный экстремизм, и попытки возродить весьма порой несимпатичные былые исторические формы, и просто бандитизм. Но примечательно: эти окружающие основное движение силы нужны скорее не борцам за новое общество, а тем, кто желает сохранять как можно дольше status quo. Ведь захватившая власть и ресурсы страны клика, если в ее высшую миссию (освободителя мирового пролетариата от уз капитала или борца за национальную независимость, а тем паче путеводителя в царство Божие) народ перестает верить, крайне нуждается в социальной базе. Бандита и разбойника в чистом виде ни одно общество не потерпит — ведь честных людей бесконечно больше, чем грабящих их лихоимцев. Поэтому бандит государственного масштаба стремится выставить себя защитником или обездоленных, или единоверцев, или соплеменников, или какой-то иной большой совокупности. Там, где это удается, начинается гражданская война со всеми ее ужасами и непредсказуемостью, там, где не удается, — граждане отщелкивают изолгавшегося диктатора и его камарилью, как прихлопнутого комара. Увы, второе получается нечасто. Например, в Тунисе получилось — и Бен Али навсегда покинул страну. Получилось и в Грузии во время революции роз. А вот в Ливии и Египте не получилось вполне, а в Сирии и вовсе не получилось, и в Киргизии не вышло, и на Украине в 2004 г. В Ливии Каддафи смог противопоставить одни кланы другим, опереться на соплеменников — и потому кровавая и жестокая гражданская война. В Египте Мубарак ушел, но разгорелся застарелый конфликт между модернистами и мусульманами-фундаменталистами. И в результате генералы вернулись. В Сирии Башар Асад мобилизовал единоверных ему алавитов (нусайритов), которым грозят многие беды от восставшего против власти Асадов суннитского большинства страны. В Киргизии удалось во время тюльпановой революции юг противопоставить северу, Ош — Бишкеку. На Украине в 2004 г. г-н Янукович позиционировал себя как выразитель интересов русскоязычных юга и востока, ориентированных на «советские ценности», против националистического, щиро-украинского запада страны и киевской интеллигенции. И ему это долго удавалось.

Но в последние славянские зимы маски были сорваны. В России зимой 2011-2012 гг. народ выступил против электоральных фальсификаций и против проглотившего Россию дракона. Плакаты требовали: «Верни нам нашу страну!», «За новые честные выборы!». Социальная база ускользала из-под ног правящего режима. Ему помогло то, что провинция еще не ощутила надвигающегося системного кризиса. Напротив, в 2011-2012 гг. экономика большинства регионов благодаря высоким ценам на нефть была на подъеме, а фальсификация выборов еще по-советски казалась делом привычным — «сами решат — нас не спросят». Да и раздражение было на протестующих горожан мегаполисов, в первую очередь на москвичей — «и так живут лучше всех — с жиру бесятся». Но такая социальная база режима неорганична, строится на легко изменяемых факторах. Это не национальность и не конфессиональная принадлежность. И она быстро размывается временем, новым опытом гражданской деятельности и особенно ухудшением качества жизни — а именно оно и происходит в России в течение последнего года. Власть в России имеет очень большие шансы в ближайшее время лицом к лицу встретиться с разгневанным обществом не только москвичей и петербуржцев, но и провинциалов.

А на Украине уже встретилась. Сила украинцев в том, что кроме ведущего слоя крупнейших университетских городов там есть еще семь западных областей, не бывших в составе СССР в самые страшные десятилетия большевистского режима, когда массовым террором, голодоморами, многомиллионными перемещениями населения, попыткой тотального уничтожения религии народы России были буквально смолоты в порошок. Кстати, совсем не случайно, что революция достоинства началась с ниспровержения того, кто положил начало гибели народов России, в том числе и на Украине, — с ниспровержения памятников Ленину в Киеве, Котовске, Фастове. Это очень верно направленное действие на искоренение зла.

Украина не расколота
Тем, кого судьба оставила за границами СССР в 1920-1930-е гг., исключительно повезло. Вторая мировая война, предвоенные и послевоенные репрессии, третий голодомор 1946-1947 гг. тоже были бесконечно страшны, но, как показывает социоисторический анализ, менее разрушительны для общества. В Галиции, на Волыни, в Закарпатье и Северной Буковине общество, хотя и сильно травмированное, но сохранилось, как сохранилось оно в странах Балтии, в Западной Белоруссии, Бессарабии и в трех крохотных районах России — Ивангородском, Печорском и Пыталовском. Западные украинцы — это не другой народ, это такие же украинцы, как слободчане или подоляне, но в силу исторических особенностей существования в ХХ в. сохранившие больше гражданской солидарности и общественной ответственности, чем на востоке Украины. Объединение киевских интеллигентов и простых парней-западенцев — это политическая сила. Но пока они оставались силой в себе, как это было и в 1990-е гг. и в 2004 г., пока говорили о своих проблемах, своем украинстве, своем Бандере — они были чужды восточным областям, и этим успешно пользовалась олигархическая верхушка.

Но 30 ноября 2013 г. они выступили от имени всей Украины и в интересах всей Украины. Ведь русскоговорящие жители Донецка или Запорожья живут ничем не лучше, а может быть, и хуже западенцев. И в Европу ездят на заработки не менее активно. Вот половина Мариуполя трудится в Греции. Майдану надо было подчеркнуть, что он отстаивает не украинство, а право на жизнь, не западенство, а гражданское достоинство всех людей Украины — и «щирых», и менее «щирых», и вовсе русских, татар, болгар, армян. Виталий Кличко специально выступал с трибуны и на русском языке, и священник из Харькова, извинившись перед украинцами, тоже говорил по-русски, как и некоторые другие ораторы. И никто освистан не был. А в Запорожье, Днепропетровске майданы и вовсе проходят на русском языке. Это верный политический выбор. Олигархи долго черпали силы из противоречий между востоком и западом страны. Но источник их силы иссяк — люди Украины за проблемами этнорегиональными, большей частью иллюзорными, увидели задачу подлинную, общенациональную: «Зека — геть!» — и отстаивают ее с поразительным упорством и мужеством. Исход революции достоинства еще не ясен. Не будем его предрешать. Но то, что произошло за эти два зимних месяца 2013-2014 гг. уже бесконечно важно и для самосознания народа Украины, и для России.

Для России события на Украине важны, во-первых, потому, что два народа связаны миллионами нитей — общностью языка, истории, веры, родством семей, дружескими узами. О происходящем в Киеве тут же узнают по всей Руси великой от Кенигсберга до Сахалина не только благодаря вездесущему интернету, но и по телефонным разговорам родственников, е-мейлам друзей. Тот же эффект был и у «арабской весны». Но важно не только это. Дело в том, что не раз в прошлом Великороссия через Украину могла войти в Европу. В 1399 г. великий князь литовский Витовт с огромной армией выступил против Орды, чтобы окончательно освободить от ига русскую землю, но не удалось тогда. На реке Ворскле западнорусские, немецкие и литовские полки были разбиты татарским полководцем Едигеем. Восточная Русь осталась под Ордой, отрезанная от Европы. В конце XVII в. царевна Софья Алексеевна и князь Василий Голицын хотели открыть Россию Европе через близкие нам Украину и Польшу. Вновь не удалось. Брат Софьи Петр сверг власть сестры и выбрал для нас иное — путь принудительной поверхностной германизации, путь крайне болезненный, породивший раскол общества, крепостное рабство, ослабление веры и в конце концов ужасную нашу революцию ХХ в.

Ныне, студеной славянской зимой, народ Украины вновь стремится проложить себе путь в Европу. Сможет ли проторить он этот путь, будет ли этот путь от нас или путь и для нас, людей России, — во многом зависит от нашего отношения к стремлению братского народа.

Автор — историк, ответственный редактор двухтомника «История России. ХХ век»

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх