,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Евроинтеграция по-украински: лезть в воду, не зная брода
+9
Евроинтеграция по-украински: лезть в воду, не зная брода Власть не уверена, выживет ли украинская промышленность в условиях зоны свободной торговли с Евросоюзом. Такой вывод можно сделать из выступления премьер-министра Украины Николая Азарова на конференции Донецкой областной организации Партии регионов 9 ноября.

Говоря о перспективах украинской экономики в евроинтеграционном контексте, Николай Янович сказал: «В течение 10-15 лет мы должны перестроить нашу экономику, наше производство с тем, чтобы наши товары были конкурентными на рынке ЕС». «Если этого не будет, тогда эта зона свободной торговли обернется для нас колоссальными экономическими потерями», – добавил он.
[Евроинтеграция по-украински: лезть в воду, не зная брода]
Рисунок Игоря КОНДЕНКО

Отметим, это уже куда более трезвое заявление со стороны украинских высокопоставленных чиновников, чем те, что делались ранее, в т.ч. и совсем недавно. В частности, тот же Николай Азаров на последнем саммите Ялтинской европейской стратегии уверял, что рисков при подписании соглашения с Евросоюзом никаких, что все предупреждения об угрозах несостоятельны, а ЗСТс ЕС сулит Украине единственно и только выгоды. Теперь уже видим, что возможны варианты, вплоть до «эта зона свободной торговли обернется для нас колоссальными экономическими потерями».

Однако вряд ли кого-либо здравомыслящего может устроить такой подход к вопросу интеграционного выбора, который демонстрирует украинская власть – предлагающая стране рискнуть. Это же не игра в карты или домино ради развлечения – чтобы соглашаться на такой риск (крах украинской экономики) с неизвестными шансами на успех. На кону судьба 46-миллионной страны. Но власть это, судя по всему, не смущает.

Свое выступление перед донецкими однопартийцами Николай Азаров продолжил следующим: «Мы тоже открываем свои границы для высококонкурентной европейской промышленности. И она пройдет наши барьеры и пойдет на наш рынок. Устоят ли наши предприятия в этой ситуации? Или мы останемся сырьевым придатком? Вот проблема на самом деле где».

Сказанное Азаровым – это действительно проблема. Но не главная. Ключевая проблема в том, что власть, и это прямо следует из выступления украинского премьера, лезет в европейскую воду, не зная брода.

Кому г-на Азаров задает эти вопросы: «Устоят ли наши предприятия… Или мы останемся сырьевым придатком…». Да премьер не вопрошать должен, а озвучивать готовые решения, планы действий – на то он и глава правительства.

Если г-н Азаров заявляет, что Украина в течение 10-15 лет должна перестроить свое производство с тем, чтобы отечественные товары были конкурентоспособными по отношению к товарам из Европы (а в противном случае, по его словам, будут колоссальные экономические потери) – то эти слова должны сопровождаться соответствующим планом действий: как именно власть намерена осуществлять эту «перестройку». И где собирается взять средства на это масштабное мероприятие, от которого зависит «устоят ли наши предприятия»?

По словам Николая Азарова, первостепенной задачей в контексте создания ЗСТ с ЕС является модернизации промышленности, на что необходимы большие деньги. «Если мы сумеем и способны найти колоссальные финансовые ресурсы – примерно по оценкам это 160 млрд евро, если сумеем в историческом плане достаточно быстро перестроить свою экономику, значит, зона свободной торговли обернется для нас выигрышем, мы поднимемся в конкурентной плане, мы станем могущественным государством. Это надо понимать и четко в этом себе давать отчет», – заявил Азаров.

Евроинтеграция по-украински: лезть в воду, не зная бродаПозвольте. Что значит «если мы сумеем найти…», «если мы способны…». Кому адресованы эти «если» из уст главы исполнительной власти?.. Где-то нужно «найти» – ни много, ни мало – 160 млрд евро. Где? На этот вопрос должен был бы дать ответ Николай Азаров. А если не сумеем найти? Такой вариант, исходя из сказанного премьером, тоже не исключается.

Если власть не уверена, если власть не знает, где взять средства на элементарное выживание украинской промышленности в условиях ЗСТ с ЕС – зачем идет на подписание соглашения с Евросоюзом? Это же огромный риск с неизвестными последствиями! Это очередной эксперимент над многомиллионной страной, причем, без всяких гарантий не то что на успех, но хотя бы на сохранение нынешнего статус-кво. Можно ли назвать такие действия власти ответственными?

Те вопросы, которые теперь поставил Николай Азаров (поставил, еще раз подчеркнем, неизвестно перед кем), те риски и проблемы в связи с подписанием соглашения с ЕС, которые обозначил украинский премьер, власть должна была обсуждать ДО того, как давала согласие Брюсселю на подписание соглашения. Мы же опять сталкиваемся с ситуацией, когда власть сначала делает, а потом начинает думать – как разгребать последствия своих шагов?

Но абсолютно не просчитанными оказались не только возможности украинских производителей на равных конкурировать с товаропроизводителями из Европы (иначе г-н Азаров не вопросы бы ставил, а озвучивал четкие планы модернизации вкупе с конкретными источниками финансирования), но и последствия создания ЗСТ с ЕС на торгово-экономические отношения между Украиной и Россией. В этом партия власти расписалась 8 ноября на совещании главы правительства с представителями реального сектора экономики.

«Конечно, главная проблема для нас сейчас – это наши отношения торгово-экономические с Российской Федерацией. Не секрет, что товарооборот упал сейчас примерно на 25 %. Проблемы есть, они могут в 2014 году осложниться», – заявил перед собравшимися Николай Азаров.

Можно было бы ожидать, что премьер-министр предложит выход из этой ситуации. Или обозначит компенсаторы (например, европейские), способные возместить украинским производителям потери, связанные с ухудшением торгово-экономических отношений с Россией вследствие «безальтернативной евроинтеграции». Ничуть не бывало. Проблемы премьер обозначил, и на этом все – ждите сложностей в 2014 году. А как с ними справляться, что намерено делать правительство – об этом ни слова.

25-процентный спад украинско-российского товарооборота – это только в условиях ожидания подписания соглашения Украины с ЕС: страны Таможенного союза (включая Россию) постепенно вводят защитные меры, участники рынка из Украины и России сворачивают свою активность (не хотят рисковать в свете будущих затруднений в украинско-российских торгово-экономических отношениях, связанных с созданием ЗСТ Украина-ЕС) и т.д. А что будет, когда соглашение с Евросоюзом вступит в силу?

На указанном совещании 8 ноября депутат-«регионал», владелец промышленной группы Nord Валентин Ландик заявил, что Россия ведет очень серьезную работу по защите своих рынков, из-за чего у украинских промышленников появились значительные проблемы. По его словам, Россия вошла в ВТО «значительно защищенней, чем Украина», и «оперативно реагирует» для защиты своих производителей. «Они защищают свой внутренний рынок настолько серьезно, и я понял, что у них сидят люди: какая-то группа отслеживает сложное бытовое производство, другая группа отслеживает тяжелое машиностроение... Таким образом получается ситуация, что куда ни кинься, везде – плати, плати, плати», – посетовал Ландик, добавив, что если не удастся найти решение, то в группе Nord «тысячи три людей придется сократить».

А кто, спрашивается, Украине не давал войти в ВТО такой же защищенной как и Россия? Ведь в Москве в своем время мозоли на языках натерли, призывая Киев синхронизировать украинский и российский процессы вступления в ВТО. Синхронизировать именно по части условий присоединения к организации – чтобы и рынки свои надежно защитить, и чтоб проблем в торгово-экономических отношениях между Украиной и Россией (связанных с разными уровнями таможенной защиты) не возникало.

Но в Киеве решили, что, как говорят, сами с усами – от указанной синхронизации отказались. Да еще и чуть ли не соревнование устроили – обогнать Россию по времени вступления в ВТО. Для этого «обогнать Россию» шли на какие угодно уступки партнерам по переговорам, сдавали все, что только можно. Обогнали! Каков итог? А итог как в той пословице: поспешишь – людей насмешишь. Впрочем, людям-то как раз будет и не смешно – когда их тысячами начнут выкидывать на улицу, оставляя без источника существования.

Добавим, что Партия регионов в 2006-2007 гг неизменно плечом к плечу с «оранжевыми» поддерживала т.н. «втошные» законы (в отличие, например от коммунистов – единственных в парламенте выступавших противниками принятия дискриминационных законов в рамках процесса присоединения к ВТО), поэтому «регионалы» несут полную ответственность за то, что Украина оказалась в этой организации на таких унизительных условиях.

А вот еще один реформатор из партии власти – Сергей Тигипко: «35% экспорта в Таможенный союз – это очень много. Это сотни тысяч рабочих мест для наших людей. Если власть не сможет это урегулировать, то мы должны знать… Все это приведет к тому, что завтра будут серьезные сокращения», – сказал он на совещании главы Кабмина с представителями реального сектора экономики.

Надо же, кто бы мог подумать – «завтра будут серьезные сокращения» рабочих мест… Но ведь г-н Тигипко – одно из первых лиц партии власти, отвечающей за положение дел в стране, за внешнеэкономический курс, за интеграционный выбор. Г-н Тигипко только недавно сам был членом правительства в ранге вице-премьера, активно продвигал «безальтернативную евроинтеграцию».

Спрашивается: а чем он думал вместе со своими коллегами из правительства, ратуя за подписание соглашения с ЕС? Почему ДО того, как принимались решения о договоре с Европой, включая создание ЗСТ Украина-ЕС Тигипко сотоварищи не просчитывали последствия, которые ожидают товаропроизводителей Украины с доступом на рынки стран Таможенного союза, не анализировали ситуацию, которая сложится с рабочими местами? Или это так сложно было просчитать – что «завтра будут серьезные сокращения»? Или г-н Тигипко только теперь узнал, что у Украины «35% экспорта в Таможенный союз»?

А с другой стороны, не он ли, входя в евроинтеграционный раж, призывал забыть о российском рынке? На страницах «2000» мы уже не раз цитировали этот, мягко говоря, недалекий призыв, но напомним: «Украинцы, забудьте о российском рынке, он вам не нужен. Я горячий сторонник соглашения об ассоциации с Европой, а не вступления в Таможенный союз. Потому что вся выгода от Таможенного союза — умозрительная. Она базируется на высокой цене на газ. Вы уберите эту составляющую, и никакой пользы не увидите. А соглашение с ЕС – это новые рынки для нашей продукции» (26.04.2013, программа Шустер Live).

И где же эти обещанные «новые рынки для нашей продукции»? Почему встает вопрос о сокращении сотен тысяч рабочих мест? Кто будет нести за это ответственность?

А почему не пригласили на указанное совещание послов стран Евросоюза? Пусть бы рассказали представителям реального сектора украинской экономики, какие захватывающие дух перспективы их ожидают после подписания соглашения об ассоциации и создания ЗСТ с ЕС. Ведь в ходе разного рода пропагандистских мероприятий европейские дипломаты куда как мягко стелют. Скажем, во время недавней презентации проекта Института мировой политики «Уличный евроуниверситет» европейские послы золотые горы обещали. А экспертов, озвучивающих негативные прогнозы и предупреждающих о высоких рисках для Украины вследствие подписания соглашения с ЕС, советовали не принимать во внимание.

В частности, посол Франции в Киеве Алан Реми отмечал: «Также мы чувствуем, что есть определенные эксперты, которые со страхом и опаской относятся к этому событию. Они выступают с цифрами, показателями и статистиками, которые показывают плохое положение, которое может произойти после ноября 2013 года. Но нам нужно бороться с этими экспертами и этими негативными прогнозами, нам необходимо выступать педагогами».

Вот и выступил бы «педагогом», рассказал бы – не грантоедам из томенковского Института мировой политики (которые к реальному сектору имеют такое же отношение, как французский посол к балету) – а украинским промышленникам, что им делать в данной ситуации, куда девать свою продукцию и как сохранить рабочие места.

А почему не позвали еврокомиссара по вопросам расширения и европейской политики соседства г-на Фюле? Он ведь сулил 6% ежегодного роста ВВП Украины после подписания соглашения с ЕС. А министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт и вовсе 12% обещал. Пусть бы успокоили представителей реального сектора Украины – пролили свет, на чем основаны их оптимистические экономические прогнозы.

А заодно – объяснили бы существенные расхождения между «экономическим чудом», которое рисуют еврочиновники (вроде упомянутых) и крайне негативными прогнозами от авторитетных международных рейтинговых агентств – Moody’s, Fitch, Standard & Poor’s. Почему ожидания указанных экспертных структур в отношении Украины коррелируют с прогнозами советника российского президента Сергея Глазьева – и кардинально расходятся с прогнозами представителей ЕС?

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх