,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Айнхойпль, мля, и кровать для Кыци
+12
...От радости Юлия Владимировна Тимошенко не по возрасту возбудилась, вскочила в комнатные тапочки на одиннадцатисантиметровых каблучках, схватила ходунки и решительно зашагала из конца в конец по еврокамере, переделанной из обычной больничной палаты. Весть, прилетевшая вечером из Германии, действительно была завораживающей. Отныне любимая и коллективно принятая почетным членом с правом решительного голоса в «Батькивщину» радиостанция Deutsche Welle со ссылкой на источники в берлинских медицинских кругах сообщала, что в берлинской же клинике «Шарите» готовится палата.

Для нее специально. С ортопедическим матрацем и набором массажных ковриков под уставший от борьбы с авторитарным режимом позвоночник. «Интересно, а они избавились от санитаров, тех геронтофилов-извращенцев, которые по ночам насиловали обездвиженных старушек? Мне же тоже уже не двадцать и даже не тридцать. А впрочем...», – пунктиром промелькнуло тревожно в голове. Но выстроить мысли в логическую цепочку со счастливым концом помешала радость. Тотальная, крылатая, затопившая все естество, измученное тоталитаризмом, длительным воздержанием от вкусных таблеток и задержками и так нечастых визитов зеленого адвоката Власенко.

Вообще, в харьковской больнице с таблетками стало строже. Юлия Владимировна понимала, что это закономерная реакция охранников на ее капризы. Но ничего с собой поделать не могла, все требовала и требовала, она же леди, в конце концов. Вот и шмонали охранники ее передачки дотошно. Последний раз удалось полакомиться ко Дню независимости, который на либеральность настраивал даже этих суровых мужиков в обтягивающих гимнастических трико под незамысловатой униформой. Ну так ей казалось... Забористая дурь попалась. Она отчетливо, до боли в конечностях, увидела себя идущей сквозь историю «с кандалами на ногах, с рекордной коррупцией правящей Семьи, с торговой блокадой на северных границах, с узурпированной частью нашего Крыма, с бешеным противодействием нашим европейским перспективам, с неистовой болью в душе, с трудностями и проблемами». На следующий день, когда стихло эхо праздничных салютов и в блеклости утра окончательно растаяли отблески фейерверков, правда, попустило...

...Сейчас же Тимошенко остановилась передохнуть возле тихо журчащего биде и представила себе себя же в виде речной девы Лорелай, чьи златые кудри развевает ветер свободы прямо на берегу голубого Рейна. «В Берлине – Шпрее и Хафель...», – нежданно и услужливо подсказал мозг бывшей отличницы-зубрилки-комсомолки. «Какой еще, на хрен, Хафель?!!!, – возмутилась вторая половина мозга, отвечающая за политическую деятельность. – Тут главное – свобода. Даже не так – ожидание свободы в борьбе, которая обязательно заканчивается победой».

И Тимошенко в радостном возбуждении зачем-то спустила воду в унитазе, автоматически принюхалась к воздуху и присмотрелась к стенам, нет ли где-нибудь запаха мышьяка и радиационной плесени, и бодро вышла в палату. Чтобы забыться во сне в сладком предвкушении. Еще бы – некоторые зарубежные СМИ уже даже называют точную дату ее появления в Берлине: в середине-конце сентября. А сентябрь уже засеменил в историю...

...Утро встретило ударом, мощным, как удар фаустпатрона по советской броне. Оказывается, поторопилась Deutsche Welle. Представитель клиники «Шарите», какой-то Уве Дольдерер на вопросы «И где же будет лежать долгожданная фрау Тимошенко? Вы можете подтвердить, что палата для нее уже готова?» ответил: «Эту информацию мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть, ведь нам об этом ничего не известно». Более того, это падло с дурацким именем Уве равнодушно так сообщило, что в данный момент даже поездка председателя правления «Шарите» Карла-Макса Айнхойпля (да-да, это реально у чела такая фамилия) или других его коллег в Харьков не планируется.

«Ни фига себе, кари очи! Ну ты, Айнхойпль, мля, и сука! Юрика Луценко на тебя во Франкфурте нет. Форменный фашист. Алчный, двурушный и трусливый! Не зря мы вам в 45-м...», – возопила Юлия Владимировна, как ужаленная. Но вовремя остановилась, понимая, как все же может ранить «коллегу» напоминанием о 1945 годе. Но сути дела это не меняло – отъезд опять зависал. «А ведь перевозили же в Украину почти всех. А как ублажали! Эх, зря Коля Катеринчук извел на этих арийских сук в белых халатах половину блядей, записанных им в Европейскую партию. Попортили девок, считай, на шару...», – только и подумала Юлия Владимировна. И приуныла...

Но если быть честным, то поводов для уныния ровно столько же, сколько и надежд. Ее палата на девятом этаже казематов режима в Харькове – это, как бы сказать помягче, не просто один из последних бастионов-препятствий на пути нынешней украинской власти, ведущей страну в Европу. Это – лежбище демократии, стоянка прав человека, убежище толерантности, редут педерастической веротерпимости, хранилище свободы слова и могильник избирательной юстиции. Стоит только власти все это признать и преодолеть собственную нерешительность, ублажая «украинскую манделу» отъездом на лечение в заждавшийся Фатерланд, и дело будет сделано. В ноябре в Вильнюсе президенту Виктору Януковичу дадут возможность извлечь из бокового пиджачного кармана специально подобранную для этого случая шикарную ручку и поставить подпись под Соглашениями, приближающими его страну к европейским стандартам.

Остаются еще, правда, пидарасы, лесбиянки и прочие особи с отрезанными и – наоборот – пришитыми первичными половыми признаками, которые они используют, мягко говоря, по-разному. Но этих можно организованно, под защитой вооруженных до зубов надежных и небрезгливых «беркутовцев», провести гей-парадом по Крещатику, они и замокнут в тихом счастье. С перьями на головах и в задницах.

И педофилов (еще одна проблема толерантности) можно ублажить: и «Артек» еще работает, и специальный детсадик можно организовать, собрав туда для «подлинной любви» детей-сирот, которых много и не жалко. Можно пару церквей, где попы – ортодоксы и моралисты чертовы – вопят о христианских и просто традиционных семейных ценностях каких-то славян, демонстративно закрыть. И тотально широко показать все эти акты «установления справедливости и равенства» по «5 каналу» с фоторепортажами к развернутым статьям в «Украинской правде», «Корреспонденте», «Телекритике» и «Зеркале недели», чтобы все заткнулись. А что поделаешь? Путь в Европу труден и тернист, требует жертв...

В среду, 4 сентября 2013 года, на встречу с фракцией правящей Партии регионов обещает придти президент Янукович. Встревожен он, понимаешь ли, тем, что даже в его политическом оплоте завелись те, кто не хочет в Европу через, извините, жопу. Есть, оказывается, и такие «регионалы», что законы европейские готовы динамить и на пидаров смотрят искоса, не желая им законодательно, как того требует вожделенная Европа, разрешить резвиться везде, где тем нравится. А это непорядок, как вы понимаете. Не по-европейски это – защищать детей от извращенцев и ювенальной юстиции. А тут же Вильнюс на носу...

И сообщения Deutsche Welle, и следующие за ними «карательные» встречи вождя с подчиненными – все это звенья одной цепи. Информационно-ориентационно-практической. Первые – иностранные журналисты – выставляют как бы маячки, к которым должна следовать украинская власть, стремительно приближающаяся к Европе. Все это тиражируют в Украине верные «борцы за свободу» из грантоедческих СМИ и сонмища «громадськых актывистив». Ну а власть и делает все, чтобы хоть как-то подавить остатки оппозиции этому курсу. Хотя бы в своих собственных рядах. Вот и сейчас немецкая радиостанция напомнила президенту Януковичу о свободе для Тимошенко, и он готовится в парламент «встречаться». Потом будет какая-то публикация или теле- и радиопередача о нуждающихся в устранении страданиях украинского ЛГБТ-сообщества, и с «регионалами» опять будут «плотно работать»...

...Покорный же парламент нужен президенту, потому что в деле Тимошенко есть небольшая, но заметная и многим памятная небольшая закавыка – как обойти собственные слова о верности закону, которые заставляют осторожничать законопослушных товарищей из «Шарите». Упомянутый выше Уве сообщил журналистам, что последней информацией, которой владеет «Шарите» по судьбе Тимошенко, является сообщение немецких СМИ: президент Янукович отклонил-де возможность лечения экс-премьера за рубежом, ссылаясь на действующее законодательство. Украинское, разумеется.

И глава государства действительно так говорил неоднократно: выезд Тимошенко на лечение за границу может произойти только в рамках закона. А это все значит, что нужно срочно менять закон. Или законы. А вот для этого и нужно стабильное, а не вольноотпущенное и праздношатающееся парламентское большинство. Все, круг замкнулся. Будут давить. И додавят обязательно. И Юлия Владимировна со своей стороны поработает с соратниками в аналогичном ключе. Хотя ей в этом плане и стараться особо не надо – там и без нее такие проевропейски настроенные оторвы собрались, что хоть сейчас писающего мальчика в Брюсселе ими заменяй.

И они, власть и оппозиция, временно сольются в политическом экстазе предвкушения евроинтеграции. А потом и законы про пидарасов легче, точнее – уже привычнее – пройдут. Потому что это правда: один раз – не пи.., ну вы меня понимаете. И только первый раз больно, а потом, как ласково успокаивают эти товарищи противными голосами, люди привыкают, и им даже приятно становится. А народные депутаты – это же тоже люди...

...Короче, не зря старалась Deutsche Welle и радостно обнадеживалась Юлия Владимировна. Все путем. Здравствуй, Европа...

Владимир Скачко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх