,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Единственный содержательный смысл, который имеет соглашение об ассоциации с ЕС — оторвать Украину от России.
+13

Сергей Глазьев: Единственный содержательный смысл, который имеет соглашение об ассоциации с ЕС — оторвать Украину от России.

Единственный содержательный смысл, который имеет соглашение об ассоциации с ЕС — оторвать Украину от России.


Доктор экономических наук, академик РАН РФ и член НАН Украины, советник Президента России Сергей Глазьев – о нынешнем положении дел в евразийской интеграции Украины.

Несомненные плюсы

— Сергей Юрьевич, основных векторов у нашей страны два — Таможенный союз и ЕС. Неужели есть минусы у первого вектора?


— Есть, — улыбается собеседник. — Но минусы исключительно для России. Если Украина выберет ТС, то наша страна пожертвует доходами в бюджете в размере 2,5 млрд. долл. в год от экспортных пошлин на нефть. Часть прибыли, примерно в таком же объеме, теряет «Газпром».

Россия столкнется с ужесточением конкуренции на продовольственном и металлургическом рынках. Кстати, уже сейчас многие российские регионы ощутили на себе, что значит конкуренция с белорусским агропромышленным комплексом. Потому что продукты питания из Белоруссии очень дешевые и качественные.

Но мы идем на определенные убытки, потому что выгода от участия Украины в ТС намного превышает указанные потери. Да, они могут быть критическими для отдельных субъектов предпринимательства, но все же носят локальный характер. В целом же синергетический эффект (возрастание эффективности деятельности в результате слияния отдельных частей чего-либо в единую систему. — Авт.) интеграции, который мы рассчитываем получить, намного превышает потери. За счет увеличения деловой активности. За счет расширения совместного производства в авиационной и авиакосмической сферах, в атомном машиностроении.

— Опять же, сами собой решатся все проблемы с украинской газотранспортной системой.


— Разумеется. Мы, естественно, заинтересованы в транзите газа по украинской территории. Зачем строить новые дорогостоящие обходные пути, если можно договориться о разумных условиях совместной эксплуатации ГТС? Это будет на порядок дешевле. Еще несомненный плюс — совместное производство электроэнергии на атомных станциях, создание заводов по обогащению ядерного топлива. Это гигантский рынок, и расширение кооперации в данной сфере будет очень полезным для наших государств.

— Выгоды России я понял. А что дает нашей стране присоединение к Таможенному союзу?

— Если сравнивать экономические, политические и социальные последствия участия Украины в зоне свободной торговли с ЕС и присоединения ее к Таможенному союзу, то все выкладки говорят о том, что во втором случае Украина получает только выгоды. Начнем с экономических. Все давно подсчитано. За счет улучшения условий торговли, отмены экспортных пошлин, выгодной цены на газ ваша страна будет получать 9 млрд. долл. ежегодно.

Эффект интеграции складывается из краткосрочного эффекта, связанного со снятием таможенных барьеров, и долгосрочного — он достигается благодаря реализации общей стратегии развития. Кстати, краткосрочный эффект для России, Белоруссии и Казахстана — двукратный прирост взаимной торговли. То есть в течение двух лет объемы торговли выросли в два раза!

Если говорить о долгосрочной перспективе для Украины, то совокупный прирост валового продукта к 2030 г. составит около 17%. Эффект от единой таможенной территории с участием Украины даст дополнительное производство товаров и услуг на сумму более 1 трлн. долл. за весь этот период до 2030 г. Доля вашей страны при этом составит примерно пятую часть.

От снятия таможенных барьеров однозначно выигрывает агропромышленный комплекс, потому что главное препятствие для экспорта украинской продовольственной продукции на российский рынок — санитарный и ветеринарный контроль. Он снимается вместе с таможенной границей. Выигрывает машиностроение, потому что оно у нас общее. Практически вся продукция украинской машиностроительной отрасли имеет российскую комплектацию. Это от 30% до 90% общей стоимости. К слову, когда комплектующие пересекают границу — это немалые издержки и дополнительная головная боль. Огромную выгоду от удешевления энергоносителей получает украинский химико-металлургический комплекс.

Односторонние уступки

— Какие минусы у европейского вектора экономической интеграции Украины?


— В случае интеграции с Европейским Союзом на условиях свободной торговли Украина вообще никаких льгот не получает. Это соглашение характеризуется несбалансированностью. Ваша страна соглашается подчиниться нормам ЕС по торгово-экономической политике и снять таможенные пошлины с европейских товаров, а Евросоюз никаких обязательств в отношении доступа украинских товаров на европейский рынок безоговорочно на себя не принимает. Это как у вас сейчас с путешествиями: европейцы ездят на Украину без виз, а если вы к ним — необходима виза.

Точно так же построена и зона свободной торговли. Во-первых, европейцы оставляют за собой существенные изъятия из ЗСТ. Причем в основном они касаются продовольственных товаров. Украинский экспорт будет ограничен квотами. При этом он значительно уменьшится, если сравнивать с тем, что есть сейчас.

Мы оцениваем последствия от ухудшения условий торговли в размере примерно 2 млрд. долл. в год. То есть смотрите: плюс от Таможенного союза — 9 млрд., минус от зоны свободной торговли с ЕС — два. Суммируем и получаем ухудшение платежного баланса 11 млрд. долл. С учетом того, что Украина и так вся в долгах как в шелках и доля внешнего долга уже превышает критический уровень, ухудшение торгового баланса приведет к девальвации гривни. Тут и до дефолта недалеко.

Следствием подписания соглашения об ассоциации с ЕС, кроме ухудшения условий торговли, могут стать проблемы при торговле со странами — членами Таможенного союза. Потому что если администрирование импорта с Европой будет вестись плохо и мы столкнемся с реимпортом европейских товаров (перетеканием их на нашу таможенную территорию), то будет применено приложение к соглашению о зоне свободной торговли СНГ, которое предусматривает возможность свертывания отношений вплоть до полного исключения Украины из ЗСТ СНГ. Это будет катастрофа для украинской экономики.

— Говорят, что подписание соглашения об ассоциации с ЕС поможет привлечь в нашу страну дополнительные инвестиции из Европы…

— Анализ, проведенный аналитическим центром Евразийского банка развития, показал, что главным инвестором для Украины является Россия. Доля российских инвестиций в совокупных иностранных инвестициях, которые получила украинская экономика за последние 20 лет, превышает 40%. Эта цифра получена посредством детального анализа всех инвестиционных потоков, идущих на Украину. Большая их часть идет через офшоры, но если видеть за этими структурами реальных инвесторов, то получается, что главный инвестор — Россия.

Понятно, что если Украина присоединится к Таможенному союзу, то у российского бизнеса будет еще больше стимулов инвестировать в украинскую экономику. Более того, увеличится количество европейских инвестиций. Потому что вкладывать в экономику страны, находящуюся на периферии Евросоюза, это одно дело, а в государство, являющееся ведущим участником общего евразийского рынка — совсем другое. Двухлетний опыт участия Белоруссии и Казахстана в Таможенном союзе с Россией это доказал. Туда пришли инвесторы из стран Европы, Китая, других государств. Им это интересно, они ориентируются на весь рынок ТС.

Колониальная зависимость

— Мне довольно часто приходится бывать в командировках по всем регионам Украины. И везде одно и то же: промышленность разрушена, заводы стоят. Неужели у нас остались какие-то предприятия, способные заинтересовать российских бизнесменов? С точки зрения совместного ведения бизнеса.


— Кое-что все-таки осталось. Проведенный нами анализ свидетельствует, что сейчас реально существует более тысячи серьезных кооперационных связей, соединяющих российские и украинские предприятия высокотехнологической промышленности. В основном это связи в машиностроении. И они работают.

Когда Ющенко стал тянуть Украину в НАТО, российское руководство начало реализовывать программы снижения зависимости от комплектующих, производимых предприятиями украинского оборонно-промышленного комплекса, авиационными заводами. Потому что Украина теряла свой суверенитет во внешнеполитической сфере. Если бы она вступила в НАТО, мы бы уже, наверное, вообще прекратили сотрудничество в данных областях.

Подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом означает, что Украина не будет участвовать в ТС с нами. Какие-то половинчатые схемы, мол, мы и там, и немного с вами, невозможны в принципе. Потому что в Таможенном союзе по определению могут состоять страны, у которых одинаковый режим внешней торговли. У Украины, если она подпишет соглашение об ассоциации с ЕС, будет другой режим свободной торговли, а у ТС и ЕС — режим наибольшего благоприятствования. Это означает, что Украина не будет взимать импортные пошлины с ввозимых из Евросоюза товаров. А Таможенный союз — будет, как и с иных третьих государств.

У России, Белоруссии и Казахстана сегодня нет намерения заключать с ЕС соглашение, подобное украинскому. Более того, мы никогда не сделаем этого на тех условиях, на которых согласилась Украина. Потому что Киев фактически в одностороннем порядке огромную сферу национального регулирования отдает Брюсселю. Обязуется выполнять директивы Брюсселя по вопросам торговли, технического и таможенного регулирования, не имея возможности на них влиять. Иными словами, соглашается на колониальную зависимость.

Еще раз повторю, если Украина подпишет соглашение об ассоциации с ЕС, то она уже никогда не сможет стать членом Таможенного союза. А это означает, что в долгосрочных планах по развитию российской промышленности Украина как партнер будет резко понижена в статусе. Со всеми вытекающими для украинских предприятий последствиями.

Не так давно Украина, опять-таки в одностороннем порядке, зачем-то подписала с Евросоюзом энергетическую хартию. Теперь «Газпром» не может себя чувствовать полноправным инвестором в области газотранспортного консорциума: Украина приняла на себя регулирование ЕС, которое лишает собственников газа доступа к трубе. Эта интеграция в энергетической сфере с ЕС ничего не дала Украине. Кроме того, что она потеряла Россию как партнера по транзиту и отчего несет огромные убытки.

Вообще единственный содержательный смысл, который имеет соглашение об ассоциации с ЕС, — это оторвать Украину от России.

Опасности торможения

— Экономические последствия присоединения или неприсоединения Украины к тому или иному союзу понятны. А что за политические и социальные последствия, о которых вы сказали в самом начале нашей беседы?


— Более половины украинцев поддерживают идею присоединения к Таможенному союзу. И я не понимаю, как можно так легковесно относиться к людям, которые являются электоральной основой нынешней украинской власти. Ваша политическая элита по-прежнему движется по «оранжевой» траектории. Мне кажется, что эта инерция объясняется не здравым смыслом, а некоей мифологией. Даже на обывательском уровне говорят — мол, власть хочет в Европу, потому что у нее там сбережения, дети учатся и так далее. Но на самом деле это ни от чего не страхует. Как показал, к примеру, кипрский кризис.

Кстати, я вам так скажу: чем дольше Украина будет тормозить с полноценным участием в нашем интеграционном процессе, тем влиятельней будут становиться силы, противодействующие включению вашей страны в этот процесс. Не надо думать, что в России все просто ждут не дождутся — ну когда же Украина вступит в ТС.

За годы, прошедшие с момента распада Советского Союза, во всех сферах экономики России сложились очень влиятельные группы, не заинтересованные в открытии нашей таможенной территории конкурентам из Украины. Зачем, например, они российским металлургам? Возьмем сельскохозяйственное машиностроение. Вы что, думаете, производители комбайнов из Белоруссии будут счастливы, что Украина вступит в ТС? И будет конкурировать со своими комбайнами, выпущенными в Херсоне? А продовольственные товары? В этой сфере просто гигантский круг хозяйствующих субъектов, которые не хотят пускать украинскую продукцию на свой рынок.

— Мы говорим только о двух векторах интеграции — ЕС и Таможенный союз. А могут быть еще какие-то векторы, поменьше? К примеру, объединение с Белоруссией и Прибалтикой на почве транспортного коридора и проекта «Викинг». Или Придунайский союз. Или со странами Черноморского бассейна…

— Объединяться можно и по таким интересам, конечно. Но какой смысл? Главных векторов экономической интеграции у Украины только два. Транспортный коридор… В проекте соглашения об ассоциации с ЕС одна из норм говорит, что Украина берет на себя обязательства выполнять в одностороннем порядке требования технического регулирования, в том числе касающиеся транспорта. Как все знают, между Европой и нами есть различие — ширина железнодорожной колеи. Так вот, участие Украины в ассоциации накладывает обязательство через некоторое время заменить нынешнюю колею, перейти на европейский стандарт. Как вы после этого себе представляете наш транспортный коридор? И вообще это будет катастрофа для всего транспортного комплекса Украины!

— Как считаете, насколько для Украины актуальна сейчас военно-политическая интеграция? Если при Ющенко активно муссировалась тема вступления в НАТО, то сейчас об этом и не слышно.

— Да, эта тема перестала быть актуальной, и в России былая напряженность — что ваша страна идет в НАТО — сейчас не чувствуется. Но если вы подпишете соглашение об ассоциации с ЕС, то те силы в России, которые противодействуют интеграции с Украиной, конечно, воспользуются ситуацией. Будут говорить, что это первый шаг на пути, который все-таки приведет страну к военно-политической интеграции, в НАТО. И будут правы — других вариантов у стран Евросоюза нет. Практически все члены ЕС — участники НАТО. От этого обязательного условия Вашингтон никого не освобождал.

Военно-политическая интеграция, безусловно, влияет на торгово-экономические отношения. Особенно в области высоких технологий, отраслях, связанных с обороной, безопасностью. Я упоминал уже, что если бы Украина стала членом НАТО, то можно было бы забыть о сотрудничестве в оборонно-промышленной сфере. А ведь это довольно крупная часть украинской экономики, у нее большой потенциал для роста, и именно от нее мы ожидаем наибольшего эффекта экономической интеграции.

— Сергей Юрьевич, заниматься вопросами интеграции вам положено по службе. Но наверняка ведь есть и глубоко личный мотив к воссоединению Украины с Россией. Хотя бы экономическому. Вы ведь родились в Запорожье, и когда уезжали в Москву, не думали, что покидаете родину.

— Да, это так. Из нашего класса, кстати, примерно половина уехали получать высшее образование в Москву. Четверть — в Киев, остальные остались в Запорожье. Надо отметить, что учился я в довольно необычной школе. Специализация — английский язык, очень сильная физика и математика, при этом преподавание на украинском языке. Поэтому я хорошо его знаю. Как и историю, и литературу Украины.

Личный мотив мне кажется вполне естественным. Как и для любого нормального человека, выросшего в СССР. Мне странно сейчас слушать, что Украина когда-то угнеталась Москвой. На самом деле вся московская политическая и хозяйственная элита на 80% комплектовалась украинскими кадрами. Даже в 1917 г. большинство большевистского руководства составляли выходцы из Украины. В России никто не отказывается от того, что мы вышли из Киевской Руси, что русский язык кодифицировался и формировался в Киево-Могилянской академии. Не случайно Украину в период Российской империи называли Малороссией — это малая родина.

Культурное наследие Украины неразрывно связано с Россией. И когда я читаю в договоре об ассоциации с ЕС про общую историческую судьбу Украины и Европы, и там ни слова не сказано про Россию, мне вспоминаются Юрий Долгорукий, граф Разумовский, Никита Хрущев и, конечно, Леонид Брежнев. А также такие заклятые друзья украинского народа, как Польша, Швеция и Германия, которые внесли огромный вклад в украинскую историю.

Беседовал Андрей Кузьмин, 2000



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх