,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В ожидании неизбежного
+5
- Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала
купить что-нибудь ненужное! А у нас денег нет.
м/ф «Трое из Простоквашино»


Дефолт. После событий 1998 года в России это слово прочно вошло в обиход жителей постсоветского пространства. Собственно, "дефолт" – это не более, чем синоним слова «банкротство». В ожидании неизбежногоНо если «банкротство» было понятием известным, правда, больше из классической русской и англоязычной литературы, а не из реальной жизни, то термин «дефолт» появился в массовом лексиконе только в 1998г, и, благодаря этому, ассоциируется именно с финансовым кризисом в масштабах государства. Вообще, большинству людей кажется, что экономические процессы, происходящие на уровне государства, как-то неимоверно сложны, и требуется не менее семи пядей во лбу, чтобы в них разобраться. А между тем, если отбросить заумную терминологию и политическую производную, то всё оказывается просто и близко среднему обывателю, вынужденному ежедневно биться рыбой об лёд, дабы избежать своего собственного дефолта. Этот термин, естественно, применим к любому субъекту экономической деятельности – вплоть до отдельного человека.

Как раз для того, чтобы лучше понять процессы, связанные с финансовым здоровьем государства, его, это государство, желательно представить именно как обычного человека, который для поддержания жизнедеятельности зарабатывает и тратит деньги. Это сравнение в настоящее время будет особенно актуально, потому что большинство стран сейчас, как участники мировой экономики, всё больше специализируются на определённых направлениях производства и услуг. Условно говоря, кто-то выпускает компьютеры, кто-то – программное обеспечение к ним, кто-то плавит металл, кто-то продаёт электричество, или нефть, кто-то доллары и кино, кто-то всем управляет, а кто-то выращивает бананы. Есть страны-банки, есть страны-спа-курорты и тд. Вероятно, этот процесс закономерен, поскольку были времена, когда и отдельная семья обеспечивала себя всем необходимым – продуктами питания, транспортом, жильём, одеждой, обувью, утварью и инструментами. Хорошо это, или плохо, но сейчас мы так не делаем. Каждый из нас делает своё, узко специализированное дело, а всё необходимое мы покупаем на рынке, или в магазине.

И раньше и сейчас принято смеяться над экономической политикой СССР. Его руководителей критикуют за то, что отдавая предпочтение тяжёлой промышленности, они не уделяли особого внимания насущным нуждам людей. Ещё до распада СССР основной темой эстрадных комиков были некачественность и неказистость советских автомобилей, одежды, мебели, бытовой техники и тд. Но никто не задумывался, насколько вообще-то поразителен сам факт, что все эти вещи производились в одной стране! Всевозможные товары ширпотреба советские люди делили на 2 категории – «наше» и «заграничное», не отдавая себе отчёта, насколько велика и разнообразна эта «заграница», и насколько нереально с ней конкурировать советским товарным аналогам. С этой универсальностью советской промышленности нельзя сравнивать даже промышленность современного Китая. Китай – это огромная мировая мастерская, но он, в то же время, сам является крупнейшим мировым потребителем – инвестиций, технологий, энергоресурсов, а также разнообразного сырья. Экономика Китая считается более эффективной, чем советская, но в ней и близко нет той самодостаточности и устойчивости к внешним факторам, которая была в СССР. Советский Союз производил, либо мог произвести всё – космические станции, все виды транспорта, медикаменты, одежду и обувь, оружие всех видов, телевизоры, шариковые ручки, кафельную плитку, женское бельё, кухонную посуду, научную аппаратуру и детские игрушки. Список можете продолжить сами, ткнув пальцем в любой предмет в поле зрения. Не всё из перечисленного было, как я уже сказал, высокого качества и отвечало современным ему стандартам, да это было бы и невозможно. Ведь почти всё, что производилось в СССР, включало в себя полный цикл производства – от разработки в НИИ и добычи сырья, до готовой продукции. Если это был костюм, то его путь на прилавок начинался с советской хлопковой плантации и рисунка советского модельера. Если танк, то его путь в воинскую часть начинался с советского КБ и железной руды, добытой на советском месторождении. Задумайтесь, насколько это круто – иметь такой научный и производственный потенциал, чтобы при необходимости можно было производить ВСЁ, как бы ни злорадствовали в 90-х над отечественными компьютерами и видеомагнитофонами. Кто ещё мог производить такой же спектр товаров при таких условиях тогда, или смог бы сейчас? Пусть люди страдали от товарного дефицита и однообразия, но никакая внешняя конъюнктура и изменения объёмов импорта не могли стать для страны фатальными.

По сравнению с СССР, современная Украина выглядит полной противоположностью. Наша экономика абсолютно импортозависима. Оглянитесь ещё раз вокруг и попытайтесь назвать хоть один предмет, который произведён на Украине. И если вы такой предмет увидите, то нужно ещё хорошенько разобраться, насколько он украинский. Украина завозит всё – от «Порш Кайенов» до продуктов питания. В структуре же товаров, которые «Сделаны в Украине», очень сложно найти продукцию, которая в полной мере соответствует этому определению. От шоколадки «Рошен» до автомобиля «ЗАЗ Сенс» товары, произведённые на Украине, состоят, по большей части, из импортных компонентов. Эта доля импорта в украинских товарах настолько велика, что, при остановке поставок, недостаток этих компонентов невозможно будет восполнить местными аналогами.

Совсем недавно, в конце 2012 года мне пришлось стать свидетелем умирания очередного обломка советского машиностроения – мелитопольского предприятия «Автоцветлит», которое многие годы отливало различные магниевые детали для двигателей автомобилей производства ЗАЗ – «Запорожцев», «Таврий», «Славут», а потом и «Сенсов». Разумеется, за долгие годы без модернизации, оборудование завода изнашивалось и устаревало. Ни у государства, ни у профильного заказчика – ЗАЗа не возникло желания инвестировать в «Автоцветлит» деньги для переоборудования. Требования покупателей к автомобилям повышаются, и двигатель украинского производства уже не в состоянии эти требования удовлетворить. В итоге ЗАЗ подписал «Автоцветлиту» приговор, перейдя полностью на двигатели китайского производства. Больше на Украине производства двигателей для легковых автомобилей нет. Таких примеров по всему промышленному Юго-Востоку – тьма тем. В Донецкой области, например, много городов, в которых были сосредоточены производства самых разных отраслей машиностроения. Сейчас многие из них представляют из себя декорации к Сталинградской битве, без малейшего преувеличения.

Вообще, многие предприятия, которые производят продукцию на Украине, только потому и существуют, что представляют собой одно из звеньев цепочки импорта. Такие компании, как «Фольксваген», «Данон», «Кока-кола», экономя на таможенных пошлинах и транспортных расходах, создают здесь производства, либо покупают готовые, и производят продукцию из собственных деталей, или ингредиентов для внутреннего рынка Украины. Это ни в коей мере нельзя считать полноценными инвестициями, такими, какие делаются западными производителями в Китае, или Индонезии, поскольку продукция, произведённая на этих предприятиях, не выходит за пределы Украины. К слову сказать, во многих таких производствах отпадёт надобность, как только будут сняты таможенные барьеры – при вступлении в ЗСТ, например.

Теперь вернёмся к нашему примеру, в котором мы представляли себе государство как отдельного человека, который что-то продаёт, а на вырученные деньги покупает себе всё необходимое. Тот факт, что наш человек-Украина продаёт немного товаров, а покупает очень много, сам по себе нестрашен, поскольку это нормально для современного глобального распределения труда, лишь бы денежный баланс между тем, что этот человек зарабатывает и тратит, был положительным, или, хотя бы, нулевым. Но, к сожалению, это не так. Что делает обычный человек, если его зарплата меньше, чем сумма вещей, которые он хочет купить? Он занимает деньги – у членов своей семьи, у знакомых, в банке. Если прижмёт, то он может загнать что-то из содержимого гардероба, домашней обстановки, или шкатулки с драгоценностями жены. Именно так и поступает человек-Украина, причём уже давно. Но проблема ещё в том, что у человека-Украины явно большие проблемы с головой, поскольку, живя в долг, и постоянно занимая ещё, он тратит деньги не на то, чтобы как-то разобраться с финансовыми делами – замутить какой-нибудь бизнес, получить образование, чтобы выше котироваться на рынке труда и тд. И даже не на жизненно необходимое – типа покушать и поправить здоровье, а на дорогие тачки, кабаки и экзотических шлюх.

По данным журнала «Корреспондент» на 1 января 2012 года внешний долг Украины составил 123,15 млрд $. Само по себе это число мало о чём говорит, если не добавить, что оно составляет 90% ВВП. К октябрю эта сумма увеличилась до 126,24 млрд, а по экспертным оценкам на 2013 год она достигнет 130 млрд, как минимум. На фоне постоянно падающих объёмов производства и экспорта, этот растущий долг делает банкротство страны неизбежным. Бедолага украинец продолжает выпрашивать кредиты где только можно не для того, чтобы спастись, а для того, чтобы отсрочить катастрофу и хорошенько гульнуть напоследок. Когда последние деньги будут потрачены, а в долг наливать больше не будут, наступит время объявить дефолт, это вопрос времени, причём, ближайшего. В последнее время создаётся впечатление, что власти, предвидя гибель «Титаника», уже с этим смирились, сделать, по большому счёту, уже ничего не пытаются, и готовятся перебираться на шлюпки, прихватывая по пути столовое серебро. Ушлых пассажиров первого класса много, а мест в шлюпках не очень, поэтому толкание локтями становится заметно даже пассажирам нижних палуб и обитателям трюма. В прошедшем году дышащие на ладан украинские бизнесмены средней руки оказались перед фактом, что крышуемые высшими государственными чиновниками конвертационные центры (без «преступной» деятельности которых хилый украинский бизнес уже давно бы перешёл на натуральный обмен, или склеил ласты), увеличили цену на свои услуги в 3-4 раза, сократив их и без того невеликие доходы. Также всем памятно маниакальное стремление власти залезть в карманы граждан, посмевших припрятать в этих карманах немножко валюты. Именно то, что грабёж населения начинает носить всё более неприкрытый характер, пугает даже больше самого грабежа. Серьёзные люди сейчас долгосрочные планы на Украине не строят, думая лишь о том, как бы урвать чего-нибудь перед началом конца. Дойную корову имеет смысл пустить на мясо, лишь бы не сдавать в колхоз. Немногочисленные СП, и всякие там иностранные представительства продают активы, и уносят отсюда подальше ноги.

Итак, дефолт в Украине можно уже, наверное, считать свершившимся фактом. Собственно, «технический дефолт», то есть ситуация, когда всем очевидно, что отдать деньги, или обслуживать внешний долг, страна не сможет ни при каких обстоятельствах, и так не вызывает ни у кого сомнений. Нет смысла даже надеяться на приход мессии во френче, с усами и курительной трубкой. Даже путём колоссальных жертв и энтузиазма оставшегося населения, невозможно сейчас повторить советский рывок 20-30-х гг прошлого века. Не тот масштаб государства, нет ресурсов Российской империи – ни человеческих, ни материальных, и технологическое отставание от развитых стран гораздо больше, чем в начале 20 века.

Что же происходит с государством в случае банкротства? Да опять же – всё то же самое, что и с обычным человеком. Прежде всего, надо понимать, что финансовая гибель сама по себе не означает гибель физическую, если, конечно, банкрот не лезет на крышу Эмпайр-Стейт-Билдинг с целью броситься головой вниз. Но если уж государству нет дела до грядущего дефолта и последствий оного, то простым гражданам нужно как-то эти последствия осознавать и, по возможности, к ним готовиться. Не лишним будет взглянуть на опыт других стран, прошедших через это испытание и спрогнозировать те события, которые могут произойти на Украине.

За последние 20 лет 4 страны объявляли дефолт официально. Одну мы знаем очень хорошо – это Россия.

Можно сказать, что российский дефолт это тот вариант, о котором Украине можно мечтать. Детальный разбор причин этого дефолта, а также его основных этапов, не является целью данной статьи, тем более, что в сети по этому поводу очень много материалов. Скажу лишь вкратце, что на тот момент экономика России испытала сокрушительный удар. Рубль девальвировал в 4 раза, внешний долг вырос до 220 млрд долл., и составил 147% ВВП. Сам ВВП сократился в 3 раза и стал в 1998 году меньше, чем ВВП маленькой Бельгии. Вклады граждан были заморожены, выплаты по внешним займам были остановлены, часть банков погибла.

Но, выплёвывая зубы и отхаркиваясь кровью, Россия устояла. В данном случае, как никогда уместен известный афоризм: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Этот кризис сыграл для России роль хоть и шоковой, но очень полезной терапии, фактически, перезарузки. Резкая девальвация рубля сделала конкурентоспособными товары российских предприятий – сказался дефицит импорта и его возросшая цена. Российские предприятия стали привлекательны для внутренних инвесторов, цена их продукцию выросла в валюте, а себестоимость упала. В 1998 году экономика России начала избавляться от сырьевой зависимости, и, как результат, уже в следующем году начался устойчивый рост, продолжающийся по сей день. Малый и средний бизнес получил возможность развиться в крупные предприятия. Кроме того, пережитый шок повлиял положительно на все сферы государственного строительства – бюджетное планирование, финансовую дисциплину, власть и общество стали более монолитными. Таким образом, можно сказать, что положительный эффект дефолта оказался более значимым, чем те беды, которые он принёс.

Оставшиеся три страны, из упомянутых четырёх, находятся в Южной Америке, благодаря чему шутники-аналитики назвали серию экономических кризисов в этих странах «эффектом текилы». Это Мексика (1994), Аргентина (декабрь 2001) и Уругвай (2003). Дефолты Мексики и Аргентины зеркально похожи, как и причины, которые к ним привели – долги перед МВФ, жёсткая привязка национальной валюты к доллару, тотальная приватизация госсобственности, включая естественные монополии (ничего не напоминает?). Затем – резкий отток капитала сначала нерезидентов, а потом и граждан страны, девальвация национальной валюты, которая уже неспособна вернуть внимание инвесторов, а добивает финансовую систему, повергая население в пучину нищеты и хаоса.

Кризис в Уругвае можно рассматривать как часть кризиса Аргентины, поскольку экономика этой небольшой страны, специализирующейся на животноводстве, особенно её банковская система, тесно интегрированы в экономику расположенной по соседству Аргентины.

Экономики латиноамериканских стран вообще очень взаимосвязаны, поэтому, хотя официально дефолт был объявлен только в этих трёх странах, но «эффект текилы» оказал своё негативное воздействие на экономику всего региона, многие из стран которого перманентно пребывают в состоянии технического дефолта уже много лет.

В данном случае нет оснований говорить о каком-то положительном эффекте дефолта. За прошедшие годы ситуация в этих странах мало поменялась к лучшему. Правительства пытаются выпутаться из многочисленных долгов, очень высокий процент явной и скрытой безработицы, и людей, живущих за чертой бедности – порой это число переваливало за 50%. Говоря о нищете, нужно понимать, что в Аргентине, например, и других странах, расположенных в субтропическом климате, это понятие отличается от того, что принято вкладывать в него на Украине. Аргентинская беднота готова работать, в прямом смысле слова, за еду (там этого достаточно, чтобы выжить), люди лишены даже тех остатков бесплатной медицины, над которыми принято издеваться у нас в стране, города оккупированы многочисленными трущобами, состоящими, буквально из картонных домиков, в которых живут люди, лишённые возможности арендовать нормальное жильё – так называемые «арабалии». А многие оказываются просто под мостами. И это не та категория населения, которую у нас принято называть бомжами, а вчерашние рабочие, строители, служащие, продавцы, менеджеры с жёнами и детьми. Провинции полыхают крестьянскими восстаниями и войнами наркокартелей. Столицы и другие города задыхаются от уличного криминала, который сопровождается высоким уровнем насилия. Оружие, наркотики, проститутки всех полов и возрастов, перестрелки возле магазинов и автозаправок – заурядный бытовой фон Буэнос-Айреса, или Мехико. Социальное расслоение достигло такого предела, что в том же Буэнос-Айресе рассматривают проекты строительства трёхметровой стены, которая должна будет отделить бедные кварталы от богатых. И даже при этом Аргентина и Мексика продолжают привлекать мигрантов из других латиноамериканских стран – Боливии, Перу, Чили, Колумбии и тд, потому что там ситуация ещё хуже и страшнее. По большому счёту, многие страны региона находятся сейчас в преддефолтном состоянии, в том числе и те, кто этот дефолт уже пережили.

Кроме этого, скажу пару слов о других крупных мировых должниках, в числе которых находятся наиболее благополучные, казалось бы, в финансовом отношении государства, такие как США, или крупнейшие страны ЕС. Внешний долг США составляет более 16 трлн $, что составляет 101% ВВП, а в пересчёте на душу населения – 50 тыс $. Это же как надо хозяйствовать, чтобы оказаться должными такую кучу бумаги, которую они же сами и печатают? Впрочем, совокупный долг ЕС ещё больше – 108% ВВП. Почему же они до сих пор не объявили дефолт, спросите вы. Во-первых, это не исключено, особенно, в отношении США. А во-вторых, не нужно забывать, что для мировой финансовой олигархии такие страны, как Германия, Франция, Великобритания, США и пр, являются тем же, чем опорные балки для здания – выбей их, и вся, и без того непрочная постройка, рухнет, погребая под обломками всю извращённую финансово-политическую систему, а следом, согласно эффекту домино, посыплются экономики остальных стран.

Но то, что положено кесарю, никак не светит его ослу. Украина это не Россия, как верно заметил Л.Д.Кучма. В нашем примере стран-людей, человек-Россия, несмотря на постсоветскую деградацию, напоминал не совсем обычного должника, а вполне себе здоровенного детину, поигрывавшего корявой дубинкой в виде всё ещё мощной армии и серьёзного арсенала ядерного оружия. Россия была должником, который может себе позволить сакраментальную фразу: «Всем, кому я должен, я прощаю!» В определённой степени так и было – по некоторым обязательствам кредиторам пришлось удовлетвориться символической прибылью в 1%. От Украины такого демарша, разумеется, никто не потерпит. Кроме того, Украина не сможет ощутить на себе тот положительный эффект дефолта, который ощутила Россия в 1998. На Украине на данный момент просто нечего возрождать, чтобы хотя бы обеспечить внутренний рынок товарами и продуктами в условиях дефицита импорта – всё разрушено безвозвратно, а строить с нуля долго и дорого.

Украина – это, конечно, и не Германия, или Великобритания. Её финансовое здоровье интересует международные финансовые круги постольку, поскольку Украина представляет собой чисто политическую ценность. Но с каждым годом эта ценность всё более сомнительна, и скоро Украина будет стоить меньше, чем вкладываемые в неё в виде кредитов деньги.

Украину нельзя даже сравнить с Аргентиной, поскольку последняя долгое время была привлекательным объектом инвестиций, и до самого кризиса переживала бурный экономический рост. У неё остался хороший потенциал в виде очень благоприятного для хозяйственной жизни природного климата, материальных активов и многочисленного трудолюбивого населения. А, следовательно, есть объективные надежды на возрождение в будущем.

Трудно сказать наверняка, каковы будут конечные последствия дефолта на Украине. Возможно, изменится формат государства, его политическое устройство. Может быть, государства вообще не останется, или оно потеряет частично суверенитет. Здесь слишком много неизвестных, чтобы сделать глобальный прогноз. Имеет смысл говорить лишь о том, что более или менее вероятно, и прежде всего, о том, чего ждать наверняка. Следует иметь в виду несколько важных моментов.

1. Не надейтесь, что вы останетесь от этого процесса в стороне. Не думайте, что если Украина объявит о том, что не может погасить долги западным буржуям, то это дело только между нашими властями и буржуями. Удар придётся именно на население, в первую очередь.

2. Никто не будет предупреждать нас о беде заранее, «дабы не создавать панику». Ваши шансы на выживание после коллапса никого не волнуют. Но вас они должны волновать.

3. Девальвация национальной валюты. Это совершенно неизбежно. Возможно, мы не увидим повторения галопирующей инфляции 90-х, когда карбованцы превращались в миллионы карбованцев, но существенное проседание гривны будет обязательно. И никакой компенсации в зарплатах не ждите! В России в 1998, как я уже писал, рубль упал в 4 раза – вместе со сбережениями и доходами граждан. Если вы столь беспечны, что, имея сбережения, держите их в гривне, то срочно исправляйтесь. Причём, если этих сбережений не очень много, то не стоит менять их на доллары, или евро, – об этом в следующем пункте.

4. Будет коллапс не только финансовой системы, но и вообще хозяйственной жизни. Необходимо готовиться к пустым полкам в магазинах и к забытому дефициту самых разнообразных вещей, настолько привычных, что мы их даже не замечаем. Если у вас есть немного свободных денег, потратьте их на создание запасов – продуктов долгосрочного хранения, медикаментов, особенно, если вы нуждаетесь в них постоянно, батареек, свечей, спичек, различных моющих средств, средств гигиены. Последнее очень важно, поскольку тоже жизненно необходимо, и это импорт на 100%. Изобилие в наших магазинах это видимость, в случае проблем полки супермаркетов пустеют в считанные часы, а складов у них нет. И не рассматривайте в качестве активов свой автомобиль и недвижимость – они никому не будут нужны.

5. Жестоко пострадает банковская система. Банки берут кредиты в валюте, а зарабатывают в гривне, поэтому многие банки дефолт не переживут. Ни в коем случае нельзя сейчас держать деньги в безналичной форме – хоть в гривне, хоть в валюте. Всё как раз начнётся с моратория на выдачу вкладов. А когда посыплются банки, то обчистят даже ваши депозитные ячейки, не то, что счета.

6. Существенно увеличится процент безработных, которых не за что будет даже кормить. Валюта поступает в нашу страну двумя-тремя более-менее плотными потоками, а дальше распределяется по всей стране, подобно крови по артериям – от крупных до мельчайших капилляров. Большая часть трудоспособного населения занята не в производственной сфере, особенно если ограничить эту сферу теми предприятиями, которые работают на экспорт, а занята, образно говоря, как раз обслуживанием этих валютно-импортных потоков. Последствия дефолта острее всего почувствует на себе вся эта многочисленная армия служащих, торговцев, реализаторов, менеджеров, клерков, работников мелких производств и тд. Кроме того, что люди и так потеряют значительную часть своих сбережений, но многие вообще лишатся средств к существованию, пополнив те толпы безработных, которые уже образовались после закрытия крупных заводов. А отсюда вытекает следующий пункт.

7. Возможна серьёзная дестабилизация политической ситуации. Все эти игры в майданы – ничто по сравнению с голодными бунтами. Мародёрство, грабежи, разбой и прочие криминальные прелести подойдут вплотную к вашему дому и семье. Не исключены крупные уличные столкновения, и даже гражданская война. Поэтому, не последним пунктом в вашей программе подготовки должно быть, как это ни печально, оружие. Об этом говорят многие из тех, кто пережили подобные потрясения в Латинской Америке, Африке, Югославии, на Ближнем Востоке. В случае безвластия, и если основным способом добычи необходимых вещей станет натуральный обмен, то без должной силовой защиты ваши припасы достанутся другим. Лучше всего продумать свой отъезд на это время куда-нибудь к родственникам в село, если они у вас есть. Там легче прокормиться, защититься, там можно жить без центрального отопления, канализации, водопровода, и даже без электричества. В городе так прожить будет намного сложнее. А ещё лучше, если у вас будет возможность вообще убраться из страны – в Россию, Белоруссию, Прибалтику, Польшу и тд. Мы не знаем, конечно, как всё пойдёт, но готовиться, естественно, нужно к худшему.

И последнее. Времени осталось не так уж много, по самым смелым оценкам – до 2015 года. Прогнозируемый внешний долг Украины на текущий год, если вы помните - 130 млрд$, а внешний долг Аргентины на момент объявления дефолта был 132 млрд, и это считается самым крупным банкротством в истории. Так ведь, кроме всего прочего, экономика Украины не идёт ни в какое сравнение с аргентинской.

Но, даже глядя на вещи реально, не стоит терять надежды. Как бы ни развернулись события, мне почему-то кажется, что в итоге всё будет хорошо. Может быть, рассеется, наконец, та мгла, которая окутывает Малую Русь в последние десятилетия, и мы, пусть и потрепанные слегка, вернёмся в отчий дом. Но, возможно, всё пройдёт не так тяжело и трагично. Говорят, что Господь жалеет детей, пьяных и дураков. Мы, как раз, попадаем в какой-то степени под все эти три категории.

Сергей Ленский



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх