,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПОЧЕМУ НАРОД НЕ ПОШЁЛ ЗА МАЗЕПОЙ?
+8
 	 ПОЧЕМУ НАРОД НЕ ПОШЁЛ ЗА МАЗЕПОЙ?

УКРАИНСКАЯ МАЗЕПИАНА: СМЫСЛ И ЗАДАЧИ
МАЗЕПА И НАРОД: КТО ЖЕ КОГО ПРЕДАЛ?
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ МАЗЕПЫ КАК ЗЕРКАЛО
"ПОЛИТИКА ЭПОХИ БАРОККО"С КЕМ СОБИРАЛСЯ
ДРУЖИТЬ МАЗЕПА И НА КАКИХ УСЛОВИЯХ?
ПЁТР I И УКРАИНА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ






Так же непоследователен и ответ украинской историографии на вопрос, почему народ не пошел за Мазепой, когда он перешел на сторону шведов? И, словно забыв о его политике закрепощения народных масс, о полном произволе старшины над некогда вольным казачеством, современные украинские историки утверждают, что И. С. Мазепа стал жертвой непонимания этих масс. Ведь сначала он призвал не доверять шведам, прятать от них продукты, организовывать сопротивление, а потом перешел на их сторону. Долгое время украинцы считали гетмана «московським посіпакою» [1]. Но вдруг его позиция полностью изменилась. И «тугодумы-украинцы» растерялись. И не удивительно. «Далеко не весь украинский народ понял благость его патриотических порывов» [2], – объяснял ситуацию один из современных «мазепинцев», не уточняя, что количество понятливых на самом деле исчислялось единицами. В очередной раз «глупый» народ не понял своего «умного» правителя. С другой стороны, массовые репрессии и «руины Батурина ужаснули всю Украину» [3], «ужас и деморализация охватили» её [4], и «большинство населения, ужаснувшегося российской жестокостью, попряталось в лесах» [5]. Так Украину задавили, парализовали, лишили мужества, и население не рискнуло поддержать И. С. Мазепу, чтобы не навлечь на себя и своих близких гнев жестокого русского царя.

Правда, не ясно, почему, бежав в леса от бесчинствующих русских войск, «украинцы» набросились не на них, а на шведов. Ведь, по заверениям автора «Истории Русов», шведы пришли в Украину, «какъ друзья и скромные путешественники» [6], но «украинцы», не поняв их дружественного отношения, повели себя подобно «своенравнымъ Азіятцамъ» [7]. Впрочем, все проясняется, если знать, что при вступлении русской армии в Украину в ней были объявлены указы Петра I и А. Д. Меншикова «вешать без пощады», лишая «чести и живота» любого, виновного в насилии и грабежах над «черкасами». И действительно, документы с жалобами населения на притеснения русского войска в это время практически отсутствуют. Исключение составляет лишь эпизод в Ромнах, где в декабре 1708 года имели место пьянство и грабежи. Узнав об этом от генерала Алларта, Пётр I приказал «по розыску» казнить виновных в грабежах офицеров и солдат.

Совсем иначе повело себя население Малой Руси по отношению к шведам. Не получив обещанного продовольствия от Мазепы, шведы намеревались добыть его любым возможным для них способом. Их поборы и репрессии сразу привели к росту партизанского движения. В ответ шведы направляют карательные отряды, уничтожают села и местечки, истребляют их жителей. Так «сопротивление порождало репрессии, а репрессии усиливали сопротивление» [8]. «Малая война» охватила всю территорию, оккупированную шведами. И силы их таяли с каждым днем. Пирятин, Мглин, Недригайлов, Веприк, где Карл, по воспоминаниям одного из современников, «уложил» весь цвет шведского офицерства, - сколько ещё было местечек и сёл, жители которых овеяли себя славой борцов за свободу своей страны. Но кто помнит сейчас о них? Миф о герое и патриоте Мазепе их перевесил. Уже в 1811 году офицер российской армии и национально мыслящий «украинский историк» И. Мартос, посетивший могилу Мазепы, записал в своих воспоминаниях: «Когда он погиб, сыны Украины потеряли те святые права, какие Мазепa охранял так долго с рвением и любовью настоящего патриота» [9]. Вслед за ним о патриоте Мазепе напишут новые «историки Украины» Ф. Уманец и М. С. Грушевский. В частности, по мнению И. Борщака, Ф. Уманец одним из первых в истории заявил, что Мазепа перешёл на сторону шведов «для поліпшення долі України» [10]. И поскольку народ его не понял, дважды символически казнённый, сначала по приказу польского короля, а потом – российского, Мазепа в «украинской мазепиане» оказался и дважды жертвой – сначала коварных козней Петра, а потом – непонимания украинского народа.

Последнее утверждение, кстати, ставит вопрос о предательстве совсем в иной плоскости - так кто же кого предал: Мазепа – свой народ или народ – Мазепу? И, судя по всему, «историки-мазепинцы» склоняются в пользу второго. То есть, как пишет автор «Истории Русов», «онъ, Мазепа, самъ обманулся войскомъ и народомъ своимъ» [11]. Причем, если развить эту позицию дальше, народ предал Мазепу тоже дважды: первый раз, когда не поддержал его переход на сторону шведов, а второй раз – когда заклеймил его в истории как злодея и изменника.

Впрочем, на народ лишний раз без особой надобности «мазепинцы» стараются не грешить, во всем обвиняя Россию. «Советская, как и царская, империя подло обличала нашего великого соотечественника и жестоко мстила тем, кто лишь называл его имя. Однако историческая справедливость встала на сторону гетмана и фактически реабилитировала его в глазах украинской нации» [12], - написал, представляя выставку, посвященную Мазепе во Львове, один из её организаторов.

В объяснение того, что народ не понял своего гетмана, не распознал его «истинные мотивы», можно вслед за львовским украиноведом сказать, что «по легендам Иван Мазепа, как характерник [13], имел много ликов и ипостасей» [14]. Но вместо этого, уточним, что, чтобы стать многоликим, совсем не обязательно быть характерником. Для этого вполне достаточно быть в политике «лисом», иметь вкус к «утонченной интриге», уметь, как писал А. С. Пушкин, «самовластно сердца привлечь и разгадать, умами править безопасно, чужие тайны разрешать». И Мазепа этими приемами владел в совершенстве, создавая своим обликом, речами и деятельностью даже у самых проницательных современников ощущение простоты, мужественности и величия. То есть того, что «культуру барокко» с её изощрённой утончённостью и вычурностью явно не отличало. Эта его особенность и сейчас создает впечатление неуловимости, недосказанности, неопределённости, из которой можно было лепить любой образ. Лишь бы он был востребован. Некая неуловимость образа легендарного гетмана проявилась даже в том, что «из бесчисленных портретов Мазепы нет и двух, схожих лицами» [15]. Примечательно также и то, что первый из известных портретов Мазепы, выполненный французским художником Норбленом, на деле оказался портретом не гетмана, а еврея-шинкаря по прозвищу Мазепа [16], облик которого на картине как раз и отличали все упомянутые качества. Качества образа, маски, ипостаси, не имеющие ничего общего с реальностью.

Андрей Владимирович Ставицкий, историк, кандидат философских наук



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх