,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Война с Дедом Морозом
  • 30 декабря 2012 |
  • 23:12 |
  • edmund |
  • Просмотров: 1063
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
+10
В день святителя Николая, который православные христиане отмечают 19 декабря, активисты украинской националистической партии «Братство» на одном из мостов Киева повесили чучела Деда Мороза и Снегурочки. Демонстративно повесили, и так, чтобы даже издали непременно были видны и толстые веревки, и затянутые на «шее» петли. Рядом был прикреплен плакат «Они хотели заменить нам Святого Николая».

Отметим, что милиция на эту выходку националистов не реагировала – порядок никто не нарушал, киевляне, в большинстве своем, смотрели на это действо равнодушно – привыкли. Правда, отдельные прохожие крутили пальцем у виска. Зато в социальных сетях акция вызвала бурное обсуждение, на что явно и делался расчет. Партия «Братство» хорошо известна своими скандалами (и больше ничем!), а прежде всего – ее лидер Дмитрий Корчинский, в недавнем прошлом один из руководителей необандеровской организации УНА-УНСО. И все скандалы членов этой партии - «братчиков», как они себя называют, - так ли иначе, но направлены либо против русских соотечественников, либо против России.

Собственно, патриотизм «нэзалэжной» вообще зиждется на откровенной русофобии, чем, в первую очередь, отличаются жители Галиции. Именно здесь, на западе страны еще в начале 1990-х гг. объявили войну Новому году, Деду Морозу, Снегурочке и Бабе Яге как символам «оккупированной» москалями Украины. Отсюда уже более 20 лет такие партии, как «Братство» или ставшая парламентской с этого года «Свобода», на всю страну тиражируют лозунги вроде того, что: «Новый год и Дед Мороз - идеологическое оружие Москвы!», «Если ты даришь своим детям подарки «от Дедушки Мороза» - ты предатель Украинской Нации!», «Старого пьяницу Деда Мороза и проститутку Снегурочку придумали московские коммунисты для того, чтобы растлить украинских детей, сломать моральный позвоночник Украинства», «Если ты желаешь что-нибудь праздновать 1 января - празднуй день рождения великого сына украинской нации Степана Бандеры». И вот один из последних «шедевров» националистической мысли:


«Если ты празднуешь Новый год - ты жалкий московский подхалим, потому что этот искусственный праздник нам навязали московские оккупанты».


«Москальскую» рождественскую елку галицкие деятели настоятельно рекомендуют заменить на т. н. дидуха – палку, увенчанную украшенным ленточками и цветочками снопом, - языческий символ урожая. В старину, да кое-где в карпатских селах и до сих пор, таким образом отмечали окончание сельхозработ. В Галиции этот обряд ну никак не приживается, однако, скажем, во Львове, Ивано-Франковске и Тернополе на Новый год рядом с городской елкой и в пику ей устанавливают многометровые шесты (дидухи), означающие, по замыслу устроителей, возрождение народных традиций. Понятно, во времена австро-венгерской и польской колонизации для подавляющего, в большинстве своем, малообразованного, сельского населения Галиции, которое и о рождественской елке-то не слышало, дидух мог действительно символизировать что-то эдакое народное.

Русинское, видимо. Тогда галичане о своих русских корнях еще помнили. Но странно слышать эти призывы вернуться к язычеству сейчас, когда Галиция всячески демонстрирует свою приверженность католицизму и униатству. Притом что «советская» новогодняя елка, Дед Мороз и Снегурочка вошли почти в каждый галицкий дом, где и остались по сей день. Еще более нелепыми выглядят попытки убрать «москальские» традиции в контексте евроатлантических устремлений галицкой «прогрессивной» общественности. Галичанам бы за эти традиции двумя руками держаться надо. Забыли, видать, они, а скорее всего, просто не знают, что ель стали украшать на Рождество около тысячи лет тому назад в Германии. Тогда, по легенде, святой Бонифаций, обратив германцев в христианство, наткнулся на группу язычников, которые собирались принести в жертву дубу мальчика. Святой Бонифаций срубил этот дуб и, к его удивлению, из пня тут же выросла ель. Святой воспринял это как знак христианской веры. Но лишь в шестнадцатом веке елки стали приносить домой. Этот исконно немецкий обычай стал очень популярным с 1841 г., когда британский принц Альберт приказал принести и украсить елку в Виндзорском замке, а королева Виктория издала декрет о разрешении устанавливать на Трафальгарской площади столицы главную елку.

Кстати, в Англии Деда Мороза зовут Санта Клаус, иногда англичане называют его Фазер-Кристмас (Father Christmas, Отец Рождества). Во Франции – Пер Ноэль (Père Noël), что тоже переводится как Отец Рождества. В Европе на Новый год ждут еще и Юля Томтена (Швеция), старика Мороза – Йолупукки (Финляндия) и т. д. Но, в принципе, это все тот же Санта Клаус только под другим именем.

Однако, странное дело, из года в год с достойным лучшего применения постоянством парламентарии Литвы добиваются запрета тезки русского Деда Мороза - Сенялиса Шалтиса: якобы, рассказы о волшебнике «нарушают психику детей». У озабоченных сторонников запрета есть последователи, и не только на Украине. В Латвии, к примеру, тоже долгие годы стараются едва ли не каленым железом выжечь новогоднее наследие «проклятых советских оккупантов», но - все никак: дети и взрослые продолжают любить Дедушку Мороза не меньше, чем американизированного Санта Клауса в ярко-красной одежде и в шутовском колпаке! И к латышам приходит из Лапландии Санта, а из России Дед Мороз.

Кстати, атрибутом наших рождественских праздников вполне мог стать и европейский Санта Клаус. Его имя в Европе было изначально связано со святителем Николаем Мирликийским, день которого отмечался 6 декабря (19 декабря н. ст.). Однако постепенно с конца XVIII века на основе сказочных литературных фантазий европейцы стали ассоциировать св. Николая с волшебником-дарителем рождественских подарков детям.



Причем в России святитель Николай как один из наиболее почитаемых православных святых не был принят в столь профанированном варианте. Вместо этого европейский Санта Клаус был русифицирован как Дед Мороз.


В основу его образа положены персонажи старинных русских сказок Морозко и Мороз Иванович. В России Дед Мороз впервые появился на Рождество в 1910 г. Его стали называть также «Рождественский дед» или «Ёлочный дед», не связывая при этом со св. Николаем Чудотворцем, как, подчеркнем, и не связывают. Наш Дед Мороз, в отличие от западноевропейского Санта Клауса, утратил оленей, зато приобрел тройку лошадей и, главное, - помощницу-внучку Снегурочку, появившуюся в советские времена. Хотя эта спутница Деда Мороза – плод фантазии известного русского драматурга и писателя Александра Островского, который в 1873 г. по мотивам русских народных сказок написал пьесу «Снегурочка». А Дед Мороз в литературную традицию вошел раньше, в 1840 г., с публикацией сборника «Сказки дедушки Иринея» В. Одоевского.

Ни в коем разе не пытаюсь воспроизвести тот длинный путь, который прошел русский Дед Мороз, тем более, во всех исторических деталях. Но даже из сказанного, надеюсь, понятно, что как Новый год, так и связанная с ним русская символика основываются на западных традициях, в первую очередь, – на германских. Потому сегодня более всего удивляет тот факт, что немецкие католики объявили войну своему Деду Морозу (Weihnachtsmann) и отстаивают право Святого Николая единолично дарить детям подарки на Рождество. (Как и галицкие националисты, между прочим!) Главным борцом с Вайнахтсманами является отец Доминик Маеринг из католической общины Кельна. Дед Мороз – это, мол, рекламный персонаж, который используют компании, делающие деньги на Рождестве, заявляет он. «В Австрии, например, уже больше почти нет Дедов Морозов, даже шоколадных нет на витринах, лишь Святые Николаи. В Германии же засилье Дедов Морозов, их слишком много. Ничего, мы это исправим», – говорит о. Доминик.

И каким, интересно, видится пастору будущее без доброй тысячелетней традиции? Впрочем, это – сугубо немецкая проблема, тем более, что со своими Дедами Морозами немцы борются без какой-либо идеологической подкладки, как делают это уже упомянутые галичане и «примкнувшие к ним» новоявленные борцы с новогодними праздниками из стран Центральной Азии.


По данным агентства «Regnum», «в передачах телеканалов Узбекистана, посвященных Новому году, не рекомендуется показывать Деда Мороза, Снегурочку, Бабу Ягу, других персонажей русских сказок. Новогоднюю елку - можно, но маленькую и где-нибудь на заднем плане».


Кто конкретно дал указание о запрете, источники предпочитают не говорить. Издание констатирует, что «это уже третья волна самоидентификации и подъема национального самосознания, которую гонит не народ, а непонятные начальники, взявшие на себя функции борцов за духовность и просветительство, естественно, в их понимании, с учетом их уровня интеллекта и образования».

«Анализируя ситуацию, эксперты говорят о том, что сегодня за спиной президента Узбекистана сформировалась весьма влиятельная группа реакционеров в лице агрессивно настроенных чиновников. Вполне возможно, считают эксперты, что эта группа, эпизодически инициирующая приверженность национальным традициям, просто ждет своего часа, чтобы реализовать масштабные планы по коренному переустройству Узбекистана», - сообщает портал. Вместе с тем, само празднование Нового года не отменено: новогодние елки для детей пройдут по всей стране. В Ташкенте под праздничные мероприятия отданы крупнейшие комплексы, включая Дворец «Истиклол», ранее называвшийся Дворцом дружбы народов.

Как отмечает издание «Фергана», сообщения о «репрессивных мерах» в отношении новогоднего праздника в Узбекистане стали появляться с 2004 г. В 2005 г. начальник ташкентского отдела народного образования А. Закиров, например, запретил отмечать Новый год в школах, пояснив свою позицию тем, что население страны имеет право лишь на один новогодний праздник – Навруз, который традиционно отмечают в день весеннего равноденствия. Все остальные праздники, по его мнению, не соответствуют ментальности коренного народа, а потому недопустимы. Как правило, запретительные указания даются в устной форме, при этом чиновники объясняют свое решение стремлением оградить детей от «тлетворного влияния массовой культуры». Русской, судя по всему.


С критикой «чуждого для мусульман праздника» обрушились на «русский» Новый год исламские радикалы в Таджикистане.


С просьбой к властям отменить все официальные торжества, в том числе главную елку на центральной площади Душанбе, выступил на официальном сайте партии Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) главный редактор интернет-издания Мухибулло Курбон. «Празднование Нового года чуждо подавляющему большинству жителей Таджикистана, которые являются приверженцами ислама»,- убежден он. «Было бы лучше, если бы администрация города направила финансовые средства, выделяемые для установки елки и проведения шоу, на закупку новогодних подарков и продуктов питания для пожилых людей, детей из неблагополучных и нуждающихся семей». Заметим, что партия Исламского возрождения Таджикистана - одна из влиятельных политических сил в стране, относящих себя к умеренной оппозиции.

Между прочим, в прошлую новогоднюю ночь в Душанбе нападению хулиганов подвергся 24-летний Парвиз Давлатбеков, одетый в костюм Деда Мороза. Нападавшие нанесли ему множество ножевых ранений, несовместимых с жизнью. Буквально за несколько дней до этой трагедии Верховный муфтий Таджикистана Саидмукарам Абдукодирзода сказал в интервью западным журналистам, что «празднование григорианского Нового года, имеющего религиозные корни, противоречит не только законам ислама, но и традициям таджиков».

Но хорошо известно, что ни в Узбекистане, ни в Таджикистане в досоветский период Новый год с Дедом Морозом и прочими сказочными персонажами, включая Бабу Ягу, не отмечался. Равно, как и в Галиции.


Таким образом, речь идет об очередном предновогоднем «приступе» антироссийских настроений, для чего годятся даже сказочные персонажи. В качестве инструмента противодействия «имперским» устремлениям России.


Не хотелось бы, но, тем не менее, приходится напоминать, что благодаря именно этим устремлениям на территории Центральной Азии появились современные государства. Галиция в советские времена из захудалой польской окраины превратилась в промышленно развитый регион, Украина (Малороссия), в свою очередь, стала вполне европейской страной. А после распада СССР прибалтийские карликовые государства были приняты в Евросоюз и НАТО как равноправные члены. И как очевидно, что Санта Клаус внес свою лепту в развитие европейской духовности, то так же бесспорно, что и Дед Мороз со Снегурочкой приобщали отсталые окраины империи к великой русской культуре, а через нее – и к европейской. Такая вот связь прослеживается, и кому от этого сегодня плохо?

Интересный, в этом смысле, факт. В Киргизии новогоднего Дедушку зовут Аяз Ата, но, похоже, скоро его потеснит Санта Клаус. Недавно шведские ученые объявили эту азиатскую страну его родиной. Они решили рассчитать: где должен находиться домик Санты, чтобы ему было удобно разносить подарки детям всего мира, исходя из того, что сей новогодний волшебник на планете один. Проанализировав массу данных, в том числе, например, даже скорость вращения планеты и угол наклона земной оси, шведы определили: волшебник должен жить в горах Киргизии.

Любопытно, что теперь заговорят в преддверии следующего Нового года «национально-озабоченные» деятели из центральноазиатских государств? И не придется ли теперь галицким националистам обвинять в имперских притязаниях еще и Швецию? Хотя – вряд ли: они ведь не с западноевропейским Сантой воюют, а с русским Морозом. Ох, неблагодарное это занятие, как показывает история, с нашим морозом воевать…



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх