,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Александр Третьяков: «На мой взгляд, если ситуация в стране не изменится, то нам не избежать нового Майдана»
  • 14 сентября 2012 |
  • 22:09 |
  • Alive |
  • Просмотров: 996
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
-2
Александр Третьяков: «На мой взгляд, если ситуация в стране не изменится, то  нам не избежать нового Майдана»


Ровно семь лет назад, в сентябре 2005-го, тогдашний президент Виктор Ющенко неожиданно для большинства сограждан отправил в отставку правительство Юлии Тимошенко, а также уволил своего первого помощника Александра Третьякова, в доме которого, кстати, сам жил во время президентских выборов 2004-го (в целях безопасности). Потом в судах всех инстанций Третьяков доказал необоснованность обвинений, звучавших в его сторону в том числе и из уст Юлии Владимировны. Более того, в Верховной Раде он стал сотрудничать с лидером БЮТ в вопросах создания большинства.

О событиях семилетней давности и о нынешней ситуации в стране политик рассказал в интервью «ФАКТАМ».

«Лучше сделать много маленьких, но конкретных дел, чем выбрасывать деньги на ветер, выдавая их партийным функционерам»

— Александр Юрьевич, не опасаетесь реанимации звания «любий друг Виктора Ющенко»?

— И что в нем плохого? Я был честен по отношению к своим избирателям, к партии «Наша Украина» и ее лидеру. А вот ответ на вопрос, был ли честен с нами и гражданами страны Виктор Андреевич, мне кажется, очевиден. Если хотите, то мы, «любi друзi», стали у Ющенко первыми «жертвами на производстве». А потом уже и вся Украина. Вначале зачистили ближних, испортив им репутацию, а затем вообще убрали всех преданных соратников. Сейчас могу сказать: уже в 2005 году я понимал, что Ющенко на второй срок не переизберут, потому что свою команду он разогнал, а новой не нашел, не создал.

Что же касается «тени Ющенко», о которой меня обычно спрашивают избиратели, то я им отвечаю так: я семь с половиной лет еще и служил в армии, потом столько же занимался бизнесом, да и последние семь лет, о которых мы с вами говорим, работаю в парламенте. Так какая тогда на мне тень — военного, бизнесмена, политика или «любого друга»?!

— Аналитики прогнозировали, что ваша фамилия появится в списке объединенной оппозиции. Почему ее там не оказалось?

— Такой прогноз, пожалуй, основывался на том, что уже более десяти лет я активно участвую в политической жизни. Оказывал финансовую помощь многим партиям, в том числе Народному Руху, «Нашей Украине», «Гражданской позиции», «Поре» — в общем, всем, кого считаю представителями демократических сил.

Решение не включать меня в избирательный список руководители партии «Батькiвщина» — те, которые на свободе, — приняли сами. Хотя до последнего момента убеждали: Саша, ты с нами, никаких проблем с твоей кандидатурой нет. Из-за того, что они не сдержали своего слова, нападать на них не буду. Могу сказать только одно: Бог им судья. Более того, я даже рад, что все так получилось. Несколько раз я избирался в Верховную Раду по партийному списку, а теперь люди будут голосовать конкретно за мою кандидатуру. Это ответственный и очень важный для меня шаг. Лучше сделать много маленьких, но конкретных дел, чем выбрасывать деньги на ветер, выдавая их партийным функционерам. И скажу честно: у меня есть возможности, опыт и влияние для того, чтобы эффективно помогать людям в решении их проблем.

— А «Батькiвщину» вы спонсировали?

— В роли спонсора «Батькiвщини» я выступил единожды — год назад, во время суда над Тимошенко, который считаю политическим. Я позвонил Александру Турчинову и сказал, что хочу помочь людям в палаточном городке возле Печерского райсуда. И Турчинов с благодарностью принял от меня помощь. Я всегда декларирую доходы, потому никогда не опасался публично поддерживать политические силы, идеология и деятельность которых соответствуют моим убеждениям. А вот что касается Партии регионов, то все десять лет в политике я был ее антагонистом.

— Ряд политологов считают, что в новом парламенте большинство будет провластным. Вы согласны с этим мнением?

— Категорически нет. Нынешняя ситуация вселяет в меня уверенность в том, что в новоизбранной Верховной Раде благодаря партии «УДАР» и сильным мажоритарщикам удастся создать демократическое большинство, готовое принять закон об импичменте президента, добиться смены власти и освобождения Юлии Тимошенко и Юрия Луценко.

— А готовы ли вы к какому-либо сотрудничеству с действующей властью? Ведь, как ни крути, депутаты-мажоритарщики ради решения проблем округа обречены искать компромиссы...

— Есть перечень вопросов, по которым я никогда не буду голосовать вместе с провластными фракциями. Например, ни при каком раскладе не поддержу изменение европейского вектора внешней политики страны, вступления в Таможенный союз, который предлагает Россия. Иными словами, я против всего того, что возвращает нас в СССР. Но если Верховная Рада будет рассматривать законопроекты, которые хотя бы на гривню поднимут благосостояние украинцев, то мне все равно, кто их предлагает, я — за.
«Выборы городского головы Киева должны проходить в два тура»

— Сомнения в признании мировым сообществом парламентских выборов в Украине звучат все чаще. На ваш взгляд, они обоснованны?

— Не сомневаюсь, что эти выборы будут признаны Европой, США, но, возможно, с оговорками касательно демократичности их проведения. А вот президентские выборы в 2015-м, если в них не будут участвовать оппозиционные лидеры, мир наверняка не одобрит. На мой взгляд, если ситуация в Украине не изменится, то через три года нам не избежать нового Майдана. Причем люди уже вряд ли поверят обещаниям политиков посадить бандитов в тюрьмы. Поэтому я не исключаю повторения у нас событий, имевших место в Румынии в 1989 году. Хотя мне бы очень этого не хотелось.

— Как коренной киевлянин, вы наверняка анализировали накопившиеся в столице проблемы. Какие из них считаете самыми насущными?

— Первым делом необходимо легализовать столичную власть. Для этого выборы городского головы Киева должны проходить в два тура. Ну не может мэр столицы избираться 20-ю процентами горожан! Тогда он просто не имеет права говорить от имени всех киевлян. Мэр должен быть избран большинством столичных избирателей, получив как минимум 51 процент голосов. Кроме того, победившему во втором туре городскому голове следует передать полномочия руководителя исполнительной власти столицы. Таким образом удастся избежать влияния Президента и правительства на Киевскую горгосадминистрацию, которую вообще следует ликвидировать. А вот районные советы в столице нужно восстановить. Горожанину гораздо проще обращаться с жалобами на жэк к депутату райсовета, который, как правило, знает каждый дом в округе, чем к народному депутату.

— Но с недавних пор у столицы нет мэра, а все законодательные сроки для объявления выборов нового уже истекли...

— На мой взгляд, решение данной проблемы тормозится искусственно. Считаю, что этот вопрос должен быть решен как можно быстрее: город де-факто обезглавлен. Но не только народные депутаты должны бороться за проведение выборов в столице, а и сами киевляне. Почему, скажите, они не возмущаются тем, что лишены права посредством выборов влиять на ситуацию в городе?! Вот и получается, что, пока большинство жителей Киева не считают этот вопрос для себя важным, в коридорах столичной власти остается все меньше киевлян. А ведь проникнуться духом города, по-настоящему почувствовать его вряд ли способны те, кто не провел здесь, в столице, свои юношеские годы.
«С дочкой мы иногда рыбачим на Днепре. Даша однажды поймала на спиннинг щуку»

— Как родные относятся к вашим планам продолжить карьеру парламентария?

— Переживают, но поддерживают. По сложившейся в нашей семье традиции близкие не сомневаются в решениях, которые я принимаю. Они знают, что одна из черт моего характера — не сдаваться. Как правило, советуюсь с мамой и отчимом, который меня вырастил и которого очень уважаю. А излить душу можно только, как я называю, в точке безопасности — в семье. Алла, моя супруга, всегда интересуется, как у меня идут дела, дает мне возможность выговориться. Но она никогда не рассказывает, что я должен делать в той или иной ситуации. Алла не просто жена — она мой самый близкий друг... Мы вместе воспитываем детей. А их у нас трое: девятилетняя Даша и двойняшки — Егор и Данила, которым исполнилось по четыре года.

*Александр Третьяков: «Алла не просто жена — она мой самый близкий друг. Мы вместе воспитываем троих детей. Дочке Даше уже девять лет, а двойняшкам Егору и Даниле исполнилось по четыре года»

— Наверняка именно дети помогают вам найти душевное равновесие после работы...

— Это так. Лучший способ расслабиться для меня — побыть вместе с детьми. Поэтому в выходные дни стараюсь не выезжать из дома и как можно больше времени проводить с семьей. Когда вместе смотрим мультики, наблюдаю за реакцией детей. У них такой искренний, добрый и красивый смех, что лучшего отдыха и большей позитивной подпитки просто не придумать! С Дашей мы иногда ездим на рыбалку на Днепр. Дочка как заправский рыбак ловит на спиннинг, однажды поймала щуку. Порой мне кажется, что Даша чересчур уж взрослая и редко смеется. Когда родились мальчишки, я сказал: «Доченька, ты должна помогать маме, она без тебя не справится». Видимо, Даша очень ответственно отнеслась к моей просьбе, и теперь ведет себя с Егором и Данилой как мама. При этом она с удовольствием и большим желанием учится, очень любит рисовать, читать книжки, изучать языки. Одним словом, в увлечениях дочери прослеживается четкий гуманитарный и творческий уклон.

— А сыновья уже демонстрируют характер?

— Знаете, они все время разные. То Егор демонстрирует нежность и покладистость, а Данила — настойчивость и неусидчивость, то наоборот. В общем, дополняют друг друга. Сыновья ходят в детскую школу, и когда один заболевает, то другой, сидя на уроках, переживает, как там братик. Что же касается характеров... Наверное, все-таки оба пошли в меня, или, может, мне так кажется (смеется. — Авт.).

— Вы строгий отец?

— Очень мягкий. Супруга более строга, а я детям все разрешаю. Хотят рисовать, хоть на стене, — пожалуйста, хотят в футбол поиграть — нет проблем. Никогда не ограничиваю их личного пространства. Но при этом не иду на поводу у детских капризов, когда дети просят чуть ли не звезду с неба.

— Как в политической, так и в семейной жизни бывают кризисы. Случались ли они у вас?

— С Аллой мы вместе уже 21 год. Познакомились случайно на улице. Я тогда был курсантом военного училища, и мы с другом гуляли по бульвару Шевченко, в гражданской одежде. Алла шла навстречу. Когда мы разминулись, друг по моей просьбе догнал ее, спросил, можно ли с ней познакомиться. Алла сначала не соглашалась, но затем они с моим другом разговорились, и я подошел к ним... Через неделю позвонил, пригласил ее на свидание. А через два года мы поженились.

Что касается кризисов в семье, то не миновали они и нашу. В такие периоды мы с Аллой искали компромиссы. Я, например, считаю силой, а не слабостью способность просить прощения, когда неправ. Если хотите, то это мое жизненное кредо: ошибку нужно исправлять, а не усугублять.

— Скажите, правда, что у вас в доме живет говорящий попугай, выкрикивающий политические лозунги?

— Выкрикивавший! Раньше. Нашего бурохвостого попугая-жако зовут Прохор. Во время оранжевой революции его клетка стояла возле телевизора, и со временем он начал кричать: «Разом нас багато», «Ю-щен-ко»... А потом родились сыновья, и по телевизору мы стали смотреть в основном мультики. Попугай запутался, перестал митинговать, а в последнее время и вовсе стал аполитичным. Теперь меня только приветствует: «Привiт» или прощается: «Ну все, пока».

My Webpage
Отредактировал JheaD (16 сентября 2012)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх