,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Делим две страны по одной кухне
  • 11 августа 2012 |
  • 02:08 |
  • V.Sabur |
  • Просмотров: 539
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
+4
Александр ЗАХАРОВ,
пограничный пункт «Грабовское» — Киев

Отправляясь в командировку на украинско-российскую границу, я не предполагал, что придется говорить о российском газе и гусях без гражданства. А также узнать историю о том, как один дом может одновременно принадлежать двум государствам.

Пресс-тур не для прессы

Поездка в Сумской пограничный отряд сразу пошла не по сценарию официальных визитов: жара, плохие дороги, не слишком удобный автобус «Богдан». И то, что обычно превращается в протокольный визит с расшаркиваниями, обменом любезностями и хлебом-солью, в этой поездке сменилось лишениями и тяготами, знакомыми пограничнику и неприятными для обывателя.

По приезде в часть состоялась встреча с командованием Сумского погранотряда, где обсуждали существующие проблемы и готовились предложения для Кабмина по их устранению. Если коротко, то проблемы следующие: кадровый некомплект, нехватка жилья, отсутствие средств остановки нарушителей и несоответствие единому стандарту пунктов пропуска, нежелание местных бюджетов финансировать строительство пунктов перехода, лишние пункты пропуска и много другое.

— Давайте лучше поедем на пункт пропуска и там все посмотрим, — сказал командир отряда полковник Владимир Беркута.

Послышались вздохи — не все обрадовались перспективе покинуть прохладный кабинет, помня недавние 350 км по плавящемуся асфальту.

— Здесь недалеко, километров 50, съездим, пока светло, а вечером уже все обсудим, — объявил план действий командир.

Если вам приходилось смотреть ралли, вы можете представить эту короткую поездку к местному пункту перехода «Грабовское», что в Краснопольском р-не.

— Здесь крутой, правый, а там будет трамплин, тут левее берите — яма большая, — читал по памяти стенограмму трассы наш сопровождающий. Впереди шла командирская «Шкода», поочередно мигая указателями поворотов и «стопами». За окном автобуса, как в плохом телевизоре, подпрыгивали пейзажи и расплывались указатели названий деревень.

Через час 50-километрового «Дакара» все с огромным удовольствием покинули автобус и пошли «смотреть границу».

Римские гуси

Здесь не оказалось ни автоматчиков, ни изгороди из колючей проволоки, ни собак, рвущихся с цепи.

Три пограничника, небольшой вагончик-бытовка, окрашенный в цвет украинского флага, шлагбаум, ограждение из сетки-рабицы да УАЗ-3303 — вот и вся граница. Слева от пункта пропуска — озеро, а справа дорога «в Россию» одновременно служит и дамбой для водоема. Граница проходит посередине озера: половина его принадлежит нам, вторая — России..

Россия в 20 м от пункта пропуска. Буквально в нескольких метрах от указателя «Увага! Державний кордон України! Прохід заборонено» стоят автомобили с номерами Белгородской области, на том берегу озера видны дома и загорающие на пляже жители другого государства.

За все время нашего пребывания в «Грабовском» границу никто не пересекал, кроме гусей, плавающих в озере. Они, говоря официальным языком, систематически нарушали государственную границу.

— Чьи это гуси? — спрашиваю у старшего прапорщика Евгения Московца.

— Да кто разберет, чьи, плавают туда-сюда. А вечером домой возвращаются: одни в Россию, другие в Украину. Пусть будут римские гуси, те город спасали, а эти на границе службу несут.

— Как вам здесь служится?

— Нормально. Работа есть, зарплата стабильная. Жена у меня тоже тут контрактником. Я получаю 2600 грн., она — 1900.

—Живете здесь, в Грабовском?

— Снимаем. Платим 200 грн. в месяц. А зимой уже побольше — газ дорогой, а у соседей подешевле.

— Вы тут уже не первый день. Кто и куда ходит?

— В основном ходят к родным в гости. К нам идут скупаться в магазинах. Ведь в России люди живут лучше, получают больше, и для них наши продукты доступны. А наши ходят туда на работу. У соседей много работающих предприятий.

— Нарушителей видно сразу?

— Какие там нарушители, зачем себе жизнь усложнять! Все друг друга знают уже не один десяток лет.

— Домой когда нужно вернуться и какие документы при себе иметь, чтобы сходить в гости к родным?

— Вернуться нужно через 90 дней. А иметь при себе всего-навсего паспорт с пропиской в Белгородской или Сумской областях. И ходи себе хоть сто раз на дню.

— А меня с моим паспортом здесь не пропустят?

— Нет, придется ехать на международный пункт пропуска.

— У нас в этом году 9 лейтенантов пришли — они не пропустят ни единого нарушителя, — подключается к разговору майор Олег Перехристюк, начальник отделения подготовки персонала.

— На этом пункте офицеры несут службу?

— На таких пунктах, как этот, службу несут прапорщик и несколько контрактников.

— И они успевают и нарушителей ловить, и пропускной режим осуществлять? Или этот пункт не самый напряженный?

— Самый сложный — международный пункт пропуска «Сопыч». А тут спокойно — поэтому успевают ночью патрулировать.

— На машинах?

— Пешком. Здесь недалеко — несколько километров в каждую сторону.

— Утром меняются. И через трое суток заступают?

— Нет, у нас большой некомплект. Так что очень часто через сутки. Отдежурил, пошел домой, отдохнул и снова на пост.

— Почему такой некомплект?

— Во-первых штатное расписание не продумано, а во-вторых, не много желающих идти в контрактники на 1500 грн. и стоять в нарядах через сутки. Плюс ко всему еще и выбирать не из кого. Нередко на пунктах, отдаленных от населенных пунктов, вместе служат муж и жена — это позволяет как-то мотивировать людей. Стараемся в части находить работу для жен офицеров и контрактников.

— Молодых офицеров много уходит?

— Хватает. Но если втягиваются, то уже остаются надолго.

— Вы в отряде уже сколько лет?

— С лейтенанта! Уже 19 лет. Первый набор Национальной академии государственной пограничной службы Украины им. Богдана Хмельницкого.

Сделайте как в России

— В России все просто — разработали типовой проект пункта пропуска и установили всюду, где есть такая необходимость, — говорит командир главе общественного совета при администрации Государственной пограничной службы Украины (ГПСУ) Анатолию Макарову. — Представьте, там все продумано: и микроволновка, и кондиционер, и генератор, и связь. У нас телефоном мобильным пользоваться запрещено. Батарея у радиостанции садится через два часа, так еще и сама станция «не берет», если отойти далеко от базы. Приходится таскать с собой неработающий балласт. Сейчас мы получили 4 сим-карты — выдаем их наряду.

— А у вас что получается — один пункт из шифера, а второй из кирпича может быть?

— Именно так и есть, что было под рукой, из того и построили. У нас один из наряда топит буржуйку, второй еще какими-то работами бытовыми занят. А третий в журнал записывает тех, кто пересекает границу. А мог бы просто паспорт отсканировать и внести в компьютер. Ни условий, ни скорости.

— В бюджетах же заложены средства!

— Заложены, Анатолий Андреевич. Но они не выделяются. Нам не нужны эти огромные суммы, которые там прописаны. Пусть не тянут линии электропередач и не прокладывают автомагистрали. Все очень просто — посмотреть, как в России, и сделать так же.

Здесь же состоялась встреча с молодыми лейтенантами, прибывшими на ознакомление с пунктом «Грабовское». Разговор пошел о жизни и будущих генеральских звездах. Все молодые офицеры обещали как минимум «закрыть двадцатку» — отслужить 20 лет. Но пока из будущих генералов еще никто не имеет даже служебного жилья.

— Живем с женой вдвоем в Сумах, снимаем квартиру. Платим 1000 грн. в месяц, — говорит лейтенант Дмитрий Рукодер.

— Она тоже служит?

— Еще учится. Станет ветеринаром — будет животных лечить.

— А гусей?

— Да и гусей тоже, — говорит с улыбкой Дмитрий.

— По машинам! Сейчас в отдел пограничной службы «Краснополье» едем! — раздался голос командира.

Граница через кухню

Спецучасток Грабовское—Краснополье дорогой назвать сложно.

— Ваш фотоаппарат снимает видео? — рядом со мной присел начальник пресс-службы отряда старший лейтенант Роман Ткач.

— Нет, только фотографирует.

— Хочу, чтобы в пресс-службу купили хорошую технику, которая будет видео снимать и качественные фото делать. А то мыльница совсем не справляется.

— Работы много?

— Очень, мне жена помогает. Она на областном телевидении журналистом работает. Тяжело и писать, и снимать, и еще по пунктам пропуска мотаться.

— А что снимаете?

— Нарушителей, контрабанду. Хватает.

— И что куда везут?

— Сейчас сезон начался — конопля созрела. На днях поймали одного «несуна» — 5 кг конопли нес в Россию. Оружие везут в обоих направлениях. Давно антиквариат не везли. (Сказал Роман и сглазил. На следующий день антиквариата было в избытке. — Авт.) Наркотические вещества.

— Как вам удается все это обнаружить?

— Наши инспекторы уже настолько опытны, что по внешним факторам могут определить, что везет нарушитель и где спрятал. Собаки помогают находить оружие и наркотики.

— Какой график «дежурства» у собак?

— Такой же, как у хозяина. Собака закрепляется только за одним человеком, и на дежурствах они всегда вместе. Как правило, она живет у того, за кем закреплена. Ведь кинологов у нас нет.

— Технические средства вы тоже используете?

— Например, на железнодорожных пунктах пропуска стоят сканеры, реагирующие на большое количество параметров. Недавно с их помощью обнаружили заробитчанина из Молдовы, которого ограбили в Москве. Он добирался домой в вагоне товарного поезда.

— Заробитчане — самая проблемная категория?

— Нет, самая проблемная категория — автомобили с прибалтийской регистрацией. Но вообще у нас довольно-таки спокойный участок. В северных районах села вообще пустые стоят. Нелегалы идут по черниговским болотам — это территория наших коллег из Черниговского отряда.

— У вас ведь тоже есть водный участок границы около 100 км?

— Там все спокойно. Мы его на моторной лодке патрулируем. По течению на веслах, против — на моторе.

— Нарушители только по течению идут?

— Нет, мы бензин экономим. Попробуй 95-го набраться на всех.

— В этом году ГПСУ получила новую технику: Land Rover Defender, квадроциклы Polaris Sportsmant, снегоходы Polaris Turbo IQ. К вам она поступила?

— Land Rover и квадроциклы уже здесь — не успевают остывать.

— В Харьковском отряде есть самолеты для патрулирования территории, а у вас?

— У нас пока еще нет.

— Сейчас граница разделила страны и народы. Но благодаря договоренности между правительствами России и Украины хотя бы жителям приграничных районов предоставили возможность пересекать границу по упрощенной схеме. На 562,5 км границы, которую контролирует ваш отряд, приходится 35 пунктов перехода, из них работает только 11. Хватает?

— Достаточно. Есть пункты, которые созданы в местах, где не бывает людей. А средства и силы на их содержание нужно расходовать. С количеством этих пунктов очень много сложностей. Лучше использовать мобильные или временные пункты пропуска.

Что касается раздела страны, то в районе пропускного пункта «Рыжевка» граница делит дом пополам! Представьте себе — граница проходит через дом, газ и электричество на российской стороне. А гражданство у живущих там людей — украинское! Нужно, например, сходить на кухню убавить температуру в системе отопления — уже пересек государственную границу! А вы говорите — страны!

— Если возникает необходимость организовать временный местный пункт пропуска, сколько для этого нужно времени?

— Часа два. У нас очень хорошо отработан механизм взаимодействия с российскими коллегами. Звонок, потом факс, и высылаем мобильные группы к месту перехода. Вы не успеете собраться в гости, как уже все будет готово.

Тем временем автобус остановился у КПП отдела пограничной службы «Краснополье».

Снова совещание, обсуждение проблем, инспекция помещений для временного содержания нарушителей, боксов с техникой, классов подготовки, комнат дежурных, проверка документации. Все эти мероприятия закончились, как и обещал командир, когда стемнело.

— Завтра в 8.00 я буду у вас, — сказал полковник Беркута, прощаясь с нами в фойе гостиницы.

День второй

Восемь утра наступило быстрее, чем зарядился фотоаппарат.

В 8.15 мы уже возлагали цветы к Мемориальной колокольне-пантеону героям-пограничникам.

В 10.00 началась встреча членов общественного совета с коллективом части. Потом была встреча членов профсоюза, которая сменилась инспекцией территории части. После чего — встреча с ветеранами.

В 14.00 — подведение итогов в кабинете командира.

После совещания я снова встретил Романа Ткача.

— Не могу вас проводить, еду на задержание. На пункте «Сопыч» наши задержали «Газель» с антиквариатом. Уже миллион гривен насчитали. Сегодня вернусь. Тут всего 160 км в одну сторону.

Прощаясь с нами, кто-то из провожающих на вопрос «Как вам помочь?» ответил:

— Пусть Янукович проедет по всем пунктам пропуска, и тогда все проблемы решатся за один день.

Всю дорогу домой я думал над тем, почему нужно охранять два народа друг от друга и зачем их делить между собой границей через кухню и спальню. Что заставляет пограничников нести службу через сутки, получая за это зарплату продавца-консультанта в супермаркете, и мечтать о генеральских погонах, снимая квартиру за половину лейтенантского жалованья.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх