,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПРИГОВОР УКРАИНСКОМУ ЯЗЫКУ ДАВНО ПОДПИСАН
  • 27 июля 2012 |
  • 19:07 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 674
  • |
  • Комментарии: 21
  • |
+13
Народные приметы – штука верная

Если, к примеру, метеорологи предсказали, что будет сухо – возьми с собой зонтик. Если черная кошка дорогу перебежала, то это к беде. Она, кошка то бишь, рискует огрести по самое не хочу. Ну а если нынешний Гарант прав и свобод заговорил о государственном русском языке, то это к выборам. Впрочем, выборы, это когда есть из чего выбирать. Но речь не об этом, а о том, как говорят гадалки, «что было, что будет, чем сердце успокоится».


Что было?

Не будем производить раскопки в истории давней и не очень. Тем более, что я уже писал о том, на каком языке в Древней Руси говорили, кто сшил первый украинский флаг и кто объяснил украинцам, что они украинцы, кто вразумил их, на каком языке им следует разговаривать, что получается из экспериментов над украинским языком и даже тщетно пытался ликвидировать безграмотность среди отдельно взятых украинских президентов.

Итак, всего каких-то пару лет назад, будучи еще не президентом, а лишь кандидатом в оные, Виктор Федорович написал, а может, ему написали, в предвыборной программе: «Шаг десятый. Два языка – одна страна. Жажду (и не иначе!) реального утверждения в Украине европейских стандартов демократии, неуклонного обеспечения прав и свобод человека. Выступаю за придание русскому языку статуса второго государственного.

Я – последовательный сторонник цивилизованного решения этого вопроса, осуществления сбалансированной государственной языковой политики, которая адекватно реагирует на языковые потребности общества, соответствует общепризнанным нормам международного права, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств».

25 февраля 2010 года Виктор Янукович стал Президентом Украины и всего через две недели после этого на церемонии вручения Шевченковских премий в Каневе на Чернечей горе недвусмысленно заявил: «В Украине будет развиваться украинский язык как единственный государственный».

Всего за четыре дня до этого в Кремле, на совместной с Дмитрием Медведевым пресс-конференции, новоиспеченный Президент Украины пообещал, что в ближайшее время в Украине будут приняты законы о защите прав русскоязычного населения.

Прошел ровно год после избрания, и на вопрос в проекте «Прямой разговор со страной» по поводу русского языка Президент ответил, что единственным государственным языком в Украине является украинский, а сторонникам русского посоветовал его изучить. Видимо, сам он сторонником русского языка не является – с изучением украинского у него туговато.

И вот после интервью Виктора Януковича, которое он дал российскому агентству ИТАР-ТАСС 18 марта 2012 года, украинские СМИ запестрели заголовками: «Янукович сделает русский вторым государственным», «Русский язык в Украине станет официальным», «Русский язык скоро станет государственным».

Главной причиной этого стало не само интервью, а заголовок, под которым вышла новостная выдержка из него «Украина в ближайшее время примет закон о двух государственных языках – украинском и русском».

И мало кто обратил внимание, что всего за день до этого на съезде Партии регионов с несчастливым по приметам тринадцатым порядковым номером Виктор Янукович запретил во время избирательной кампании затрагивать темы, которые могут расколоть общество. Проблема русского языка, без сомнения, относится к их числу. Но не потому, что она может расколоть общество, а потому что она его уже давно расколола.

Кто придумал такой заголовок, то ли бравший интервью Михаил Гусман, то ли редактор новостей, но когда 19 марта полный текст интервью был опубликован в «Российской газете», оно пошло с названием «Теперь без лишних перекосов» и подзаголовком «Президент Украины Виктор Янукович: Жизнь прошла в борьбе, я к этому привык».

Всем, кто прочитает этот полный текст, станет ясно, что речь идет вовсе не о русском языке в качестве второго государственного, а о законопроекте регионалов Вадима Колесниченко и Сергея Кивалова «Об основах государственной языковой политики».
В нем русский язык сведен до статуса языков национальных меньшинств, и максимум, на что может претендовать, так это на то, чтобы стать региональным. И это при том, что по данным института Гэллапа он является родным для 83% населения Украины, причем, не только русских по национальности. Но самое главное, что принятие этого закона поставит крест на перспективе русского языка стать в Украине вторым государственным.
Такая вот скрытая диверсия получается! Ну а заодно и возможность для Виктора Януковича не выполнять свое предвыборное обещание.

Что будет?

Но давайте представим на минуту, что русский язык стал вторым государственным и получил такие же права, как украинский.

Русский язык станет обязательным для изучения во всех школах наравне с украинским. Увеличится количество школ с русским языком обучения, в том числе в Тернопольской, Ровенской и Киевской областях, где их сейчас попросту нет, несмотря на то, что в них проживает 170 тысяч человек русскоязычного населения. У студентов появится возможность выбирать, на каком из двух государственных языков учиться. Вне всяких сомнений, это повысит качество образования для тех из них, кто является русскоязычным.
С одной стороны, обучение на неродном языке, как минимум, на 50% снижает качество усвоения материала, а с другой – у них появится возможность использовать современные наработки стран постсоветского пространства в соответствующих отраслях знаний. Облегчит это и доступ к украинской научной литературе для ученых из этих стран, что означает большую возможность для обмена информацией, идеями, создания совместных проектов и проведения совместных разработок.
Что такое «кульковерт передньойи матыци та яловый крутень передаткового ланцюга» с трудом могут себе представить не только инженеры СНГовии, но и наши отечественные. В конце концов, не нужно будет тратить время и средства на безуспешные попытки перевести документацию конструкторского бюро Антонова с мирового технического (наряду с английским и французским) русского языка на украинский, изобретая для этого недостающие для перевода слова.
В общем, толчок для развития науки и техники ожидается очевидный, особенно если учесть, что критерием оценки преподавателей и ученых станет не уровень владения единственным государственным языком, а реальные знания.
Придание русскому языку статуса второго государственного позволит молодёжи, получившей образование в Украине, получить возможность применения своих знаний во всех постсоветских странах, не отказавшихся от русского языка. Подстегнёт это и обратный миграционный поток. Такие специалисты будут ехать оттуда и в Украину. Активнее будет происходить и внутренняя миграция.

В конце концов, люди смогут выбирать, на каком языке им смотреть кинофильмы, телепередачи и слушать радио. Говорящие дома и вне заседаний на русском государственные мужи перестанут впадать в ступор и нести околесицу вроде «на протязи року» (в дословном переводе «на сквозняке», том самом, что из окна дует), когда нужно будет выразить свои мысли без заранее приготовленной бумажки.
Премьер Азаров с чистой совестью сможет во всех бедах винить не «попередников», а предшественников, а Президент Янукович не оконфузится в очередной раз, жалобно глядя на своего не успевшего подсказать референта, с какой-нибудь «ёлочкой».
Никто вслед за Виктором Ющенко не будет делить граждан Украины на сорта или категории, называя пятой колонной. Никому не придет в голову, как Борису Тарасюку, заставлять говорить исключительно на украинском языке на службе и дома не только украинских дипломатов, но и членов их семей. Никто не подпишет вслед за Юлией Тимошенко постановление Кабмина, согласно которому в украинских школах учителям и ученикам на уроках и переменах воспрещается говорить на каком-либо языке, помимо украинского.

Правда, останутся без работы активно изобретающие украинский новояз «профессиональные украинцы». Но разве плохо, если украинский язык очистится от чего-нибудь типа «милициянты на автивках на шляху до летовища, де малы проглянуты свитлыны з новыми гвинтокрылами, заихалы до рундуку, щоб выпыты филижанку кавы»? И разве плохо, что патриотизм будет выражаться не в том, на каком языке ты говоришь, а в том, что ты делаешь для блага своей родины?
Но самое главное, что придание русскому языку статуса государственного станет предпосылкой преодоления раскола, существующего в современном украинском обществе и вызванного насильственной административной и культурной украинизацией. И страшилка о том, что русский государственный будет способствовать сепаратистским тенденциям на Юго-Востоке и в Крыму, не имеет под собой ни малейших оснований. Там никто и никогда не запрещал украинский язык. А вот в Галиции запрет использования русского языка неоднократно закреплялся нормативными документами, принимаемыми органами местного самоуправления.
Взять хотя бы распоряжение мэра Ивано-Франковска 2006 года о том, что «на улице, в магазинах, школах и на публичных мероприятиях в Ивано-Франковске должна звучать исключительно украинская речь», или недавнюю идею львовских депутатов запретить трансляцию песен на русском языке в кафе и маршрутках.
Так, где у нас «живет» на самом деле сепаратизм? Не там ли, где 1939 год, когда Галиция влилась в состав Советской Украины, называют началом оккупации? Австро-Венгерский и польский период этих мест так почему-то не называют. И самое интересное, что с исчезновением с политической карты мира СССР, оккупация Галиции, по мнению самых патриотичных патриотов Украины из Канады, не закончилась.
Вряд ли такие бредовые решения и мнения будут возможны, стань русский язык вторым государственным. А вот восстановит ли такой шаг популярность Партии регионов среди граждан? Вряд ли. Это, как у Булгакова, «гражданин соврамши». Тем более предпринимать его регионалы не собираются.

Чем сердце успокоится?

Как-то спикер Верховной Рады Владимир Литвин сказал: «Мы прекрасно понимаем, что в нынешней ситуации, если гипотетически предположить введение второго государственного языка - русского, у нас фактически останется один государственный язык - русский. Украинский язык не выдержит конкуренции в научной сфере, информационной сфере и в сфере коммуникативной».
На такое заявление отвечу цитатой из своей же статьи «Вопросы языкознания, или Назад в Средневековье»: «В свое время усатый вождь всех народов в перерыве от организации перманентной мировой революции озадачился вопросами языкознания, дабы и его призвать на помощь пролетариату. Товарища Сталина можно ругать, можно хвалить, но одного у него никак не отнять – дураком он никогда не был и ошибки собственные признавать умел, написав в 1950 году книгу «Марксизм и вопросы языкознания».
И пришел Иосиф Виссарионович к выводу, что любому языку в качестве явления глубоко наплевать на классовую борьбу и вообще любую политику, не подчиняется он законодательным актам, указам президентов и постановлениям Кабинетов министров, курултаев и священных синодов, – он живет и развивается по своим собственным, им самим установленным внутренним законам».
Приговор украинскому языку подписан вне зависимости от того, станет русский язык государственным или нет. И это объективная реальность. Он станет таким же мертвым языком, как староболгарский, древнерусский или, к примеру, санскрит или панскрит. Правда, случится это не сегодня и даже не завтра, но произойдет обязательно.
Малорусское наречие, называемое ныне украинским языком, вобравшим в себя во времена, когда современные украинские земли входили в состав Речи Посполитой и Польши, а также в результате сталинской украинизации 62% польской лексики, уже многие годы переживает закономерный процесс сближения с «гыкающими» и «ыкающими» южными диалектами наречия великорусского. То есть возвращается к своим корням. Именно поэтому и возник суржик – по-научному близкородственный билингвизм.
Кстати, говорят на нем не только в Украине, но и в Белгородской и Воронежской областях России. Именно на суржике, а вовсе не на украинском языке, практически поголовно разговаривают и в Верховной Раде Украины. Тот же закономерный и от этого неизбежный процесс сближения с русским языком происходит и с кубанской балачкой, украинизировать которую так и не вышло у Сталина, и с белорусской трасянкой.
И дело вовсе не в имперских амбициях Кремля или националистических устремлениях Львова. Язык в качестве явления глубоко равнодушен и к косовороткам, и к вышиванкам. У него свои законы. И в отличие от законов писаных, поворачивать их, как дышло, не удавалось в мире еще нигде и никому. Тех же, кто будет пытаться это сделать, колесо языковой истории переедет, даже не заметив.
Пора это понять, и на этом-то «сердце успокоится», а у Украины появится шанс стать действительно демократическим государством.

Михаил Корниенко, From-UA



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх