,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Легенды о возникновениии Киева
  • 2 июля 2012 |
  • 20:07 |
  • Alive |
  • Просмотров: 3836
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
-13
В VI-VII вв. на территориях, впоследствии объединяемых понятием «Русская земля», центром которой был Киев, существовала богатая, содержащая много золотых и серебряных предметов, «дружинная» археологическая культура «пальчиковых фибул», слои которой опирались на немногие «грады». Сельские культуры - «пеньковская» и «колочинская», составляли для нее как бы социальный фон. Эта культура резко отличается от культур соседних славянских племен и тесно связана с городами Боспора, которые к этому времени перестали быть форпостами греческой культуры, с Херсонесом и Тмутараканью и имеет много общеевропейских форм. Рыбаков называет ее культурой русов, которых он считает одним из славянских племен, несмотря на приводимые им же данные, противоречащие такому утверждению. Культура «пальчиковых фибул» не имеет исторических корней на этих территориях и исчезает в VII в., хотя некоторые ее элементы прослеживаются в славянских находках VIII-IX вв., как считает крупнейший советский археолог и историк Артамонов. По его утверждению, этническая принадлежность этой культуры не установлена, хотя она «совершенно несомненно» не славянская.

Легенды об основании Киева сохранились у русского и других славянских народов, у германских народов и у армян. Сходные мотивы прослеживаются в легендах об основании Кракова и Праги - городов, лежащих на торговом пути Киев - Регенсбург.

Рассмотрим две легенды: наиболее древнюю - из «Истории Тарона» Зеноба Глака, армянского историка, которую Марр относит к VI в., а некоторые историки - к VIII в., а также легенду, изложенную в Повести временных лет.

По легенде Зеноба Глака, два брата, Деметр и Гисаней (оба имени типичны для фиаситов), изгнанные из родных мест, нашли убежище у царя Валаршака, пожаловавшего им землю Тарой, где они построили город Вишап. Затем в Аштишате (Змееграде) они поставили двух идолов - своих патронов. Через пятнадцать лет Валаршак убил братьев, «...и дал власть трем их сыновьям - Куару, Мельтею и Хореану. Куар построил город Куары, ...а Мельтей построил на поле том свой город и назвал его по имени Мельтей, и Хореан построил свой город в области Палуни и назвал его по имени Хореан. И по прошествии времени... Куар, Мельтей и Хореан поднялись на гору Куркея и нашли там прекрасное место... так как были там просторы для охоты и прохлада... и построили там селение и поставили они двух идолов, одного по имени Гисанея, другого по имени Деметра».

В «Повести временных лет» записана следующая легенда:

«И быша 3 братья: единому имя Кий, а другому Щекъ, а третьему Хоривъ, и сестра их Лыбедь. Седяше Кий на горе, где же ныне увозъ Боричевъ, а Щекъ седяше на горе, где же ныне зовется Щековица, а Хоривъ на третьей горе, от него же прозвася Хоревица. И створиша градъ во имя брата своего старейшаго, и нарекоша имя ему Киевъ. Бяше около града лесъ и боръ великъ, и бяху ловяща зверь, бяху мужи мудри и смыслени, нарицахуся поляне, от них же есть поляне в Киеве и до сего дне».

Имена легендарных основателей прослеживаются в топонимике древнего Киева. Гора, на которой была построена дрвнейшая часть города, носила название Хоривица, другая гора называлась Щековица, на территории Киева находилась речка Лыбедь. Имена двух братьев в русской и армянской легендах совпадают, а имена Щек и Мельтей, по мнению Марра и других исследователей имеют один и тот же смысл - «змей». Ряд ученых отмечали, что имена всех трех братьев не имеют «никаких признаков славянской принадлежности», а обе легенды ясно указывают, что братья были пришельцами в земле полян.

Происхождение имени одного из основателей Киева определяется однозначно и связывается с евреями: «Хорив» или «Гора» - название горы в Синае, на которой Моиисей получил Тору. Эта гора была выбрана Б-гом для вручения Торы потому, что на ней никогда не стояли идолы. Однако, если Хорив - гора, на которой никогда не стоял идол, то древнее имя Киева - «Киун» естественно сопоставить с еврейским названием места, на котором установлен идол Киун « ». По-сирийски это название звучит «Каван», по-арабски - «Кайван», что позволяет объяснить различные произношения имени города: древнее «Киун», арабское «Куява» и русское «Киев». Чередование «у-в» естественно, так как представляет собой различное прочтение буквы « » (вав). Близкие по звучанию названия населенных пунктов в различных местах Польши и Литвы, сохранившиеся с дренейших времен, по-видимому, имеют это же происхождение. Например, в средней Польше есть местность Куява, с которой связаны легенды об основании Польского государства и где находятся древнейшие населенные пункты Киево, Киевица и другие со сходными названиями. В Новодомском повете есть село Киев. Села и города с подобными названиями есть в Силезии, Моравии, Угорщине, Сербской Лужице и других местах.

Еще одно название Киева, приведенное в сообщении Константина Порфирородного, - «Самбат», а также встречающееся в былинах древнее название Днепра - «Сафет» или «Израй-река» легко могут быть объяснены: Сафат - это священная, или субботняя (« » - «шабат») река еврейских сказочных (аггадических) преданий, протекающая по территории, населенной десятью потерянными коленами Израиля. Название «Сафет» - «Самбат» применительно к городу или реке может быть истолковано на основании ивритского «шабат» - «суббота», которое в славянских и германских языках должно было превратиться в «самбат», «Samstag». С другой стороны, бог (Киун, Кайван) отождествляется греками с Сатурном, днем которого была суббота, что сохранилось во многих европейских календарях. На иврите Сатурн носит название Шабтай « », т. е. тот же «шабат - суббота - самбат». Все три названия происходят из одного источника.

Признанная связь одного из основателей Киева с евреями, а также возможность объяснить из иврита имя второго, оправдывают попытку истолкования с тех же позиций и имени третьего - Щека. Для выяснения того, кто мог бы скрываться под этим названием, еще раз обратимся к былинам, как это делали представители так называемой «исторической школы» В.Ф.Миллер, А.Н.Майков, М.Г.Халанский. идр.

Русский эпос - былины - знает четыре наиболее древних образа, играющие первостепенные роли: Змей, Вольга-Волх, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Змей является отцом Вольги, главного героя наиболее древней былины, сложившейся в языческие времена, исследователи усматривают в этом проявление тотемизма. В этой легенде нашел отражение номадический период развития Руси: хотя зачатие и рождение богатыря происходит в Киеве, его деятельность не связана с определенной территорией. Волх - единственный из богатырей былин киевского цикла - не имеет отношения к князю Владимиру. Он атаман дружины, которую обеспечивает всем необходимым (вплоть до организации женитьбы своих воинов в чужой стране). Его имя созвучно названию двух важнейших речных торговых магистралей: Волге и Волхову, причем согласно легенде, записанной Ломоносовым, последняя и названа по его имени. Отцом Волха по этой версии был князь Словен, основатель Новгорода. Отчество этого богатыря, Всеславич-Буслаевич, имеет характерное для иврита и необычное для славянских языков чередование «б-в». Вольга грамотен, знает иностранные языки, различные науки, владеет колдовством. В легендах, связанных с принятием христианства, Змей по-прежнему живет в Киеве (на Горе), возле реки Пучай (отождествляемой с притоком Днепра - Почайной, протекавшей по окраине Подола и игравшей важную роль в торговле), называется «Горынычем» и принимает черты внешнего врага. Однако к этому врагу сохраняется особое отношение:
с ним можно вести переговоры и даже заключать письменные договоры, что указывает и на его грамотность. Нарушение договора со стороны Змея, в наиболее распространенных вариантах былин, приводит к освобождению «полона» и решению спора мирным путем, что не характерно для русского эпоса.

Все особенности легендарных отношений со Змеем, а также включение Щека - «змея» в число основателей Киева можно объяснить, если принять, что под этим образом скрывается реальная еврейская диаспора, часть населения этих мест, вполне вероятно - живущее на «Горе» - Киеве колено Дан, эмблемой которого является змей. Становится понятным возникновение тотемического образа змея до принятия христианства и появления половцев, превращение его во врага после принятия христианства и победа над ним с помощью «шапки земли греческой» (символизирующей христианство). Впоследствии этот образ переносится на этнического врага - половцев.

Таким образом, в основании Киева приняли участие как местные евреи-иудаисты (именно на горе Хоривица была возведена древнейшая часть города), так и местные «рашия». Еврейское население этого района было настолько древним и значительным, что оказало влияние на топонимику и участвовало в создании наиболее древних и долгоживущих образов местного фольклора.

Мы не объяснили происхождения имени четвертого основателя Киева - сестры Лыбедь, чье появление в легенде нарушает фольклорную традицию и, по-видимому, обусловлено реально существовавшими причинами. Имя «Лыбедь» созвучно с именем основательницы Праги - Лебуши и с названием района - «Лебедия», занятого венграми по пути на запад. В связи с анализом легенды Татищев упоминает город Леин (по Птолемею), помещенный им в месте впадения Припяти в Днепр, однако этих данных недостаточно, чтобы сделать какое-либо заключение.

Отметим, что Добрыня Никитич, прообразом которого считался дядя Владимира Святого, человек не только грамотный, но и хорошо образованный. По общему мнению, христианизация Руси способствовала развитию культуры и в первую очередь - грамотности, однако в былинах представитель младшего поколения богатырей, сын христианского священника Алеша Попович, безграмотен, что особо подчеркивается.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх