,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


До 1150-річчя Київської Русі
-1
Киевская традиция церковно-народных преданий о Оскольдова могилу и древнейшую Никольскую церковь на ней сохранила устойчивую память похороненного здесь князя Аскольда как о христианине, который погиб от рук язычников [1]. Также и некоторые летописные источники хранят свидетельства об этом, даже называя князя «блаженным». Одним из проявлений такой традиции было сооружение на могиле князя Аскольда православной церкви2. До революции 1917 г. в Киеве существовала церковная традиция совершать в Оскольдова могилы торжественные крестные ходы, во время которых епископат и духовенство служили панихиды за князем Оскольдом-Николаем как первым князем-християнином3. Известно о признания Оскольда и его могилы как «первого кладбища христианских мучеников» и святым Иоанном Кронштадтським4.

Киевляне всегда с любовью относились к Оскольдова могилы, как к одной из древнейших православных святынь Киевской Руси5. Как сообщал в 1913 г. российский историк О.Нечволодов, «на могиле Аскольда стоит церковь Святого Николы; могила эта сохранилась до сих пор, и каждый православный, посещая Киев, заходит помолиться за упокой души великого витязя, здесь похороненного» 6.
И. Летописные свидетельства.

Никоновская летописный свод, который донес до нас отрывки киевского летописания IX-Х веков, содержит ценные указания относительно похода киевского князя Аскольда на Константинополь и принятия им христианства. В частности, в разделе, выведенном под отдельным подзаголовком «О князи Русьтемъ Осколде», летопись сообщает: «Роды же нарицаемиы Руси, иже и Куманы, живяху въ Ексинопонте, и начаша пленоваты страну Римлянскую, и хотяху поить и въ Констянтинградъ; но възбраны имъ высший Промыслъ, паче же и приключися имъ гневъ Божий, и тогда възвратишася тщиы князи ихъ Осколдъ и Диръ. Василие же много воиньствова на Агаряны и манихеям. Сътвори же [император] и мирное устроение съ прежереченнымы русы, и прилож сихъ на христианство, и обещавшеся креститися, и просишь архиерея, и посла къ ним царь »7. Далее, описывая проповедь направленного из Константинополя епископа на Руси, Никоновская летопись сообщает о Чудо с несгораемой Евангелием, брошенным в огонь на требование русичей, и заключает: «Сие видевшие Руси удивившася, чюдящеся силе Господа, и вси крестишася» 8.

Подобные свидетельства о походе русов на Царьград и принятие христианства встречаем мы также в ряде других отечественных источников. Даже такие поздние из них, как Густынский летопись, Мазуринський летописец, Хронограф западнорусской редакции и другие сохранили память об этом событии. Встречаются упоминания об этом также в Степенной книге, Киевском Синопсисе, Московском "Большом катехизис" 1627 и других источниках. Даже Церковный Устав св. Князя Владимира отражает факт принятия христианства на Руси при св. Патриарха Фотия. А Иоакимивський летопись вообще Оскольда называет «блаженным» 9. Крещение Руси в IX веке упоминают также арабские хроники Ибн Хордадбега, ал-Масуди и других. Сообщает об этом и сербское "Сказание въкратце сущим от Адама до дньшняго времени", а также болгарский перевод летописи Манассии.

Эти сведения отечественных и зарубежных источников дополняют свидетельства о нападении руссов в 860-м году на Царьград - как болгарского Хронографа Георгия Амартола, сообщающая о походе князя Аскольда Киевского на Константинополь, так и византийских источников - хроники Симеона Логофета, сообщений Никиты Пафлагонянина, Константина Багрянородного , Льва Грамматика, Скоротителя Симеонова, Продолжатель Феофана, Иоанна Скилици, Георгия Кедрина, Иоанна Зонары, Михаила Глик, Константина Манассия, Феодосия Мелитенського и других. Есть также упоминания об этом в письме римского папы Николая к императору Михаилу от 28 сентября 865 года, в письме патриарха Иоакима Антиохийского императора Алексея Комнина, в Венецианской хронике Иоанна Диакона, в так называемой "Брюссельской" хронике Кюмона, которая называет датой нападения Руси на Константинополь 18 июня 860-го года, а также в ряде польских хроник (Яна Длугоша, Мацея Стрыйковского, Матфея Миховського и др.).

Но самые ценные свидетельства о походе русичей на Константинополь в 860-м году и вслед за тем принятия христианства на Руси сохранились в Проповедях (860 г.) и Окружном послании восточным патриархам (866 г.) Св. Патриарха Фотия Константинопольского - непосредственного свидетеля и участника тех подий10.

Среди отечественных источников уже не одно столетие вызывают живой интерес и дискуссии показания так называемого «Иоакимивського летописи», изобретенного в XVIII в. историком В.Н. Татищевым.

Иоакима летопись, рассказывая о вероломном убийстве князя Аскольда язычником Олегом, именует первую киеворусских православного государя «блаженным». Это свидетельствует, что с древнейших времен князя Аскольда почитали как мученика, что и нашло отражение в Иоакимовому литописиi. И этот факт является весомым аргументом в пользу необходимости восстановления памяти этого мученика за веру Христову.

Русский историк В.Н. Татищев (1686-1750) считал, что Иоакима летопись принадлежал перу святителя Иоакима Корсунянина (+ 1030 г.), первого епископа Новгородского (с 933 г.), который был непосредственным участником крещения св. князя Владимира Великого и впоследствии по его просьбе был рукоположен Константинопольским патриархом во епископа Русской митрополии. Другие историки утверждают, что Иоакима летопись является собранием летописей, созданным по патриарха Иоакима (1674-1690), когда тот еще был новгородским митрополитом. Но, как отмечает русский историк Сергей Соловьев (1820-1879): «Нет сомнения, что ее составитель пользовался первоначальным новгородским летописям» 11. Так же в наше время считали историки М.Тихомиров, Б.Рибаков, Толочко, А.Кузьмин и инши12.

Как бы там ни было, но Иоакима летопись содержит важные свидетельства того, что в Русской Церкви длительное время (до XVII в.) Сохранялась церковная память Першопросвитителя Руси князя Аскольда Киевского, названного в летописи «блаженным» (подобно тому, как именуется в церковной традиции и св. блаж. княгиня Ольга Киевская). И даже если летопись был заключен в XVII в. за патриарха Иоакима, это не только не умаляет значение этого упоминания, но еще больше подтверждает факт церковного почитания на Руси памяти первого киеворусских православного князя-мученика как «блаженного» даже в XVII в.

В.Н. Татищев в «Истории Российской», опираясь на Иоакима летопись, пишет о князе Оскольда как о первом русского святого: «Его же (Аскольда - автор) можно как первого мученика Руси почитать, как Улеб, брат Святослава, которых от незнания истории забыты и в святцы не внесены »13. Также Татищев пишет: «Оскольд ... был крещен и видно, Иоаким его крещение описал, но это потеряно / ... / и потому блаженным наименував »14.

Стоит отметить, что назвать язычника «блаженным» в средневековой православной церковно-летописной литературе было вещью невозможной. К подобным вопросам в Церкви всегда относились с особой серьезностью и ответственностью. Поэтому сам факт наименование князя Аскольда «блаженным» дает основание говорить о чествовании в прошлом честь этого князя как христианского мученика. Следует также отметить, что само слово «блаженный» (синоним - благословенный) свидетельствует об одном из состояний святости человека, который достигается лишь теми, кто через веру в Христа стал «участниками Божеского естества» (2 Пет. 1:4). Такое церковно-святоотеческой понимание блаженства. В древности часто слово «блаженный» употребляли и по христианских мучеников, поскольку Сам Христос указывал: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, как позорить и гнать вас будут, и будут лицемерно вас наговаривать всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, - награда ваша награда на небесах! Так гнали и пророков, бывших прежде вас »(Мф. 5:10-12).

Историк М. Брайчевский замечает по этому поводу: «Если в Иоакимивському летописи Аскольда названо« блаженным », то, соответственно, он должен перед Церковью немалые заслуги, признанные официально. Более того, В. Н. Татищев имел какие-то основания утверждать канонизациюii киевского князя, которого он называем первым отечественным мучеником »15. «Придумать подобное, - считает проф. М. Брайчевский, - В.Татищев, конечно, не мог - цензура и церковь в те времена ему такого не позволили. Таким образом, в распоряжении историка действительно была какая-то очень древняя летописное версия »16.

Относительно первого крещения Руси также интересны замечания историка конца XVIИI ст. М.Берлинского, который писал: «Кедрин, Стрийковский и Иоаким русская летописец согласны в том, что Оскольд впоследствии принял крещение, поощряемый к тому, по свидетельству Никона патриарха, определенным чудом, явленным ему от переданного греческого митрополита Михаила" 17.

Следует зазаначиты, что в XVIII в. еще не были известны тексты гомилий (проповедей) и посланий восточным патриархам св. патр. Фотия Константинопольского, достоверно сообщают о поход Руси в 860 г. на Царьград и принятие русичами после этого христианства. Как известно, гомилии и Окружное послание св. Фотия были найдены архим. Порфирия (Успенским) 1858 г. в библиотеке рукописей Афонского Иверского монастыря, переведены на русский язык и впервые изданы в России только в 60-е годы XIX в. В результате отечественная наука получила новые доказательства того, что 860 г. кн. Оскольд действительно совершил поход на Константинополь, после чего он и некоторые русичи приняли хрещення18.

Из отечественных и зарубежных летописных источников известно, что самому Крещению предшествовал военный поход князя Аскольда на Константинополь в 860 году. На основе этих летописных свидетельств немало авторитетных историков говорят о несомненности факта первого крещения на Руси во времена патриарха Фотия. Так, академик М.Тихомиров писал: «Крещение Руси в патриарха Фотия оставило значительный след в русской церковной традиции ... Патриарха Фотия как просветителя Русской земли называет и такой ранний памятник, как Церковный устав князя Всеволода XII в. »19 Также и митрополит Макарий (Булгаков) отмечал:« На протяжении многих веков у нас единодушно была повторяемая весть, что впервые Русь крестилась при патриархе Фотия и от Фотия нам было отправлено первого епископа. Мало того: имя Фотия как первого насадитель святой веры в нашем отечестве, к тому запечатлелось в памяти русского народа, что даже все последующие крещения, за святой Ольги и Святого Владимира, обычно припусавалы у нас, конечно, ошибочно, так же Фотию »20.

Что же касается дальнейшей судьбы Оскольда после принятия им христианства, то, согласно показаниям Иоакимового летописи, был предан киевлянами-язычниками и убиты язычником Олегом21. Судя по всему, киевляне были недовольны нововведениями князя-христианина: Олег «слыша от киевлян жалобы на Оскольда и позавидовав власти его, взяв Игоря, пошел с войсками в Киев. Блажен же Оскольда предан киевлянами и убит и похоронен на горе, там, где стояла церковь святого Николая, но Святослав разрушил ее »22.

Историк Татищев считает принятие христианства одной из главных причин убийства князя Аскольда: «весьма вероятно, что крещение тому причиной было». В другом месте он пишет: «Не желая креститься, киевляне Олега на то призвали» 23. Такое мнение разделяет акад. Толочко, который считает, что "произошел, по сути, политический переворот", причиной которого могло быть християнизацийна политика князя Аскольда и недовольства ею со стороны местных знати24.

О религиозных причинах переворота пишет и проф. М. Брайчевский: «Язычество не собиралось уступать поле деятельности христианству, поэтому сопротивление Оскольду, по логике, должен был принять форму антихристианской, проязичницькои конфронтации. На нее и опирался Олег ... События 882 г. были не актом внешнего завоевания (как полагали некоторые исследователи), а государственным переворотом, осуществленным консервативными кругами общества. Сам Олег выступал не более выразителем реакционных сил, которые стремились преградить путь прогресса и которым посчастливилось в какой-то мере добиться своей цели ... Дальнейший ход древнерусской истории подтверждает религиозный подтекст переворота 882 г. ».25 Таким образом, судя по всему, сам факт крещения стал причиной убийства язычниками киевского князя Аскольда. Если это так, то князь Оскольд принял смерть не по политическим мотивам, как об этом устами князя Олега говорит «Повесть временных лет», а за свои религиозные убеждения, как ее принимали первые христианские мученики.

II. Митрополит Макарий (Булгаков) Московский о "первое крещение руссов».

В церковно-академической среде считается вполне устоявшимся фактом, что князь Оскольд с «болярами» и определенным количеством народа вскоре после похода на Константинополь принял св. крещение от епископа (возможно, от святых Кирилла и Мефодия), посланного Константинопольским патриархом Фотием в 60-е годы IX ст.26

Опираясь на показания св. патриарха Фотия и другие византийские источники, православный богослов и церковный историк митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков, 1816-1882) в «Истории Русской Церкви» (до сих пор остается самой авторитетной работой по истории Церкви на Руси) непосредственно называет Оскольдова Крещение «первым крещением русов »27.

Подробно останавливаясь на разборе фактов и древних свидетельств Оскольдова Крещение в IX в., Митрополит Макарий отмечает большой значимости этого события в истории Киевской Руси и ее дальнейшей христианизации. Описывая свидетельство св. патриарха Фотия и других древних источников о походе князя Аскольда на Константнополь и Чудо Честной Ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне, что произошло там, митрополит Макарий замечает, что «без ни малейшего сомнения, вслед за этим произошло крещение наших предков» 28. И далее, говоря о первом, Оскольдова крещения Руси, митрополит Макарий пишет: «Когда прибыл в Киев епископ, Аскольд и Дир сами повелели созвать вече, сами присутствовали на нем и, подобно другим, сами видели чудо с Евангелием, что не сгорела , - кому же прежде, как им, естественно было и послушаться голоса Евангелии? Они были главными деятелями во всем и, очевидно, с искренним прыти искали истины, без которой ничто не могло заставить их к действиям - как же они могли отказаться от нее, когда она открыла себя их точки зрения? И если они не крестились, то, можно сказать, и никто в Киеве не крестился. Народ и боярство не пошли бы открыто на такой шаг без примера князей уже из одного страха »29.

Как один из дополнительных аргументов в пользу крещения князя Аскольда митрополит Макарий (Булгаков) приводит факт возведения церкви на Оскольдова могиле: «первые наши христиане над могилой этого князя имели церковь святого Николая. Быть не может, чтобы они согласились построить христианский храм над могилой язычника. Вероятным является и тот догадку, что Аскольд в крещении был назван Николаем, потому что у нас, точно, существовал обычай строить церкви над могилами князей в честь святых, им одноименных. Слова летописи Иоакимового, называющий Аскольда блаженным, могут служить в новое доказательство его крещения »30.

Относительно того, насколько могла распространиться христианская вера во времена князя Аскольда, Митрополит Макарий замечает: «Аскольд и Дир после принятия ими святой веры жили и врядувалы в Киеве еще около пятнадцати лет. За такой период под их покровительством она могла достаточно закоринитися и распространиться не только в Киеве, но и в вокруг Киева трудами епископа и пастыря, которых приняли Киевские русы от патриарха, и при содействии, может быть, других проповедников, приходивших из Греции или Болгарии . Но после смерти Аскольда и Дира, которые умерли (882 г.), возможно, как мученики за веру, в Киеве воцарился язычник Олег »31.

Разделяя мнение других исследователей, митрополит Макарий считал, что поскольку князья Оскольд и Дир были христианами, то «причиной их смерти могла быть неприязнь к ним некоторых киевлян, которые не хотели принять крещение и потому пригласили к себе Олега - язычника» 32. Называя эту версию «вероятной», митрополит Макарий отмечает: «Известно, что киевляне не только не отомстили за смерть своих князей Олега, но сразу же приняли его к себе на княжение. Разве не очевидно, что некоторые из них, и особенно те, кто входил в жену и кто мог бы, собственно, отомстить за князей своих, были как бы в сговоре с Олегом и выдали ему Аскольда и Дира? А не любить их жена, состоявшая преимущественно из строгих варягов, могла, собственно, за то, что, став христианами и послушав миролюбивого голоса Евангелии, Аскольд и Дир почти совсем отказались от войны, тогда как воинственный Олег, естественно, вызвал у них любовь к себе своими ратными подвигами и славой »33.

Для некоторых историков камнем преткновения является то, что о факте Оскольдова Крещение не вспоминают поздние списки Нестеровой «Повести временных лет». Впрочем, как справедливо замечает по этому поводу митрополит Макарий (Булгаков), «нет оснований делать выводы из одного только молчание Нестора о событиях, которые были еще до великой княгини Ольги, будто этих событий не было» 34. Как известно, древние списки Несторового летописи, дошедшие до нас, датированы ХIV веком, а его оригинал не сохранился. Эти списки, сообщая о походе князя Аскольда на Константинополь - в отличие от византийских источников, - в угоду политико-династическим интересам замалчивают факт крещения князя Аскольда, убитого учредителями династии Рюриковичей. Совершенный ими языческий переворот, убийство князя-христианина и узурпация власти могли бросить тень на легитимнисть престолонаследии династии Рюриковичей (что в эпоху средневековья выдыгравало весьма существенную роль). Поэтому, по мнению многих историков, во время редактирования и переписывания лытописив эти факты были сознательно выпущено по указанию самих же князей-Рюриковичив35.

По мнению авторитетного церковного историка митрополита Макария (Булгакова), отсутствие упоминаний в Нестеровой летописи не дает оснований для сомнения в том, что Киевский князь Оскольд был крещен при св. Патриарха Фотия и, судя по всему, погиб от рук антихристианские настроенных язычников.

III. Другие церковные авторы о первом Крещении на Руси в IX в.

Кроме митрополита Московского Макария (Булгакова), вопрос «Оскольдова» (или «Фотиева», как его еще называют) Крещение на Руси детально рассматривали и другие церковные историки. Одна из наиболее заметных работ - изданная в 1863 г. в Санкт-Петербурге книга епископа Порфирия (Успенского, 1804-1885) «Четыре беседы Фотия, святейшего патриарха Константинопольского». Именно этому святителю Русской Церкви принадлежит честь открытия и перевода на русский язык Проповедей (гомилий) и Окружного послания св. Патриарха Фотия Константинопольского о походе 860 г. русского флота на Царьград и принятие после этого киевским князем с женой святого крещения. Как историк, археолог и одновременно руководитель Русской духовной миссии в Иерусалиме, за время пребывания на Востоке он собрал очень большую колекцию древних рукописей и книг. Таких раритетов греческом, Сирийский, арабском, эфиопском, грузинском и других восточных языках, а также рукописей церковнославянских им было собрано столько, что, по замечанию специалистов, «целой четверти века было мало для простого их описания". Рукописи и книги, собранные епископом Порфирио, составили фонды Российской императорской академии наук, отчасти Императорскои публичной библиотек и других научных библиотек (см. "Краткий обзор рукописей преосвященства порфирия, хранящихся в Санкт-Петербургской публичной библиотеке"). Проповеди (гомилии) и Окружное послание св. патриарха Фотия, дали отечественной науке бесценные свидетельства о первом («Фотиева») Крещение Руси в IX веке, были найдены епископом Порфирио 1858 года в библиотеке Афонского Иверского монастыря среди старинных рукописив36. Через три года после обнародования этих документов, у1866 г., епископ Порфирий участвовал в киевских торжествах по случаю тысячелетия первого Оскольдова Крещение на Руси 37.

Среди научно-церковных произведений XIX в. необходимо также упомянуть вилика труд протоиерея Николая Оглоблина (1814 - 1877) «Тысячелетие евангельской проповеди в Русской земле», вышедшей в свет на страницах «Киевских епархиальных ведомостей» в № 7-8 за 1866 год. Подробно исследуя вопрос принятия христианства князем Оскольдом Киевским, протоиерей М. Оглоблин делает вывод, что крещение князя Аскольда готовило почву для дальнейшего крещения св. блаж. княгини Ольги Киевской, а впоследствии и самого св. равноап. Великого князя Володимира38.

Также дореволюционный богослов и церковный историк протоиерей П. Троцкий, подробно исследуя историю Свято-Николаевской церкви на Оскольдова могиле и Киевского Пустынно-Николаевского монастыря при ней, в журнале «Труды Киевской духовной академии» за сентябрь 1878 отмечает, что «начало этого монастыря связывают с судьбой первого киевского князя христианина Аскольда-Николая », и« по преданию, строительницей первичной Аскольд-могиленськои церкви была именно блаженная княгиня Ольга »39.

Среди более ранних церковных историков подобные упоминания встречаем в произведениях митрополита Киевского и Галицкого Евгения (Болховитинова, 1767-1837), известного и авторитетного собирателя и исследователя церковных древностей. Опираясь на летописные свидетельства, исследования Татищева и других историков, в изданной в 1825 году книге «Описание Киево-Софийского собора и Киевской иерархии» митр. Евгений пишет, что «князь Оскольд стал христианином, и потому-то на могиле его впоследствии возведен было церковь св. Николая »40.

Обращает внимание на начальную христианизацию Руси и выдающийся дореволюционный церковный историк, профессор Казанской духовной академии Петр Знаменский, который по этому поводу отмечает, что «Оскольд и Дир, князья киевские, первыми попали под влияние православной Византии и подготовили православию путь на Русь» 41. Уделял значительное внимание этому вопросу и другой выдающийся церковный историк, обер-прокурор Святейшего Синода и профессор Свято-Сергиевского богословского института (Париж) Антон Карташов. В своем фундаментальном труде «Очерки по истории Русской Церкви» он подробно останавливается на события первой Оскольдова Крещения Руси и первоначального учреждения Русской Церкви в IX в. На тогдашние события, он приходит к выводу, что «неточно внесенный в текст Киевского летописного свода 862-й год, как год якобы основания Русского государства, скорее всего оправдывается памятью духовенства и первых русских христиан о том, что в этом году начала свою историю первая русская епископия, а не династия и не государство »42. Также Карташов отмечает антихристианском основе совершенного Олегом в 882 г. мятежа в Киеве и убийства первого киевского князя-христианина Аскольда, и христианство на Руси после этого вынуждено было перейти в подполье, своего рода «катакомбы», тем самым уподобившись гонимый первохристианской Церкви Римской империи43.

О факте крещения кн. Оскольда и его мученическую гибель пишут и современные церковные историки. Например, этому событию уделено серьезное внимание в «Настольный книге священнослужителя» 44.

Тщательное исследование источников по первому крещения Руси в IX в. совершил в наше время доцент Московского государственного университета и преподаватель византологии Сретенской духовной семинарии Павел Кузенков45. В частности, он перевел с греческого на современный русский язык целый ряд византийских источников, в которых сообщается о поход русов на Царьград в 860 г. и принятие христианства. Этот труд П.В. Кузенков очень ценна для систематизации и дальнейшего изучения источников по истокам христианизации Руси в IX-Х веках.

Отдельно стоит упомянуть также работу профессора Московской духовной академии архимандрита Макария (Веретенникова) «Предыстория русской иерархии», увидевшей свет на страницах «Богословского вестника» 46. В своей работе о. Макарий отмечает: «Можно считать, что князь Оскольд пал в результате заговора Олега с киевской языческой знатью, одновременно свидетельствует о сложном начале становления христианства на Руси» 47. По мнению о.Макария, известный летописный высказывание Олега о Киеве как «мать городов русских» свидетельствует о митрополичий статус Киева во времена князя Аскольда. Разделяя по этому поводу дымка акад. В. Ламанськогоiii, он отмечает: «такой статус стольного града, лингвистически возходить до греческого термина« митрополия », позволяет говорить о статусе именно Киевской епархии» 48.

Обращает внимание на факт принятия христианства князем Оскольдом и другой известный церковный автор - митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). В книге «Самодержавие духа: очерки русской самосознания» (глава «Три крещения Руси») по поводу принятия христианства Оскольдом он отмечает, что «это и было первое," Оскольдова "крещение Руси" 49. Билше того, о гибели первого киевского князя-христианина митрополит Иоанн пишет: «Сохранилось предание, по которому Оскольд и Дир, принявшие христианство, после возвращения в Киев вызвали недовольство горожан-язычников. Когда язычник князь Олег подошел к Киеву, народ выдал ему Аскольда и Дира, которых он умертвил »50.

Еще более конкретно о значении первого Оскольдова Крещение на Руси пишет архиепископ Белоцерковский Митрофан: «Князь Аскольд принял Святое Крещение, многие из его шляхты также пришли к Церкви Христовой ... Но еще, видимо, не настала пора Крещению Киевской Руси, еще не взошло солнце в лице святого князя Владимира, еще достаточно сильными были позиции язичеництва на Руси. Князь Аскольд, предан своими ближайшими помощниками, был убит. Впрочем, и за короткое время его управления на нашей земле воссиял свет Христовой истины, были построены первые христианские храмы ... Это было семьям, началом просвещения Киевской Руси светом Христовой истины. Князь Аскольд - мученик, он как бы возобновил апостольскую проповедь святого Андрея Первозванного »51.

Известный православный богослов и церковный историк конца ХХ ст. протоиерей Лев Лебедев, исследуя тему принятия христианства князем Оскольдом, также отмечает: «История свидетельствует, что после набега 860 года не кто иной, как князья Осколд и Дир с" болярами ", старейшинами и частью народа приняли в Киеве Святое Крещение, в чем современные ученые не сомневаются. Так произошло первое массовое Крещение на Руси »52. Подробно описывая события, которые привели к крещения князя Аскольда и многих русичей, он пишет: «Патриарх Фотий, который очень ярко описал в двух своих проповедях набег русов 860 года, через шесть лет, в 866 году, в своем" Окружном послании "Восточным Церквам по случаю Крещения Болгарии (864 год) свидетельствует, что "не только этот народ (болгары - о. Л. Л.) обменяли раньше нечестие на веру во Христа, но даже ... и так называемые русы, покорив окрестные народы и затем подумав о себе высоко, подняли руку на Ромейской державы (Византию - автор). А сейчас даже и они обменяли / ... / нечестивое учение, которое было раньше, на чистую и неподдельную (ясный намек на Торжество Православия 842 года. - о. Л. Л.) христианскую веру, с любовью поставив себя в чине подданных и друзей наших, вместо грабежа и чрезвычайного дерзости против нас, которое они имели незадолго перед тем (т.е. незадолго до Крещения, здесь наверняка идет о набеге 860 года. - о. Л. Л.). До такой степени разгорилися в них желание и ревность веры, что приняли епископа и пастыря и целуют святыни христиан с великим усердием и ревностью ". И хотя точной даты принятия русичами христианства после 860 года не указано, но, судя по смыслу слов «Окружного послания», оно произошло в 866 году и вскоре после набега 860 года. Определенный свет на события может пролить показания внука Василия I Константина Багрянородного, который в жизнеописании своего деда говорит о том, что Василий заключил с русичами "мирное соглашение" и "устроил так, что они приняли епископа". При этом он рассказывает, как руський князь собрал народ и старейшин (что могло происходить только в столице русичей - Киеве) и предложил им принять христианство. Люди стали требовать чуда. Тогда книгу "Евангелия" был брошен в огонь, и она не сгорела. После того князь и народ крестились »53.

Протоиерей Лев Лебедев разделял убеждения многих ученых, что крещение князя Аскольда и русских совершил не кто иной, как святые равноапостольные Кирилл и Мефодий: «Святые братья Кирилл и Мефодий в 861-862 годах, за Осколда и Дира, осуществили то самое первое массовое крещение на Руси, о котором хорошо известно из византийских источников »54. И далее: «Еще до знаменитой миссии в Великую Моравию (863 года) просветители славян проповедовали на Руси и совершили здесь первое массовое крещение» 55. По мнению протоиерея Льва, упоминаемое в поздних списках Паннонской житий святых Кирилла и Мефодия крещения ними «Хазарии» является ошибочным, поскольку в иудаистской Хазарии ни тогда, ни позже ни обращения в христианство кагана и жены не было. «В какой же" Хазарии "были и кого крестили Кирилл и Мефодий?" - Задумывается протоиерей Лев Лебедев. И отвечает: «Ответ напрашивается: крестили русичей». Продолжая эту мысль, протоиерей Лев пишет: «Русь долгое время платила хазарам дань, хотя и чисто символическую, ради сохранения мира. А Хазария, как известно, выдавала за подвластные ей все земли, так или иначе откупались от нее. Некоторое время в Византии могли искренне считать, что хорошо известный («пресловутый») народ «русов» живет в Хазарии ... Стоит вспомнить, что русские князья до XI века именовались на Руси каганами на манер хазарских. Тогда слова послания кагана византийскому императору, передаваемые через Кирилла, о дружбе и готовность идти к нему на службу, «куда он захочет» , совпадать со словами «Окружного послания» Патриарха Фотия, в котором говорится, что русичи зачислили себя в число «подданных и друзей наших", и с тем историческим фактом, что после этого русичам было разрешено поступать на военную службу в византийску армию »56.

Подобный взгляд на славяно-русскую миссию святых Кирилла и Мефодия ранее высказывали акад. В. Ламанский, проф. А. Карташров, проф. А. Пархоменко, М. Лесной и инши57.

Интересные наблюдения по Оскольдова Крещения и причастности к нему святых Кирилла и Мефодия встречаем преподавателя Киевской духовной академии, епископа Новомосковского Евлогия. В своей работе «Начало христианизации Киевской Руси князьями Оскольда и Дира» он пишет: «Первое массовое обращение руссов до Христа произошло в середине IX века по киевских князей Аскольда и Дира ... Тогда впервые был заложен прочный фундамент для распространения христианства на Руси, причем построено было и храмы, хотя основная масса русских славян еще продолжала находиться в темноте язычества »58. Описывая факт принятия князем Оскольдом христианства, епископ Евлогий сообщает: «Вернувшись в Киев, повелел Оскольд сбрасывать кумиров языческих, рубить и бросать их в огонь. Можно только представить, какую противодействие, озлобленность и ненависть вызвал Оскольд к себе в языческих жрецов. Но он пошел на ломку коренной религии сознательно. Вера его была уже сильнее страха перед опасностью »59. Предполагая, что «Оскольд и Дир приняли смерть как мученики за веру», епископ Новомосковский Евлогий замечает: «Если Оскольд принял предложение Олега о совместном походе на богатую христианскую Византию, переговоры, возможно, закончились бы по-другому ...» 60. И далее епископ Евлогий заключает: «Христианский наследство, воспринят Оскольдом, не погиб на Руси. Благодарную память о первом князя-христианина хранили древнейшие храмы христианского Киева ... Наконец, отметим важное из достижений времени Аскольда, что стало церковным наследием не только Руси, но и всего православного славянства, - это славянский перевод Священного Писания и богослужебных текстов, созданный усилиями святых равноапостольных Кирилла и Мефодия / ... / Передача говорит, что святой Кирилл проповедовал также и в Киеве ... Крещение Аскольда и киевлян осуществили апостолы славянской просвещения, святые Кирилл и Мефодий. Именно они, по мнению ряда историков, возглавляли миссию, направленную патр. Фотием на Русь »61.

IV. Праздник Ризопокладання во Влахерне и память о первом Оскольдова Крещения Руси.

Говоря о первом Оскольдова Крещение, невозможно не остановиться более подробно на Чуди с Честным ризой (покровом) Пресвятой Богородицы во Влахерне во время осады Константинополя русичами во главе с князем Оскольдом. Подробности этого чудесного события, как уже отмечалось, подробно описаны в византийских источниках, а также в болгарском рукописи Хронографу Георгия Амартола, в Несторовой «Повести временных лет», Никоновской летописи и многих других источниках.

В частности, "Повесть временных лет" так повествует о походе киевского князя Аскольда на Царьград и Чудо с ризой Богородицы:

«Иде Асколдъ и Диръ на Греки и прииде въ 14 лето Михаила царя. Царю же отщедъшю на Агаряны, и дошедших ему яко Черное реки, весть епархъ посла ему, яко Русь идетъ на Царьградъ. И воротися царь. Си же внутрь Суда вшедъше, много оубииство християномъ створиша, и въ двою сту кораблиы Царьградъ оступиша. Царь же одва въ городъ вниде, и съ патриарьхомъ Фотиемъ къ сущий церкви святыя въ Лахернех Богородици всю нощь молитву створиша, такой же божественную ризу святыя Богородици съ песнемы изънесше въ реку омочиша, тишине сущи. И морю оукротившюся, абье буря с ветромъ въста, и волнамъ великимъ всътавшимъ средства, и безбожныхъ Руси корабля смяте, и къ берегу привержены, и изби я, яко малую ихъ отъ таковы беды избыты, и въ свояси възъвратишася »62.

Так же и в Никоновской летописном своде, который донес до нас отрывки киевского летописания IX-Х веков, находим ценные свидетельства об этих событиях:

«Иде Осколдъ и Диръ на Греки. Царемъ же Михаилу и Василия отшедшимъ на Агаряны воевати, и дошедшимъ имъ Черный реки, посла къ нимъ епархъ, глаголя, яко Русь идетъ на Царьградъ въ двоюсту и множае кораблей. Они же възвратишася, и едва внидоша въ градъ и съ патриархомъ Фотиемъ приходящ къ церкви святей Богородици Влахерне, и изнесше ризу пречистые Богородици съ слезами и съ слезами многими и край ея въ море омочив. Бе бо тогда море тихо велми, и егда омочиша ризу, и абие възста буря зелна, и разби множество кораблей, и потопы безбожную Русь »63.

Описывая это событие на основе византийских и русских летописей, протоиерей Лев Лебедев отмечает: «860 года набег Руси был для Византии полной неожиданностью / ... / Город [Константинополь] не видел возможности защищаться человеческими средствами и всю надежду возложило на Божью помощь и покровительство Богоматери . Заступник событий и первый, кто описал их, патриарх Фотий, незадолго до этого возведенный на первосвятительский престол, вместе с императором после усердно молитвы взяли Ризу Богородицы (покров, омофор) с Влахернской церкви, обнесли вдоль городских стен и омочилы край ее в водах залива Золотой Рог. После этого, 25 июня, русичи внезапно сняли осадка и, по выражению патриарха Фотия, "так же неожиданно пошли, как и пришли". По некоторым источникам, это произошло вследствие бури, внезапно поднявшись, разбила немало русских кораблей ... Тогда же было установлено церковное празднование "Положение Ризы Богоматери во Влахерне", что происходит сей 2 июля ст.

Вскоре после набега на Царьград между Русью и Византии начались "какие-то переговоры". Их цель отражена в одном из греческих хронографов, где сказано, что "через некоторое время (после набега. - О. Л. Л.) от русов в царственное город пришел посольство, просило сделать их участниками Божественного Крещения, что и было исполнено ". Итак, странная сила, которая заставила русичей неожиданно уйти, была ими чутко и точно воспринято как сила Бога христианского и вызвала глубокое стремление приобщиться к Нему »64, - заключает отец Лев.

Так праздник Положение честной Ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне стало праздником просвещения языческой Руси благодати Христовой и по праву считается днем ​​основания Русской Церкви. Именно поэтому праздник Ризопокладення издавна особенно почитается на Руси65. Как отмечает по этому поводу профессор Московской духовной академии архимандрит Макарий (Веретенников), «У истоков крещения Руси в политическом отношении стоит военный поход на Константинополь Аскольда и Дира, а в литургическом - праздник Положения Ризы Богоматери во Влахернском храме. Этот храм имел особую миссию в истории православной Руси »66.

Исследование истории возникновения праздника Ризопокладання были осуществлены еще святителем Филаретом (Гумилевского), архиепископом Чернигивським67, а затем продолжены известным дореволюционным византистом Хрисанфом Лопарев в работе «Старый свидетельство о Положение Ризы Богородицы во Влахерне в новом толковании относительно Нашествие Русов на Византию в 860 году» 68.

Развивая мысль архиеп. Филарета (Гумилевськго), Х.М. Лопарев отмечает, что для Руси «праздник это особенно дорого», поскольку установление его "связано было с походом Аскольда на Византию» 69.

В наше время в истории становления праздника Ризопокладання обращалось немало как светских, так и церковных исследователей. Архиепископ Митрофан Белоцерковский так пишет о возникновении этого праздника: «Положение честной ризы Божией Матери во Влахерне произошло в 458 году. Однако установление этого праздника связано тесным образом с историей нашей Русской Церкви. История установления праздника относится уже к IX веку. Как повествуют нам историки и летописцы, в 860 году русское войско, большое количество кораблей под предводительством князя Аскольда направилась в сторону Константинополя для того, чтобы обложить этот город и взять его приступом. Однако верующие жители города молились Божией Матери, и с особой силой молился Пресвятой Деве Марии патриарх Фотий. Казалось бы, уже не было никакого спасения от вражеских судов, насттупалы. И тогда патриарх повелел духовенству, вирруючим осуществить крестный ход вокруг городских стен и погрузить ризу Божией Матери в воды Босфора, что и было осуществлено. И вот в этот-то момент Божия Матерь и явила Свое чудо. Русские воины достаточно мирно обошли Константинополь. Конечно, взяли дань с этого города, подписали соответствующее соглашение с императором, и в числе других в этом соглашении был один пункт: о Крещении Русской земли. С богатыми дарами воины вернулись обратно в Киев. Князь Оскольд принял Святое Крещение, многие из его знати также пришел к Церкви Христовой ... И вот в память этого события - лишение Константинополя от нашествия русов - и было, по благословению святого патриарха Фотия, установлен праздник в честь Положения ризы Божией Матери во Влахерне. Таким образом, сегодняшний праздник, дорогие братья и сестры, является как бы каноническим днем ​​основания бытия нашей святой Русской Церкви. И мы сегодня торжественно, совершая память этого исторического события, прославляем Деву Марию, Божию Матерь, Которая Своим омофором, чудесами, которые осуществляются через эту святыню, призвала наших предков, наш народ к вере Христовой »70.

И еще долгое время после чудесного обращения в христианство князя Аскольда и русичей сохранялось духовное связь Влахернской обители с Русью. Так, согласно Киево-Печерский патерик, только 1073 преподобные Антоний и Феодосий запланировали строить в Киеве церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы, в них вдруг прибыли из Царьграда четыре искусных зодчих. Их было послано с Влахерна величественной Царицей, Самой Владычице Небесной, и двумя неизвестными старцами, которыми, к большому удивлению четырех строителей, оказались сами Антоний и Феодосий. Киево-Печерский патерик слова этих зодчих передает так: «И видехомъ Царицу и множество вои о Ней, поклонихомся Эй, и Но сказал к намъ:" Хощу церковь възградиты Себя въ Руси, въ Кiеве, велю же вамъ ... "» 71. Согласно описанию, Богоматерь дала строителям "наместную" икону - Свой образ, который получил название Влахернской Богоматери. Поэтому кроме изображения будущего храма, виденного ими на облаках, зодчие принесли из Царьграда икона Пресвятой Богородицы, врученную им во Влахерне Небесной Царицей для поставления в новом храме в Киеве как залог вечной Ее Покрова.

Так Пресвятая Владычица вторично по Влахерна распростерла Свой благодатный Покров над Святой Русью. В память об этих чудесных событиях в честь Ризопокладення был возведен на Руси величественные храмы. Древнейший из них - в честь Положение Ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне при Киевском Кловском (Стефанчому) монастыре, основанном ок. 1078 преп. Стефаном (+ 1094), третьим игуменом Киево-Печерским и преемником преп. Феодосия Печерского. Впрочем, поскольку храм при Кловском монастыре была построена по образцу Десятинной церкви Пресвятой Богородицы, то предполагается, что и Десятинную церковь, древний Кафедральный храм Руси, был посвящен Положение Ризы во Влахерне.

Общеизвестны также церковь Ризопокладення во Влахерне XII вв. на Золотых воротах во Владимире, Ризоположенський монастырь и собор того же названия нач. XIII в. в Суздале, митрополичья церковь Ризопокладення во Влахерне, построенная святителем Ионой в Московском Кремле 1450 г., и другие. Со строительством последнего храма связано чудо спасения Москвы от нашествия татарского хана Мазовши 1451 После введения на Руси патриаршества именно кремлевская Ризоположенська церковь стала домовым храмом русских патриархов и считается одним из выдающихся святынь.

Как отмечает академик Дмитрий Лихачев, «Влахернский монастырь, где хранились Ризы Богоматери, сыграл совершенно особую роль в русской религийний сознания / ... / В" Повести временных лет "говорится о поражении под Константинополем русски жен под руководством Аскольда / ... / Именно это событие способствовало особому почитанию русичами Богоматери, ее Успения и Риз. Богоматерь стала покровительницей русского воинства, а праздник Покрова, посвященный ризами Богоматери, - праздником, в XIX в. отмечалось только на Руси. Ни в Болгарии, ни в Сербии, ни в Молдавии и Валахии к освобождению русскими Балкан от османского ига это праздник вообще не было известно.

Почему же событие, связанное с поражением Руси, стало знаком ее божественного покровительства, а Влахернский монастырь - один из самых почитаемых русскими паломниками? Здесь следует принять во внимание и средневековую идеологию, и психологию. Кара Божья, с точки зрения человека того времени, - это знак особой заботы Бога о наказуемого. Наказаны были русские язычники, победа же над ними греков-христиан была победой правоверных над неверными. Религийни различия были для средневекового сознания важнее различий национальных. Все это позволяет понять особое "военное", "защитное" значение Покрова, Успения и самого Влахернского монастыря для Руси »72.

С дореволюционной периодики известно, что в прошлом ежегодно 2/15 июля на праздник положения Ризы Божией Матери во Влахерне осуществлялись крестные ходы к Оскольдова могилы, где духовенство при многочисленном стечении народа служило панихиды «за упокой первого русского христианского князя Аскольда, жениха в крещении Николаем» 73. Эта традиция была закреплена в 1866 г. по благословению председателя Учебного комитета при Святейшем Синоде митрополита Арсения (Москвина, 1795-1876) Киевского и Галицкого, который в своей резолюции на предложения настоятеля Никольского-Пустынский монастыря, ректор Киевской духовной семинарии архимандрита Феоктиста по поводу необходимости почтить память князя-мученика Аскольда-Николая писал: «крестном ходе действительно приличнее всего быть 2 июля, о чем и заготовить немедленно представление в Святейшего Синода» 74. С тех пор в этот день было принято молитвенно отмечать не только праздник Ризоположения, но и начало христианизации Руси.

Подобных свидетельств о чествовании в день праздника Ризоположения памяти князя Аскольда и первого Крещения Руси в дореволюционной периодике можно найти чимало75. Как сообщается в изданном в 1890 г. в Санкт-Петербурге «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона: «Со времен, когда в 1866 г. исполнилось тысячелетия крещения Аскольда, к его могиле ежегодно производится 2 июля (ст. ст. - Авт.) крестный ход из расположенного поблизости Никольского мужского монастыря, в ведении которого и находится Оскольдова могила »76.

«После богоборческой революции 1917 г. традиция церковного чествования нашего первого киевского православного князя и первого православного мученика Аскольда-Николая, как и многие другие благочестивых православных традиций, в нашем народе были утрачены» 77. Однако в наше время, с падением богоборництва и гонений на Православие, постепенно возрождается то, что было потеряно в эпоху атеизма и репрессий. Так, 15 июля 2010 г. на праздник Ризопокладання по случаю 1150-летия начала христианизации Руси Синодальным издательским отделом Украинской Православной Церкви и «Обществом памяти князя Аскольда» и презентовали изданную издательством «Дух и Литера» книгу «Князь Оскольд и христианизация Руси »78. В православных храмах Киева по случаю праздника и 1150-летнего юбилея были отправлены благодарственные молебны Пресвятой Богородице. Также по случаю 1150-летия первого Оскольдова Крещения Руси в галерее «Соборная» (г.Киев, УПЦ) при поддержке «Общества памяти князя Аскольда» был проведен праздничный концерт православной музыки при участии российских и украинских виконавцив79.

Но главными событиями 2010 г. было проведение ряда авторитетных международных научных форумов, посвященных 1150-летию первого Оскольдова Крещения Руси. В частности, в г. Санкт-Петербурге (Россия) при поддержке ЮНЕСКО был проведен Международную научную конференцию «Начала русского мира», посвященную 1150-летию похода князя Аскольда Киевского на Константинополь. В конференции приняли участие ученые из России, Украины, Греции, Белоруссии, Франции и Швеции. Вел заседание директор Института российской истории РАН проф. А.М. Сахаров, который предложил ввести на государственном уровне праздник «День Древней Руси», посвященный 1150-летию похода русов на Константинополь в 860 р.80 Соответствующее обращение от имени участников конференции было направлено на имя президентов России, Украины и Белоруссии. Аналогично в Чернигове (Украина), на базе Черниговского национального педагогического университета им. Т.Г.Шевченко была проведена Международная научная конференция «Християнизацийни воздействия на Руси во времена князя Аскольда: 1150 годов» 81. В конференции приняли участие ученые из России и Украины, в частности директор Института археологии Украины НАН Украины акад. П.П. Толочко, директор Института российской истории РАН проф. А.М. Сахаров и другие.

Участники конференции, заслушав и обсудив доклады коллег из Украины и России, пришли к выводу, что начало восточнославянской государственности необходимо выводить от первого дипломатического признания ее на международном уровне. Как наголошуюеться в итоговой резолюции конференции, «Такое событие в истории Киеворусского государства имело место 1150 лет назад, когда в июне 860 г., после недельной осады столицы Византийской империи - Константинополя флотом русов во главе с князем Оскольдом Киевским, был заключен мирный договор. Этот договор впервые связал Русь и Византию узами межгосударственных отношений, а также вызвал к началу дипломатических, торговых и межкультурных отношений на пути «из варяг в греки», крещения киевского князя Аскольда и первоначального распространения христианства на Руси.

Все это свидетельствует, - отмечается в резолюции, - что Киевская Русь задолго до появления на Севере династии Рюрика сформировалась как полноценное самостоятельное государство. Со времен князя Аскольда начался постепенный процесс не только распространение христианских мировоззрения, ценностей и культуры, но и приобщение Киевской Руси к византийско-христианской цивилизации.

Не случайно от похода князя Аскольда на Царьград древнерусский летописец выводит начало Киевской Руси и ее государственности. «Повесть временных лет» отмечает, что именно с этого времени "началась называться Русская земля". И именно с этого события древнерусские летописцы вели Хронографического отсчет в своих летописях: «Отсель начнем и числа положим». Это свидетельство отечественной летописи является весомым подтверждением исторической и политической важности похода 860 г. и достигнутых дипломатических договоренностей для международного утверждения первоначальной Киевской Руси как полноправного независимого государства и начала ее постепенной христианизации », - говорится в резолюции Международной научной конференции82.

[1] Шумило С.В. Князь Оскольд и Христианизация Руси. - К.: Дух и литера, 2010. - С. 71-85.

2 берлински М. О могиле Оскольдовой в Киеве / / Улей. - 1811, № 5-9; Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. - М., 1993. - Т. 1. - С. 73; Толочко П.П. Аскольдова могила / / От Руси к Украине. Избранные труды. - М., 1997. - С. 86-94; Шумило С.В. Князь Оскольд и Христианизация Руси. - М., 2010. - С. 80-85; Шумило С.В. История Свято-Николаевской церкви на Аскольдовой могиле / / Православие в Украине. сетевой журнал. 2010. URL: http://orthodoxy.org.ua/ru/node/30665/print (дата обращения: 04.03.2010).

3 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. - СПб., 1890. - Т. II. - С. 296; 9 мая на Оскольда-Николаевский урочище / / Киевлянин. - 1866. - № 56. - 12 мая; Прот. П. Троцкий. Киево-Печерский пустынно-Николаевский монастырь / / Труды Киевской духовной академии. - 1878. - № 12. - С. 575-577; Захарченко М. М. Киев теперь и прежде. - М., 1888. - С. 152; С. Ф. Т. Историческое описание Киевского пустынный-Никольского монастыря. - К., 1902 г. - С. 17-19; Сементовский Н. Киев, его святыни, древности, достопамятностей. - М. - СПб, 1900 г. - С. 162-163; Епископ Евлогий (Пацан). Начало христианизации Руси при князьях Аскольда и Дыре / / Труды Киевской Духовной Академии. - 2008. - № 9. - С. 249; Шумило С.В. История Свято-Николаевской церкви на Аскольдовой могиле / / Православие в Украине. сетевой журнал. 2010. URL: http://orthodoxy.org.ua/ru/node/30665/print (дата обращения: 04.03.2010)).

4 Сикорский И. А. Отец Иоанн Ильич Сергиев Кронштадтский и его Пребывание в Киеве. - М., 1893. - С. 7-10; Киевское Слово. - 1893. - 8 мая.

5 берлински М. Там же; Оглоблин Н. Я. Тысячелетие евангельской проповеди в Русской земле / / Киевские епархиальные ведомости. - 1866. - 15 апр. - С. 271; Толочко П.П. Там же. - С. 86-94; Шумило С.В. Там же. - С. 81-85; Шумило С.В. История Свято-Николаевской церкви на Аскольдовой могиле / / Православие в Украине. сетевой журнал. 2010. URL: http://orthodoxy.org.ua/ru/node/30665/print (дата обращения: 04.03.2010); Епископ Евлогий (Пацан). Начало христианизации Руси при князьях Аскольда и Дыре / / Труды Киевской Духовной Академии. - 2008. - № 9. - С. 249.

6 Нечволодов А. Сказания о Русской земле. - СПб., 1913. - Ч. I. - С. 98.

7 летописные сборник, именуемый Патриарших или Никоновский летописью / / ПСРЛ. - 1862. - Т. 9. - С. 13.

8 Там же.

9 Татищев В.Н. История Российская. - М.-Л., 1962. - Т. 1. - С. 117.

10 Еп. Порфирий Успенский. Четыре беседы Фотий, святейшего патриарха Константинопольского. - СПб., 1863; Порфирий (Успенский), архим. Драгоценная для России находка на Святой Горе Афонской / / Церковная летопись. - 1861. - 11 ноября. - С. 688-700; Фонкич Б. Л. К вопросу о происхождении Иверского списка гомилий Фотий в нашествия россов на Константинополь / / BSl. - 1981. - Т. 42. - Р. 154; Ловягин Е. Две беседы святейшего патриарха Константинопольского Фоты по случаю нашествия россов на Константинополь / / Христианское чтение, издаваемое при Санкт-Петербургской духовной академии. - 1882. - Ч. 2. - С. 414-419, 430-443; Byzantinorossica: Свод византийских свидетельств о Руси. Нарративные памятники. - М., 2009. - Т. 2. - С. 139-191; Кузенков В.П. Поход 860 г. на Константинополь и первое крещение Руси в средневековых письменных источниках / / Древнейшие государства Восточной Европы. Проблемы источниковедения. - М., 2000. - С. 3 - 173.

i С.М.Соловьев в «Истории России с древнейших времен» говорит о Иоакима летопись, «нет оснований для сомнений в подлинности его». П.А.Лавровський считал, что именно «Иоакима летопись написано современником крещения Руси в Х в.» Подлинность Иоакимового летописи отстаивал и И.Н.Болтин. А церковный историк критического направления Е.Е. Голубинский считал ее собранием легенд XVII в. Подобной версии придерживались также С.К.Шамбинаго и О.В.Творогов. Б.А.Рыбаков ссылается на текст Татищева, а сам летопись называет «компилятивном источником XVII вв.", Но признает, что «в составителя Иоакимивського летописи могло быть в руках какое-то более раннее источник, не дошло до нас и содержало сведения, блестяще подтверждены археологическими данными ». Такими данными Рыбаков считал раскопки в Киеве. Важным шагом для дальнейшего изучения Иоакимивського летописи были раскопки В.Л.Янина в Новгороде, что подтвердили данные Иоакимивського летописи. По результатам проведенных раскопок, Янин отметил «наличие в повести отдельных реалистических деталей, которые находят археологическое подтверждение», это «позволяет считать, что ее возникновение в ХV в. опиралось на какую-то достаточно устойчивую древнюю традицию ». Еще в 1988 году Янина поддержал О.М.Рапов, который не ставит под сомнение сведения Иоакимивського летописи. Такого же мнения придерживались М.Тихомиров, А.Кузьмин, Толочко и другие. Кроме того, историк С.В.Конча, отвечая на критику Иоакимивського летописи некоторыми историками, отмечает, что их критические замечания целиком основываются на частных предположениях и не имеют достаточной доказательной базы, тогда как ряд фактов, приведенных в Иоакимивському летописи, не могли быть известны российским историкам XVIII в., но подтверждаются другими источниками.

11 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. III, 140.

12 Рыбаков Б.А. Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве». - М., 1972. - С. 184-276; Рыбаков Б.А. В.Н.Татищев и летописи XII в. / / История СССР, 1971. - № 1; Кузьмин А.Г. Об источниковедческое основе «Истории Российской» В.Н.Татищева / / Вопросы истории. - 1969. - № 9. - С. 214-218; Толочко П.П. Летописи Киевской Руси. - М., 1994. - С. 5.

13 Татищев В. Н. История Российская. - М. - Л., 1962. - Т. 1. - С. 110, 116-117.

14 Там же. - Т. 1. - С. 117.

ii На проблему потери в древности памяти о некоторых русских святых указывал еще епископ Афанасий (Сахаров). В своем докладе «О внесении в церковной минеи всех русских памятей», предложенной на Всероссийском Поместном Собора 9 апреля 1918г., Он говорил о «том ненормальное явление, что в одном месте угоднику Божию служат молебны, а в другом - панихиды». Кроме того, будущий святитель обращал внимание участников Поместного Собора на «то обстоятельство, что некоторые праведники, ранее чествований молебнами, сейчас почитаются только панихидами» (Кравецкий А.Г. священный Собор Православной Российской Церкви. Из материалов Отдела о богослужении, проповедничеству и храме. О внесение в церковный месяцеслов всех русских памятей. Докл. на 35-м заседании Отдела о богослужении, проповедничеству и храме Священного Собора Православной Русской Церкви 1917-1918 гг. / / БТ. 1998. Сб. 34. - С. 356-361; Андроник Трубачев, игум. Канонизация святых в Русской Православной Церкви. Канонизация святых в 1917-1987 гг. - М.: Православная энциклопедия, 2000.).

15 Брайчевский М. Ю. Утверждение христианства на Руси: Пер. с укр. - М., 1989. - С. 87

16 Брайчевский М. Ю. Избранное. К., 2009. - Т. 2. - С. 601

17 берлински М. Ф. История города Киева от основания его до настоящего времени. - М., 1991. - С. 30.

18 Еп. Порфирий Успенский. Там же. - С. 688-700; Фонкич Б. Л. К вопросу о происхождении Иверского списка гомилий Фотий в нашествия россов на Константинополь / / BSl. - 1981. - Т. 42. - Р. 154; Ловягин Е. Две беседы святейшего патриарха Константинопольского Фоты по случаю нашествия россов на Константинополь / / Христианское чтение, издаваемое при Санкт-Петербургской духовной академии. - 1882. - Ч. 2. - С. 414-419, 430-443; Byzantinorossica: Свод византийских свидетельств о Руси. Нарративные памятники. - М., 2009. - Т. 2. - С. 139-191; Кузенков В.П. Там же. - С. 3 - 173.

19 Тихомиров М. Н. Древняя Русь. - М., 1975. - С. 264-265.

20 Митр. Макарий Булгаков. История Русской Церкви. - М., 1994. - Кн. I (гл. 2, ч 2). - С. 203

21 Татищев В.Н. История Российская. - М.-Л., 1962. - Т. 1. - С. 110-118; Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. - М., 1993. - Т. 1. - С. 89-93; Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. - М., 1963. - С. 159-173; Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. - М., 1988. - С. 392; Толочко П.П. Киевская Русь. - М., 1996. - С. 48-52; Толочко П.П. Дворцовые интриги на Руси. - М., 2001. - С. 16-20; Толочко П.П. Аскольдова могила / / От Руси к Украине. Избранные труды. - М., 1997. - С. 86-94; Брайчевский М.Ю. Утверждение христианства на Руси. - М., 1989. - С. 91-92; Брайчевский М.Ю. Избранное. - М., 2009. - Т. 2. - С. 335; 719.

22 Татищев В. Н. Указ. труд. - Часть I. Глава 4.

23 Там же.

24 Толочко П.П. Киевская Русь. - М., 1996. - С. 48.

25 Брайчевский М. Ю. Утверждение христианства на Руси. - С. 91-92

26 см.: Митр. Макарий Булгаков. Указ. соч.; Еп. Порфирий Успенский. Указ. труд.; Ловягин Е. Указ. труд.; Прот. Николай Оглоблин. Указ. труд.; Прот. Лев Лебедев. Крещение Руси. - М., 1987; Митр. Евгений Болховитинов. Описание Киево-Софийского собора и Киевской иерархии. - М., 1825; Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. - М., 1993. Т. 1.; Прот. П. Троцкий. Киево-Печерский пустынно-Николаевский монастырь / / Труды Киевской духовной академии. - 1878. - № 9, сент. - С. 591-592; С. Ф. Т. Историческое описание Киевского пустынно-Никольского монастыря. - М., 1902. - С. 17-19; Сементовский Н. Киев, его святыни, древности, достопамятностей. - М.; СПб, 1900 г. - С. 162-163; Настольная книга священнослужителя. - М., 1979. - Т. 3. - С. 499-500; Епископ Евлогий (Пацан). Начало христианизации Руси при князьях Аскольда и Дыре / / Труды Киевской Духовной Академии. - 2008. - № 9. - С. 243-253; Прот. Александр Горский. О митрополия Русской в конце IX века / / ПРТС. - 1850. - Ч. 9. - С. 132-146; Кузенков В.П. Поход 860 г. на Константинополь и первое крещение Руси в средневековых письменных источниках / / Древнейшие государства Восточной Европы. Проблемы источниковедения. - М., 2000. - С. 3 - 173; архим. Макарий (Веретенников). Предыстория русской иерархии / / Богословский вестник МДА, № 10, 2010; Шумило С.В. Князь Оскольд и Христианизация Руси. - К.: Дух и литера, 2010; Шумило С.В. Предтеча крещения Киевской Руси / / Церковная православная газета. - 2010, август. - № 15-16 (265-266). - С. 20-21; Шумило С.В. Миссия свв. Кирилла и Мефодия и первое (Оскольдова) крещение Руси / / Вера и Жизнь. - 2009. - № 1-2 (14-15). - С. 72-98, - 2010. - № 1-2 (16-17). - С. 72-92; Иером. Савва Богдан. Восстановить историческую справедливость / / Русский Вестник. -2010. - № 7 (791). - С. 14; Обращение православных Братств Украины по случаю 1150-летия Оскольдова Крещения Руси / / Там же; Свящ. Виктор Кузнецов. Аскольдова Крещение Руси / / Завтра. - 2005. - № 24 (604) Митр. Иоанн (Снычев). Самодержавие духа: Очерки русского самосознания. - М., 2007; архиеп. Митрофан Белоцерковский. Князь Аскольд - мученик / / УНИАН-Религии. сетевой журнал. 2010. URL: http://religions.unian.net/ukr/detail/4906 (дата обращения 15.07.2010) Парменов А. Русь у стен Царьграда / / Православие.ru. - Сетевой журнал. URL: http://www.pravoslavie.ru/put/060714150199.htm (дата обращения 14.07.2006).

27 Митр. Макарий Булгаков. Указ. труд. - С. 196

28 Там же. - С. 198

29 Там же. - С. 204

30 Там же. - С. 204-205

31 Там же. - С. 207

32 Там же. - С. 307

33 Там же. - С. 307

34 Там же. - С. 209

35 Толочко П.П. Древнерусские летописи и летописцы Х-ХIII вв. - М., 2005. - С. 106; Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. - М., 1963. - С. 216; Шахматов А.А. Повесть временных лет. - Пг., 1916. - Т. 1. - С. 32-37.

36 Кузенков В.П. Указ. труд. - С. 3 - 173; архим. Макарий (Веретенников). Предыстория русской иерархии / / Богословский вестник МДА, № 10, 2010.

37 Киевлянин. -1866. - 12 мая.

38 Оглоблин Н. Я., прот. Тысячелетие евангельской проповеди в Русской земле / / Киевские епархиальные ведомости. - 1866. - 1 апр. - С. 224-234, 15 апр. - С. 263-273

39 против. П. Троцкий. Киево-Печерский пустынно-Николаевский монастырь / / Труды Киевской духовной академии. - М., 1878. - № 9. - С. 591-592

40 Митр. Евгений Болховитинов. Избранные труды по истории Киева. - М., 1995. - С. 38

41 Знаменский П.В. Руководство к русской церковной историю - Минск: Белорусский экзархат, 2005. - С. 4-5.

42 Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. - М., 1993. - Т. 1. - С. 92.

43 Карташев А.В. Там же. - С. 92-93.

44 Настольная книга священнослужителя. - М., 1979. - Т. 3. - С. 499-501;

45 Кузенков В.П. Поход 860 г. на Константинополь и первое крещение Руси в средневековых письменных источниках / / Древнейшие государства Восточной Европы. Проблемы источниковедения. - М., 2000. - С. 3 - 173;

46 архим. Макарий (Веретенников). Предыстория русской иерархии / / Богословский вестник МДА, № 10, 2010.

47 архим. Макарий (Веретенников). Там же.

iii Среди гипотез о Киевской митрополии IX вв. заслуживает внимания предположение, что знаменитый летописный высказывания Олега по Киеву как "матери городов русских" прямо касается именно статуса Киева как митрополии времена князя Аскольда. Эту мысль высказывал еще в кон. XIX - нач. ХХ вв. "Патриарх отечественного славяноведения" акад. В. И. Ламанский, а в наше время архим. Макарий (Веретенников), П.В.Кузенков, С.В.Цветков и другие. Тот факт, что стольный город и его имя мужского рода ассоциируется у Олега с женским началом - матерью, среди многочисленных исследователей вызывает недоумения не одно столетие. Казалось бы, логично было предположить, что столичный Киев станет отцом русским городам. Ответ на этот вопрос можно получить, если учесть, что Русь была уже крещена и Киев уже имел на это время статус митрополии. Как отмечал еще акад. В. И. Ламанский, дословный перевод древне-греческого слова митрополия (μητρόπολις) как раз и означает материнское город: (μήτηρ / Митер = иметь) (πόλις / полис = город). Поэтому можно предположить, что автор "Повести временных лет" в уста Олега вложил существующую и к нему традицию считать Киев митрополией, то есть материнским городом и духовным центром страны. Более того, нельзя исключать, что эти слова первоначально могли принадлежать не Олегу, а в первом киевском князе-христианине Оскольду, но в результате изменения летописей со стороны княжеских цензоров в XII в. (Т.н. Мстиславивська редакции 1118 г.) события тех лет появились в несколько ином свете.

48 архим. Макарий (Веретенников). Там же.

49 Митр. Иоанн (Снычев). Самодержавие духа: Очерки русского самосознания. - М., 2007.

50 Там же.

51 архиеп. Митрофан Белоцерковский. Князь Аскольд - мученик / / УНИАН-Религии. сетевой журнал. 2010. URL: http://religions.unian.net/ukr/detail/4906 (дата обращения 15.07.2010).

52 против. Лев Лебедев. Крещение Руси. - М., 2003. - С. 170

53 Там же. - С. 167-168

54 Там же. - С. 179-180

55 Там же. - С. 181

56 Там же. - С. 178-179

57 Ламанский В. И. Славянское житие Св. Кирилла как религиозно-эпическое произведение и как исторический источник. - Пг., 1915. - С. 73-75, 97, 99, 111-112; Ламанский В. Житие св. Кирилла. / / ЖМНП. - 1903. - 5-6. - C. 150-352; Пархоменко В. Начало христианства на Руси. Очерк по истории Руси IX - Х вв. - Полтава, 1913. - С. 52-53; Пархоменко В. Три момента начальной истории русского христианства / / Известия. - 1913. - Кн. 4; Пархоменко В. К истории начального христианства на Руси / / Известия. - 1914. - Кн. 3; Пархоменко В. Христианство Руси до Владимира Святого / / Вера и Разум. - 1912. - № 9-10; Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. - М., 1993. - Т. 1. - С. 79-92; Лисовой Н. Н. Аскольд, Кирилл и Мефодий: в истоков славянской миссии / / Домострой. - 1992. - № 21, 26 мая. - С. 10, № 25, 23 июня. - С. 11; Шумило С.В. Князь Оскольд и Христианизация Руси. - К.: Дух и литера, 2010; Шумило С.В. Предтеча крещения Киевской Руси / / Церковная православная газета. - 2010, август. - № 15-16 (265-266). - С. 20-21; Шумило С.В. Миссия свв. Кирилла и Мефодия и первое (Оскольдова) крещение Руси / / Вера и Жизнь. - 2009. - № 1-2 (14-15). - С. 72-98, - 2010. - № 1-2 (16-17). - С. 72-92; Настольная книга священнослужителя. - М., 1979. - Т. 3. - С. 499-501.

58 Еписко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх