,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Народ Шредингера
0
Австрияк Эрвин Шредингер, нобелевский лауреат и один из творцов квантовой теории, широкой публике известен куда меньше, нежели выведенная им порода кошек. Зверушки имеют уникальную особенность: могут одновременно быть и живыми и мертвыми.

Разумеется, кот Шредингера — животное такое же мифическое, как и сферический конь в вакууме. Но его творец наверняка бы сильно удивился, узнай он, что сугубо умозрительный конструкт имеет свойства отнюдь не уникальные. И более того — присущие вполне реальным существам. Причем не просто присущие, но и совершенно для них естественные. Типичный пример, подслушанный на улице: «Как жив? — Ой, та разве ж это жысть? — Ну будь здоров! — И тебе не хворать». И, заметьте, это лишь частный случай нашего умения совмещать несовместимое.

Дуализм — характерная черта украинца. Мы способны хорошо, много и задешево работать — особенно на чужбине (это сильно злит пол-Европы: ведь у ее лентяев появляется повод объяснить свое безделье). На родине же мы не особо напрягаемся. Обычно так ведут себя либо на съемных квартирах, либо в ожидании буйных гостей. В нашем случае одинаково верны оба варианта. Выходцы из украинских земель участвовали едва ли не во всех крупных европейских конфликтах на протяжении последних четырехсот лет. Сама Украина неоднократно становилась полем битвы, включая обе мировые войны. Так что неуравновешенных постояльцев хватало. Соответственно, и логика проста: зачем заморачиваться, если все равно поломают? Конечно, эту установку сейчас трудно воспринимать всерьез, но на уровне архетипов она, похоже, исправно работает до сих пор. Причем ее органично дополняет наше отношение к власти. Украинец без особого труда прогибается перед начальством, с лихвой компенсируя язвы на самолюбии саботажем и мысленным пожеланием, чтобы шеф все же обрел свой Путь. И при этом даже не задумывается, что открывает одно из ключевых понятий китайской философии, ведь дао — это и есть Путь. К слову, цель путешествия, обозначение которой зачастую (но не обязательно) также требует трех символов, одновременно и материальна, и абстрактна. Такое двойственное отношение к власти не случайно, ведь начальство — это тот же оккупант: его приходится ублажать, но и обмануть не зазорно. «Им наверху» такое положение тоже выгодно: закон силы предусматривает множество прав при минимуме ответственности. Такое положение закреплено даже в государственном гимне. Строка «Запануєм і ми, браття, у своїй сторонці» — прямое указание на то, что освобождение — дело неопределенного будущего. Разумеется, толковать исторический текст буквально не совсем корректно, однако контекстный анализ трудно отнести к хобби среднестатистического гражданина. Так что факт имеет место быть.

Таким образом, любые отношения руководителя и подчиненного (включая частный случай политик — народ) в украинских реалиях превращаются в сделку с дьяволом. Причем обоюдную, ведь в процессе выполнения обязательств, если до этого вообще доходит, их смысл легко доводится до абсурда. Власть дурачит нас, мы дурачим ее. Именно поэтому строгость наших законов с лихвой компенсируется необязательностью их выполнения.

Свойственная украинцу «любовь» к соотечественникам вообще и соседям в частности на уровне архетипов вполне можно трактовать в том же ключе: считать их злонамеренными, пока не доказано обратное, просто безопаснее. В конце концов, даже Богдан Хмельницкий взялся за оружие, не найдя управы на соседа-рейдера в суде. Не так уж много изменилось с тех пор. Даже ситуативные союзы остаются константой нашей жизни — и повседневной, и политической. Максима «вовремя предать — не предать, а предвидеть» — естественная формула выживания на пограничье.

Украина веками была имперской периферией. Это же, хоть и с некоторыми оговорками, можно сказать и сейчас: психологическая граница между ЕС и ТС пролегает по одиннадцатой странице украинского паспорта и ориентируется по линии запад — восток. Причем в полном соответствии с комплексом провинциала, мы точно знаем: нас не ждут ни там, ни там. И потому не сильно рвемся. Здесь, впрочем, присутствует и затаенный страх жителя пограничья перед переменами: как бы не стало хуже, ведь просчитать их последствия невозможно. Поэтому украинец говорит — и не делает. А если делает, то для себя. Для семьи, детей, внуков и внуков внуков. Мой дом — моя крепость. Впрочем, оплачивать «коммуналку» при этом не обязательно. Отмотанный счетчик — достойная компенсация за чиновничий «мерседес».

Двойственность — второе имя Украины. Два берега, две столицы, два языка. По конституции — унитарное устройство, но с двумя субъектами. Два вождя, как их ни называй — гетманами, национальными лидерами или кандидатами в президенты. Странно, что Кобзарь один, но множественная совесть нации — это было бы слишком даже для нас. Двойка — вообще сакральное число Украины. Впрочем, с этим могут не согласиться обе крупнейшие православные церкви. Список можно продолжать еще очень долго. Но незачем.

Швейцарский психиатр Ойген Блёйлер, который ввел в научный оборот термин «шизофрения», считал основным симптомом этого расстройства двойственность восприятия окружающего мира, которую он назвал амбивалентностью. Блёйлер классифицировал три типа этой напасти. Эмоциональная — подразумевает одновременно положительные и отрицательные чувства к человеку, предмету или событию. Волевая — проявляется в бесконечных колебаниях между альтернативными вариантами, что приводит к отказу от принятия каких-либо решений. Чередование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях — признак амбивалентности интеллектуальной. Это может здорово помочь тем, кто хочет понять происходящее с Украиной и украинцами. Двойственность стала нашим рецептом выживания. Но разве не пора начать жить?

Благословенное число

Двойка имеет множество символических, культурных и исторических коннотаций, основное значение которых можно свести к единству противоположностей. Инь теряет смысл без ян, божественное невозможно без человеческого, левое — лишь антоним правого, и так далее. В целом все сводится к тому, что «двоичная» манипуляция — это изящный, а зачастую и откровенно парадоксальный способ избежать очевидных противоречий. Как в известном еврейском анекдоте: «Абрам, ты меня обманул! — Как? — Продал черно-белый телевизор, а обещал-то цветной! — Изя, ну сам посуди, разве черный — не цвет? Или белый — не цвет?». Можно вспомнить и куда более серьезный случай превращения империи Габсбургов в дуалистическую монархию. Хотя в конечном итоге двуединство не спасло ее от развала, позволило растянуть этот процесс на добрых полвека. Но и здесь нет худа без добра (опять-таки, дуализм): в результате появился как минимум бравый солдат Швейк, а как максимум — Европейский союз.

В украинских реалиях двойка тоже выступает «стабилизатором» — политическим (даже видимость оппозиции сдерживает чрезмерную глупость власти), культурным — наш билингвизм (или куда более частое незнание обоих языков) является объединяющим признаком. И даже бытовым: ведь без третьего и пьянка не пьянка.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх