,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мы уже давно существуем в состоянии социальной катастрофы
  • 26 октября 2011 |
  • 12:10 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 602
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
0
20 лет «нэзалэжности» — это 20 лет умирания экономики, доставшейся Украине в наследство от Советского Союза. За все это время в стране не было сделано ничего для создания необходимых условий экономического развития. Фактически Украина два десятилетия упорно идет по пути деградации и деиндустриализации. Об этом наглядно свидетельствует состояние основных отраслей нашей экономики.

В убитом состоянии находится и агропромышленный комплекс Украины. Мы уже давно не в состоянии сами себя кормить. А с вхождением в ВТО, реальное производство вообще оказалось под мощнейшим ударом. По подсчетам Федерации работодателей Украины, после вступления Украины в ВТО в 2008 году, только в двух отраслях сельского хозяйства — в сахарной отрасли и в свиноводстве — рабочие места потеряли около 500 тысяч человек!

Украина — это страна-попрошайка. С 2008 года она существует лишь благодаря гигантским финансовым заимствованиям. Фактически мы встали на путь Аргентины. Что представляет сейчас эта страна, наглядно показал режиссер Фернандо Соланас в своем документальном фильме «Социальный геноцид». Тот, кому интересно будущее нашей страны, может зайти на alternatio.org в раздел «видео» и посмотреть этот фильм.

По сути, слово «Украина» является смысловым аналогом понятия «лимитроф». Поэтому, отказавшись от своего исторического названия «Русь», от своей русской цивилизационной принадлежности, и навесив на свое коллективное «Я» кличку «Украина», мы закрепили за собой уже в самоназвании функцию лимитрофа — пограничной территории, где непрерывно происходит столкновение двух культурных и цивилизационных миров. А ведь лимитроф в плане экономики, государственности и культуры — это «мертвая зона», «черная дыра» межцивилизационного разлома.

— Давайте начнем с наболевшего, т. е. с экономики. Наш избиратель беспрерывно шарахается от одного предвыборного плаката к другому в надежде найти того, кто бы вывел страну из перманентного экономического кризиса. C приходом любимого кандидата на пост президента все повторяется опять: подорожание, инфляция, безработица. Но для экономического процветания нужны хоть какие-то предпосылки. Ваше мнение, имеются ли они на Украине?

— Я бы не сказал, что на Украине экономический кризис. В переводе с греческого «кризис» означает переход от одного состояния к иному. Кризис — это результат движения. На Украине же движение давно отсутствует. Экономическую ситуацию у нас можно охарактеризовать лишь понятием «стагнация» — застой, паралич экономической деятельности на фоне постепенного разрушения экономической системы страны. 20 лет «нэзалэжности» — это 20 лет умирания экономики, доставшейся Украине в наследство от Советского Союза. За все это время в стране не было сделано НИЧЕГО для создания необходимых условий экономического развития. Фактически Украина два десятилетия упорно идет по пути деградации и деиндустриализации.

Об этом наглядно свидетельствует состояние основных отраслей нашей экономики. В 2009 году, в рамках цикла «РАСПАД» я написал и опубликовал три аналитических доклада под общим названием «Миф о «Закромах Родины». В них был дан детальный анализ той ситуации, в которой оказалась металлургия, машиностроение и химическая промышленность Украины.

Если описать эту ситуацию одним словом, то это — катастрофа.

Например, по данным Министерства промышленной политики износ основных фондов горно-металлургического комплекса Украины составляет 65 процентов (независимые эксперты заявляют, что этот показатель приблизился к 80 процентам). В частности, уровень износа коксовых батарей составляет 54 процента, доменных печей — 89, мартеновских печей — 87, конвертеров — 26 и прокатных станов — 90 процентов. И это не случайно, ведь за два десятилетия эксплуатации металлургических предприятий нашей олигархией, в их модернизацию вообще ничего не было вложено. Финансовые крохи шли лишь на текущий ремонт.

И это при том, что на металлургическом бизнесе частными лицами были сколочены капиталы в десятки миллиардов долларов! То есть, все это время, отданные в частные руки заводы, тупо использовались на износ. Как Вы думаете, сколько еще они продержатся в рабочем состоянии?

Давайте посмотрим на наше машиностроение. В 1990 году оно занимало 31 процент в общем объеме промышленного производства УССР. После возникновения «самостийнойи» Украины, машиностроение ужалось до 12 процентов. То есть, главный показатель технического и промышленного развития страны обвалился на две трети! Начиная с 1991 года, шел интенсивный и непрерывный процесс изменения структуры промышленного производства в сторону увеличения доли капитало-, энерго- и материалоемких производств и уменьшения выпуска высокотехнологической продукции конечного передела. Иначе говоря, все годы апофеоза «свидомизма» украинская экономика, теряя свой научный и технологический потенциал, сползала на примитивный уровень сырьевого придатка мировой экономической системы.

На данный момент материально-техническая база украинского машиностроения в целом изношена на 70 процентов. В мае 2006 года министр промышленной политики Украины сообщил журналистам, что 82 процента (!) станочного парка предприятий украинского машиностроения нуждается в обновлении.

А что происходит с украинской химической промышленностью? С провозглашением независимости объемы химического производства на Украине сократились почти на 60 процентов и падение продолжается. На данный момент, около 70 процентов основных материальных фондов украинских химических предприятий изношено, и с каждым годом степень их изношенности только увеличивается. В марте 2009 года, будучи премьером, Тимошенко была вынуждена признать, что за годы независимости химическая отрасль ни разу (!) не проводила реконструкцию и модернизацию даже в локальных масштабах отдельных предприятий. Сейчас, в связи с подорожанием газа, наша химия пребывает в коматозном состоянии. Ее продукция уже не способна конкурировать с иностранной (белорусской и российской) даже на внутреннем рынке.

В целом же по украинской промышленности степень износа основных производственных фондов достигла 63 процентов.

Украинская энергетика примерно в таком же состоянии, как и базовые промышленные отрасли. Страна фактически подошла к той черте, когда из-за износа оборудования, произведенного еще в 60‑х годах прошлого века, у нас начнут останавливаться тепловые электростанции, которые вырабатывают почти половину всей электроэнергии страны.

Например, в сфере транспорта и связи степень износа материальной базы достигла 94,4 процента! В этом году «Укрзалізниця» признала, что износ ее локомотивного парка достиг 80 процентов! Износ тепловозного парка составляет вообще 97 процентов, а электровозов — 90 процентов!

В целом, на данный момент степень износа основных фондов экономики Украины достигла 74,9 процентов! Это — информация Государственной службы статистики Украины.

В убитом состоянии находится и агропромышленный комплекс Украины. С 2000 по 2010 годы количество тракторов в распоряжении сельхозпредприятий Украины сократилось с 319 до 151 тысяч единиц, количество сеялок — со 132 до 76 тысяч, зерноуборочных комбайнов — с 65 до 33 тысяч единиц.

Мы уже давно не в состоянии сами себя кормить. А с вхождением в ВТО, реальное производство вообще оказалось под мощнейшим ударом.

Например, после вступления в ВТО более 50 украинских заводов, производящих сахар, остановились, а украинские производители потеряли 11 процентов объемов внутреннего рынка. Экспорт сахара практически остановлен.

По подсчетам Федерации работодателей Украины, после вступления Украины в ВТО в 2008 году, только в двух отраслях сельского хозяйства — в сахарной отрасли и в свиноводстве — рабочие места потеряли около 500 тысяч человек!

Всем известно, что Украина — хлеборобная страна. Но не каждый знает, что мы в основном производим фуражное зерно, так как зерно высшего сорта, продовольственное, уже выращивать в необходимом количестве не в состоянии. Его количество не превышает 30‑35 процентов.

Тяжелая ситуация и с производством мяса. Если три года назад Украина импортировала 500 тысяч тонн мяса, то в 2010 году вдвое меньше — всего 150‑160 тысяч тонн всех видов мяса.

Большие потери понесло свиноводство. В 2010 году импорт свинины на Украину вырос в 2,3 раза по сравнению с 2007 годом, и составил 178,7 тысяч тонн. Украинский внутренний рынок заполонило импортное сало.

Подобные примеры экономических и торговых потерь можно продолжать очень долго.

В целом, «профессионализм» и «компетентность» правящей верхушки Украины характеризует тот факт, что отрицательное сальдо торгового баланса Украины в 2010 году увеличилось по сравнению с 2009 годом в 1,6 раза и составило 9,3 миллиардов долларов, в первом полугодии 2011 года в 2,3 раза превышает уровень первого полугодия 2010 года, и составляет 5,5 миллиардов долларов!

Но и это еще не все. Летом этого года, объем государственного (и гарантированного государством) долга Украины превысил 60 миллиардов долларов США. В целом же долг Украины (государственный и корпоративный) уже перевалил за отметку 130 миллиардов долларов. Фактически, это финансовый результат экономической деятельности проекта «Ukraina» в целом за все 20 лет его существования. Точнее — это финансовый «абзац» проекта «Ukraina».

Что же делает наша власть в этих условиях? Она просто прилагает максимум усилий, чтобы вновь взять у МВФ очередной кредит. Даже ценой ликвидации практически всех социальных программ.

Украина — это страна-попрошайка. С 2008 года она существует лишь благодаря гигантским финансовым заимствованиям. Фактически мы встали на путь Аргентины. Что представляет сейчас эта страна, наглядно показал режиссер Фернандо Соланас в своем документальном фильме «Социальный геноцид». Тот, кому интересно будущее нашей страны, может зайти на alternatio.org в раздел «видео» и посмотреть этот фильм.

С иностранными инвестициями на Украине тоже не сложилось. Недавно Посол Германии Ганс-Юрген Гаймзет заявил, что из-за роста коррупции немецкий бизнес из Украины уходит. В целом оценка иностранными инвесторами украинского бизнес-климата снизилась до уровня кризисного 2009 года. Это сообщили члены «Европейской бизнес ассоциации». Эксперты констатировали, что данные настроения ухудшаются ежедневно, заставляя инвесторов отказываться от вложений в Украину. В октябре этого года индекс инвестиционной привлекательности Украины составил 2,56 (по 5‑балльной шкале). Последний раз такой низкий результат наблюдался в III квартале 2009 года. Иностранные инвесторы просто бегут из Украины.

И бегут не только инвесторы. Бегут и наши граждане. На данный момент за пределами Украины в поисках работы находится около 7 миллионов украинцев. Представьте, семь миллионов сильных, умных, работоспособных людей уехало из нашей страны потому, что не в состоянии прокормить здесь свои семьи! О чем это говорит?

А ведь при всем этом надо учитывать, что, по мнению ведущих западных экспертов, на мир надвигается новая волна финансово-экономического кризиса, которая способна снести не только дохлые, сырьевые экономики (вроде украинской), но и наиболее сильные экономические системы. Что тогда здесь у нас начнется?

Так что же всех нас, тех, над кем вот уже 20 лет проводится эксперимент под названием «Ukraina», ждет в ближайшем будущем?

Вы спрашиваете, есть ли в нашей стране на данный момент предпосылки для экономического процветания? Мне кажется, ответ очевиден — ИХ НЕТ. И судя по тенденциям, не будет. Сейчас украинское правительство балансирует на грани финансовой катастрофы, надеясь лишь на дешевый российский газ и очередной транш МВФ.

— Официальный Киев уверяет, что наше спасение — в Европе. Это заклинание мы слышим из уст каждого президента. 20 лет Украина бежит на Запад и никак не добежит. Случится ли это когда-нибудь, и надо ли нам бежать именно туда?

— Я не раз уже описывал ситуацию, связанную с так называемой евроинтеграцией Украины. Все это — ложь! Обман! Сладкая сказка для непрерывно нищающего населения. В советские времена у нас была сверхцель — построение процветающего коммунистического общества, где действовал бы принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям». После того как правящая советская верхушка совершила коллективное предательство (на глазах у спокойно лицезреющего это народа) и разрушила Советский Союз, наш местный партхозактив, ставший правящей элитой «нэзалэжнойи» Украины, поставил перед страной цель-фикцию — вступление в Европейский Союз. Однако при этом он не объяснил народу, что в ЕС берут лишь страны, которые входят в цивилизационный ареал Запада, которые являются исконными европейскими государствами. В их число Украина не попадает. Об этом не раз твердили и лидеры европейских стран, высокопоставленные чиновники Евросоюза, и западные эксперты типа Хантингтона. Об этом я подробно писал еще в 2006 году в статье «Ложь украинской евроинтеграции».

С тех пор ничего не изменилось. Ну, не нужна в ЕС Украина! Прежде всего, по культурным, социальным и финансово-экономическим причинам. Чужая она там! Нет у нас ни малейшего шанса туда попасть! Да к тому же, усиливающиеся экономические, финансовые и политические тенденции в Европе говорят о том, что перспективы существования Евросоюза с каждым годом становится все более туманными.

Очень похоже на то, что Украина пытается заскочить в поезд, который на всех парах летит в пропасть.

Поэтому вся эта демагогия относительно евроинтеграции не только ложь правящей украинской верхушки, но и ее стратегическая глупость, за которую расплачивается углубляющейся нищетой весь наш народ.

— Не могу не спросить о пресловутой многовекторности. Это еще одна мантра, которую мы часто слышим из уст наших высокопоставленных чиновников. Гражданам объясняют, что Киев, «засев» между Европой и Россией, сможет выгодно сотрудничать и с той, и с другой. На деле же часто получается наоборот: сотрудничество развивается с кем-то одним, а другой довольствуется ролью второсортного партнера. Так выгодна ли нашей стране многовекторная политика? Выигрываем мы от нее или проигрываем?

— Так называемая украинская многовекторность — это стратегический выбор в пользу лимитрофа. Это воплощение принципа: мы со всеми сразу, и ни с кем конкретно. Я недавно относительно лимитрофа писал на «Альтернативе» в статье «Диалог о невозможном». Этимология этого слова восходит к позднелатинскому «limitrophus» — «граничащий с», буквально, обеспечивающий проживание пограничных войск. Этимология слова «украйна» — «у края». «Украйнами» называли на Руси и в Польше пограничные территории, на которых размещались заградительные отряды. Казаки — это вооруженные жители русских украйн, защищавшие кордоны страны от кочевников. По сути, слово «Украина» является смысловым аналогом понятия «лимитроф». Поэтому, как я писал ранее, отказавшись от своего исторического названия «Русь», от своей русской цивилизационной принадлежности, и навесив на свое коллективное «Я» кличку «Украина», мы закрепили за собой уже в самоназвании функцию лимитрофа — пограничной территории, где непрерывно происходит столкновение двух культурных и цивилизационных миров. А ведь лимитроф в плане экономики, государственности и культуры — это «мертвая зона», «черная дыра» межцивилизационного разлома.

— На какие политические силы будут делать ставку власти в их стремлении создать предсказуемый политический ландшафт? Насколько искренни противоречия между крайне правым спектром и нашими умеренными политиками?

— У меня встречный вопрос: а у нас вообще есть политические СИЛЫ? На мой взгляд, на данный момент в Украине существует лишь политическое бессилие. Янукович и Партия регионов совершили невозможное — за полтора года они сами себя политически уничтожили, потеряв поддержку той части нашего общества, которая голосовала за Виктора Федоровича на президентских выборах. На русскую украйну регионалы уже опереться не могут. Януковича и К° теперь ненавидят даже в Донбассе. И эта ненависть будет только усиливаться. Ведь фактически власть, дабы получить кредиты МВФ, сейчас проводит политику социального геноцида. А в Центре и, тем более, на Западе страны их народ как не воспринимал, так и не воспринимает. Этот режим, как и все предыдущие, возникавшие в рамках проекта «Ukraina», стремительно теряет легитимность. Это самое главное в сложившейся политической ситуации, так как нелегитимность, открывает дорогу политической нестабильности и социальному взрыву. В стране опять зреет революционная ситуация. И, скорее всего, ею воспользуются внешние силы. А политическая возня между какими-то политическими партиями и этим режимом не имеет никакого значения, так как все идет к тому, что народная ненависть в очередной раз выплеснется на улицы и смоет эту власть вместе с ее клевретами. А вот что будет потом, когда эта волна схлынет, — вопрос вопросов. Сейчас вообще наиболее умные, способные мыслить стратегически, представители большого бизнеса ломают голову относительно того, что будет после Украины, и как к этой ситуации приспособиться.

— В последнее время ячейки украинских националистических партий появляются там, где их никогда не было: Одесса, Донецк, Луганск, Севастополь. Они малочисленны, но часто агрессивны. Без финансовой поддержки заинтересованных лиц эти ячейки, как организованные структуры, никогда бы в этой части Украины не появились. Звучат мнения, что партии ультраправого толка находятся на содержании наших олигархов. Известно ли Вам что-то об этом?

— Да, до меня доходили слухи, что «свидомых» неонацистов финансируют не только олигархи, но и эта власть. Яркий пример этого — ВО «Свобода». С одной стороны идут разговоры о том, что эту партию активно финансирует Игорь Коломойский, а с другой стороны масса моих знакомых, которые работают в Кабмине, во время последних выборов в местные советы не раз мне рассказывали о том, что Тягнибок практически каждый день бегает в кабинет «серого кардинала» Партии регионов Андрея Клюева.

Похоже на то, что Коломойский готовит себе «запасной аэродром» на случай раздела страны, планируя стать «кошельком» и кукловодом потенциального президента Галиции — Тягнибока. А регионалы поддерживают «Свободу» для того, чтобы ею вытеснить с западных регионов партию Тимошенко, и непрерывно держать в тонусе свой электорат, пугая его якобы набирающими силу галицийскими неонацистами. Чем страшнее и сильнее выглядят силы «свидомизма» у нас в стране, тем сильнее будет поддержка Партии регионов на русской украйне. Так думают сейчас «мудрогели» на Банковой.

— Права русскоязычных граждан в нашей стране, мягко скажем, не соблюдаются. Это выражается, в первую очередь, в языковом вопросе. Украинскому языку, родившемуся гораздо позже русского, с помощью административного давления придан доминирующий статус. И это несмотря на то, что, согласно соцопросам, в т. ч. иностранным, 80 процентов жителей республики общаются по-русски. Что Вы думаете об этой ситуации?

— Я не раз высказывался по этому поводу. В рамках цикла «РАСПАД» у меня есть серия статей «Галицийские травмы Виктора Януковича». Во второй из них я дал детальный анализ ситуации как относительно положения русского языка на Украине, так и относительно того, как Партия регионов его «защищает».

Сейчас «мова» считается языком большинства населения нашей страны. Однако, как Вы отметили, реально он является родным только для 20 процентов населения. Это результаты американских исследований. Но власть этого не хочет видеть. И не хочет с этим считаться. Для нее поддержка «мовы» и украинизация — это способ загнать своих «хлопов» в отдельный барак и эксплуатировать их только в своих личных целях. Малоросс Янукович, который на «мове» не способен сказать даже слово «елка», стал ее рьяным защитником потому, что «кляти москали» могут, используя русский язык, как главный фактор самоидентичности, забрать у него его личных «холопов», подвластных ему территорий. Для представителей украинской власти «мова» — это тавро, которое они ставят на подчиненное им население Малороссии, это главный фактор сепарирования нашего народа от России. Отсюда и эти клятвы верности Януковича «неридной мове».

— Вы вращаетесь в экспертной среде, общаетесь с политологами и аналитиками. Какие мнения о перспективах Украины на будущее в экономическом и политическом плане звучат в неофициальной обстановке из их уст? Когда многие политологи появляются на телеэкранах, создается впечатление, что они отрабатывают заказ, а не знакомят аудиторию с истинным положением вещей.

— На мой взгляд, дело не только в отрабатывании заказа. Все эти разговоры политиков, журналистов, «диячив» культуры и искусства и т. н. «экспертов» в СМИ о том, как прекрасна Украина, и что она вечна и незыблема, не более чем проявление страха за свое будущее. Большинство из них уже сейчас понимают к чему все идет. Но дело в том, что вне проекта «Ukraina» вся эта публика жить так, как живет сейчас, — не сможет. После того как перестанет существовать этот проект, она утратит свое особое, привилегированное положение, свою публичность, известность, свой жирный «паек», и будет просто выброшена за ненужностью в народную нищету. Естественно, что это их очень пугает. Поэтому за Украину они будут «гавкать» стаей со всех телеэкранов и газет до потери пульса, до того момента, когда их начнут за ноги вытаскивать из уютных кабинетов.

А в неофициальной же обстановке, наиболее адекватные представители этой публики уныло констатируют полный и уже неотвратимый «абзац» Украине. Часть из них еще лихорадочно пытается придумать какие-то фантастические варианты ее спасения, но самые умные уже готовят «запасные аэродромы» для индивидуального спасения после того, как Украины, в том виде, в каком она сейчас существует, не станет.

— Хотелось бы услышать, насколько высок, по Вашему мнению, протестный потенциал нашего населения? Возможен ли на Украине социальный взрыв, пусть даже в недалеком будущем? И если возможен, кто этим постарается воспользоваться?

— Возможен ли социальный взрыв? Хм… Сейчас на Украине только по официальным данным более 40 процентов населения находится за чертой бедности. Это более 18 миллионов человек! Но эти данные занижены. На самом деле нищих в нашей стране значительно больше. Я думаю, что не менее 70 процентов. И ситуация в этом плане только ухудшается.

За двадцать лет «нэзалэжности» мы потеряли более 6 миллионов человек! Темпы убывания населения современной Украины выше, чем на территории сталинского ГУЛага! При этом паек украинского «прожиточного минимума» меньше того пайка, который выдавали ГУЛаговским «стахановцам». Я недавно опубликовал статью «Двадцатилетие суицидальной лжи», в которой привел шокирующие цифры. Мы уже давно существуем в состоянии социальной катастрофы. Не только этот очередной режим, но и сам проект «Ukraina» утратил свою легитимность. Подавляющему большинству населения на страну давно наплевать. Тех, кто не собирается больше ходить на выборы, и полностью отстранился от всего происходящего у нас, уже больше половины населения. В людях зреет отчаяние, и глухая злоба ко всему, что олицетворяет эту систему.

Так как Вы думаете, может ли в этих условиях произойти социальный взрыв?..

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх