,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинская стратегия: гаечный ключ против чупа-чупса
  • 16 октября 2011 |
  • 11:10 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 736
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
-4
Услышав о неожиданно суровом приговоре Юлии Тимошенко — семь лет заключения — я испытал двойной шок.

Во-первых, испытал шок как мужчина, который считает, что для женщины должны быть исключены два места пребывания: армия (если она не министр обороны) и тюрьма (если она не начальник тюрьмы).

Во-вторых, я испытал шок, как политолог. А именно от того, что после оглашения приговора, наше сердобольное общество (в лице журналистов, экспертов, простых граждан) видимого шока не испытало. Не было горячих протестов, разрывов сердец, неистовства и шахидства. Правда, были горячие споры экспертов, но они свелись вокруг одной темы: почему приговор столь суров? И вариантов было множество.

Одни считают — потому что власть еще боится Тимошенко. Другие считают — потому что власть уже не боится Тимошенко. Третьи считают — потому что власть уже не боится Запада. Четвертые — потому что власть еще боится России. И т.д. и т.п.

А мне же — и как эксперту, и как журналисту — было шокирующее интересно: почему, повторяю, в обществе не произошло шока? Поскольку я пока один задался этим вопросом, постараюсь в одиночку на него и ответить.

Прежде всего, на мой взгляд, потому что наше общество не верит, что реальность для Тимошенко будет такая же суровая, как оглашенный пока формальный приговор. И для такой точки зрения есть основания.

Первым таким основанием я считаю то, что практически вся наша власть, включая судебную, бреется бритвой «Жилетт». А в инструкции этой бритвы маленькими, но разборчивыми буковками написано: «Сначала закрутите до упора, а потом отпустите на два оборота». По моим наблюдениям, последние 20 лет главной базовой инструкцией власти была именно эта — жилеттовская. Это интуитивно понимает все остальное общество и теперь напряженно ждет, когда «начнут откручивать назад».

Вторым, и базовым, основанием я считаю то, что вся наша власть, включая судебную, в школе проходила по программе классика славянской литературы Салтыкова-Щедрина. Этот мудрый писатель, чиновник и проходимец четко в свое время сказал: «Строгость наших законов всегда компенсируется необязательностью их исполнения». Все это тоже прекрасно знают и поэтому напряженно ждут, каким образом и в данном случае приговор будет не выполняться.

Кстати, находясь в таком же ожидании, я невольно вспомнил и свою личную давнюю практику. Лет десять назад, а то и больше, я тоже работал в Кабмине, правда, не премьер-министром, а всего лишь его советником. Вы будете смеяться, но меня тоже судили, и причем дважды.

Один раз — за перерасход годовой нормы горючего на служебном транспорте на пятьсот гривен (по тому курсу — долларов на сто). Это уже считалось хищением в крупных размерах, и прокурор требовал для меня пять лет заключения. Но суд-то оправдал!

Второй раз мне вменили как раз ту статью, что и Тимошенко: в превышении служебных полномочий — я тогда перерасходовал командировочные на 60 долларов. И прокурор требовал для меня те же 7 лет заключения. Если бы я тогда сел, то писал бы эти заметки еще из мест отдаленных.

Поэтому основываясь на своем личном опыте, могу утверждать, что тягость и одновременно прелесть жизни в Украине заключается в том, что здесь все несерьезно, все как бы понарошку. Все на уровне подмигивания, подмаргивания и кулуарных договоренностей кланов, элит и групп влияния.

В культовом российском фильме «Брат-2» главный герой спрашивает у своей знакомой, живущей в Америке: «А здесь всерьез что-то воспринимают?» Она отвечает: «Только деньги». А у меня складывается впечатление, что украинская элита в своем бесконечном инфантилизме заигралась настолько, что всерьез не воспринимает даже ни деньги, ни власть.

Пострадавшим не делают упреки. Но поскольку я уверен, что в силу разных заморочек Юлия скоро будет на свободе, все же скажу, что и она виновата в создании этой брутально игрушечной, выморочно ненастоящей экономической, политической и юридической системы.

Красивая ветреная женщина, за долгие годы она так и не нашла своего настоящего призвания, своей единственной сердечной страсти. Она легко раздавала свои симпатии и привязанности, играючи расточая свои поцелуи налево и направо.

Следы ее губной помады видны почти на всех крупных бизнесах Украины. Она легко надкусывала и легкомысленно бросала то газовый бизнес, то энергетический, то девелоперский, а то и канареечный.

Она перепробовала на вкус все идеологии и в пыльных загашниках ее родной партии лежат «обсосанные» до костей: и «левый солидаризм», и «правое народничество», и «социалистическая справедливость», и «националистическое дело».

Возможно, ей простительно такое легкомыслие, как игривой женщине, но это, к сожалению, не позволило пока стать ей серьезным и настоящим политиком. Настоящий политик — тот, кто имеет и настоящих врагов, и настоящих друзей. Если ты зашел в бизнес, будь в нем по-настоящему специализирован, эффективен, профессионален и последователен. И тогда твои коллеги-бизнесмены горой будут стоять за тебя до конца.

Если ты зашел в политику, то профессионально выбери свою идеологическую нишу и старайся ей не изменять. Поскольку только такие гении, как Черчилль, могут позволить себе за длинную жизнь пару раз поменять идеологию, но ни разу не изменить своему сословию. И тогда избиратели, из твоего родового идеологического кейса, будут стоять за тебя горой. Даже не требуя денег за выход на демонстрацию поддержки.

Да, жизнь, к сожалению, не игра. Даже политическая жизнь. И даже для красивой женщины. Тем не менее, я уверен, что Юлию Тимошенко в ближайшее время выпустят. И сам постараюсь приложить к этому все свои скромные возможности и ресурсы. Но снова у нее возникнет вопрос: что делать?

Она блестяще умеет воевать. В одном из умных фильмов полицейский, которого постоянно опережают его противники — воинственные исламисты, — спрашивает у напарника: «Почему они всегда у нас выигрывают?» Тот отвечает: «Потому что мы работаем, а они — воюют».

Тимошенко умеет воевать в нашей стране лучше всех. Поэтому, если после ее выхода из заключения, начнется война — она, конечно, победит всех. А вдруг войны не будет? Вот тогда опять у нее начнутся проблемы. Потому что работать она не захочет, не будет, да и не сумеет. Да и вообще не для того в Украине люди идут в политику, чтобы работать, как какие-то «лохи».

Правда, у нее есть дополнительный бонус: она умеет не только воевать, но и соблазнять. И это для нее большой шанс!

Когда-то я провел свой микроскопический доморощенный эксперимент. Десяти здоровенным годовалым младенцам я предложил на выбор гаечный ключ и чупа-чупс. И все десять выбрали чупа-чупс, даже те, у которых были кое-какие механические неполадки со своими детскими колясками. Возможно, это наш национальный выбор: там, где приходится выбирать — либо тяжко работать, либо сладко сосать — мы выбираем второе. Поэтому наверняка мы еще много услышим и увидим о Юлии Владимировне.

К тому же скоро выборы в парламент, а у ее политической силы уже готов «под ключ» волшебный избирательный лозунг. В прошлый раз они зашли в парламент под кличем: «Бандиты должны сидеть в тюрьмах!». А сейчас я дарю им другой волшебный лозунг: «Женщины в тюрьмах сидеть не должны!».

Так что игра продолжается, точнее продолжается наша бесконечная чупа-чупсная игрушечная жизнь.

Дмитрий ВЫДРИН, "Open Democracy", Великобритания

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх