,


Наш опрос
Как поступить с Трибуном SERGANT888?
Забанить нах...
Лишить права комментировать
Пусть живёт-мне он не мешает


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Галицкий бунт — бессмысленный и безрезультатный
  • 29 сентября 2011 |
  • 17:09 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 728
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Очередной бунт галичане затеяли против "донецких". Донецкие — те же москали, только ещё хуже. Как говаривала моя соседка: "Те, с востока, хуже москалей. Я б их вешала, жгла и стреляла...» Говорила она так редко, и только в подпитии. Больше я от неё слышал поэтическое: "Как же я ту Украину люблю!"

Смысл сказанного один и тот же, но между любовью и ненавистью галичанам не надо делать тот самый один шаг, и этим они выгодно отличаются от разной, не украинской, шушеры.

Любишь Украину — ненавидишь её врагов. И очень даже просто. И не надо читать десять заповедей декалога украинского националиста — это в сердце. Ненавидеть москалей не таясь, целых двадцать лет — счастье большое, но надоедает. Донецких мы бы с фекалиями съели, только начальство не разрешало. Мы их должны были перевоспитать, привить им дух украинства. Детей из Крыма и Донбасса мы на Рождество приглашали, слушать колядки и перенимать традиции.

Пока детишки восхищались нашим дидухом и кутёй, их папы покупали у нас землицу в Карпатах. Покупали за копейки. Ну, там, к примеру, 100 долларов за сотку. Мы продавали, и радовались. Откуда ж было знать, что та земля через лет пять будет стоить за ту же сотку — 10 тысяч долларов? Объегорили нас тогда они здорово. Ну, мы народ ушлый. Нас второй раз трудно обмануть. Землю мы продавать перестали.

Как-то пришлось, под Новый год, поселить около горнолыжного курорта «Буковель» бригаду рабочих — пять человек. Задача — архитрудная. Там у нас что не дом — то отель. Цены под сезон — мама дорогая! Хорошо, не первый год в тех краях, и людей немного знаю. Нашли они мне хозяйку. Та согласилась, за 6 долларов с человека, их там кормить и обеспечить ночлегом. Привёз я своих орлов, значит, к людям, и спрашиваю:

— Где тут у вас добрые самаритяне живут? Показывайте!

Мой друг, полковник в отставке, лётчик, ветеран Анголы и Афгана, владелец коттеджного городка, дал проводником своего сына. Спрашиваю его:

— Ну, шо, Васылько? Где тётка твоя живёт? Далеко?

— Не. Вон, дом, — на горе.

Дом на горе видно, и на глазок недалеко, вроде...

Цэй малый чертёнок на гору лезет, як архар! Тропинка узкая, крутая, и «така довга», что мне сердце выскакивало. Пока мы на эту «горку» поднялись, я раз десять больно упал, и раз пять проклял компанию «Phillip Morris», вместе со всеми её филиалами.

С хозяйкой быстро договорились, и я уплатил за пять дней вперёд, так как договор на словах тут, в горах, никакой силы не имеет.

Бригада, вместе с Васильком, ушла вниз, к людям и цивилизации, а я потребовал чаю. Чай я вообще не пью, но сил идти назад просто не было. Если бы не дела, я эти пять дней с той горы и не слазил...

Разговорились. Домик махонький, удобства в горах, поход в магазин — подвиг, романтика, одним словом. Мне, чтобы втереться в доверие, стакана чаю даже много будет.

Поговорили про жизнь, семью, и я перешёл к интиму:

— Почему землю не продадите?

— Мало дают...

Я посочувствовал, сослался на тупость в этих амурных делах, и продолжил любопытствовать:

— «Мало», это сколько?

Она как раз начала картошку чистить. Бросила одну в кастрюльку и так преспокойно:

— Два миллиона долларов.

Уж на что я птица — говорун (отличается умом и сообразительностью), но онемел.

Хозяйка подумала, что ответ не полный, и пояснила:

— Так два сына. Каждому надо квартиру в городе купить, себе хатку, им по машине, учатся они, рабочее место доктора чи юриста в городе дорого стоит...

Не хватает, одним словом... Ну, понятно, в общем. Машиной в горах считается вездеход-джип, размером с грузовой автомобиль, а квартира, тока в новостройке, тысяч за 300, иначе — «люды засмиють».

Вечером пять мужиков грязных придут, поужинают, и спать за шторкой завалятся. Сапоги снимут... Амбрэ, в жарко натопленной избушке, никуда не девается. И так пять дней...

Да...

За копейки завтрак-ужин готовить — нормально, а два миллиона баксов — не деньги.

Ребята мои цивилизованные, но мыться там негде. Я, конечно, просил носки на ночь менять на чистые, грязные — выбрасывать без сожаления...

Только же, они экономные, могут и не послушать.

До этого у неё официанты жили месяц. Не вытерпели без удобств. Купили в складчину машинку старенькую, и на ней из города добираются.

Не продаёт землю. Ждёт, когда цена поднимется. Думает, она умнее Коломойского с Пинчуком и Червоненком в придачу. Ну, дело понятное. Я и сам так считаю.

Еще один мой друг из Англии вернулся. С женой там пять лет работал. На 40 тысяч земли в горах купил, и хвастался, что за 60 отдаст, аж быстро-быстро. Не знаю, кто там этот кризис придумал, но землю ту он у донецких купил, а значит — они снова виноваты. Рад бы свои 40 вернуть, так никто не покупает.

Зверствуют донецкие и на равнинах. 120 лет назад первые галичане уехали в Канаду, ибо «там, в тех мирах, нет беды и больше правды». Мы как раз столетие канадской эмиграции отмечали. Мероприятия проходили под лозунгом «Родную землю слезами поливали и, проклиная, покидали».

Казалось, независимость положит конец нашему вечному заробитчанству. Первые заробитчане независимой Украины на обиды чешских и польских панов ещё огрызались: "Погоди пан! Ещё приедешь ко мне на Украину, фасоль собирать!"

Теперешние так не угрожают... Так дохозяйничались, что скоро все гуцульские горы станут не коломыйские (Коломыя — город на Галичине, столица гуцульщины), а коломОйские. В прессе появились статьи «Убить гуцула», «Донецкие наезды» и т.п.

Наезды у нас есть, но наезжают, как раз, не донецкие, а свои, местные, и журналюги, на всякий случай, пишут, что «дыма без огня не бывает», если фактажу маловато. Захватчиков называют «инвесторы с Донецка». Обнаглевшие инвесторы не пускают наших почитателей Карпат на свои, законно купленные инвесторами, земли. Беспредел донецких ясно выражен в уничижительных табличках «Прыватна власнисть» и «Злый собака».

Одно радует; для нас писано на мове. Авторы статей мало знакомы с реальным состоянием земельно-собственнических отношений в горах. Будь вы хоть трижды галичанин, купленная земля не сразу становится вашей. Первое время к вам на участок бесцеремонно наведываются местные селяне и хозяйничают, как у себя дома. На замечания: "Господа! Помилуйте! Это моя земля! Есть решение вашего сельсовета и все необходимые документы!", отвечают:

— Мы тут всегда скот выпасали и где, по-вашему, нам теперь коровку пасти?! А?

Или, гневно:

— Тут ещё мой дед грибы собирал!

Такие конфликты легко утихают, если нанять охрану. Тогда местные традиции предков забываются на «раз», и вы — счастливый обладатель райского уголочка.

Не везёт как раз донецким. Они не всегда знают, например, что их участок может называться «мы тут всегда мусор выбрасывали». Знакомый риелтор делился впечатлениями о бизнесе на стыке двух культур, европейской и донецкой.

Наши бандиты, извиняюсь — народные избранники, продавали землю человеку из Днепропетровска. Днепропетровские, они с донецкими на одно лицо, как негры. Риелтор этого человечка нашел, уговорил на сделку, и тот приехал посмотреть участок на месте. По цене 5 тыс/сотка не каждый металлург землю покупает. Человек, понятно, не от сохи оторвался, на смотрины ехать. Всё его устроило. Стоят они, значит, ждут хозяев, которые должны вот-вот приехать. «Вот-вот» затянулось до неприличия, но особи появились. Риелтор докладывает:

— Вот, Иван Иваныч согласился на покупку такого-то участка по нашей цене 5 тыс за сотку, и т.д.

Наши делают удивлённые лица:

— Какие 5 тыс? 10 тыс — сотка, иначе не отдаем.

Тот риелтор, бедолага, про свой процент от продажи аж забыл. Такие реверансы по цене могут закончиться срывом сделки, и кто его за это убивать будет, ему уже совсем фиолетово.

Как ни странно, они договорились. Этих богатых не поймешь...

Перипетии сегодняшнего дня развернулись вокруг местности Пысаный (расписной) камень. Донецкие там строят вертолётную площадку и электрическую подстанцию.

Селяне угрожают не отдать, не простить, не повиноваться. Но то всё мы уже проходили.

Недалеко от моего дома давным-давно затеяли АЗС строить. Наша сотрудница там живёт и на работе орала:

— Затея эта — бред! Кругом жилые дома — люди не дадут.

Потом, как то враз, умолкла. Я поинтересовался у неё:

— Строительство идёт, а что же люди?

Она только головой покачала сутужно:

— Нам объяснили всё популярно и доходчиво. В землю, проект и т.п., вложено сколько денег, что поубивать людей, хоть всех вместе, хоть поодиночке — даже в статью «расходы» вписывать не придётся. Вот и умолкли...

Потом, помолчав, добавила, совсем тихо:

— Ещё и заплатили немного, детскую площадку во дворе делают, асфальт завезли...

Её глаза просили у меня поддержки и прощения. Я понял, и простил:

— Ничего. Что не делается — всё к лучшему.

Уверен, действия новых владельцев абсолютно законны. Земля селу не принадлежит, и решение сельсовета ни на что не влияет. Байки про вооружённых автоматами чеченцев только нагнетают обстановку. Вооружённые автоматами чеченцы-охранники у нас есть. Сам видел. В том, что они могут стрелять селянский скот, забредший на земли новых хозяев — не сомневаюсь. Но эти чеченцы охраняют местных авторитетов, за которыми кровавый след — с горячих 90-х ещё тянется. По улицам с оружием не гуляют, а в джипах сидят. Разрешения, наверное, на оружие имеются, а так, "на Украине лад и спокойствие", как пели «Братья Гадюкины»

Авторы сенсационных антидонецких статей объясняют нерадивому читателю, выходцы из каких регионов страны захламляют наши горы: «..з Києва чи Дніпропетровська, Харкова чи Одеси, Запоріжжя чи Криму...»

Да ведь как хитры — оккупанты эти! Сначала загубили экологию своих регионов, и, вместо модернизации производств, решили, что дешевле ехать подышать чистым карпатским воздухом. При этом они без жалости рубят леса, забирают из рек камень и гравий. Рабочих мест гуцулам не видать, так как тысячи африканцев/азиатов ждут своей очереди работать официантами и администраторами отелей.

Про лес и реки я помолчу. Наши рубят не меньше. Наши не рубят только там, откуда нельзя вывезти.

Инвесторы покупают труднодоступные земли с правом вырубки леса, строят дорогу, и снова землю продают, под отели. Кто из них больше любит природу родного края? То-то...

Горькая правда состоит и в том, что местные жители совершенно не приспособлены к работе по найму. Спросите любого владельца карпатского отеля:

— Почему не берёте местных на работу?

Услышите нелицеприятное:

— Они дебилы.

Меня от такого заключения коробит, но негде правды деть. Ленивый пьяница — не самый худший вариант наёмного рабочего, жителя гор. Кто поумнее, сами стали владельцами отелей. Но сколько их? Процентов 15. Остальные — землю продали, джипы за год поразбивали, деньги неизвестно на что потратили, и, взяв топоры, пошли рубить те же Карпаты, по найму. Йододефицит и дебилизм не украинофобия, а проблема. Проблема не сегодняшнего дня. Не люблю коммунистов за богоборчество, но они этой проблемой занимались серьезно.

Нынешняя патриотическая власть только притеснениями украинцев в России и на Востоке озабочена. Люди брошены на произвол. Медицина, де факто — частная, за здорово живешь ничего не предпринимает. Опять донецкие виноваты? Нет. Я знаю, кто виноват. И не я это придумал, а наши люди:

— Почему бедный? Так ведь дурак. А почему дурак? Так ведь бедный...

Круг замкнулся.

Что делать? Я знаю, но не скажу. Неинтересно никому. Люди, от безысходности, за крайне правых голосуют, а те ультра-националисты, у тех же донецких, на довольствии стоят.

Шаг к спасению нужно сделать. Перешагнуть через себя и признать: "Не мы соль земли. Не был Иисус галичанином, и нет у нас великой забытой истории. Мы — первоклашки в глобализованном, дико меняющемся мире, и нужно прибиться к ненавистному старшему, но брату, а не лизать сапоги любимого, но чужого пана".

Виталий КОЛТОВСКИЙ

My Webpage

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх