,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинизаторы уничтожают украинский язык или Насильно мил не будешь
  • 25 сентября 2011 |
  • 13:09 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1160
  • |
  • Комментарии: 16
  • |
0
Маленькое предисловие. Эту статью я подготовил еще три месяца назад для одной из газет. Но по причинам от автора независящим в печать она не пошла. Теперь решил разместить ее в своем блоге. Ведь за три месяца ничего не изменилось. Поэтому, наверное, текст актуальности не утратил.
Кажется, это была истерика. Не хочу никого обижать, но, на мой взгляд, именно приведенное слово точнее всего характеризует то, что произошло с сотрудником интернет-издания “Украинская правда” Сергеем Лещенко. Во время интервью, которое он брал у заместителя председателя Одесского областного совета Алексея Гончаренко, журналист поинтересовался мнением собеседника по языковому вопросу.

“Нужно ввести простую практику – дать возможность родителям самим определять, на каком языке они хотят, чтобы учился ребенок” – сказал Гончаренко.

В ответ г-н Лещенко, пришедший, судя по всему, в состояние сильного душевного волнения, разразился натуральной филиппикой (гневной обличительной речью): “Вы уничтожите украинский язык! Это приведет к тому, что следующее поколение детей не будет знать украинского языка – только потому, что родители будут отдавать их на русский язык обучения”.

Мне трудно объяснить столь бурную реакцию журналиста “Украинской правды” иначе, чем его... э-э-э, ну, как бы сказать помягче, чрезмерной эмоциональностью, что ли? Ведь визави г-на Лещенко говорил не о каком-то запрете украинского языка, не о придании русскому языку статуса регионального, а то и (о, ужас!) второго государственного. Зампред Одесского облсовета всего лишь упомянул о вполне естественном праве родителей дать своим детям образование на родном языке. Откуда же такой всплеск негативных переживаний?

Между тем, г-н Лещенко не одинок. Существует целая когорта “экспертов” по языковому вопросу, думающих и реагирующих аналогично. Они, вероятно, совершенно искренне считают себя патриотами и уверены, что действуют во благо, может быть, даже во спасение украинского языка. Но так ли это на самом деле?

Я сошлюсь на личный опыт. Сколько себя помню, мои родители (урожденные киевляне) всегда разговаривали по-русски. Также говорили обе мои бабушки и дед (второго деда я не знал, он погиб в 1941-м). Разумеется, я учился в русскоязычной школе. В моем микрорайоне было всего шесть школ. Пять из них с русским языком обучения, одна – с украинским. Указанное соотношение объяснялось вовсе не притеснением украинского языка (те, кто сегодня заявляет, будто в советское время этот язык подвергался преследованиям – бесстыдно лгут). Просто Киев – русскоязычный город. И желающих учиться (или учить своих детей) на русском языке насчитывалось намного больше. Настолько больше, что даже в единственной из перечисленных украиноязычной школе администрация открыла русскоязычные классы.

Однако при всем преобладании русского языка в повседневном общении, в СМИ, в кинотеатрах и т.д., украинский язык никто не уничтожал. Ученики русскоязычных школ в обязательном порядке изучали его и знали в объеме, достаточном для того, чтобы понимать и при необходимости на нем изъясняться.

Кстати сказать, в моей семье городскую газету “Вечірній Київ”, выходившую на двух языках, выписывали в украиноязычном варианте, хотя подписчиков варианта русскоязычного было в пять раз больше. Я как-то спросил у мамы: “Почему мы не выпишем “Вечерку” на русском?” И услышал: “Мы – украинцы и должны поддерживать газету на своем языке”.

Мама была в плену старательно насаждаемых в период правления КПСС представлений о том, что украинцы и русские – два разных (хоть и братских) народа, соответственно, у украинцев должен быть свой, отличный от русского родной язык. Я и сам так думал примерно до 1992 года, когда прочитал замечательную книгу историка-эмигранта Николая Ульянова “Происхождение украинского сепаратизма”, где убедительно доказывалось – малорусы (украинцы) и великорусы – единая нация. Но речь сейчас не о том.

Украинскому языку в нашей русскоязычной семье симпатизировали до тех пор, как начался (еще при СССР) очередной виток принудительной украинизации. Вот тогда моя мама сказала: “Раз так, украиноязычных газет мы больше выписывать не будем”.

Позднее я разговорился на языковую тему с одним из знакомых. Он признался, что у него такая же ситуация – “мова” воспринималась с симпатией, пока ее не навязывали. Подобное я слышал потом неоднократно и могу сделать вывод: никто не поспособствовал ухудшению отношения к украинскому языку больше, чем неуемные (и неумные) украинизаторы. Способствуют они этому и теперь.

Как ни крути, а нельзя признать нормальным положение, при котором русскоязычное большинство населения страны фактически оказалось в положении граждан второго сорта. Ненормально, когда русскоязычным ученикам русскоязычные же (в большинстве своем) учителя обязаны преподавать учебные предметы не по-русски. Ненормально, что русский язык во многих школах не учат вообще, что произведения Пушкина изучают в украинском переводе, хотя абсолютному большинству и учащихся, и учащих ближе язык оригинала. Ненормально, что наши земляки – Николай Гоголь, Анна Ахматова (Горенко), Владимир Короленко и многие-многие другие – оказались у себя на Родине “иностранными” писателями. Ненормально, что в украинских кинотеатрах запрещена демонстрация фильмов, дублированных на русском языке. И то, что президент не выполняет одно из основных своих предвыборных обещаний – тоже ненормально.

Исправление всех этих ненормальностей соответствует государственному интересу Украины. И исправлять их нужно быстрее, невзирая ни на чьи истерики.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх