,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украина: революционная ситуация и социальное лобби
  • 3 июля 2011 |
  • 19:07 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 68078
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
В апреле произошла перепалка. Все началось с того, что Александр Ефремов, глава фракции Партии Регионов в Верховной Раде Украины, заявил во время пресс-конференции на телеканале "ЛОТ": "У меня даже есть данные, что и Сорос выделил определенные средства для того, чтобы подготовить у нас в Украине определенную группу молодых ребят, которые могли бы по варианту северной Африки запускать любые проекты, которые есть. Это есть и это готовится". Моментально вскинулся украинский исполнительный директор соросовского Фонда "Возрождение" Евгений Быстрицкий: "Никто в Украине не готовит и не может готовить по распоряжению Сороса никаких "групп молодых ребят", а также не "запускает разнообразные проекты". Таких проектов нет и не может быть".

Но медиа-перестрелка получилась какая-то вялая. На первых порах в дискуссию активно включились такие "самураи власти", как М.Чечетов и В.Колесниченко, но очень быстро сникли. Хотя проблема была поднята очень интересная — о значении организаций гражданского общества (а фонд "Возрождение", безусловно, является элементом такового) в условиях формирующейся революционной ситуации в стране (в наличии каковой уже нет сомнений). А, следовательно — об украинском гражданском обществе как таковом.

С точки зрения сухого академизма, гражданское общество не может не быть задействованным в любой революционной ситуации, потому что оно основной и объект, и субъект грядущих событий. Ведь в теории "гражданское общество" — это совокупность отношений социальных групп, реализуемые вне сферы деятельности государства. Иными словами — то, к чему государство должно иметь минимальное отношение. И что является противовесом неизбежным в любом обществе авторитарным устремлениям политических лидеров. Но таких форм оно достигло в относительно небольшом количестве постиндустриальных стран, самоопределяющиеся как "демократические", где специфика исторического развития (или историческое счастье) привело к формированию какой-никакой, но особой морали политической элиты. Где недовольство политиком, артикулированное (озвученное) организациями граждан, чаще всего приводит к его либо отставке, либо к концу политической карьеры. Например, министр обороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг слетел со своего места за обычный плагиат в диссертации.

Во всех остальных случаях, в условиях авторитарных или тоталитарных режимов, гражданское общество является либо объектом силового подавления со стороны государства, либо находится в состоянии перманентного "поглощения" государственной властью. Как, например, на Украине, где покупаются и диссертации, и дипломы о высшем образовании. Здесь в течение последних лет, характеризующихся вакханалией непрерывных выборов, гражданское общество практически исчезло. Ведь организации гражданского общества существуют не как сухая теория, а как сложная, динамичная и постоянно меняющаяся совокупность организаций, созданных гражданами по своей инициативе и, в теории, на свои средства. Называться они могут по разному: "некоммерческие организации", "общественные организации", "третий сектор" или, чаще всего, "неправительственные организации" (НПО). Множественность названий не меняет сути. Это все субъекты, независимые от государственной и местной администрации, не относящиеся к сектору государственных финансов и не действующие с целью получения прибыли. Но опять только в теории.

На практике же, особенно в последние годы, любая организация на Украине, даже если она и не насчитывает в своем составе хотя бы сколь-нибудь значительное число членов, становится объектом пристального внимания политических сил (и властных, и оппозиционных).

А законодательство, регулирующее деятельность этих, теоретически независимых, групп достаточно быстро превращается в анархические джунгли, из которых торчат не "уши" Сороса, как наивно полагал Александр Ефремов, а "оптический прицел" Госдепартамента США.

Судите сами.

Что в правовом поле Украины является наиболее эффективным оружием для мобилизации электората страны? Очевидно, закон об общественных организациях (он позволяет народу почувствовать себя носителем давно украденной у него верховной власти) и закон о благотворительности, позволяющий этот народ подкупать (вспомним гречку и мерзлые куриные тушки, обеспечившие Черновецкому кресло киевского градоначальника).

И что интересно: для продавливания, лоббирования, адвокатирования (по выбору) именно этих законов на Украине была создана очень мощная группа, в составе которой такие известные (и не бедные) организации, как Фонд Сороса в Украине, Фонд Восточная Европа (бывший американский фонд ЕВРАЗИЯ), Фонд Александра Фельдмана (депутата ВР, бывшего бютовца, который не захотел стать фаршем и стал тушкой, перейдя во фракцию Партии Регионов), Фонд Рината Ахметова, Фонд Елены Франчук (дочери Леонида Кучмы), греко-католический Каритас (который очень беспокоит приверженность Президента Виктора Януковича к русской православной церкви), Фонд братьев Кличко (чьи политические амбиции и на Киев и на более высокие уровни политической активности растут день ото дня), Фонд Виктора Пинчука (зятя Кучмы), Фонд Святослава Вакарчука (бывшего депутата ВР от Нашей Украины, чей отец занимал министерский пост при Викторе Ющенко), Фонд Арсения Яценюка "Открытая Украина" и иные. Казалось бы — наконец политический истеблишмент соединяется в гражданско— благотворительном порыве. Такая концентрация политического могущества и капитала могла бы не только создать режим реального благоприятствования развитию гражданского общества в стране, сгладить большинство "точек социального раздражения".

Но не создают и не сглаживают. Более того, даже не несут расходов в процессе лоббирования. Тогда возникает вопрос: кто удерживает эту стаю товарищей? Кто платит? Хотя лица, упомянутые выше, сами по себе не вызывают ассоциаций с нищетой и безденежьем...

На сайте, посвященном адвокатированию закона о благотворительности (http://charitylaw.org.ua/) есть очень милая сноска: "Сайт создан в рамках проекта "Объединяемся ради реформ (UNITER)", который финансируется Агентством США по Международному развитию (USAID) и исполняется Pact, Inc. Создание этого сайта стало возможным благодаря искренней поддержке американского народа, предоставленной через (USAID). Содержание сайта является исключительной ответственностью администраторов сайта и не обязательно отражает точку зрения USAID, Pact, Inc. или правительства США". С точки зрения формальной логики получается, что Ахметов, Пинчук, Фельдман, Вакарчук и иже с ними оплачиваются бюджетом США.

Потому что Агентство США по Международному Развитию (United States Agency for International Development, USAID) — это заявленное пусть и независимое агентство, но все-таки агентство федерального правительства США. Администратор Агентства и его заместитель назначаются Президентом с согласия Сената и действуют в координации с Госсекретарём США. На финансирование программ этой организации ежегодно выделяется около 1% федерального бюджета США. Поэтому утверждение, что "Содержание сайта не обязательно отражает точку зрения правительства США", почему-то не вызывает доверия.

Может ли кто-либо, будучи в здравом уме, предположить, что страна отдает один процент своего бюджета, и при этом — не формулирует цели, на которые направлено освоение этих средств?

Совершенно идентичная ситуация и в адвокатировании закона об общественных организациях. Только там иной ведущий. Соответствующий сайт (http://gromzakon.org.ua/) создан благодаря "общей поддержке Министерства иностранных дел Дании и проекта ООН "Развитие гражданского общества". Хотя: где Украина и где она — та Дания?

Нельзя не отметить, что некоторые гуманистические программы международных донорских организаций, в том числе и USAID, не могут не вызывать искреннее восхищение. Но то, что проталкивается как изменения в действующее законодательство, порой может вызывать только оторопь. Возьму только два примера, по одному из каждого предлагаемого правового решения.

В статье третьей предлагаемого Закона "Об общественных организациях" (уже прошедшего первое чтение в Раде) исчез запрет пропаганды фашизма и неофашизма, прямо запрещенный пока действующим Законом "Об объединениях граждан", принятого Верховной Радой 16.06.1992 под № 2460-XII.

В соответствии со статьей 8 учредителями общественной организации могут быть лица, достигшие 14 лет (в предыдущем законе — 18-ти).

В соответствии со статьей 17, "общественные организации без статуса юридического лица прекращают свою деятельность путем самороспуска на основании решения их членов".

Теперь представим себе сценарий возможного события: некая политическая сила создает общественные организации с тремя 14-летними учредителями (не подлежащими уголовному преследованию). Проводит мощную кампанию по пропаганде идей Гитлера, Муссолини, Антонеску, Салаши, Ле Пена и иных специалистов экстремального решения национальных проблем (деятельность, не запрещенная законом) и одномоментно исчезает (в строгом соответствии с законом и решением трех очень юных политиков).

Подлежит ли такая акция правовому преследованию? В соответствии с предлагаемым законом — нет. И повторять ее можно бесконечное количество раз — в строгом соответствии с заветами блестящего политтехнолога, доктора Иозефа Геббельса: "Многократно повторенная ложь в сознании масс становится истиной".

Это в политической деятельности. А какой простор открывается в экономике. "Малолетняя" общественная организация — незаконная финансовая транзакция — быстрое расформирование только по решению учредителей. Что может быть удобнее для финансовых махинаций и увода денег от контролирующих органов?

Что же до Закона "О благотворительности и благотворительных организациях", проект которого предложен в парламент, то он поставил в недоумение не только меня, но и экспертов Верховной Рады. Ну, например, пункт 1, статьи 3 гласит: "Цели благотворительной деятельности — содействие признанию, осуществлению или защите прав, свобод и законных интересов бенефициариев...». Но ведь целью благотворительности всегда было некоторое социальное улучшение посредством добродеяния. В данном случае, во главу угла всего закона ставится не процесс добродеяния (как в действующем Законе 1997 года), а права участников процесса. Даже юристы Главного научно-экспертного управления Рады заметили, что в статье фактически определяются не цели, а сферы благотворительной деятельности.

Так вот, как только среди этих целей и сфер появятся соображения политической целесообразности (а им сейчас подчинено все), то основным выгодополучателем сразу окажется не бенефициарий (получатель помощи), а благотворитель, выдвигающий свои условия оказания помощи. И гарантий того, что эти условия не будут носить политического характера — нет никакой.

Все дальнейшее — из области политтехнологических версий, но именно политической подоплекой указанных законов легче всего объяснить их активное лоббирование столь разновекторными политическими персонажами, но объединенными на сайтах, фиансируемых USAID и МИДом Дании.

Этим же можно объяснить и тот факт, что спорный и дестабилизирующий законопроект об общественных организациях был подан в Парламент за первой подписью депутата от Партии Регионов Юрия Мирошниченко: потому что он нужен регионалам (действующей власти) не менее, чем оппозиции — для создания критической массы управляемых общественных организаций. Ведь понятно, что значительное число таких новых организаций, создаваемых быстро и без всяких проблем, формирует иллюзию общественного фона.

Социальная депрессия в Украине и все меньшее участие избирателей в голосованиях создают проблему с легитимацией власти. Создание все новых организаций, берущих на себя функцию "гласа народа", выгодно всем участникам дележки пирога политической власти и претендентам на участие в этой дележке. То есть, если нет возможности заручиться реальной легитимацией, её необходимо сделать виртуальной. А потом признать эти виртуальные результаты демократическим выбором народа Украины.

Отсюда — вывод. Поскольку единственное, что сейчас заботит власть — это выборы-2012, то любое действие в направлении активизации электоральных масс (пусть даже виртуальной), заточен именно на результат выборов. Это вполне естественно. Но насколько естественным является факт модерации этих действий государственными структурами США и Королевства Дании — это каждый должен решать для себя сам.

Андрей ГАНЖА

My Webpage
Отредактировал irenasem (3 июля 2011)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх