,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Эволюция элиты — безнаказанность, безответственность, вседозволенность
  • 1 июля 2011 |
  • 20:07 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 80746
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
From-UA: — Игорь Витальевич, как Вы и прогнозировали в одном из наших предыдущих интервью, украинское правительство не отказалось от идеи продвижения пенсионной реформы, а решило провести ее в период летних отпусков, когда внимание общественности притупилось...

И. Беркут: — Правительство является заложником получения денег от МВФ. И одно из условий получения кредитов — проведение реформ. Все эти «реформы» подразумевают, что население будет получать чего-то меньше от государства. При «неэффективной» советской системе люди многое имели бесплатно или практически бесплатно, а при «эффективной» нынешней люди почему-то должны за все платить. Не приняв даже кособокую, ужатую реформу, правительство не получает денег от МВФ. Поэтому вся пенсионная реформа в конце концов сводится к двум вещам: женщины должны работать на 5 лет дольше, а максимальный размер пенсий должен быть ограничен. Смысл состоит в том, чтобы сократить бюджетные выплаты.

Это было бы допустимо, если бы абсолютно все в государстве подчинялись такому же алгоритму действий. То есть мы бы видели, что и правящий класс, представители которого — это и ПР, и БЮТ, и НУ-НС, и КПУ, также настроен на то, чтобы меньше себе захватывать, меньше тратить, а больше отдавать государству. Но этого нет.

Если я не ошибаюсь, сейчас у нас порядка 15 миллионов пенсионеров. Если взять среднюю продолжительность жизни, то можно сказать, что эта реформа в течение следующих 10 лет опять коснется десятков миллионов человек. Она никак не снимет болевые точки в обществе. Как бы через пару лет не пришлось повышать пенсионный возраст до 63 или 65 лет. Существует и такое предложение: пускай пенсионный возраст будет 60 лет, но при этом выплата пенсий начинается с 65. Либо же власти придется пойти по пути правой диктатуры и вообще отменять пенсии. Правая диктатура была в Чили, сегодня правая диктатура в Грузии, где полностью нет пенсионного обеспечения, за исключением госслужбы. И пожилые люди должны жить либо за счет своих детей, либо вынуждены нищенствовать.

Но есть еще неосоциалистический путь, когда все реформы начинаются сверху, а не снизу. Почему реформы должны начинаться с того, что наши женщины будут больше трудиться? У нас же нет проблем с трудовыми руками! Где они будут больше трудиться? Что им делать?

В случае, если владельцы многомиллиардных состояний отдадут стране невыплаченные за 15-20 лет налоги, пени и штрафы, государство получит свою законную долю во многих бизнесах, полностью поменяется парламентская структура — и тогда президент скажет: мы сделали все, но проблема не решается. Мы 20 лет ничего не создавали, не строили, не обслуживали инфраструктуру и теперь находимся в положении, когда не в состоянии вырулить, поэтому вынуждены повысить пенсионный возраст. Тогда, может быть, население по-другому воспринимало бы пенсионные новшества, связанные с ухудшением положения людей. А мы видим другое — богатые как жировали, так и жируют. Поэтому и не верим в эту пенсионную реформу. Она абсолютно ничего не даст.

From-UA:— Допустим, приняли пенсионную реформу. Через несколько лет народ понимает, что она никуда не годится. Кого сделают виновным в том, что эта пенсионная реформа была принята? Кто за это будет отвечать?

И. Беркут:— Никто, потому что весь путь украинской элиты с 1991 года идет по следующей эволюционной лестнице. Как вы помните, в советское время до определенного момента, может быть, до конца 80-х, руководители имели ответственность, намного превосходившую ответственность исполнителей рангом ниже. Советскую элиту снимали с работы, выгоняли из партии. И она становилась нищей в прямом смысле, потому что у нее за рубежом не было никаких счетов, а квартиру нужно было вернуть. И вот эта элита, переродившись в какой-то момент, поняла, что ей нужна — первое! — безнаказанность. И вот в 1991 году наступило время полной неприкасаемости и безнаказанности. Начиная с Кравчука и бывших коммунистов, руховцев и заканчивая комсомольскими вожаками вроде Тигипко и остальной номенклатурой.

Как только элита получила безнаказанность, она начала разлагаться, и наверх поднималась вся пена и грязь. То есть наверху оказывались не те люди, которые умели что-то проектировать, строить, восстанавливать, достигать, ставить цели и задачи, а только самые оборотистые и циничные.

Убедившись в собственной безнаказанности, элита потребовала для себя следующего шага — безответственности. И сегодня даже смешно, если кого-либо из элиты призывают к ответственности за то, что вовремя не построен мост или не так израсходованы бюджетные средства.

А затем произошел следующий этап эволюции элиты — вседозволенность. Уже нет никаких ни моральных, ни этических норм. Поэтому никто за пенсионную реформу никогда не понесет ответственности. В нашем государстве не заложено такой ответственности, ее в принципе нет. О том, что не работает пенсионная реформа, народ узнает, может быть, через 5, 10, 15 лет. Но тогда «отцы» сегодняшних реформ уже давно забудутся. Так всегда происходит. Так, сегодня люди вполне справедливо говорят, что при Тимошенко бензин был дешевле. С сегодняшней позиции уже время Тимошенко можно рассматривать как хорошее, время Ющенко как золотое, время Кучмы — как платиновое!

From-UA:— Власть вроде бы делает все, что ей нужно, абсолютно спокойно и целенаправленно, никто ей не мешает — ни оппозиция, которой практически нет, которая жалко трепещет в объятиях Генпрокуратуры, ни заграница, тем не менее, почему-то ходят слухи об отставке Азарова и о радикальной кадровой перестройке действующего Кабмина. С чем это связано и для чего это нужно, как Вы думаете?

И. Беркут:— Украина — рекордсмен по количеству смен Кабинетов министров. Это будет 21-я смена Кабмина за 20 лет. Если говорить точнее, в Украине было 15 премьер-министров и 6 исполняющих обязанности. Причем иные люди успели побывать в должности по нескольку раз — тот же Азаров, Янукович, Тимошенко. Даже в Италии за это время сменилось всего 4 Кабинета министров. Это, конечно, феномен.

Специалисты, которые докладывают Виктору Федоровичу ситуацию в обществе, конечно, говорят: люди недовольны, реформы буксуют. Поэтому нужно утилизировать народное недовольство. Отставка Николая Азарова может быть поводом для того, чтобы сказать: вот теперь будет новый премьер-министр, который уже точно поведет общество по пути прогресса, социального возрождения и реформ. И опять начнется: 16-й новый премьер-министр снова в 16-й раз расскажет всей стране о привлечении иностранных инвестиций и о борьбе с коррупцией.

Особенно интересно рассмотреть кандидатов. Сегодня в обществе обсуждаются 4-6 претендентов на пост премьера. Особенное веселье вызывают две кандидатуры — это Сергей Тигипко и Арсений Яценюк. Украинская политическая традиция требует, чтобы премьер-министр шел на выборах первым номером в списке правящей партии, и никогда по-другому не было у нас в стране. Как это будет выглядеть, представляете? «На парламентских выборах 2012 года номер первый в списке Партии регионов — лидер «Сильной Украины» Сергей Тигипко», либо же «номер первый партийного списка Партии регионов — лидер «Фронта перемен» Арсений Яценюк». Это уже клиника.

Давайте посмотрим на Сергея Тигипко, который подвизается «молодым реформатором» уже почти 15 лет в разных правительствах, и всегда на выходе результат его реформаторства — ноль. Странно себе представить, как Виктор Федорович простит Сергея Леонидовича, который в 2004 году сбежал с должности главы избирательного штаба Януковича, даже не попрощавшись.

Но еще более комичная ситуация с Яценюком. Он, как вы помните, если ему не так честь отдавали, всегда бежал жаловаться к Ющенко и истерил, пока бывший президент не устраивал привселюдные разбирательства и наказывал обидчиков Арсения Петровича. Итак, представим заседание Кабинета министров. Сидят правильные мультимиллионеры и миллиардеры, донецкие и днепропетровские, и беседуют вполголоса, пока Яценюк читает какую-то программу по бумажке, — обсуждают отпуск, прошедший в Монте-Карло, или как на следующих выходных обкатать молоденьких телеведущих в Монако. Все они, конечно, понимают, что в стране не заладилось с экономикой государственной, но зато с личной экономикой у них все в порядке. И премьер Арсений вдруг делает замечание — дескать, хватит разговаривать, слушайте сюда, как он пытался это делать, будучи спикером парламента. И я очень хорошо представляю ситуацию, что они ему отвечают, куда они его посылают. И это не потому, что они такие борзые. Они такие есть. И к кому тогда побежит Арсений Петрович жаловаться? Кто будет вице-премьер-министров теребить за ухо? А они, однако, могут припомнить Яценюку, как давали деньги на то, чтобы он вообще политически появился и проявился на центральном ТВ. Вот такие веселые примеры.

Исходя из того, что это понимаем не только мы, но и многие люди, возникают другие кандидатуры, в том числе кандидатура днепропетровского губернатора Александра Вилкула, который внешне, по поведению, по манере речи очень похож на Виктора Федоровича и поэтому, может быть, ему близок.

From-UA:— Вы говорите о том, что первым в списке правящей партии должен идти будущий премьер-министр. Мы знаем, что обычно действующий премьер-министр — это первая кандидатура на пост президента на следующих президентских выборах...

И. Беркут:— Это в силу нашей политической традиции.

From-UA:— Не кажется ли Вам, что нашему Президенту просто невыгодно, чтобы премьер-министром был человек, который на следующих президентских выборах выставит свою кандидатуру и сможет реально что-то переиграть?

И. Беркут:— Поэтому и разговоры о кандидатуре нового, 16-го по счету, премьера возвращаются к Клюеву и Колесникову. Никто не может понять, чем Андрей Клюев занимается в нашем правительстве, и в этом смысле он — кандидатура вполне подходящая. Колесников — менее вероятно, потому что у него Евро-2012, но, с другой стороны, хорошо известно, чем он занимается. Он многократно увеличивает сметную стоимость всех околофутбольных объектов. И в этом преуспел. Виктор Федорович, может быть, не умеет выражаться тонко, лирично, может быть, он не все законы физики может объяснить. Но то, что у него есть мужицкая сметка и понимание, что для него хорошо, а что плохо — в этом ему не откажешь. Все-таки школу он прошел большую, поэтому не исключено, что, может быть, он готовит сюрприз, о котором мы не знаем.

Но возникает вопрос 226 голосов для утверждения премьера. Здесь будут, конечно же, торги, размен за счет выборного законодательства. Ведь если бы мы с вами были коммунистической фракцией, то никогда не проголосовали за нового премьера, если бы не был снижен или вообще отменен проходной барьер либо получены дополнительные гарантии дальнейшего пребывания вождей КПУ в парламенте.

А все эти загнившие «тушки»? Как они проголосуют, понимая, что это их последняя возможность что-то потребовать и получить? Конечно, мы увидим, скорее всего, какой-то бунт «тушек», при котором нужно будет затыкать каждого, буквально каждую «тушку» нужно будет чем-то удобрять. Также нужно вспомнить и про опущенную фракцию Литвина. Вся фракция в обмен на то, чтобы один Литвин попал в список Партии регионов? Но «литвиновцам» мажоритарка не интересна, там уже такое количество сытых, развращенных в финансовом и моральном смысле людей, что сражаться и заливать деньгами мажоритарный округ не каждый готов. И огромное количество потенциальных обиженных среди самих регионалов, поскольку количество партийных мест сокращается вдвое, многим прожигающим жизнь в парламенте, теперь не светит вообще ничего.

Поэтому интересно, как убедят Виктора Федоровича снять Азарова, ведь придется убеждать и в том, что 226 голосов за нового кандидата гарантированы? А вдруг этот кандидат не понравится группе Ахметова, в которой больше 70 человек? А если он не понравится другой группе? Я думаю, что в самой Партии регионов существует разделение финансовых и властных интересов между группами, поэтому будет еще то противостояние.

Есть мнение, что отставка Азарова — это начало осыпания вертикали власти, которую так старательно строил Виктор Федорович, а также его аппарат президента. И мы видим, что она получилась пародийная и не работает.

From-UA:— Получается, что Азаров — фигура довольно важная, и если его снять, тоже могут быть опасные последствия для партии власти. Как Вы думаете, способен ли Азаров на какую-то свою собственную игру в составе одной из групп?

И. Беркут:— Думаю, нет, потому что у Азарова нет властных амбиций, и он — не тот новый, хоть и немолодой, амбициозный политик, которого мы увидим на посту премьера. Это вообще не его тип игры, он всегда был, как в советское время говорили, технарь. Азаров технарь, но не политик. Но это даже хорошо, потому что странно, что в нашем политическом колумбарии еще остались такие люди.

From-UA:— А чем, по-Вашему, Азаров будет заниматься после отставки? Будет первым на скамейке запасных, как был Виталий Масол, которого опять позвали, потому что больше некого было?

И. Беркут:— Во-первых, давайте не забывать, что Азаров является представителем крупного бизнеса, не олигархического, но крупного. И у него самого, и у его сыновей в активах речь идет о суммах, превышающих десятки миллионов долларов. Поэтому ему есть чем заниматься, и он не будет тем списанным человеком, который сядет в квартире-сталинке, выделенной ему как премьер-министру, и в библиотеке начнет писать мемуары-воспоминания.

From-UA:— Теперь по срокам. Как Вы думаете, доживет ли Азаров как премьер до следующих парламентских выборов?

И. Беркут:— Если бы не требовалось срочно возложить на кого-то ответственность за то, что полтора года ничего не происходит...

Те, кто в окружении Януковича пытаются изобразить Азарова неспособным к действиям, не понимают, что Азаров-то способен сделать все, как надо, но только он тогда должен начинать с них. По сути, он должен совершить внутриэлитный переворот. Азаров как раз четко представляет, у кого что и откуда берется.

И поэтому Виктору Федоровичу никак не обойтись без того, чтобы случился новый энергичный премьер. Он должен стать антиподом Азарова, он должен быть молодым и бойким, чтобы заявить, что вот теперь-то реформы пойдут как по маслу. Подождите еще год-два — и рейтинги, и все остальное пойдут вверх. Исходя из этих реалий, наверно, Азарову не усидеть. Самый яркий пример — если набрать слово «отставка» в пресловутом поисковике Google, то первое словосочетание, которое компьютер угадывает, это «отставка Азарова». Видимо, уже все к тому идет.

From-UA:— Как Вы думаете, из представителей каких политических сил может формироваться наша Верховная Рада после выборов?

И. Беркут:— Всех, кого покажут по телевизору, те и войдут. Вот нашу партию «Великая Украина» покажут по телевизору — и мы пройдем. Полгода — и наш рейтинг будет 10 %, а может 15 %. Кому крупный капитал дает телеэкран — тот и попадает. Мы дошли до полного предела свободы и логики демократии в том виде, в котором нам ее внедрили. И мы сами, в общем-то, рады обманываться. Ни у кого никаких шансов.

From-UA:— Что же, Вы считаете, что в новой Раде не будет ничего нового?

И. Беркут:— Новый парламент будет состоять из еще более крупных воротил. Если раньше туда волей судеб попадали водители, массажисты, секретарши, то сейчас пройдут во власть только прожженные дельцы, а на округах победят только те, кто в состоянии залить округ деньгами. Всепобеждающая реклама везде и во всем — билборды, листовки, газеты; подарки — компьютеры школам, детским садам — игрушки, машины скорой помощи — больницам, посадка деревьев. Посадить дерево стоит 150 гривен, но чтобы о нем узнали люди — надо вложить в центральные СМИ 1,5 млн. гривен. Операции, которые не делают в Украине — детский церебральный паралич, их делают в Чехии и в России, сравнительно недорого — 3,5 тыс. долларов, но чтобы узнали об этой операции, нужно заплатить телевидению 30 тысяч долларов. Из этого судите, каким мы увидим следующий парламент. Мало работать на округе и помогать людям — необходим доступ к СМИ, который стоит в десятки и сотни раз больше. А без телевидения, газет и билбордов кандидата вообще не существует, что бы он ни делал в округе.

Эта система античеловечна. Таких примеров парламента нет ни в Польше, ни даже в России. У нас 10 бизнесменов владеют 12 % ВВП, в России 10 ведущих — 4,5 %, в Америке — 1,5 % ВВП. Это ведет к тому, что система должна все больше и больше проявлять свою сущность, пока она сама себя не отвергнет, не изведет. А закончиться все должно либо фрагментацией страны: социальные проблемы могут заставить пойти по пути образования отдельных республик — Галичина, Крым и т. п. Второй путь — нас возьмут на прицеп. Европа отказалась, значит — Россия. И третий путь — это внутриэлитный переворот или неосоциалистическая революция.

From-UA:— Соцопросы показали, что правящая партия теряет поддержку в народе. Каким способом будет достигаться пресловутый процент попадания в ВР? И есть прогноз, что Партия регионов хочет 300 голосов, конституционное большинство в следующем парламенте.

И. Беркут:— Мы исходим из того, что в Партии регионов есть люди, у которых есть калькулятор, и они рисуют себе, что у них 15 % поддержки. Существует пять основных политических направлений в стране: Партия регионов, БЮТ, прозападная украинская интеллигенция, которая исторически с НУ-НС, коммунисты и нацизм с националистическим окрасом. Они смотрят, что если ввести 5 % барьер — то кто-то останется не у дел. Тем же коммунистам ни за что в жизни не набрать 1,25 миллиона голосов, если их отсечь от телевидения. Потом пишем сценарий «свой-чужой». В конце концов, ПР спокойно выходит на 50-60 %, но за счет того, что добавляются голоса тех, кто не прошел. То есть чем больше партий будут участвовать в выборах и не пройдут барьер — тем больше кресел достанется победителям. А за кого голосовать людям? За кого голосовать востоку, югу Украины? Либо тем, кто не воспринимает национал-демократию, в центре и на западе? Графы «против всех» нет, обязательной явки нет. Даже если тысяча человек придет на выборы, парламент будет избран и пропорции сохранятся.

From-UA:— Складывается таким образом однопартийная система. По логике, если у нас демократическая страна, у нас должна выйти на выборы оппозиция. Кто тогда будет играть роль оппозиции?

И. Беркут:— На роль оппозиции кандидатов хватает: Яценюк оппозицией будет, БЮТ, Тягныбок, «Сильная Украина» — смотря, как ситуация повернется — тоже может быть оппозицией. Желающих сказать, что «мы главная оппозиция», хватает. Но — важно! — оппозицию будет назначать Партия регионов, потому что именно она будет решать, кому быть в роли оппозиции на центральных телеканалах, а кому нет.

From-UA:— Фактически получается, что ПР для того, чтобы достичь результата, особо ничего и делать не надо?

И. Беркут:— Выходит, так.

From-UA:— Может, тогда и Азарова не стоит трогать? Его работа никак не влияет на позиции власти, зато есть риск, что следующий премьер будет еще хуже, плюс смена главы правительства расшатает правящую партию.

И. Беркут:— Это не я придумал, это целая школа, которая описывает политику постмодерна: на каждых следующих выборах побеждает все более никчемный кандидат. И этому есть десятки и сотни примеров. В том числе и в США. Я не имею ничего против Барака Обамы, это не моя страна, он мне не нужен, я с ним не знаком, но это пример того, что в конце концов на выборах побеждает человек, который никогда ничем вообще не руководил. Абсолютно ничем. Конечно, эта идея спорная, конечно, она не доказана еще временем. Чтобы ее доказать, должно пройти лет 100-150. Или постмодерн должен закончиться.

From-UA:— Спасибо за беседу.

Беседовала Надежда БАБЕНКО

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх