,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинское возрождение: пошив трусов и энергия из пирамид
  • 21 июня 2011 |
  • 11:06 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 99747
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Ольга Борисова, профессор кафедры истории Украины Луганского национального университета имени Тараса Шевченко — автор серьезных научных монографий и креативных экстравагантных статей на грани фола. «Мои студенты не понимают и половины из того, что я им говорю, но они зачарованы вибрациями моего голоса», — не скромничает Ольга Васильевна, однако в данном случае скромность была бы ложной. Ее речь действительно завораживает, а полет фантазии уходит в дальние галактики. И ты уже и сам рад поверить, что дочь Бога и украинки ходит где-то рядом, а энергию можно черпать ковшом прямо ниоткуда. Впрочем, рекомендуем насладиться первоисточником.

«Мы здесь 7 тысяч лет живем...»

— Ольга Васильевна, вы известны своими смелыми взглядами на историю и настоящее Украины, своими, иногда шокирующими, но всегда отважными, оценками и прогнозами. В последние годы массив информации об истории нашей страны стал доступен всем желающим. А ваши взгляды претерпели какие-то изменения?

— Конечно, они не стоят на месте, развиваются. Но основа остается прежней. И базируется она на исследованиях великого генетика Николая Иванович Вавилова, о которых впервые я нашла упоминания в работах выдающихся украинских этнографов, археологов, антропологов братьев Вадима и Данилы Щербакивских.... Вавилов изучал историю возделывания пшеницы, и, конечно, выбрал для этого лучшие в мире черноземы. Он не был субъективен, идеологически предубежден. Он изучал объективно существующие факты с помощью научных методов. А Щербакивские изучали трипольскую культуру, существование которой категорически отрицалось в советское время, потому что она разбивала выгодную идеологическую догму о братских народах и русском народе как старшем брате. Считалось, что была одна большая древнерусская народность, суперэтнос, который разбился на 3 части. КПСС приказывала эти три части одного народа перечислять в строго определенном порядке — русские, украинцы, белорусы. А кто менял последовательность, тот объявлялся националистом. Так вот, Николай Вавилов четко доказал, что на территории Украины культура взращивания пшеницы не менялась 7 тысяч лет. Это означает, что здесь жил один и тот же народ. Это говорит о том, что никаких огромных переселений или захватов территорий чужеродным элементом не было. Завоеватели ходили через территорию Украины как через коридор из Азии в Европу и обратно, а местное население оставалось одним и тем же. И обрабатывало пшеницу одним и тем же способом. Значит, народ не прерывался и жил здесь минимум 7 тыс. лет. Это аксиома.

— И что из этого следует?

— Это означает, что Украина как историческое тело существовала много тысяч лет, даже не в рамках семи тысяч лет. У Тараса Шевченко термин «Украина» существует как обозначение чего-то мистического, чего-то идеального, древнего, матерого, космического. Но у него нет терминов «украинец», «украинка». То есть, как историческое явление Украина возникает только тогда, когда появляется государство. Даже чуть раньше — когда появляются люди, которые называют себя украинцами, желающими иметь свое государство. И случилось это во второй половине 19 века, когда интеллигенция Харькова, Киева начала осмысливать — кто же этот народ, который издревле здесь живет. Ведь российские историографы — Карамзин, в первую очередь, забрали Киевскую Русь себе, присвоили ее. Так вот, наша профессура полтора века назад решила восстановить справедливость. И они взяли термин Шевченко «Украина», который вообще, конечно, существовал в летописях с XII века.

— Он произошел от слова «окраина»?

— Нет! Никогда в украинском языке «у» не переходит в «о». Только в «в». Если вы откроете академическое издание «Повести временных лет» на украинском языке, то там есть примечание — украинец-вкраинець.

— И все же я не понимаю, что обидного в предположении, что название происходит от слова «окраина»? Если убрать эмоциональный компонент, то ведь ясно слышится происхождение. У края, у периметра империи.

— Нет! Нельзя осовременивать древнее понятие. Украина есть в древней летописи 1189 года, где речь идет о периоде расцвета Киевской Руси, настоящей империи. И нынешняя Украина как раз была ее центром. Так о какой окраине идет речь? Нужно смотреть глубже. Я не случайно сказала о Вавилове. Нужно смотреть в древнее протогосударство, и даже не одно, а два, которых граничили между собой точно по Днепру. Это Ората и Ариана. Они не дружили между собой, и это осталось в нашей ментальности до сегодняшнего дня. Ариана — степная цивилизация, это наши нынешние территории левого берега Днепра. А правобережье — это Ората. Это земледельческая цивилизация. Она федеративного типа. Оттуда идет демократизм, отсутствие жесткой государственной иерархии. Эти две цивилизации не дружили, но территории колонизовали бок о бок. Там, где шли будущие славяне, как раз и остались следы трипольской культуры. А где их нет, не сформировалось ни одного славянского племени. И поляки — они не славяне, они ославяненные кельты в большинстве своем. Только в краковском регионе есть славяне — там, куда в свое время бежали трипольцы.

Так вот, возвращаясь к вопросу о происхождении названия нашей страны. Там, куда шли на колонизацию славяне, появились укрАины. Сербская краина, краина иорданская. Это означает — вкраяна земля, выкроенная, отрезанная себе. Там, где шли славяне с плугом, появились укрАины, а там, где шли русы, арии, там появились потом Белоруссия, Пруссия, Боруссия.

«Русские выиграли борьбу за империю благодаря Орде...»

— Так украинский и русский народы, выходит, не братские, не близкородственные? У них разная генетика? Я спрашиваю не с идеологической, а с биологической точки зрения.

— Изначально не были, а теперь стали. Со времен Киевской Руси стали близкими, братскими. Вот как раз по идеологии мы совершенно не братские. А по генетике, по происхождению — там, где были православные территории, там славянского элемента было достаточно, там и генофонд общий. В России это хорошо понимают.

— Раз вы затронули идеологию, то логично спросить — почему же идеология разная? Почему отношения вечно «от любви до ненависти один шаг и наоборот»? Почему между соседними и даже родственными народами всегда такой накал, такое эмоциональное напряжение, перманентное выяснение отношений?

— Причин много. Ревность, с одной стороны, и тяга, с другой. Причем, не только украинцы ревнуют, но и русские! Это не уникальная ситуация. Есть, например, немцы и австрийцы. Они вели между собой войны. Потом расселись по своим странам и живут спокойно. Не целуются, но и не дерутся. Не наседают друг на друга. На базе германского этноса сформировались 2 политических нации — немцы и австрийцы, и никаких трагедий. В нашей же семье всегда ссоры, выяснение отношений. Так, как славяне бились друг с другом в истории, ни один другой этнос себе не позволял.

— Чем это можно объяснить?

— Мы живем на территории, на которую приходила масса народу, набиралась здесь цивилизации — те же готы, например — и несли это домой. Та же история и с русскими братьями нашими. Они вышли отсюда, из Киевской Руси, получили язык, книжную мову, религию, культуру, всю цивилизацию. Вышли из единой квартиры. И только вылупились, как в 1169 году собрали войско во главе с Мстиславом, ордой напали на Киев, ограбили Святую Софию, выдавили из стены изображение Марии Оранты и прокляли землю. И так 900 лет продолжалось.

— Что же позволило им победить? И почему до сих пор Москва, не будем скрывать, является центром притяжения для нас? Как только наш артист, спортсмен, художник немного завоюет успех дома, так смотришь — а он уже в Москве. Есть для того объективная причина?

— Потому что Москва с 12 века боролась за то, чтобы быть центром империи. А выиграла она эту борьбу благодаря Орде. И московское княжество стало ее вассалом. И переняло ее военные возможности. Поэтому и выигрывало борьбу за доминирование.

«Наша территория всегда была оккупированной...»

— Украинская политическая нация сегодня уже сформировалась?

— Нет. Вот российская нация сформирована давно, но у них проблема с этносом. Они до сих пор называют себя прилагательным.

— Ольга Васильевна, ну это, как говорят в Сети, боян. Русский — это и прилагательное, и существительное. Как часовой, полицейский, ученый... И в других языках то же самое — American, English, Deutsch. Это и существительные, и прилагательные в зависимости от контекста.

— Нет. Нет. США — это тоже конгломерат народов, и у них тоже есть проблемы с этносом. А вот англичане говорят — englishman. А у русских как было? Рус Олег пришел и сказал — кому вы платите дань? Ему ответили — хазарам. А он — платите дальше мне. Были хазарские, а теперь будете русские. Нет этноса. И нет этнонима. И только в 1993 году Ельцин стал говорить «россияне». Поэтому в России не было никогда проблем с политической нацией, но всегда была проблема с этносом. Поэтому они были вынуждены на колонизируемых территориях ассимилировать народы, задабривать их, давать им ордена и другие побрякушки, чтобы делать их верными. А собственного человеческого материала не хватало. У нас же, в Украине, никогда не было проблемы с этносом. Нашему этносу минимум 7 тысяч лет. Но у нас есть проблема с политической нацией.

— Почему?

— Потому что на протяжении многих веков мы были и остаемся перманентно оккупированной территорией. Приходят завоеватели, убивают пассионарных, несогласных, активных. Таким образом выхолащивается дух народа. Нет пассионариев, но есть приспособленцы.

— В советское время Украина была оккупирована?

— Нуууу.... Если говорить о той Украине, которая была подведена под СССР в 1922 году, то несомненно была оккупация. Потому что с 1917 года, после национальной революции, сменилось 5 форм украинской государственности, а потом пришел марионеточный режим, поддержанный 40-тысячной армией Муравьева. Всего 300 юных мальчиков вышли защитить Центральную Раду. И началась оккупация. До смерти Сталина Украина переживала оккупационный и постоккупационный период. А вот Хрущев предложил совершенно другую парадигму существования Украины в составе СССР, а именно «вторая среди равных». И тогда украинская элита массово пошла в КПСС, признали эту власть, эту парадигму, и только с этого момента УССР стала превращаться в полноценную советскую республику.

— Но ведь националисты настаивают на том, что Украина была оккупирована вплоть до 1991 года?

— Не вся. Западная — да. Я бы даже сказала — не оккупированная, а аннексированная.

— Но история не знает примеров, когда бы оккупированная или аннексированная территория развивалась лучше, чем метрополия, прибывала бы новыми землями, которые ей дарил бы оккупационный режим. Когда бы ее представители занимали ключевые места в правительстве и партии власти. А в это время метрополия жила бы в нищете и запустении. Что ж за оккупация такая?

— Аннексированной и оккупированной можно считать западную Украину, которую первый раз присоединили в 1939 году, а в 1945 году завершили процесс. Имитировали вроде голосование, но под наблюдением армии. И вот в СССР западная Украина всегда в материальном отношении жила и развивалась лучше, чем восточная. Потому что дают тем, кто борется. С ней заигрывали, хотя ненавидели их идеи независимой Украины.

— Но могли же принуждать?

— И принуждали, и боролись, и в тюрьму сажали тех, кого считали украинскими буржуазными националистами. Применяли кнут и пряник. Разрешали любить в тех рамках, которые определяла партия. Даже украинский язык начали развивать в 20-х годах в виде пряника для послушных. У нас здесь, в Донбассе, потекли ручейки украинской мовы. Потекли ручейки, потекли. Гринченко написал словник украинской мовы. Но в центральной Украине масса сельского населения поддержала это, а наши, городские, съехавшиеся отовсюду, не восприняли. Не успели. Потому что в 1937 году начались расстрелы лидеров украинского Возрождения. И даже в 60-е годы у нас движение диссидентов не пошло, потому что культурный слой, национально-демократическая интеллигенция была уничтожена. И Кравчуку здесь не на что было опереться. И сейчас у нас патриотической интеллигенции здесь нет.

«Лучше бы Советский Союз сохранили...»

— Ну вот мы стали независимыми. Уже 20 лет. Получила ли Украина то, о чем мечтали диссиденты? Западноукраинские мечтатели, пассионарии, заложниками которых стала, в определенном смысле и восточная Украина?

— Я думаю, что правильно было бы сохранить Советский Союз. Переименовать его, как предлагал в свое время академик Сахаров. И компартийная элита должна была прислушаться. Вот московская элита была к этому готова, а наша заскорузлая — нет. Я была депутатом с 1990 года и видела, как все было. Мне кажется, нужно было дать украинскому языку статус, какой был при Шелесте, когда газеты даже у нас, в Луганске, выходили на двух языках. А при Щербицком это задушили. Не надо переоценивать галичан. Киевляне сыграли самую большую роль. Они хотели, чтобы их язык развивался, был представлен в науке, публицистике, кинематографе. Если бы не так душили язык и учли устремления молодых пассионарных политиков, которые прорвались тогда в советы всех уровней, и если бы партийная элита поделилась бы с ними властью, то они бы так не настаивали на отделении и независимости Украины. Можно было уйти от тоталитаризма и эволюционным путем реформировать СССР.

— Киевляне, вы говорите, хотели, чтобы украинский язык возобладал во всех сферах жизни. Но за 20 лет независимости, когда все карты были в руках пассионариев, почти ничего не изменилось. 80% СМИ выходит на русском, книги в магазинах преобладают на русском, а фильмы заставили смотреть на украинском только репрессивным путем. Что же помешало развивать свой язык? Или все-таки реальной потребности не было и нет? Сейчас скандалы, нытье, претензии выглядят немного комично, ведь все теперь в руках тех, кто декларировал и мечтал.

— Вот здесь, в Луганске, к пассионариям отношусь я. Вы когда-нибудь слышали, чтобы я ныла? Хочу сказать главное — то, что сейчас является Украиной, ею не является. Это одно название. Элита не поменялась. У Ельцина был Гайдар, который почистил русским нужники, чтобы они перестали вонять. А Кравчук ничего такого не сделал. В результате мы имеем обломок Советского Союза, а никакую не Украину. Эту живодерню вообще можно любить? Вот эту живодерню, в которой мы живем, можно любить? Все молодые политики пораженцы. И Яценюк, и Тягнибок — пораженцы. И проекты их пораженческие. Украины нет. Проект «Свободы» — этнический национализм — это идеология пораженцев, пустышка.

«Главная наша проблема — это вечное внутреннее предательство»

— Ольга Васильевна, у вас сложилось устойчивое реноме довольно радикальной националистки...

— Это не так. Я не националист. Я гораздо хуже. И киевская империалистка. Я за восстановление Киевской Руси с центром в Киеве. Я за Украинскую империю.

— А кто будет нашими колониями?

— Конечно, они нам нужны. Нам же тоже надо где-то размещать вредное производство...

— Россия? Она пойдет к нам в империю?

— А у нее нет выбора. Либо она пойдет к нам, либо русский язык будет вечен, и на нем будут разговаривать китайцы. Либо мы восстанавливаем империю, либо...

— Мне тоже нравится идея империи, тем более, что теперь мы будем метрополией. А что это будет значить на деле?

— Со времени кирилло-мефодиевского общества, когда была выдвинута идея славянской федерации, Петербург и Москва поняли — отличная идея. Чего мы должны отдать ее Киеву? И забрали себе. Но в итоге ж ничего не получилось Все европейские проекты Россия проиграла, абсолютно все!

— А мы выиграли что-нибудь?

— А кто ж нам дал?

— Так это ж не дают. Это берут.

— Правильно! Но мы ж всегда действовали как пораженцы. Зашли сами к Богдану Хмельницкому, поклонились, попросились в государство, отдали даже титул. Продажные предатели. Это проблема наших «внутрішніх зрад». Проблема нашего национального характера. Когда украинцы поднимаются и начинают создавать государство, возникает 2 причины, по которым они теряют все. Первая — это концентрированное наступление соседей, а вторая — это вечная готовность к предательству и продаже интересов Родины. Когда Мазепа служил Петру, император получал на него до тысячи доносов в день от своих же. Русы дали империю, славяне — нет.

— Что же в итоге?

— В итоге на нашей территории делают свои дела все, кому не лень. Моссад на нашей территории поймал человека и вывез. А чем занимаются тогда наши спецслужбы? СБУ? Это внутреннее предательство, которое было и есть. Пока не будет у нас политической нации, и две части страны будут воспринимать друг друга через призму вражды и голосовать назло друг другу, не будет у нас ничего.

— Но можно надеяться, что страна не распадется?

— Мы этот момент прошли. В 2004-ом году, во время Помаранчевой революции, были на грани. Вот тогда реально могли развалиться. Наши соседи только и ждали этого. Кучма ездил на поклон к Путину, а тот пренебрежительно принимал его рядом с туалетом. И правильно делал. Нечего унижаться. Сам решай свои внутренние проблемы. А Кучма надеялся, что придет старший брат Путин и наведет порядок. И тут Северодонецкий съезд. Мы были на грани. Литовский и польский президенты прискакали в Киев и попросили остановиться, успокоиться. Потому что литовец знал — как только растерзают Украину, сразу возьмутся за Литву. У нас здесь есть 5-ая колонна. Даже несколько. И российская, и американская. Еще в тех пор, как Чорновил стал председателем Львовского облсовета, американцы зашли к нам, и уже 20 лет их 5-ая колонна здесь работает. Украина стала территорией, на которой две империи ведут свою войну, а мы как кролики сидим и ждем, кто из них победит. Если бы у нас было консолидированное общество, мы бы этому противостояли. А у нас одни греко-католики, для которых центр — Рим, другие — православные, для которых центр — Москва. Цивилизационный разрыв. Сегодня нами управляют сукины сыны, которые не любят Украину, а рассматривают ее только как территорию.

«Евросоюз хочет забрать нашу территорию, а население сократить до 10 млн...»

— Так кто для нас страшнее из этих противоборствующих империй?

— Россия — это что-то привычное. Это и друг, и враг одновременно. Она хочет доминировать в православном пространстве, создает идеологию Рускага мира. Патриарх Кирилл нам ее навязывает. Но это привычная опасность, и мы все-таки можем ей что-то противопоставить. А я бы хотела обратить внимание на западную опасность, которая многими не понимается. Вот, казалось бы, что тут американцам у нас? Что здесь странам из ЕС? А это наша реальная опасность, которую сильно недооценивает наша элита. Скоро Европа поплывет, через 25 лет люди будут ходить по колено в воде. Британских островов практически не будет, их смоет. Это давно просчитано. Европейцы понимаю, что им жить будет негде. А вот перед ними прекрасная страна Украина. Для нас страна, для них — территория. У них есть план завоевать все православное пространство, а мы им не нужны. Нас надо сократить раз в 10. Начали с Сербии. Американцы бомбили, развалили страну. Европейцы пустили к себе тьму африканцев и арабов. Им тоже надо жить где-то, потому что у них проблемы с питьевой водой. Наша территория — сладкий кусок!

— Но мы готовы ответить на эти вызовы? Или мы действуем по принципу «если насилие неизбежно, расслабься и получи удовольствие»? Зачем так сильно трепыхаться, если нам нечем ответить?

— В том-то и дело, что евроатлантический вектор подразумевает, что на территории Украины останется всего-то 10 млн. человек населения. Потому что кто-то же должен чистить туалеты новым хозяевам. Евроазиатская модель в составе Рускага мира — это тот же Третий Рим...

— Но в советское время чуть ли ни половина высших чиновников страны были украинцы, ученые, спортсмены, знаменитые — тоже. Чем же плохо для нас быть в составе Русского мира?

— Нынешняя Россия уже не пустит человека украинского происхождения дальше кухни. Только путем полной ассимиляции. Полной.

— А какой же выход? Прямо цугцванг.

— Если мы согласны быть с Россией, то должны осознавать, что нам придется полностью ассимилироваться, стать частью единого Российского государства. Я не могу это принять. Только если центр будет в Киеве. У нас есть выход. Только нужно собраться.

«Чтобы выжить, нам нужно добывать энергию из пирамид...»

— Каков ваш рецепт?

— Нужно найти товар, который как американский автомобиль в свое время вытянул Америку, всю ее экономику. Для этого нужно найти экономическую сферу, которая не поделена до последнего уголка. Например, это наше швейное производство. Луганск был одной из бельевых столиц СССР. И сегодня мы можем от этого оттолкнуться.

— А разве Китай нам оставил шансы?

— Китай победить не смог никто. Даже Обама и Путин не имеют таких амбиций. Однако его победить можно. Но только новыми условиями организации торговли. Никто этого не видит, но это единственная ниточка, которая может вытянуть экономику Украины. И начинать надо с малого, снизу. С трусов.

— И кто должен это сделать?

— Да мы с вами! Возьмем и сделаем. Надо браться, а не разговаривать. Там нет чиновника на этом направлении, они выживают сами. И главное. В третьем тысячелетии формируется новая мировая цивилизация. Помимо того, что это новая мировая религия, и это новые источники энергии. Я обращу внимание на важный момент. Где происходят самые большие столкновения? На Украине в 2004 году. Тогда взорвалась Суматра, и пошла серия цветных революций. Далее. У нас курганы и у нас пирамиды под Алчевском и подземные в Крыму. У нас регион сейсмически опасен не взрывами физическими, а взрывами в сознании. Мы раскачиваем колесо, а оно начинает потом бить по планете.

— А что это за пирамиды, когда и кто их построил?

— Примерно 4-е тысячелетие до нашей эры. Где спросить, кто построил? Не у кого. Закрыто все! Сейчас там, где пирамиды в Африке — там тоже серия революций произошла и в Японии землетрясение. Это и есть территории, где есть резервы новых источников энергии. Не нефть, не сланцевые газы. Хватит тянуть из планеты, ей нечего нам дать. А то она закроет все свои программы, даст нам ледниковый период и переработает сама себя. Я имею в виду источники энергии там, где с древности стоят пирамиды. Они источники энергии. Нужно искать технологии поиска выходов энергии на поверхность и создания пирамид возле каждого города. Но это очень трудно пробить. Те, кто сидит на нефти и газе, разве они дадут развиваться этому виду энергетики? Они закопают такого человека. А ведь пирамида это не просто источник энергии. Это источник перемещения в пространстве и времени. Они даже способны материю преобразовывать. Так пусть она эту свою мощь отдает в энергию! Этим занимаются в России торсионники. И как их гоняют! Они и у нас работают, но ничего нам не дадут, потому что все под подписками ФСБ. А американцы отстали от России на 15 лет. Китайцы вообще этим не занимаются.

— Странно. Обычно китайцы занимаются всем, что перспективно. Что, они не могу построить пирамиды?

— Как вы не понимаете?! Нужны точки. Хотя там тоже есть пирамиды. Но точки сосредоточены в Причерноморье. Вокруг Днепра, где и располагалась трипольская культура. В Константинополе есть такие же точки. Мы в какой-то зоне геомагнитных полей, и наши пирамиды находятся над теми, которые в Египте. Вот это и есть электростанции. Одни работают на плюс, другие — на минус. Нужно просто научиться извлекать эту энергию. А по-другому никак.

«Мессия уже среди нас. И это — дочь Бога и украинки...»

— Вы много рассуждаете о религии, и я знаю, что вы придерживаетесь точки зрения что Иисус Христос — галичанин.

— Я просто знаю эту точку зрения и она кажется мне убедительной. У нас есть историк Сергей Каганец, и он зацепил эту неплохую тему. Если признать, что славяне вели свое происхождение частично от скифов, то тут прослеживается интересная связь. На территории Палестины в раннем средневековье был город Скифополь. Скифы жили на нашей территории, ходили на Грецию, там воевали. Ходили на Египет, делали там колонии. Там Иорданскую краину сделали. Там и был Христос. И люди отсюда, от нас контролировали эти колонии. Но потом египтяне победили скифов. Их гарнизоны тут и на Кавказе остались. И на Кавказе живут люди, которые себя считают потомками смешанных браков между местными и египтянами. Что касается происхождения Христа, то на момент крещения Руси доминировала точка зрения, что Христос был еврей. Да что там, вы можете в протестантской литературе прочитать, что он уже и гомосексуалистом был!

— Так он не был еврей?

— Как?! У него отец — Бог, земного отца быть не может. А кто мама? Мама-то наша! Мария-Оранта. Она галилеянка. А город скифов был на территории Галилеи. Значит, она была с колонизованных территорий той краины Иорданской! Значит, чьЯ она была? То-то! За то и Киевская Русь была уничтожена, что она понимала правду. И оно было правильное.

— Но на всех классических живописных изображениях Христа у него семитское лицо...

— Ну и что? У китайцев Ленин на картинах всегда на китайца похож. Существует правда историческая, и существует миф, к которому все привыкли и другого не хотят. Это разные вещи. А я открыта для всех идей. Мама — наша.

— Этот подход как-то возвышает Украину?

— То, что мама наша? Конечно. Она, наверно, языка не знала, но была нашей. Если наша мама смогла родить Христа, значит, наши женщины имеют в себе что-то такое, что привлекает даже Бога, и он решил именно с нашей женщиной иметь детей. Какие же крутые были наши предки! Я горжусь. А вдруг другая женщина наша родит второго Христа. Так что нужно сделать? Чтобы их поменьше было на планете. Вся геополитика на этом основана. Не хотят, чтобы новое вытеснило старое представление, которое всех устраивает.

— Вы думаете, на нашей территории родится новый Мессия?

— Вполне возможно. И не обязательно, что это будет мужчина. Понимаете? Вот, что интересно. Ничего не получится у тех, кто хочет, чтобы мы не поднялись. Чем больше давление, тем лучше бриллианты. Я думаю, что женский фактор спасет Украину.

— У нас сегодня один женский фактор — Тимошенко.

— Понимаете... Я думаю, Мессия уже среди нас. Она рядом. Уже родилась и была рядом с Тимошенко. Надо искать там. Это затоптанный и отброшенный человек. Есть и другой вопрос — а рождался ли Иисус в физическом мире? Может, это все было в другом измерении? Дети могут рождаться и в другом, нефизическом мире. Я верю и тому, что многих интересует наша планета, что людей похищают, берут у них яйцеклетки. Смотрят — может ли для конкретная женщина родить от инопланетян, которые хотят колонизовать нашу планету. Американки охотно рассказывают о таком опыте, а наши молчат. Нужно все версии рассматривать. Я думаю, что старые мифы должны уступить место правде.

Елена ПРИВЕН, специально для «Полемики»

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх