,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Антимосковское единение
  • 25 мая 2011 |
  • 16:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 113326
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
Православные против униатов — вот содержание религиозной жизни Украины на ближайшую перспективу. А «патриарху Филарету», нашкодившему одинаково как православным, так и греко-католикам, остаётся лишь путь в яму, которую он тщательно копал для других.

Новый глава Украинской греко-католической церкви блаженнейший Святослав постоянно говорит о Патриархате, а верующие упорно называют его патриархом. Хотя Святослав даже не кардинал, как его предшественники.

Традицию провозглашать себя патриархом вопреки воле Ватикана учредил в УГКЦ кардинал Иосиф Слипый. Тяжело переживая ликвидацию УГКЦ в Советском Союзе, он и его соратники постоянно совершали дерзкие выходки против Русской православной церкви, которые раздражали не столько Москву, сколько Святой престол. Требование провозглашения Патриархата, противопоставляющего себя Патриархату московскому, было одним из таких проектов Слипого, на что Ватикан пойти не мог. Тогда кардинал самостоятельно стал пользоваться титулом «патриарха», чем вызвал скандал внутри УГКЦ и обрёк себя на прохладное отношение со стороны Ватикана вплоть до самой смерти.

Ни ушедший на покой кардинал Любомир Гузар (глава УГКЦ в 2000 — 2011 гг.), ни блаженнейший Святослав патриархами себя не величали. Всё-таки позиция Святого престола в отношении статуса УГКЦ не изменилась. Более того, Ватикан в 1993 году признал, что «униатство более неприемлемо как форма достижения единства церкви».

Тем не менее, патриархами Гузара и Шемчука называет их окружение, и даже священники во время литургии во многих приходах. Такая лёгкая шизофрения заметна простым верующим.

У пресс-службы Церкви на сей счёт есть успокоительное: эта ситуация — временная. «Тот факт, что Блаженнейший Любомир не является ещё официально признанным Римом в качестве патриарха, не преуменьшает его патриаршего достоинства. Состояние различия ситуации de facto и de jure является только переходным состоянием», — буквально говорится в одном из релизов.

Виноваты в таком «подвешенном» состояним в УГКЦ Православные Церкви. Об этом публично заявил кардинал Гузар по случаю переноса своей резиденции в Киев. В слове «Один Божий народ в крае на Киевских горах» (http://www.patriyarkhat.org.ua/ukr/archive/article;23;383) он назвал патриарший статус УГКЦ заложником католико-православных отношений, а статус раскольнического проекта «УПЦ КП» — заложником отношений Вселенского патриарха и Москвы.

Эта концепция пришлась по душе верующим УГКЦ и «УПЦ КП», среди которых крайне популярно изображение Украины как вечной безвольной жертвой, в ХХ веке — «жертвой двух тоталитарных режимов — гитлеровского и сталинского».

Проповедь Гузара приобрела программный характер, заслужила популярность среди верующих и духовенства. Блаженнейший Святослав во время своей первой пасхальной проповеди не забыл её процитировать (http://ugcc.org.ua/1775.0.html).

Для удовлетворения лидерских амбиций парафиян Гузар предложил выход: если Ватикан не признает присвоенный титул, то нужно создать в Украине «инклюзивный патріархат» при участии... других православных конфессий.

Дело в том, что официальная УГКЦ постоянно настаивает, что она не часть Католической церкви (Священный синод УПЦ даже выражал удивление по этому поводу), а один из четырёх осколков Церкви Святого Владимира — УГКЦ, Украинская православная церковь, а также раскольнические проекты «Украинская автокефальная православная церков» и «УПЦ КП».

«Инклюзивный патриархат» должен стать формой объединения этих «осколков». Интересно, что термин «инклюзивный» употребляется для описания совместного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. Кардинал Гузар умалчивает, кому в «патриархате» отводится роль умственно отсталых. Но это более чем очевидно.

«УПЦ КП» (неканоническое объединение во главе с отлученным от церкви монахом Филаретом, бывшим митрополитом Киевским) для всего православного мира — раскольники. То есть, грешники, а потому форма возвращения в «спасительную ограду Церкви» может быть только одна: через покаяние. Эта позиция РПЦ и УПЦ официальная и неизменная.

Ещё некоторое время назад Михаил Денисенко (он же «патриарх Филарет») расчитывал на помощь государства в лице президента Виктора Ющенко и Вселенского патриарха Варфоломея. Но Царьград отказался признавать Денисенко патриархом, а Ющенко сменил президент Виктор Янукович, прихожанин УПЦ, отказавшийся от религиозной многоверкторности.

Преисполненный чувством патриаршего достоинства (не меньшего, чем у Гузара) Денисенко каяться не может. «Инклюзивный патриархат» может стать для него последней надеждой на выживание. Да и отказаться от роли «умственно отсталого» при греко-католиках Денисенко не может.

Во-первых, Все 20 лет бывший патриарший экзарх Украины реализовывал проект, который может существовать только при государственной поддержке. Сначала президент Леонид Кравчук закрыл глаза (или хитро прищурил?) на рейдерский захват сторонниками Денисенко приходов УПЦ и кассы украинского Экзархата. Затем Леонид Кучма перенес на отношения с церквями свою фирменную «многовекторность», когда знаки внимания и поддержка оказывались по квотному принципу. А Виктор Ющенко открыто занял сторону УПЦ КП. То есть ни дня без помощи. В то время как УПЦ построена с нуля не крикливым и тусовочным, а скромным и трудолюбивым митрополитом Киевским и всея Руси Владимиром. Вот почему избрание президентом Виктора Януковича для Денисенко равноценно катастрофе, а для УПЦ — всего лишь мирской успех одного из прихожан, который помогал Церкви в нелёгкие годы. Без помощи со стороны «УПЦ КП» обречено на стагнацию и маргинализацию. УГКЦ с её мощной поддержкой среди местных властей Западной Украины представляет для Денисенко большой интерес.

Во-вторых, проект УПЦ КП строился не на содержании, а на противопоставлении Русскому православной церкви (почти как патриархат Иосифа Слипого). В условиях провала легитимизации «УПЦ КП» Денисенко рискует лишиться своей паствы, которой «неважно как, лишь бы не с РПЦ».

После провала плана по легитимизации своего проекта и оставшись без господдержки, у Денисенко просто нечего предложить своей «пастве», которая с любопытством наблюдает за активизацией УГКЦ.

С точки зрения, например, Виктора Ющенко греко-католики ничем не отличаются от «УПЦ КП», и даже лучше — у них есть канонический статус и молодой привлекательный лидер. «Мы получили патриарха, который продолжает работу и усилия кардинала Гузара», — неожиданно заявил после интронизации Святослава экс-президент, считающий себя православным, кстати.

А как же filioque? А как же различия в догматах?

Какие различия? Они не были важными для Денисенко и выносятся греко-католиками за скобки, когда речь заходит об экспансии.

На практике это выглядит очень забавно. Так, на вопрос, почему православные не признают чистилище (средневековая католическая выдумка), пресс-служба УГКЦ распространила комментарий: «Возможно, это просто нежелание единения?».

А, может, потому что в «патриархате для даунов» богословие — это удел здоровых?

Глупо расчитывать на уважение к Денисенко со стороны греко-католиков, которые, наверняка, хорошо помнят, как он сопротивлялся УГКЦ в конце 80-х, когда был митрополитом Киевским и Галициким, патриаршим экзархом Украины Филаретом...

Для украинского православия «смена жёлтой майки» в стане духовных лидеров национально ориентированных христиан — это, прежде всего, передышка.

Заканчивается 20-летний период террора, устроенного Михаилом Денисенко в православной среде. Есть время оглянуться и подвести итоги: отстроенная практически заново Церковь, строящиеся храмы, многолюдные богослужения, полноценная религиозная жизнь, наполненная содержанием. И крепкие в своей вере прихожане, которых сложно переманить в УГКЦ как, например, того же Ющенко. Все, кто ставил политику выше веры — уже в «УПЦ КП», которая примет на себя первый удар униатской пропаганды.

И вряд ли перед ней устоит. Потому что «патриарху Филарету» нечего противопоставить «патриарху Святославу», выдвигающему одинаковые проекты, заигрывающего с той же аудиторией, но более молодому, более напористому, да ещё и с галицким акцентом.

Религиозная жизнь на Украине возвращается к своему естественному содержанию: противостоянию и конкуренции униатства и православия.

Павел АГАПОВ, родился в Кировограде. Учился в Днепропетровске. Работает в Киеве. Социолог, аналитик.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх