,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Сеанс понижения уровня дискуссии
  • 23 мая 2011 |
  • 12:05 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 91178
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Прежде всего я хотел бы поблагодарить уважаемых читателей «Однако», оставивших (и не оставивших) свои «спасибо» в комментариях к моей заметке «Великое кино о великой войне, которое никто не снял». Я действительно очень благодарен вам. Вы доказали мне, что публицистика — не самое бессмысленное занятие на свете.

Сеанс понижения уровня дискуссии

Роман НОСИКОВ

Однако сегодня я попробую обойтись без высоких сравнений — ввиду разительного отличия в предметах обсуждения.

Есть у меня один приятель, у которого есть красивая манера. В тот момент, когда ему кажется, что разговор перешёл некоторую грань приличий и делать одолжение собеседнику своей вежливостью уже не стоит, он засучивает рукава и, нацеливая на супостата свой весьма величественный библейский нос, картавя, заявляет: «А вот сейчас я буду понижать уровень дискуссии». Это означает, что собеседника сейчас как-нибудь негламурно назовут, а потом, возможно, будут бить.

Так вот, друзья мои! Я сейчас буду понижать уровень дискуссии, поскольку обсуждать мы сегодня будем не подвиги и не искусство, а моего коллегу — Игоря Свинаренко.

Исполняя своё обещание относительно уровня дискуссии, я сразу же сообщу, что внешность Игоря Свинаренко — полностью соответствует его фамилии, а его богатое внутреннее содержание — внешности.

А теперь я обосную свой тезис.

Во-первых, выглядит Игорь Свинаренко вот так:

Сеанс понижения уровня дискуссии


Если вы, граждане, глядя на это лицо подумали что-то плохое — не казните себя: я тоже всё это подумал.

Теперь перейдём к внутреннему содержанию.

Внутреннее содержание личности, которая занята творчеством, можно определить значительно проще, чем, например внутреннее содержание того, кто занят шпионажем. Потому что в тот момент, когда вторые всячески скрывают свою истинную суть от окружающих, первые — самовыражаются. Самовыражение — это когда человек выражает себя. Если он хороший и умный, то он выразит себя интересно и духовно — нарисует картину «Опять двойка», или сочинит пятую симфонию Бетховена, или напишет «Ричард Третий». А вот если хреновый, — то тогда он самовыражается методом съёмок фильмов про то как он в союзе с Богом победил фашистов вместо тупого русского быдла, работает редактором русского издания Playboy или пишет статьи в «Газета.Ру».

Игорь Свинаренко занимается именно последним.

...Прежде чем наговорить вам гадостей, специально обученные люди проводят некоторые ритуалы для облегчения собственной работы, максимального приближения к вам и выписывания себе некоторого подобия индульгенции — чтобы не били в морду сразу.

В своей публикации «От Львова до Елань-Колена» Игорь Свинаренко пользуется классическим приёмом, который я называю «Я — свой». Приём заключается в том, что манипулятор заявляет о каком либо значимом факте — общем для него и для манипулируемого. В данном случае Свинаренко сообщает, что и у него деды воевали на нужной стороне.

«Мои деды были на фронте, по эту его сторону, и вернулся с войны только один. Никто из моих родственников на неправильной стороне не воевал. Что, однако же, не возлагает на меня обязанности огульно хвалить коммунистов и вообще начальников и казенных платных идеологов — кого бы и сколько бы они ни убили, ни обманули, ни оскорбили. Поехали дальше».

Нет, не поехали. Потому что мухлёж и враньё начинаются с самого первого абзаца. Речь ведь не о гипотетической обязанности хвалить коммунизм и начальство. Речь на самом деле о том, что наличие двух воевавших и одного погибшего деда каким-то хитрым образом наделяют Игоря Свинаренко правами оправдывать галицайских нацистов устроивших погром во Львове 9 мая.

То есть это уже упускается, что любой из дедов Свинаренко, скорее всего, пристрелил бы внучка на месте. Это уже не важно, что кумиры галицайских нацистов убили и замучили множество товарищей дедушек Свинаренко и с удовольствием убили бы и их, если бы те не отметелили нациков первыми.

Все эти присловья «про дедушек» нужны только для того, чтобы придать хоть какой-то вес гадостям, которые будут сказаны далее, связать всю статью в единое целое и таким образом оправдать гонорар.

Большей откровенностью было бы только если Игорь Свинаренко достал из шкафа кость своего дедушки и начал варить из неё бульон, отметая все возмущения на том основании, что «мой дедушка — что хочу, то и делаю» и «я внук фронтовика, а вы против меня».

Итак, начав статью с акта символического каннибализма, Свинаренко затем задается вопросом: а можно ли бить стариков?

«Нехорошо бить стариков. Которые пришли с красным флагом к Вечному огню отметить День Победы. Даже если среди них были палачи из НКВД? Пулемётчики из заградотрядов? Надзиратели из советских концлагерей, где морили голодом «кулаков»?»

Вопрос серьёзный. Что делать, когда стариков бить нельзя, но очень хочется? Элементарно. Нужно их разбить на разряды. Ведь есть же и среди стариков сволочи? Есть. Ну, вот и ответ: нехороших стариков бить нехорошо, но можно. И это очень выгодная ситуация потому, что теперь можно на самом деле бить всех стариков. Можно бить любого старика. Потому, что мог же он оказаться тем самым нехорошим? Мог. Ну, и вот. Подходишь к старику, берёшь его за грудки, за медали и в лицо ему: «А ты, дед, часом не пулемётчик из заградотряда? Не НКВДшник ли? Не надзиратель?»

И пока старикан ищет что сказать — на тебе, дед, по морде! Свинаренко разрешил!

И это всё ещё просто отвлекаясь от того простого факта, что, например, герои Брестской крепости — те самые, что писали «Умираю, но не сдаюсь», — были самыми настоящими «вертухаями» и «надзирателями советских концлагерей». Это же были военнослужащие охранного полка НКВД. Да и сам Свинаренко возможно сейчас имеет возможность открывать рот только благодаря работе «вертухаев» НКВД, которые не дали героям УПА разобраться по-свойски с его предками из расово-неполноценного Донецка.

Далее идёт просто обычное враньё:

«А вторая сторона говорит: били ветеранов, отрывали у них ленты? Тогда покажите видео! Может, такого и нету. Ну, молодёжь орала, корчила рожи — ах, ах! отрывала ленточки — но не у фронтовиков все же. Фронтовиков показали: они давали интервью, при параде, в целости и сохранности».

«Кошелёк-кошелёк. Какой кошелёк? Нету у вас методов на Костю Сапрыкина!» — так себя всегда ведут воры.

Но видео есть. И на этом видео всё видно прекрасно.

«Маленькими прикрываешься, старая сука?!» — именно это кричат старушке, которая приехала с внучкой. И видно, как пытаются перевернуть этот автобус, как бьют по стеклам, пытаясь их разбить.

Что такое эти люди хотели сделать со старухой, чему внучка помешала? Что было бы если бы не внучка и не милиция? То, что пообещал нынешний вождь нациков Тягнибок: «Днепр покраснеет от крови жидов и москалей»?

«А теперь скажите мне, что хорошо убивать и сажать людей за то, что они ещё до 1991 года добивались независимости Украины».


И правда? Чего плохого в Волынской резне, например? В распиливании живых людей пилой? В отрубании голов топором? В пробивании гвоздями? В сжигании в костёлах? В убийстве учителей и врачей, присланных из восточной части Украины? В еврейских погромах? Ведь это же всё для независимости.

«... Давайте для ясности говорить тут только про тех «зелёных братьев», кто бил и фашистов, и сталинских соколов, кто воевал за свободу и независимость страны, которую они считали своей — какое нахальство, а? Страну считать своей! Не получив на то разрешения у ЦК КПСС!»

Нахальство ли считать страну своей? Да — если эта страна не твоя и не хочет такой быть. Речь ведь не об «освобождении» Украины, а о её оккупации галицайскими нацистами. ОУН ведь возникла не на территории УССР, а на территории Польши — как ответ на политику пацификаци (читай — национального террора) против украинского и белорусского населения. На территории УССР в этот момент на государственном уровне поддерживался украинский язык и национальная культура. Поэтому никакие ОУН там спросом не пользовались. Поэтому украинские националисты никогда не считали восточных украинцев «настоящими», охотно убивали их, а потом и вовсе объявили нечистокровными и неполноценными. Единственным же прегрешением этих людей перед «свидомыми» являлось отсутствие в них ненависти к «москалям».

Украинские националисты — оккупанты Украины. Для них Украина — колония населенная неполноценным населением, с мнением которых можно не считаться. И дни их сочтены, а крах будет ужасным.

А в конце опуса журналист Свинаренко прибегает к самому последнему и самому грязному приему.

«... загляните на форумы: «А почему вы думаете, что можете нас, иностранцев, учить? Кто вам дал право? У вас вон в вашей стране ваши граждане не то что кого-то толкают, или ленточки срывают, или букеты топчут — да просто взрывают людей чуть не каждый день! В России вон ветераны фронтовые ордена отсылают Путину (из Елань-Колена, например) и жалуются на него Обаме, потому что чувствуют себя старики ненужными! Вы сначала дома порядок наведите, вон у вас коррупция какая, а потом соседей учите.

Вопросов полно. Не только у украинцев. Хотите поговорить об этом? Или вместо этого будем дистанционно, из безопасного далека, воспитывать горячих иностранных парней (из города Львова, который мы с фюрером отняли у Польши и после подарили Украине)? Которые никого не убили? А только, говорят, оторвали ленту у кого-то? Ну а что, так проще. И ни к чему не обязывает...

А вот в Екатеринбурге ленты не срывают. Евгений Ройзман в своем ЖЖ как-то вывесил видео, сюжет — открытая торговля героином в городе. Так наркодилеры ездят на авто — вы будете смеяться — с георгиевской ленточкой. И никому нет до этого дела. Не Львов, слава богу».

Перевожу: да как вы смеете, вы — не в белом, без нимба — тыкать нам на что-то? Ну и что, что у нас свиные рыла, копыта и хвосты! Нимба-то у вас всё равно нет. А значит — не имеете права! А если вы не имеете права, то мы имеем право на всё.

Можно долго ещё говорить обо всех случаях вранья, передёргивания, введения читателей в заблуждение, исторических фальсификаций, — но всё это традиционные атрибуты российского либерала. На каждый чих, как говорят, не наздравствуешься. Тем более, что сколько усилий вы ни потратите, результата будет ровно ноль. Либерал просто закатит глаза в потолок на время всей вашей тирады, а потом заведёт песню сначала, как будто никаких возражений и не было.

Поэтому мне бы хотелось всё же спросить о другом. А именно: как так получилось, что уроженец Донецка Свинаренко после распада СССР и прихода к власти на Украине «национальной влады» рванул в Москву становиться российским журналистом, а не напялил вышиванку и не отправился во Львов или хотя бы в Киев — к своим возлюбленным отбросам цивилизации?

То есть я понимаю, конечно, что среди людей жить намного комфортнее и безопаснее, чем среди нелюдей. Немного раздражает, конечно, что у них ещё сохраняются какие-то идеалы, гордость, представления о благородстве. Но зато как приятно плевать в их святыни и, разводя руками, говорить: «А что такого? У меня тоже деды воевали!» И видеть, как их корчит, но ударить они не могут — родная кровь же.

В России ещё помнят, что наши предки пролили свою кровь за нашу жизнь. За любую, за каждую жизнь.

Даже за такую форму жизни, как Игорь Свинаренко.

На этом сеанс понижения уровня дискуссии считаю законченным.

Роман НОСИКОВ, "ОДНАКО" Украина

Сеанс понижения уровня дискуссии

Сеанс понижения уровня дискуссии

Сеанс понижения уровня дискуссии



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх