,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Вектор развития
  • 23 апреля 2011 |
  • 13:04 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 227981
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Вектор развития

В руководстве Таможенного союза (ТС) России, Белоруссии и Казахстана считают, что со временем Украина примет решение о вступлении как в ТС, так и в Единое экономическое пространство (ЕЭП), создаваемое на базе этой организации.

Об условиях интеграции, ее юридической процедуре, предложенных Россией преференциях и о том, что грозит Украине в случае отказа принять предложение о присоединении, специальному корреспонденту Ъ СЕРГЕЮ СИДОРЕНКО рассказал ответственный секретарь комиссии ТС СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ.

— Президент Виктор Янукович заявил о выборе Украиной европейского вектора. Означает ли это, что вопрос присоединения страны к ТС снят с повестки дня?

— Пока мы не ведем с Украиной официальные переговоры о вступлении в Таможенный союз и не можем даже письменно предлагать Киеву присоединиться к ТС. Мы ждем вашего решения. Но жизнь сейчас очень подвижная, ситуация меняется быстро, к тому же мы живем в условиях экономического кризиса, который продлится еще немало времени. Поэтому то, что сегодня кажется очевидным, завтра может оказаться под вопросом. Кто, например, мог спрогнозировать наблюдаемый сейчас новый виток роста цен на нефть? Та же ситуация — с Таможенным союзом.

— Сегодня Киев говорит о сотрудничестве с ТС только в формате "3+1". Вам объяснили, что это означает?

— Никаких объяснений по формату "3+1" не было. Более того, я могу доказать, что достичь прогресса вне Таможенного союза будет невозможно. Потенциал зоны свободной торговли (ЗСТ) для облегчения кооперации полностью исчерпан. Единственный вариант — полноценное участие Украины в работе ТС. Все другие формулы не имеют под собой почвы, и мы проинформировали Киев об этом.

— Что, по вашему мнению, может выиграть Украина от вступления в ТС?

— Эффект складывается из двух составляющих. Первое — это снижение цен на энергоресурсы, и второе — увеличение экспорта украинских товаров в страны ТС на сумму $4-9 млрд в год (относительно нынешних показателей.-Ъ). И то, и другое возможно только в случае отмены таможенных границ. Ликвидация экспортных пошлин на нефть и снижение цен на газ даст Украине суммарную экономию в $5-6 млрд в год. Есть и другие, более высокие оценки, говорящие о том, что отмена экспортных пошлин на нефть дает экономию примерно в $3-3,5 млрд, а изменения в газовой сфере — от $3 млрд до $4 млрд.

— Это означает, что экономия составит около $75-100 за тысячу кубометров при объеме поставок 40 млрд кубометров газа. То есть приведение цен к внутрироссийским не предполагается?

— "Газпром" не может предложить Украине лучшие условия формирования цены газа по сравнению с другими субъектами ТС. Речь идет о поставках газа в соответствии с довольно расплывчатой формулой равнодоходности, то есть к российской цене добавляется транспортная составляющая. Как эта формула будет вычисляться для Украины, будет решаться в ходе визита в Украину российского вице-премьера, уполномоченного вести соответствующие переговоры (19 апреля в Киев с этой целью прибудет зампред правительства РФ Игорь Сечин.-Ъ).

Прим. В. Зыкова. Не вижу ничего особо расплывчатого: в случае вступления в ТС, цена газа для Украины будет равна внутрироссийской, без всяких экспортных налогов и пошлин, которые составляют внушительную сумму, плюс транспортные расходы. Расплывчатость — в нескольких трубопроводах из России в Украину, от этого меняются транспортные расходы, но это мелочь...

— Но скидка на газ нивелируется за несколько лет, ведь даже внутренний рынок РФ к 2015 году планируется перевести на рыночное ценообразование.

— Я с большим сомнением отношусь к прогнозам о том, что цена газа в России сравняется с мировой. Не забывайте, что у нас есть инструмент экспортных пошлин. Пошлина на газ сегодня на порядок меньше, чем на нефть, если рассматривать топливные эквиваленты, так что у нас еще есть большой резерв ее повышения. В итоге на внутреннем российском рынке стоимость газа будет определяться по формуле "мировая цена минус экспортная пошлина", и это сохранит существенную разницу цен внутри ТС и вне его.

— Будет ли углубляться интеграция членов ТС?

— Таможенный союз — это фундамент, первый этап интеграции. В рамках ТС создается общий рынок товаров, который носит незавершенный характер, поскольку у разных стран отличаются антимонопольное регулирование, налоговые системы. Следующим этапом станет Единое экономическое пространство. Сегодня можно точно говорить о том, что будет представлять собой ЕЭП — уже подписан пакет из 17 договоров, которые вступят в силу с 1 января 2012 года. Общий рынок товаров будет дополнен общим рынком услуг. Очень важны изменения на рынке транспортных услуг — мы переходим к единым тарифам и общим правилам доступа к железнодорожному и трубопроводному транспорту. Помимо этого, предполагается создание единого антимонопольного урегулирования и арбитража, обеспечивается равный доступ стран ТС к госзакупкам друг друга и унификация их правил — в основном госзакупки должны проводиться по принципу электронного аукциона. Два соглашения из пакета определяют свободу движения капитала. И, наконец, трудовые мигранты уравниваются в правах с местным населением.

Прим. В. Зыкова. Сейчас это 2 миллиона украинцев. Как знать, что будет дальше? Вполне вероятно, что эта цифра резко возрастёт.

— То есть вы приглашаете Украину именно в ЕЭП, а не в ТС?

— Украине не имеет смысла останавливаться на этапе Таможенного союза. Отмена экспортных пошлин у нас достигается именно в рамках ЕЭП. Теоретически для Украины можно сделать исключение и отменить таможенные пошлины уже на этапе ТС, но только ЕЭП решает ключевые для Украины вопросы: снижение транспортных тарифов, доступ к энергоносителям и, что особенно важно для многих украинцев,— решение проблем ваших трудовых мигрантов.

— Каков механизм интеграции Украины в ТС и ЕЭП?

— Юридически вступление заключается в подписании протокола о присоединении примерно к 80 договорам ТС плюс 17 договорам ЕЭП, при этом протокол ратифицируется в парламенте одним голосованием, нет необходимости ратифицировать все 80 документов по отдельности. Возможно, конечно, и поэтапное присоединение, но есть определенный минимум соглашений, которые нужно ратифицировать сразу,— их не менее 50. Украина также может сделать паузу, прежде чем вступить в ЕЭП. Киеву предоставлена вся информация о принципах и особенностях функционирования ТС и ЕЭП, украинская сторона уже некоторое время изучает договорно-правовую базу. Так что процесс может быть очень быстрым, его вполне можно завершить до конца года.

— Означает ли это, что Киев должен присоединиться к ТС до конца года, а затем такая возможность будет утрачена?

— С нашей стороны нет никаких ультиматумов. Это ЕС предъявляет ультиматумы — мол, если вы войдете в ТС, мы с вами прекратим переговоры по ЗСТ.

— В 2004 году Украина ратифицировала соглашение о создании Единого экономического пространства, но с оговорками. Это как-то влияет на процесс?

— Документы, ратифицированные Украиной, не в полной мере соответствуют тому, чем мы располагаем сегодня. Первоначальный пакет по ЕЭП сильно трансформировался, поэтому Украине, по сути, придется заново начинать процесс присоединения. Но хочу отметить, что ТС — это достаточно обязывающая форма интеграции. Оговорки наподобие "мы присоединяемся только в той части, которая не противоречит украинской Конституции", равно как и другие туманные ограничения, которые Украина любила декларировать раньше, в данном случае работать не будут.

— Но Украине все же стоит убедиться, что она не нарушит Конституцию, присоединившись к ТС.

— Мы изучали Конституцию Украины, и у нас нет сомнений, что она позволяет принять схему работы ТС. Вашему Конституционному суду нужно будет проверить лишь один документ — договор о комиссии ТС, который делегирует наднациональному органу полномочия по широкому кругу вопросов.

— В случае вступления в ТС у Украины не будет блокирующего пакета голосов в комиссии. В Киеве опасаются, что в итоге решения ТС могут приниматься без учета мнения украинской стороны.

— Формально у нас применяется принцип квалифицированного большинства, при котором требуется две трети голосов, но до сих пор все решения принимались консенсусом. Дело в том, что у нас фактически действует право вето на решения ТС. Если вдруг комиссия ТС примет решение, ущемляющее интересы кого-то из участников, недовольное государство обращается в высший орган ТС — межгоссовет — с протестом на решение комиссии. А решение межгоссовета принимается единогласно. Кроме того, у нас есть перечень товаров, по которым решение комиссии ТС изначально принимается консенсусом. В этот перечень входит около 1000 пунктов, он формировался путем объединения позиций, чувствительных для каждого из государств-членов ТС. Естественно, Украина может дополнить этот список.

— Какую часть голосов в комиссии ТС вы предлагаете Украине?

— Сегодня у России 57% голосов. Участие Украины снизит эту долю менее чем до 50%. Белоруссия и Казахстан имеют по 21,5%. Ясно, что украинская экономика больше белорусской, так что вес Украины будет большим, чем останется у Белоруссии. Но точной цифры мы не знаем, она будет формироваться только после того, как Украина даст согласие на проведение официальных переговоров о вступлении в ТС.

— В случае если Украина все же будет придерживаться европейского вектора и создаст расширенную и углубленную ЗСТ с ЕС, какими будут действия ТС?

— Главная проблема, которая возникает в данном случае, — контроль за правилами происхождения товаров. Мы должны быть уверены, что европейский товар, который поступит на территорию Украины без пошлин, не будет реэкспортирован на территорию ТС под видом украинского товара. В особенности это касается турецких товаров, которые приравниваются к европейским. У нас уже есть такая ситуация с Киргизией, которая имеет упрощенный таможенный режим с Китаем. Официально они декларируют товарооборот примерно в $0,5 млрд, но, по оценкам статкомитета ООН, реальный объем китайского экспорта в Киргизию составляет $7 млрд. Это означает, что китайский ширпотреб завозится на территорию ТС под видом киргизских товаров. Мы были вынуждены резко ужесточить таможенный режим на границе Казахстана и Киргизии — все товары проходят строгий контроль правил происхождения. Поэтому киргизское правительство, проанализировав ситуацию, поняло, что сможет сохранить роль логистического центра перевалки китайских товаров только в случае присоединения к ТС, и Бишкек уже заявил, что подает заявку о вступлении. Украину ждут приблизительно те же меры — контроль будет существенно ужесточен. А если мы увидим группы, где украинский товар будет тяжело отличить от турецкого или европейского, то мы будем вынуждены вводить изъятия из ЗСТ с Украиной по этим группам.

— По каким товарным группам вы ожидаете проблем?

— Группой риска является продовольствие. Сложно отличить, где произведена свинина или выращены овощи — в Болгарии, Польше или Украине. Проблемы будут по ширпотребу, где фальсификация происходит путем переклейки ярлыков, а это хорошо отработанный бизнес, и я не удивлюсь, если где-то в Одессе появится схема, подобная киргизской.

— То есть машиностроительная или трубопрокатная отрасли, где происхождение товара очевидно, не столкнутся с трудностями?

— Как вы помните, несколько лет назад жертвой движения Украины в НАТО стало большое количество совместных украинско-российских проектов в сфере оборонной промышленности. Аналогично, если Украина создаст ЗСТ с Евросоюзом, то со стороны ТС ужесточится режим экспортного контроля, и процедура получения разрешений на вывоз наукоемкой продукции будет очень обременительна. Трубному же бизнесу грозит другая проблема, которая уже существует,— защитные меры, квоты. Они могут быть ужесточены.

— Но ведь это политическое давление, это же не связано с экономикой!

— Я не сторонник защитных мер внутри СНГ. Но у нас есть влиятельные лоббисты, которые хотят оградить внутренний рынок из коммерческих соображений. Металлурги — достаточно серьезная лоббистская группа. А вот внутри Таможенного союза защитных мер не будет. Точнее, теоретически пошлины в ТС возможны, но их нельзя администрировать, поскольку нет таможенной границы, поэтому мы исходим из того, что их не будет.

— Введение ограничений на экспорт наукоемкой продукции ударит и по российским производителям. Вам их не жаль?

— Конечно, эти меры негативно повлияют на обе стороны, в том числе на российский бизнес. Для украинского машиностроения, космоса, атомного машиностроения, равно как и для нескольких российских отраслей, наша кооперация критична. Но это произойдет независимо от нашего желания.

— Возможен ли вариант, что Украина сначала создаст ЗСТ с Евросоюзом, а потом инициирует вступление в ТС?

— Теоретически Киев и потом сможет к нам присоединиться, но фактически Евросоюз не разрешит этого сделать. Для нас это очевидно — мы же видим, какое давление идет со стороны ЕС. Кроме того, в этом случае нам потребуется провести унификацию торговых режимов, так что мы предложим ЕС распространить украинское соглашение о ЗСТ на все 4 государства.

— В случае вступления в ТС Украину ждут проблемы, связанные с ее обязательствами в рамках ВТО.

— Прежде всего никто не запрещает Украине вступать в таможенный союз с тем, с кем она хочет, это не противоречит правилам ВТО. Проблема в том, что при вступлении в ТС Украина будет вынуждена повысить свои импортные пошлины до уровня единого таможенного тарифа ТС, то есть более чем в 2 раза. В этом случае государства-члены ВТО, которые сочтут свои интересы ущемленными, объявят о претензиях и создадут рабочую группу внутри ВТО, которая будет эти претензии обобщать.

— Кто и как будет возмещать ущерб этим странам?

— После того как Украина станет частью единой таможенной территории, претензии можно будет предъявлять только всему ТС. И не нужно думать, что речь идет о неких денежных выплатах — компенсациями будут торговые уступки, которые производятся за счет снижения таможенного тарифа, но теперь уже не отдельно для Украины, а для всего ТС. Сначала ВТО оценит, сколько придется заплатить дополнительно таможенных пошлин при поставках товаров третьих стран в Украину; мы оцениваем эту сумму в $1,5-2 млрд в год. Второй вопрос — насколько должен быть снижен единый таможенный тариф ТС, чтобы компенсировать такую же сумму. По нашим оценкам, его придется уменьшить приблизительно на 1%. Конечно, не все так просто — разные страны интересуют разные группы товаров, поэтому нас ждет этап тяжелых переговоров. Но я могу сказать, что ЕС после вступления в него Польши, Венгрии и прочих государств Восточной Европы оказался в такой же ситуации, и он до сих пор ведет переговоры с США и другими странами о компенсациях. И никто не делает из этого драмы.

— Но страны-члены ТС еще не являются членами ВТО.

— Верно, поэтому вся переговорная проблематика будет перенесена на условия вступления в ВТО трех государств-членов ТС. В этом плане присоединение Украины к ТС поможет нам скорее завершить переговоры с ВТО. Я думаю, мы уложимся в один-два года. ВТО будет просто некуда деться, тем более учитывая решение о вступлении в ТС Киргизии, которая также является членом ВТО.

Коммерсантъ-Украина

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх