,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Это нам поможет?
  • 16 апреля 2011 |
  • 15:04 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 68615
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Заместитель главы Партии регионов Леонид Кожара, сейчас занимающий в Верховной Раде должность заместителя председателя комитета по иностранным делам, как кадровый дипломат очень осторожен в оценках и суждениях. При этом, многие его прогнозы имеют свойство сбываться, как, например, прогноз относительно перспективы Украины и России одновременно получить безвизовый режим с Евросоюзом — именно об этом свидетельствует сегодняшнее решение Совмина по вопросам юстиции ЕС.

В интервью РБК-Украина Л.Кожара рассказал о международном сотрудничестве Партии регионов, о перспективах, которые сулят украинским металлургам землетрясения в Японии, а также о возможности одновременной интеграции нашего государства и в Зону свободной торговли с ЕС, и в Единое экономическое пространство со странами СНГ.

РБК-Украина: На этой неделе Вы собираетесь с премьер-министром Николаем Азаровым в Китай. Какова Ваша роль в украинской делегации и какие документы планируют подписать Украина и Китай?

Леонид Кожара: Поскольку я являюсь заместителем председателя Партии регионов, ответственным за внешнюю политику, моя главная задача заключается в подписании договора нашей партии с Коммунистической партией Китая. Документ уже согласован, мы подпишем его в Пекине. Могу сказать, что мы развиваем широкие связи с Китаем не только на межгосударственном, межпарламентском уровнях, но и на партийном.

РБК-Украина: А что это даст Партии регионов?

Л.К.: Во-первых, миссия каждой партии — не только борьба за власть в стране, но и развитие контактов с дружественными партиями, создание благоприятной среды для укрепления межгосударственных отношений. Это — эффективный дополнительный рычаг взаимодействия и сотрудничества.

На сегодняшний день Партия регионов уже подписала несколько таких договоров, ожидается подписание новых межпартийных соглашений. Как вы знаете, первый договор был подписан еще в 2006 г. с «Единой Россией». В прошлом году мы подписали соглашение с фракцией Прогрессивного альянса социалистов и демократов в Европарламенте. Существуют подобные отношения с правящими партиями Казахстана, Армении, Азербайджана. Мы ожидаем более тесного сотрудничества с польской «Левицей». Есть договоренность о том, что в сентябре текущего года во Львове будет подписан такой документ с польским Союзом демократических левых сил. Мы вплотную подошли к формализации отношений с Социалистической партией Болгарии.

Партия регионов постепенно создает для себя круг политических друзей, которые всегда поддержат. Например, мы хорошо ощущаем и ценим помощь европейских социал-демократов, которые инициировали нескольких программ по Украине, активно поддерживают политику «Восточного партнерства», помогают в политической борьбе, происходящей в Европе вокруг Украины.

РБК-Украина: На межгосударственном уровне в Китае планируется подписание каких-то новых соглашений после визита Президента Виктора Януковича?

Л.К.: Премьер-министр едет в Китай в контексте реализации договоренностей Президента, выполнения уже подписанных документов. Сейчас необходимо проанализировать, что уже выполнено, что нет. Вы знаете, что мы находимся на завершающей стадии согласования крупных инвестиционных проектов. Один из них — это строительство скоростной (железной) дороги «Киев-Борисполь» к 2012 г. Думаю, что это соглашение станет одной из конкретных договоренностей в ходе предстоящего визита в Китай.

РБК-Украина: Однако вице-премьер Борис Колесников заявил недавно, что до 2012 г. железнодорожное сообщение Киев-Борисполь построить не удастся. А экономические эксперты прогнозируют, что в связи с событиями в Японии, Украине вообще не стоит ожидать притока китайских инвестиций. Вы с этим согласны?

Л.К.: Учитывая размеры Китая, можно предположить, что события в Японии существенно не скажутся на наших экономических отношениях. Естественно, будет какое-то влияние. Но мне кажется, что события в Японии, наоборот, увеличивают перспективы инвестирования в нашу экономику. В Японии пострадала жилищно-коммунальная сфера, разрушено много зданий. Значит, нужно будет увеличивать поставки строительного металла, а это традиционный экспорт Украины.

РБК-Украина: Мы помним, что накануне визита Президента в Китай туда приезжала делегация во главе с первым вице-премьером Андреем Клюевым. Очевидно, прорабатывались конкретные соглашения, проекты. Почему до сих пор мы не видим их реализации? Почему о китайских инвестициях мы говорим все еще в проекте?

Л.К.: Существует определенная инерция, кроме того, китайские инвестиции сопровождаются конкретными условиями. Китай хочет максимально детально предусмотреть свое участие в этом инвестировании. Статус китайских инвестиций имеет определенную специфику. Это требует более продолжительных переговоров. Если западные инвестиции можно привлекать под работу украинских компаний, то китайские привлекаются под работу самих китайцев.

Но, тем не менее, именно Китай сегодня в мире обладает наибольшими инвестиционными ресурсами, свободными капиталами, фактически, Китай стал мировым депозитарием доллара. Поэтому для нас это очень ценный партнер. Конечно, мы заинтересованы в привлечении инвестиций, китайских технологий. И позитивный момент в том, что это движение двустороннее. Китай тоже нуждается в наших технологиях, которые, возможно, на Западе уже не так привлекательны.

РБК-Украина: Например?

Л.К.: Это сфера высоких технологий, авиастроение, ВПК, космическая отрасль, энергетика, создание инфраструктурных проектов, начиная с газопроводов, нефтепроводов. Это сферы, где Украина имеет достаточно современные технологии.

РБК-Украина: Очевидно, Россия здесь — непосредственный конкурент Украины. Как нам удастся достичь компромисса? И в целом мы видим, как Украина продолжает метаться между несколькими центрами влияния: Россией, Европой и США. Не стоит ли Украине переориентироваться именно на страны третьего мира, как это было во времена СССР? Ведь это экономически более выгодно?

Л.К.: Важным элементом внешней политики Президента является развитие сотрудничества Украины как раз на традиционных рынках. Это страны так называемого третьего мира, если так можно сказать в нынешних условиях. Ведь этот третий мир постепенно становится первым. Мы видим, как он притягивает капиталы, технологии. Поэтому и состоялись визиты в страны Южной Азии, Тихоокеанского региона. Это — страны, которые могут работать на условиях взаимной выгоды.

Но это не значит, что Украина должна исключать для себя пути развития с Западом. Президент Виктор Янукович в своем ежегодном докладе в парламенте еще раз сказал, что стратегическим направлением является интеграция Украины в ЕС. И сейчас для нас создается уникальная возможность, когда мы можем иметь углубленные торговые отношения, как на Востоке, так и Западе, несмотря на то, что кому-то это нравится, а кому-то нет.

Что касается России, то за последние годы мы действительно стали конкурентами на рынках, поскольку наши технологии очень похожи, как и продукты, которые мы производим. Это касается традиционных сфер, о которых я уже говорил: авиация, ВПК, химия, металлургия, космос. Поэтому, учитывая ситуацию, в которой мы выступаем конкурентами, нам лучше иметь хорошие отношения с Россией, быть союзниками. Там, где можно, нам не стоит разрывать замкнутые связи производства. Это касается военной продукции.

РБК-Украина: Тогда, возможно, Украине более выгоден Таможенный союз, а не Зона свободной торговли (ЗСТ) с ЕС?

Л.К.: Президент совершенно четко сказал о приоритете для нас. Это углубленная ЗСТ с ЕС. Но мы не отбрасываем возможность сотрудничества на Востоке. Более того, там, где это будет возможно, мы будем интегрироваться.

И Президент назвал формулу: «Три плюс один». Это формула означает, что три страны имеют Таможенный союз, единую таможенную и тарифную политику, а четвертая страна — Украина — присоединяется на условиях, совместимых с принципами Таможенного союза и нашими международными обязательствами. Это могут быть условия ЗСТ, возможно, расширенной. А с другой стороны, это присоединение не будет противоречить нашему стратегическому курсу.

Я не советую здесь искать политику. Это больше работа для экономистов. Чем отличается Таможенный союз от ЗСТ? Первый предусматривает наличие наднациональных органов и единую политику, а ЗСТ предполагает согласованную политику без наличия таких органов. Вот и разница. Мы можем сотрудничать и интегрироваться с Таможенным союзом по правилам, которые не противоречат нашему членству во Всемирной торговой организации (ВТО).

И хочу напомнить, что в 2003 г. Украина вела переговоры о Едином экономическом пространстве (ЕЭП). Тогда Николай Янович (Азаров), будучи первым вице-премьером, сказал, что к концу 2004 г. будет подготовлено порядка 100 документов для запуска ЕЭП. И в то же время прозвучало заявление Европейской комиссии, что Украина может интегрироваться в ЕЭП, не переходя границу Таможенного союза. Это значит, что на условиях ЗСТ мы можем интегрироваться туда. А в Таможенный союз, где единый наднациональный орган, мы интегрироваться не можем.

Поэтому задача стоит непростая — по согласованию наших интересов на Востоке и Западе. Но, если нам удастся это реализовать, то это будет большой плюс для нашей экономики. Ведь мы получим выгоду как на Востоке, так и Западе.

РБК-Украина: Каковы реальные сроки подписания соглашения по ЗСТ и соглашения об Ассоциации с ЕС?

Л.К.: Президент в своем политическом заявлении в парламенте указал, что мы должны сделать это еще в текущем году. Но опять-таки, и Президент, и правительство, и все заинтересованные стороны исходят из того, что главное — не сроки. Если мы будем говорить, например, о 31 декабря, то все наши переговорщики, дрожа и сомневаясь, вынуждены будут сдавать позиции, чтобы подписать соглашение. А это неправильно. Поэтому важно не когда, а что мы подписываем. Важно, чтобы соглашение об углубленной и расширенной ЗСТ с ЕС защищало интересы Украины. Это — самое главное.

Мы исходим из того, что на сегодняшний момент степень глубины переговоров уже предельная. Мы дошли до отдельных товарных позиций, все высказали позиции по этому вопросу, дальше нужно только политическое решение. И мы находимся в конце переговоров. Я думаю, что вполне реально подписать соглашение о ЗСТ с ЕС еще в этом году. И если это произойдет, то мы фактически завершаем переговоры о политической ассоциации. Желательно, чтобы это произошло во время польского председательствования в ЕС, и сами поляки это хотят.

РБК-Украина: В то же время, очевидно, Вы знаете, что неофициально в парламентском комитете по иностранным делам прогнозы далеко не такие радужные. Ваши коллеги-депутаты, которые занимаются вопросами международной политики, говорят, что безвизовый режим с ЕС будет предоставлен Украине только на время проведения Евро-2012. Это так? Полноценного безвизового режима с ЕС нам ожидать не стоит?

Л.К.: Есть два вида факторов: политические и организационно-технические. Я думаю, что организационно мы выйдем на необходимые требования ЕС. Хотя это не так просто. Но я думаю, что мы будем способны ввести паспорт с биометрическими данными. Фактически он уже готов. Концерн «ЕДАПС» подготовил такой вариант паспорта. Законодательно мы также готовы обеспечить европейский режим на государственной границе.

РБК-Украина: Против чего, к слову, тоже выступает Россия...

Л.К.: Я, кстати, не слышал такого. Чем плохи европейские стандарты? Ведь в интересах и России, и Украины иметь высокотехнологическую границу, достаточно защищенную, либеральную и демократическую, а не то, что у нас там происходит.

Поэтому мы должны обеспечить все меры по защите наших границ. Одновременно обеспечить либерализацию этого процесса.

РБК-Украина: А с политической точки зрения?

Л.К.: С политической точки зрения — это сложный процесс. И здесь тоже присутствует элемент России, потому что мы понимаем, что есть определенная конкуренция, кто-то хочет быть первым, кто-то не хочет отставать.

И если одна из стран, я имею в виду Россию или Украину, первой получит безвизовый режим с ЕС, то это будет весьма чувствительный фактор, никто не хочет быть отстающим. Это понимают и в ЕС. Поэтому есть очень сильное российское лобби, которое считает, что Россия и Украина должны вместе получить безвизовый режим.

Но, с другой стороны, есть реальное домашнее задание, которое мы должны выполнить. Сейчас мы впереди России. И достаточно реально то, что в 2012 г. мы получим такой безвизовый режим.

Я надеюсь, что безвизовый режим будет, может, и временно, но все равно будет к открытию Евро-2012. В июне к нам приедет оценочная группа Еврокомиссии, они будут проверять план действий. Поэтому мы не должны давать повода утверждать, что мы не выполняем этот план.

РБК-Украина: Комитет по иностранным делам ранее всегда рассматривал кадровые вопросы по дипломатической части. Как этот процесс происходит сегодня, учитывая изменения законодательного поля? Ожидаются ли в ближайшее время кадровые изменения в дипкорпусе?

Л.К.: Согласно новому закону о дипслужбе парламент утратил право и полномочия влиять на кадровые процессы. В будущем этот закон необходимо дорабатывать, чтобы наш комитет имел больше полномочий, как это происходит во всем мире. Поэтому мне тяжело сказать, какие кадровые назначения будут происходить.

Мы знаем, что идет реформирование дипломатической службы, сокращается количество дипломатов, будет сокращено количество заместителей министра до общегосударственного стандарта: один первый заместитель и два просто заместителя. И это повлечет за собой ротации за пределами Украины.

Освобожденные заместители министра поедут работать послами, кто-то вернется. И это нормальный процесс, ведь дипломатическая служба сокращается не только у нас, это происходит во всем мире. Дипслужба — одна из самых маленьких в стране, мы говорим о порядке 2 тыс. человек.

РБК-Украина: Вам предлагали стать послом Украины в РФ? Если да, то почему Вы отказались? Какие предложения Вам делают сегодня?

Л.К.: Мне не предлагали быть послом в России. Я уже был послом. И, думаю, придет время, когда я снова поеду работать послом. Но сейчас я очень люблю парламентскую работу. Пока я депутат. И хотел бы продолжать выполнять работу заместителя председателя комитета по иностранным делам ВР.

РБК-Украина: А куда вам предлагали ехать работать послом?

Л.К.: В разные периоды были разные предложения. Это были Великобритания, Турция, я был послом в Швеции, которую люблю, знаю язык. Есть мои определенные приоритеты. Я очень люблю Турцию и хотел бы быть там послом. Но не сейчас, а в будущем, когда уйду из парламента.

Беседовала Анна СТЕШЕНКО

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх