,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Верните Булгакову русское имя
0
Верховная Рада Украины решила отметить 120-летие со дня рождения писателя Михаила Булгакова. Проект соответствующего постановления поступил в парламент от Инны Богословской. В ее документе Булгаков назван великим УКРАИНСКИМ (!) писателем и переименован в Мыхайла Опанасовыча. Голосуя за это постановление, парламентарии отказали Мастеру в статусе «украинского писателя», но не преминули воспользоваться случаем и лишили его русского имени.

Краткая история ненависти к великому русскому

Михаил Булгаков не впервые вызывает острую полемику на Украине. Сторонники расширения рамок украинской национальной культуры за счет великих и известных придумали даже псевдонаучное обоснование для причисления Мастера к лику украинских писателей. Так, переводчик булгаковских романов «Белая гвардия» и «Мастер и Маргарита» Юрий Некрутенко сделал «открытие», что писатель хоть и творил на русском, но герои его произведений говорили на украинском. На особом украинском. «Киевский русский всегда отличался от московского и от петербургского русского. Это был, в общем-то, украинский язык, но оформленный словами великорусского языка», — заявлял переводчик.

Категорически не соглашаются с подобной точкой зрения украинские националисты. В Живом Журнале на страничке с фотографией активиста «Свободы» Андрея Ильенко великий русский писатель называется не иначе как «украинофобом». А в «Белой Гвардии» автор ЖЖ усматривает «глубокую ненависть Булгакова к Украине», которая проявляется в зависти к молодой нации, которая «возрождается на глазах», и в паническом страхе перед казацко-гайдамацким духом, который «не оставит от малороссийского мира Булгакова ни следа, испепелит его и выбросит на свалку истории».

Но пока что «на свалке истории», по крайней мере, западноевропейской копаются как раз избиратели этой самой бесноватой «Свободы», а «малороссийский дух» Булгакова до сих пор живет и вызывает такое неистовство у «коричневой гвардии». Вспомните хотя бы скандал вокруг включения фамилии писателя в список кандидатов проекта «100 великих украинцев». Тогда Михаил Булгаков все же получил 49-место в топ-сотне, но сегодня украинские парламентарии отказали ему в праве называться «украинским писателем».

Прежде всего от своих намерений отказалась автор постановления о праздновании булгаковского юбилея Инна Богословская. Рассказав, что в профильном комитете прозвучало много замечаний от украинских националистов по поводу того, что Булгакова нельзя считать украинским писателем, Богословская подчеркнула: «Я уверена в том, что мы должны сделать так, чтобы мир за несколько лет привык к тому, что Малевич — это украинский выдающийся художник, что Вернадский — это украинский выдающийся ученый, что Блаватская — это украинская писательница. Мы должны расширять понимание своих корней».

Но на расширение корневой системы украинства за счет русского писателя не согласился председатель парламентского комитета по вопросам культуры и духовности Владимир Яворивский. Этот певец, в прошлом — коммунизма, а сегодня — национализма, призвал коллег поддержать инициативу Богословской, но потребовал заменить в документе слова «великий украинский писатель» на «великий русский писатель» или просто «великий писатель».

Как звали Булгаковых

Но лишить Михаила Булгакова права называться «великим русским» писателем украинским нардепам показалось мало, и они отобрали у Мастера РУССКОЕ ИМЯ. Причем не только у него, но и у отца писателя. Михаил Булгаков в украинском варианте превратился в МЫХАЙЛА, а его отец Афанасий — в ОПАНАСА. Хотя известный русский богослов Афанасий Булгаков не называл своего сына Мыхайлом. А отца писателя родители не называли Опанасом.

И здесь речь не о ПРАВИЛАХ перевода, а о ПРАВЕ человека на родное имя. Афанасий Булгаков родился в 1859 году в селе Бойтичи Брянского уезда Орловской губернии (сегодня Жирятинский район, Брянская область, Российская Федерация). Его родители — православный священник Иван Аврамиевич и дочь священника Олимпиада Ферапонтовна — были РУССКИМИ.

Верните Булгакову русское имя


В 1890 году там же на Родине будущий отец писателя женился на Варваре Покровской —также дочери православного священника и тоже русской. После свадьбы молодые переехали по месту работы Афанасия Булгакова — в Киев, где через год у них родился первенец, которого назвали МИХАИЛОМ, а не МЫХАЙЛОМ.

Также нет никаких оснований переименовывать и отца писателя. Будучи профессором Киевской духовной академии он не поменял себе имя Афанасий на Опанас, чему есть документальные подтверждения хотя бы в виде изданных им богословских трудов, на обложке которых автором значится А. Булгаков, а не О. Булгаков (см. фото).

Доказательством того, что Афанасий Булгаков не менял своего имени на Опанаса, служит и сохранившиеся письма отца Михаила Булгакова. В эпистолярном жанре русский богослов, не смотря на свое киевское местожительства, также оставил себе данное родителями имя. «С нетерпением жду от Вас ответа… Целую Ваши ручки. Весь Ваш А.Булгаков», — писал Афанасий Иванович своей невесте Варваре.

Судебный иск украинских националистов к Мастеру

Украинские националисты, обвиняя Михаила Булгакова в украинофобии, вменяют в вину писателю его творчество. Их судебный иск Мастеру пестрит отрывками из разных произведений.

Вот, например, отрывок из булгаковского «Киев-города», где автор рассказывает об украинизаторских «достопримечательностях» того времени: «Это киевские вывески. Что на них только написано, уму непостижимо. Оговариваюсь раз и навсегда: я с уважением отношусь ко всем языкам и наречиям, но тем не менее киевские вывески необходимо переписать. Нельзя же, в самом деле, отбить в слове «гомеопатическая» букву «я» и думать, что благодаря этому аптека превратится из русской в украинскую».

A вот небольшой фрагмент из пьесы «Дни Турбиных», также иллюстрирующий политику украинизации времен гетманата:

«Гетман. Я давно уже хотел поставить на вид вам и другим адъютантам, что следует говорить по-украински. Это безобразие, в конце концов! Ни один мой офицер не говорит на языке страны, а на украинские части это производит самое отрицательное впечатление. Прохаю ласково.

Шервинский. Слухаю, ваша светлость. Дежурный адъютант корнет... князь... (В сторону.) Черт его знает, как «князь» по-украински!.. Черт! (Вслух.) Новожильцев, временно исполняющий обязанности... Я дУмаю... думАю... думовАю...

Гетман. Говорите по-русски!»


Самым главным доказательством «украинофобии» писателя выступает у националистов роман Булгакова «Белая гвардия»:

«— Сволочь он, — с ненавистью продолжал Турбин, – ведь он же сам не говорит на этом языке! А? Я позавчера спрашиваю этого каналью, доктора Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по русски с ноября прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький... Так вот спрашиваю: как по украински «кот»? Он отвечает «кит». Спрашиваю: «А как кит?» А он остановился, вытаращил глаза и молчит. И теперь не кланяется...»

А вот картина самосуда над вором-карманником, пытавшимся предъявить в качестве то ли алиби, то ли смягчающего обстоятельства свою принадлежность к украинским писателям:

«Лицо у него было окровавлено, а из глаз текли слезы. Расстегнутый открывал широкий рот и кричал тонким, но совершенно осипшим голосом, мешая русские и украинские слова: — Вы не маете права! Я известный украинский поэт. Моя фамилия Горболаз. Я написал антологию украинской поэзии. Я жаловаться буду председателю Рады и министру. Це неописуемо! — Бей его, стерву, карманщика, — кричали с тротуаров».

Это, конечно, слова героев булгаковских произведений, а не самого Мастера. Но если для Василия Шкляра и его «Черного Ворона» такое объяснение является оправданием русофобии, то для Михаила Булгакова, который в отличие от Шкляра был свидетелем описываемых событий, высказывания его героев считаются доказательством преступления автора перед нациствующими политиками, присвоившими себе право определять, кто среди писателей великий украинец, кто настоящий украинец и т.п.

Что в имени тебе моем

Кстати, Инне Богословской и ее коллегам по парламенту, прежде чем лишать Булгакова РОДНОГО имени, можно было бы поинтересоваться международной практикой в подобном вопросе и нормами украинского законодательства. В этом случае наши народные избранники обнаружили бы, что Михаила Булгакова, Михаила Зощенко, Михаила Лермонтова, Михаила Салтыкова-Щедрина и других Михаилов никто не превращает в Майклов, оставляя писателям их родные имена и фамилии: Mikhail Bulgakov, Mikhail Zoshchenko, Mikhail Lermontov, Mikhail Saltikov-Shchedrin.

Да нашим законодателям не мешало бы знать и украинское законодательство, регулирующее вопросы права граждан на родное имя. Прежде всего — это Конституция Украины, в которой гарантируются равные права и свободы и указывается на недопустимость привилегий или ограничений по любым признакам, и в частности, этническому происхождению. Закон Украины «О национальных меньшинствах» указывает на то, что каждый гражданин Украины имеет право на национальные фамилию, имя и отчество. Эта же норма подтверждается действующим Законом «О языках в Украинской ССР», предоставляющим гражданам право именоваться в соответствии со своими национальными традициями.

Это же право Украина зафиксировала в ратифицированной «Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств», гарантирующей признание за каждым лицом, которое принадлежит к национальному меньшинству, права использовать свои фамилию и имя на языке меньшинства. В Гражданском кодексе Украины также записано, что граждане имеют право на запись фамилии и имени в соответствии со своей национальной традицией и традиционным для их национальности произношением.

Но практика показала, что Инне Богословской и ее коллегам-парламентариям ни нормы международного права, ни внутреннее законодательство не указ. Наши законодатели до хрипоты в голосе будут спорить о национальной принадлежности Михаила Булгакова, но, даже признав очевидное — его не украинское происхождение, не задумываясь, лишат РУССКОГО писателя права на РОДНОЕ РУССКОЕ имя. А не дай бог нашим парламентариям придет в голову отмечать юбилеи всех известных деятелей культуры. Представьте себе «наслидки» подобной инициативы! В этом случае французы будут интересоваться, кем приходится Ганна де Сталь их знаменитой баронессе и писательнице, а немцы со свойственной им скрупулезностью станут выяснять, чем прославился на Украине однофамилец их немецкого писателя и нобелевского лауреата Пауля Хейзе — Павло Хейзе.

А представьте себе, что будет написано в пояснительной записке к парламентскому постановлению о праздновании какого-нибудь юбилея советского украинского актера Бронислава Брондукова?! Самого актера, к счастью, не лишат родного имени, но отнюдь не исключено, что в фильмографии Брондукова появится кинофильм «Опоня». А почему нет? Ведь можно было известного русского богослова и историка церкви Афанасия Булгакова переименовать в Опанаса! Почему тогда один из самых популярных фильмов «АФОНЯ» не превратить в «ОПОНЮ»?


Наталья КИСЕЛЕВА



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх