,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинцы. Ольгерд Бочковский
  • 6 марта 2011 |
  • 17:03 |
  • bayard |
  • Просмотров: 96714
  • |
  • Комментарии: 10
  • |
0
Об Ольгерде Бочковском (1885—1939) я впервые услышала от литературоведа — профессора Леонида Куценко в конце 90-х, когда он вернулся из Чехии, где исследовал пути-дороги Евгения Маланюка. Это было время, когда Украина осмысливала интеллектуальное и художественное наследие своих эмигрантов (этот процесс, по-видимому, до сих пор не завершен), не переставая удивляться его многогранности.

Первыми, конечно, достучались до сердца земляков те, кто был эмоционально вдохновлен, — поэты, прозаики, публицисты. Уже сегодня имя Ольгерда Бочковского, еще недавно ни о чем не говорившее степнякам, возвращается на свою малую родину: прошлой осенью в городке Долинская открыта мемориальная доска (скульптор Виктор Френчко) известному в мире политологу, социологу, журналисту, родившемуся здесь.

Глава католической семьи Бочковских Аполлон работал на железной дороге, поэтому именно на станции Долинская появился на свет один из его сыновей — Ольгерд. Из Долинской семья перебралась в Екатеринослав, где ребенок начал учиться. В 1899 году Бочковские переехали в Елисаветград. Здесь Ольгерд поступил в земское реальное училище — знаковое для нашего края учебное заведение. В разное время здесь учились Александр Тарковский, братья Тобилевичи, Евгений Чикаленко, Евгений Маланюк, Юрий Яновский. Кто же знал, насколько мистически судьба обойдется с ними — Евгений Маланюк будет студентом Бочковского в Украинской хозяйственной академии в Подебрадах, Евгений Чикаленко умер почти на руках Ольгерда, Николай Садовский бывал у него в Чехии...

В 1903 году Ольгерд-Ипполит (в католических семьях была традиция давать двойные имена) почти на отлично — одна четверка по русскому языку — закончил реалку. Высшее образование начал получать в Петербурге — политехника, лесной институт. И когда неравнодушие к революционным событиям 1905 года стало угрожать арестом, эмигрировал. Позже он напишет: «З московської в’язниці царату я тікав у Європу, немов додому. На жаль, при ближчому знайомстві з Європою, перебуваючи в її серці, я незабаром переконався, що вона далека від того ідеального образу, який у мене витворився там, над Дніпром…» Целью Ольгерда был Париж, но второй Родиной для нашего земляка стала Прага.

Здесь, в Карловом университете, он завершал обучение, здесь стал дружить с Томашем-Гарригом Масариком, будущим президентом Чехословакии, что потом неоднократно выручало его.

Очевидно, что полуполяк-полулитовец (по рождению) Бочковский менее всего мог чувствовать себя причастным к украинскому делу. В Чехии онемеченная интеллигенция возвращалась к своим национальным корням, и этот факт не мог пройти мимо внимания Ольгерда. И окружение, и научные интересы постепенно повернули его сердце к той земле, где он появился на свет, где рос и мужал. Формированию его взглядов способствовали и лекции Масарика о национальных проблемах в странах Европы. Кировоградский исследователь историк Сергей Шевченко предполагал (и ему трудно возразить), что осознание того, что он украинец, пришло к О.Бочковскому уже в эмиграции.

Он начал глубже интересоваться, исследовать особенности национального становления финнов, поляков, украинцев. Одна из его первых зрелых работ — „Поневолені народи царської імперії, їхнє національне відродження та автономічні прямування“ написана в 1916 году. Через несколько лет, когда Киев оккупировала деникинская армия, эту научную работу публично сожгли как вредную для „единонеделимцев“. Интересно было бы издать ее сегодня — вряд ли она потеряла актуальность.

Кстати, из богатого научного наследия Ольгерда Бочковского в современной Украине опубликована только главная работа — „Вступ до націології“ (1998 год, благодаря усилиям профессора Екатерины Шудри), другие же остаются неизвестными не только для массового читателя, но и для земляков-исследователей. Определенной неожиданностью для меня стало то, что кроме многих статей об этнополитике, нациологии (он объединил многочисленные теории о нациях в единую науку), Бочковский еще и автор учебника „Основи журналізму“!

Во время работы секретарем дипломатической миссии Украинской Народной Республики в Праге (1918—1923 годы) О.Бочковский основал издательство „Пізнаймо Україну“ и успел издать 14 книг на чешском языке, всесторонне представляющих его родную землю. Известно, что он сотрудничал с Иваном Огиенко, печатался в изданиях, которые редактировал Симон Петлюра...

Уже в 30-е годы, когда в Украине свирепствовал голод, О.Бочковский возглавил Украинский комитет помощи голодающим, который пытался доказать равнодушному миру и сытой Европе, что Украине необходима помощь. Его обращение из Праги к председателю сената Франции Эдуару Эррио, не признававшему голод даже после поездки в советскую Украину („политкорректность“ того времени!), можно назвать образцом пламенной публицистики.

Вообще его творческое наследие представляет интерес не только для науки. Оно может быть и практическим руководством, ведь основным субъективным фактором в развитии наций он считал национальное самосознание и национальную волю. „Нема народів ні великих, ні малих, є лише народи, кожен з яких має право на незалежне існування. …Нація — це воля бути нацією“, — писал О.Бочковский. Разве не актуально это высказывание в наших условиях растерянности и торжества украинофобии?

Отдельной страницей в жизни Бочковского, по-видимому, остались годы преподавания в Украинской хозяйственной академии в Подебрадах, где собрался тогдашний цвет украинской эмиграции — и среди преподавателей, и среди студенчества. Вообще в 20-х годах в Чехословакии осело более двадцати тысяч украинцев-изгнанников. Как пишет в своей исследовательской статье „Філософ з Долинської“ известный краевед и литератор Григорий Гусейнов (трехтомник „Незаймані сніги“), студент Украинской хозяйственной академии Евгений Маланюк называл учебное заведение лабораторией, где культивировался тип нового украинца. Всего в Подебрадах в те годы образование получили свыше пятисот молодых украинцев. А когда правительство Чехословакии прекратило финансировать академию, именно Бочковский возглавил „Товариство прихильників УГА“, чтобы обеспечить самофинансирование учреждения.

Позднее О.Бочковский преподавал социологию и нациологию в Украинском свободном университете в Праге. Зная 20 европейских языков, покоряя своих студентов широкой эрудицией, знаниями во многих научных областях и благородством в отношениях.

В конце 30-х Ольгерд Бочковский по приглашению земляков выступал с лекциями в Канаде и Франции. Планировалась поездка и в США, но состояние здоровья не позволило профессору ее осуществить. Не успел он написать и исследование «Расизм і арійство» — чтобы предостеречь от проявлений фашизма, который тогда активно насаждался в Европе.

Не успел, но сейчас возвращается к землякам, среди которых родился, интересы которых защищал всю жизнь, поселив в своем сердце Польшу и Украину рядом.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх