,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Язык — основа безопасности украинской нации
  • 5 марта 2011 |
  • 17:03 |
  • bayard |
  • Просмотров: 33919
  • |
  • Комментарии: 13
  • |
0
Российская публицистка Татьяна Миронова подчеркивает, что «язык — это мощная связь между русскими людьми минувших и будущих времен. Измените язык, исказите его, уничтожьте его национальную самодостаточность сегодня, и мы не узнаем себя ни в наших пращурах вчера, ни в наших потомках завтра; если потеряем прошлое, у нас не будет будущего, мы перестанем существовать как нация...

Вот почему сохранение русского языка является основой безопасности русской нации и на ее защиту должны быть направлены охранные действия государства, которое положило в основу своей политики доктрину безопасности».

Людмила Путина (супруга экс-президента России Владимира Путина) в своем выступлении на Всероссийской научной конференции «Русский язык на границе тысячелетий» подчеркнула, что на основе общего языка достигается взаимопонимание между властью и народом, позволяющее говорить об общих ценностях. «Русский язык объединяет людей в русский мир — совокупность тех, кто разговаривает и думает на этом языке», — подчеркивает Людмила Путина. И делает такой однозначный вывод: «Границы русского мира проходят по границам употребления русского языка».

Возникает вопрос прежде всего к президенту Украины В.Януковичу: «А где же тогда проходят «границы украинского мира», если «границы русского» проходят по коридорам власти в Украине? Следовательно, мы столкнулись с невиданным до сих пор в истории человеческой цивилизации фактом: нация, которая, освободившись от рабства де-юре, обретя независимость, право и возможность строить собственное государство, едва ли не больше всего энергии и средств тратит на то, чтобы окончательно выродиться, самоликвидироваться, дотла уничтожить украинский язык, национальную культуру, духовность. То есть завершить преступный процесс геноцида, этноцида и лингвоцида самоубийством, завершить то, чего не успели сделать в течение веков все колонизаторы Украины. «Речь идет даже не об использовании или неиспользовании украинского языка, а о сживании его со света. Подобные ситуации в постколониальных странах были, но чтобы после обретения Независимости в своем собственном государстве терпеть такую дискриминацию, такой нескрываемый цинизм — это беспрецедентно», — подчеркнула Лина Костенко.

У всех народов родной язык — это не только средство общения, это — Дом бытия, это — национальная сущность. В Украине украинский язык — это, к сожалению, для многих фактор отчуждения. Не интеллектуальное достояние столетий, не средство взаимопонимания, не первоэлемент культуры, литературы, искусства, а с тяжелой руки московской империи еще и до сих пор для многих — это «оголтелый буржуазный национализм», признак сепаратизма, причина конфликтов и моральных травм. Именно потому, что язык является своеобразным синтезом всего национального, единственным фактором украинской национальной идентичности, «языковой вопрос неминуемо перестает быть только лингвистическим вопросом, или, лучше сказать, непосредственно лингвистическим, а становится также, и часто прежде всего, вопросом политическим, социальным и культурным», — подчеркивал Юрий Шевелёв. — Это явление ярче всего видно в истории русификации украинцев. Царский и коммунистический режимы создали свыше 400 циркуляров, указов, постановлений, раскрывающих жестокую московскую политику, направленную на уничтожение украинского языка, культуры, духовности и украинцев как этноса.

Украинский народ оказался в конце ХХ века на грани существования именно из-за того, что в течение нескольких столетий вынужден был смотреть на свою историю русскими глазами. После многовекового этноцида, лингвоцида и спланированного в Москве Голодомора (геноцида. — В.Л.) 1932—1933 годов он должен был раствориться в так называемой «единой исторической общности — советском народе».

Уничтожение украинского народа приобрело системный, комплексный характер сразу после поражения шведско-украинского войска под Полтавой в 1709 г.
— отчаянной попытки гетмана Мазепы освободить Украину из-под московского ига. «В руках Петра І оказалась огромная империя, в которой не было ни единой истории, ни развитого языка и культуры, ни даже своего приемлемого названия, ведь старые названия — Московия, московиты — уже не устраивали, — отмечает историк Анатолий Ципко. — Именно поэтому на весь мир взялись провозглашать название — Россия, которая вроде бы прямая наследница Киевской Руси (древнеукраинского государства. — В.Л.), а народ метрополии был назван «русским», «славянским». В действительности проблема для Москвы оставалась. Она состояла в том, что в библиотеках монастырей и учебных заведений, в разных архивах Украины было огромное количество летописей, хроник и других раритетов, содержание которых абсолютно противоречило этим нововведениям. Творцов империи не устраивало также существование на захваченной территории самого украинского народа, у которого были своя культура, свой древний язык, который был прямым наследником Киевской Руси, а следовательно, его обрекли исчезнуть с исторической карты.

Пример того, что надо делать, продемонстрировал сам Петр І. По его приказу была сфальсифицирована так называемая Радзивиловская летопись с текстом «Повести временных лет». Факт фальсификации разоблачил известный историк того времени В.Татищев, после чего попал в опалу, а все его исторические труды стали для Государства Российского «крамольными». Крамола состояла в том, что он честно писал о финской и ордынской истории России, которая не имела ничего общего с историей Киевской Руси.

Петр І, а вслед за ним Екатерина II, приложили максимум усилий, чтобы в первую очередь найти и вывезти в Москву с территории колонизированной Украины все исторические материалы. Далее все было организовано с неслыханным размахом и цинизмом. Четвертого декабря 1783 года по приказу Екатерины II
была создана «Комиссия для составления записок о древней истории, преимущественно России» под руководством графа А.Шувалова. Настоящим же руководителем комиссии в течение десяти лет была сама Екатерина II.
Итогом деятельности комиссии стало беспрецедентное историческое преступление: все оригиналы летописи исчезли, а вместо них начали появляться так называемые летописные своды, в которых было все, кроме исторической правды.

Анатолий Ципко подчеркивает, что в процессе широкомасштабной фальсификации создавалась целая серия стратегических исторических мифов, в частности:

«1. О существовании Суздальской Руси, хотя о ее существовании никто до Екатерины ІІ не знал. 2. О том, что Москва была основана при участии киевских князей, хотя до этого было известно, что основали ее по воле ордынского хана Мингу-Гирея в 1272 году. 3. О том, что Московия — это Русь, а московиты уже не финны и не татары, а славяне — «русский народ». 4. О каком-то «иге Орды», хотя до этого историки считали, что Московия в течение трех веков была составляющей частью Орды и оплотом ее борьбы с Русью. 5. О «подвигах» князей А.Невского и Д.Донского».

Екатерина ІІ даже мысли не допускала, что она — принцесса германская — может оказаться в одному ряду с татаро-монгольской родовой знатью, и поэтому собственноручно составила родословную русских великих князей. При этом она утверждала, что верить надо не историческим фактам, а «нужному нам порядку».

Все эти выдумки были окончательно канонизированы и стали основанием для создания великого множества других исторических и литературных мифов в 40—50-х годах прошлого века, когда произошел поворот от пролетарского интернационализма к российскому национал-большевизму. Сталин и его ближайшие соратники отрицали многоэтническую историю Российской империи в пользу исторического нарратива, который бы подчеркивал господствующее значение русского народа в строительстве государства в течение всей истории. Особой угрозой для Российской коммунистической империи было зарождение и утверждение украинского национального сознания. Кроме жестокого террора против украинцев московский режим целенаправленно работал над тем, чтобы украинское самосознание утверждало себя как особая форма русского сознания. На это была направлена вся гуманитарная сфера (литература, искусство, история, средства массовой информации, образование, наука), которая стала мощным средством государственной политики и манипуляции сознанием населения. Многие поколения, миллионы людей были воспитаны на циничной лжи, которая и сейчас остается незыблемой в истории России и активно влияет на государственную и образовательную политику в Украине.

Юрий Шевелёв, исследователь языковой политики, которую проводили разные режимы на украинских просторах в первой половине ХХ?в., так определял ее специфику при коммунистической тоталитарной системе: «Правительственное вмешательство вообще, а в данном случае со стороны правительства, где господствовали русские, во внутренние законы языка было советским изобретением и новостью. Ни поляки, ни румыны, ни чехи к этому не прибегали. Как не прибегала и царская администрация дореволюционной России. Они все ограничивались мерами внешнего давления: запрещали употреблять украинский язык публично, полностью или частично; навязывая государственный язык через образовательную систему; обольщали украинцев своей культурой и возможностью карьеры; переселяли их на неукраинские территории, а украинские земли заселяли членами господствующей нации и т.п. Наряду с этими «классическими» методами советская система устанавливает контроль над структурой украинского языка: запрещает определенные слова, синтаксические конструкции, грамматические формы, правописные и орфоэпические правила, а взамен пропагандирует другие, более близкие к русским или живьем перенесенные из русского языка. Таким образом в советской Украине конфликт между украинским и русским языками перенесен из внешней, внеязыковой сферы внутрь самого языка. Борьба происходила не только в человеческой психике, но и в самом языке».

Культурное и информационное пространства Украины оккупированы изданиями, теле- и радиоканалами, шоу-бизнесом иностранных государств. По итогам всеукраинской переписи населения 2001 года, 67% граждан Украины признали своим родным языком украинский, но вся система средств массовой информации, культурных и развлекательных учреждений, книгоиздание построено так, словно 67% и более населения Украины составляют русскоязычные. «В некоторых регионах абсолютно беспрепятственно функционируют структуры, которые ведут антиукраинскую пропаганду вполне расистского пошиба, — подчеркивает философ Игорь Лосев. — Многие органы местной власти регионов Украины принимают откровенно дискриминационные решения, направленные на ограничение использования украинского языка на определенных территориях и в определенных структурах, на ликвидацию под различными предлогами украиноязычных СМИ, украинских школ и т.п.». Как ни парадоксально, но нынешняя Украина не выступает государством украинцев, составляющих абсолютное большинство ее населения — почти 80%. Права этнического языкового большинства Украины не обеспечиваются государством, что является нонсенсом и в значительной степени обесценивает такое государство, поскольку украинцам, несколько перефразируя Тараса Шевченко, приходится жить в «нашем, не своем государстве». К величайшему сожалению, «нынешнее государство Украина не выполняет нациетворческих функций, что является обязанностью любого суверенного государственного образования, и в этом смысле является нефункциональным», утверждает И.Лосев.

Самое большое препятствие на пути создания украинской Украины составляет полуассимилированный, маргинализованный уровень массового сознания значительной части населения. Поэтому так остро стоит проблема преодоления комплексов неполноценности и раздвоения национального самосознания на всех уровнях общественно-государственного бытия — от президента Украины до учителя начальной школы.

Во время вручения Шевченковских премий в Каневе президент Виктор Янукович сказал, что «в Украине будет развиваться украинский язык в качестве единственного государственного», но он будет требовать, чтобы соблюдались требования «Европейской хартии региональных или миноритарных языков». Эта хартия с подачи Л.Кучмы — бывшего президента Украины — была ратифицирована 15 мая 2003 г. 249-ю
голосами депутатов Верховной Рады с такими обязательствами со стороны Украины, которые перечеркивают надежды украинцев на ликвидацию фактического колониального статуса, в котором поныне находится украинский язык. На глазах всей Европы был совершен акт откровенного ассимиляторства, а многочисленные требования к президенту многих выдающихся украинских деятелей (ученых, писателей, работников искусства, народных депутатов) наложить вето на закон о ратификации были проигнорированы.

Бесспорно, «Европейская хартия региональных или миноритарных языков» относится к самым влиятельным регуляторным международным актам в языковом вопросе. «Однако несмотря на, казалось бы, абсолютно благие намерения, почему-то не все демократические страны сразу бросились его подписывать, — отмечает Лесь Белей. — Среди неподписантов — Бельгия, Болгария, Грузия, Латвия, Литва, Ирландия Турция и Эстония». Кстати, подписание хартии — это первый шаг. Следующие шаги — ратификация и введение в действие. До сих пор ее не ратифицировали, например, Италия, Франция и Россия. Эти страны в языковом аспекте далеки от гомогенности и имеют свои «лингвально нестабильные» территории. Хартию ратифицировали только 17 из 44 членов Совета Европы.

Подписанный Л.Кучмой Закон Украины «О ратификации хартии» не может быть приемлем, поскольку, во-первых, фальсифицирует, искажает дух и букву хартии как высокогуманного документа, призванного защищать языки тех меньшинств, которым грозит реальная опасность уничтожения (в Украине, например, такими языками являются крымчакский, караимский, гагаузский, ромский. — В.Л.), а во-вторых, потому, что он совершенно не учитывает ту языковую ситуацию, которую недруги создали в Украине. А именно: вопреки положению хартии, согласно которому «развитие региональных языков или языков меньшинств не должно вредить официальным (государственным. — В.Л.) языкам» (преамбула хартии), а также вопреки предостережению, что хартия требует устранять не только «необоснованные» ограничения, но и необоснованные преимущества в развитии языков меньшинств (ст. 7.2), навязанные промосковскими депутатами обязательства Украины как раз и направлены на закрепление преимущества во всех сферах украинской жизни языка наиболее многочисленного из национальных меньшинств — русского — над государственным языком. Причисление русского языка к числу языков, которые подлежат защите хартией, на фоне униженного положения, в котором находится украинский язык, является проявлением беспрецедентного политического цинизма, тем более очевидного, что вследствие многовековой политики русификации русский язык и без того занимает господствующие позиции в государственных учреждениях, СМИ, высшем и профессиональном образовании, транспорте, торговле, правоохранительных органах и т.п.

«Если бы нынешние ведущие политические деятели и партии в самом деле хотели объединять Украину, то они бы могли немедленно начать формирование единого информационного пространства запада и востока (на востоке немало городов, где в киосках прессы невозможно найти киевскую газету, даже русскоязычную; где невозможно услышать киевское радио (прежде всего каналы Национальной радиокомпании Украины. — В.Л.), не говоря уж о львовской прессе), начать формирование единого образовательного пространства, чтобы в школах Львова и Севастополя, Донецка и Луцка историю не преподавали так, словно эти города относятся к разным государствам», — справедливо замечает Игорь Лосев.

Историческое время требует от каждого из нас, независимо от национальности, занять четкую, однозначную, бескомпромиссную позицию в отношении национально-государственных интересов.
Тянуть нельзя, мы не имеем права не использовать исторический шанс для осуществления извечной мечты о свободе и для жертвенной борьбы за реальную украинскую независимость. Не использовать этот шанс — преступление против себя, своей семьи, нации, государства. Только органичное сочетание развития национальной экономики со всесторонним функционированием украинского языка, культуры,
духовности и служит основой национальной идентификации украинцев, единства всех регионов Украины, гарантом мира и укрепления государства.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх