,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Покойному «оранжизму», с признательностью
  • 11 февраля 2011 |
  • 15:02 |
  • dnukr |
  • Просмотров: 25412
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
Не буду кривить душой и утверждать, что я считаю «регионалов» партией интеллектуалов. Но если в Партии регионов собрались далеко не великие мыслители, то на их оппонентах природа уж точно отдохнула по полной программе. Либо же, может быть, когда Бог раздавал интеллект, они стояли в очереди за «свидомистю». За доказательствами далеко ходить не надо – только совершенно не обремененные интеллектом личности могли после 2005-го года проиграть все выборы подряд: дважды парламентские, трижды местные и единожды (пока) президентские.

Напомню, что в начале 2005 года, захватившие власть мятежники контролировали парламент, правительство, затащили своего кандидата в президентское кресло, зачистили под себя СМИ (это сейчас Лещенко страдает по «свободе слова» на своем рабочем месте, а тогда Пиховшек был реально уволен за политические взгляды, и не он один). Более того, любая публичная оппозиция «оранжевому» режиму трактовалась, в совершенно сталинском духе, как «антиукраинское» действо. Парламент был готов не только пачками штамповать законы об уголовном преследовании за недостаточную любовь к трипольцам и за сомнение в том, что от голодомора и «сталинских репрессий» могло погибнуть больше украинцев, чем жило на территории УССР, но и объявить Ющенко единственным Богом украинцев, а Тимошенко пророком его. Впрочем, на место пророка были и другие кандидаты.

Так вот, надо было обладать особым «талантом», чтобы при такой форе уже в 2006 году проиграть «регионалам» парламентские выборы и далее стремительно скатиться на политическую помойку всей «оранжевой» бандой. И дело здесь не в том, что Ющенко не любил Тимошенко, а Тимошенко подсиживала Ющенко. Любой из них имел все возможности, проводя прагматичную политику, вчистую обыграть своего коллегу-конкурента и, мобилизовав под себя «оранжевый» электорат, легко не допустить возвращения к власти ни ПР, ни Януковича.

Сейчас уже не важно, кто из них слишком любил праздность, а кто – деньги. Важен результат. И Ющенко, и Тимошенко, и другие «оранжевые» вожди рангом пониже потеряли поддержку своего избирателя. Последний всплеск «оранжизма» произошел во втором туре президентских выборов в 2010 году. Тогда все бывшие «оранжевые», для которых приход к власти Януковича означал личную трагедию вселенского масштаба, почти что утрату смысла жизни, объединились и проголосовали даже не за Тимошенко, но против Януковича, сократив разрыв с солидных 10% в первом туре, до 3% с небольшим во втором. Ни Тимошенко, ни ее опустившая руки еще перед первым туром команда явно не ожидали такой мобилизации и не смогли воспользоваться свалившимся на голову результатом.

В 2004 году примерно такое же отставание позволило Ющенко заявить о «фальсификациях» и, при помощи западных посредников и пушечного мяса майданной массовки, въехать на Банковую. В 2010 году пересмотреть результаты выборов было невозможно, но Тимошенко сохраняла шансы сцементировать под себя парламентское большинство и оставить Януковича декоративным президентом при сильном премьере, с тем чтобы через некоторое время, подтянув тылы и перегруппировав силы, попытаться переиграть ситуацию. Вместо этого Тимошенко пошла по пути непризнания результатов выборов, признанных всем миром, что сразу же снизило, до исчезающе малой величины, ее шансы на эффективную игру, как в украинском парламенте, так и на международной арене. Затем же ударилась в националистическую нишу, попытавшись стать большей украинкой, чем Тягныбок и Ющенко вместе взятые. Для дамы, которая на шестом десятке говорит по-украински с ярко выраженным южнорусским акцентом, это – смелый, но бессмысленный ход.

Но Ющенко и Тимошенко – лишь вершина айсберга. Масса иных, более мелких членов команды, пытаются остаться наплаву, раздергивая остатки «оранжевого» электората. Ну и что? Яценюк может, конечно, с умным видом поправлять очки и смело топать ножкой на власть, заходясь от гордости за свою «конструктивную» оппозиционность. Но может ли объяснить, почему, работая министром ли иностранных дел, председателем ли парламента, он никак непричастен к политике президента Ющенко и премьера Тимошенко, которых он политически поддерживал, никогда не критиковал и не думал подавать в отставку в знак протеста против их действий? Может ли несостоявшийся «пиночет» Гриценко объяснить, почему армии на Украине нет, но коррупция в армии есть? Так было и до него, и при нем. Но Гриценко «хороший» министр обороны, «несправедливо обиженный» Ющенко и «не понятый» современниками.

А может ли вся сегодняшняя оппозиция, столпившаяся на шароварно-галицийском поле, толкающаяся локтями в борьбе за заплесневелый кусок националистического электорального пирога и не желающая объединяться, объяснить, как она собирается выигрывать у власти любые выборы? Сторонники Тимошенко открыто обвиняют Тягныбока в том, что он со своей «Свободой» находится на содержании у «регионалов». Периодически из разных лагерей намекают на то, что и Яценюк заключил с властью негласный пакт и теперь представляет конструктивную «оппозицию Его Величества, но не Его Величеству». В свою очередь тягныбоковцы и остатки ющенковцев обвиняют Тимошенко в том, что Украина ей нужна лишь в том случае, если править в ней будет Юлия Владимировна.

Естественно, все эти обвинения недоказуемы. Но недоказуемость не спасает «посторанжевых» политиков. Эти обвинения выглядят как правда и воспринимаются избирателем как правда. Более того, только признав их правдой, можно логически объяснить поведение данных политиков в течение последнего года. Поэтому, с точки зрения политической технологии, они и есть правда, независимо от того, насколько они правдивы.

Умнее всех поступает Тягныбок. Он обвинения в свой адрес не опровергает, но его сторонники активно распространяют версию, согласно которой он берет деньги у олигархов, но готовит революцию. В классическом исполнении правоверного тягныбоковца это выглядит так: «Гитлер тоже брал деньги у евреев, и где потом были эти евреи!?».

Возможно, Тягныбок с его радикализмом и готовностью к силовому решению был бы единственным опасным оппозиционерам, если бы его «свободовцы» не слишком хорошо помнили о своем социал-национальном недавнем прошлом и сравнивали бы своего вождя не с Гитлером, а хотя бы с большевиками, которые тоже брали деньги на революцию у разных «мироедов», на коих потом натравили ЧК. В нынешнем же национально озабоченном виде радикализм Тягныбока, будучи притягательным для 20% – максимум 30% избирателей, остальных отталкивает, мобилизуя массы в противостоянии фашистской угрозе.

Таким образом, что мы сегодня имеем на оппозиционном поле? В теории, большая часть населения не довольна своим сегодняшним положением, не верит властям и могла бы согласиться с радикальным решением. В реальности, «вожди» оппозиции – фигуры, либо давно скомпрометированные и утратившие доверие большей части собственных избирателей, либо слишком уж пещерные националисты, перманентно неспособные претендовать на поддержку большинства в многонациональной стране. Что бы ни говорили им жадные до денег политтехнологи или внутренний голос, сегодняшние лидеры оппозиции никогда не смогут ни сами объединиться против власти, ни объединить против нее достаточное количество избирателей, чтобы претендовать на что-то большее, чем место в парламенте.

Более того, они уже сегодня уничтожают потенциал завтрашней оппозиции. Потому, что когда Кириленко или Оробец, Яворивский или Бондаренко заявляют Табачнику или Могилеву, что он «антиукраинский» министр, поскольку недостаточно украинизирует свое ведомство, они изначально отделяют оппозицию национальную от оппозиции социальной, раскалывая потенциально единый фронт и доходчиво объясняя юго-востоку, что в их понимании оппозиция – это то, что в вышиванке, шароварах, с голодомором и галицийскими «трипольцами». А все, кто говорят не на западноукраинском суржике, – «манкурты», «хохлы», «агенты Москвы», говорящие на «фене» и слушающие «шансон» бандиты и т.д.

При этом господа национально-озабоченные оппозиционеры даже не понимают, что когда они кричат об «антиукраинском режиме Януковича–Азарова–Табачника», их позицию поддерживает не более 30% избирателей (то есть даже не все бывшие «оранжевые»). Остальные же 70% воспринимают их слова как бесплатную рекламу этого самого «режима».

Именно поэтому не будет на Украине своего Египта, ибо никогда юго-восток не будет по одну сторону баррикад с Тягныбоком, а в таком случае любой бунт – это уже не революция, а гражданская война. В гражданской же войне у политического галичанства шансов нет. Могли уже в 1917-1920 гг. убедиться. Запад это понял и больше украинскую националистическую «оппозицию» финансировать и морально поддерживать не намерен.

И за это большое спасибо покойному «оранжизму» и его пока еще здравствующим вождям. Нельзя было надежнее, чем они, за последние пять лет скомпрометировать общедемократическую идею и самым доходчивым эмпирическим образом доказать большинству населения Украины и своим зарубежным хозяевам, что национал-демократов не бывает. Есть националисты и демократы. Националисты могут быть национал-социалистами (фашистами), а могут быть национал-капиталистами (либеральными националистами), они могут быть даже национал-трайбалистами. Но ключевое слово во всех этих сочетаниях будет «национализм». Они все равно уверены, что национальная, а в сущности родоплеменная принадлежность, автоматически делает их лучше других людей. И они всегда двигаются в сторону трайбализма. Достаточно вспомнить, сколько усилий за последние двадцать лет приложили галичане для того, чтобы вытеснить литературный украинский своим племенным диалектом (с его фиранками, филижанками, маринарками, автивками, премьерками, продавчынямы, милициянтамы и геликоптерамы), чтобы пропала даже тень сомнения в том, что, решив «русский вопрос», они тут же бы занялись решением вопроса «неправильных украинцев», не имевших «счастья» родиться в бывших подавстрийских землях.

Демократы тоже бывают и социал-демократами, и либерал-демократами, но дискуссия между демократами всегда идет лишь о способе экономического развития, а не о том, чья нация лучше. Настоящему классическому демократу (не пришибленному модной «политкорректностью») и в голову не придет, что кто-то должен обладать некими дополнительными правами, за пределами общих для всех гражданских прав или, что свобода слова, свобода исторической дискуссии может быть ограничена на законодательном уровне, поскольку-де некие «свидомые» политики приняли «окончательное решение», сомнение в котором влечет за собой уголовную репрессию (как костер инквизиции для еретика).

Наверное, именно потому и не получается у украинских националистов с построением демократического европейского государства, что многие из их идеологов, если не большинство, – в прошлом правоверные коммунисты, преподаватели истории КПСС, многократно обласканные советской властью члены союза писателей УССР, высокопоставленные сотрудники МИД УССР, КГБ УССР, ЦК КПУ. В начале 90-х они, быстро мимикрировав, сменили одну идеологию на другую, но остались приверженцами единой «руководящей и направляющей» общественной силы, которая за идеологическую верность (то есть за слова, а не за профессионализм) обеспечит им место у кормушки. Разница лишь в том, что, по их мнению, оскудевшая коммунистическая «рука дающая» должна была уступить место националистической. Вот и бросаются они с остервенением на всех тех, кто хочет, чтобы ценность человека общество определяло по его делам, а не по тому, насколько модных политических взглядов он придерживается. Наши националисты ничего не умеют делать, кроме как «родину любить», но не бесплатно, а за хорошие деньги.

Спасибо, дорогие «посторанжевые революционеры», за то, что вы есть. С такими врагами друзья не нужны. Ваша «революция» кончилась, не начавшись. Можете и дальше в Интернете и телеэфирах делиться друг с другом мечтами о том, как народ, от нечего делать, вдруг восстанет, чтобы привести вас к власти. Чем больше вы будете общаться с народом, тем надежнее будут позиции действующей власти. Если бы советская власть Леру Новодворскую раз в неделю по полчаса по телевизору показывала, мы бы до сих пор коммунизм строили.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх