,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


День полусоборности
  • 23 января 2011 |
  • 12:01 |
  • bayard |
  • Просмотров: 15925
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Всего несколько месяцев понадобилось власти для того, чтобы страна почувствовала, как на нее облокотился президент. Обещания будущих реформ сменили реальные политические репрессии, уже признанные мировым сообществом. Борьба с коррупцией под лозунгом «Друзьям — все, врагам — закон!» никого не впечатлила. Озабоченная приумножением полномочий и дивидендов власть показала свое истинное лицо.

На этом фоне слабая оппозиция, представленная политиками либо уже потерявшими, либо еще не приобретшими доверия людей, приняла решение провести испытательные массовые акции протеста. Испытание должны пройти: оппозиционные партии и их лидеры — на способность сжиматься в единый кулак; общество — на степень готовности отстаивать свои права и свободы; правоохранительные органы — на умение цивилизованно охранять порядок; власть — на широту определенных ею рамок демократии для народа, ее избравшего.

Окончательные ответы на вопрос, все ли прошли испытания, без сомнения, дадут сами акции протеста. Которых, как оказалось, в День Соборности символично будет две: одна в 14.00 — на Софийской площади, другая в 11.00 — на Подоле. Но предварительно ZN.UA ответы дали лидеры политических сил, которые заявили о своей оппозиционности.

1. Готово ли, по-вашему, украинское общество к организованным массовым протестам? Оцените эту готовность по пятибалльной шкале.

Александр Турчинов, БЮТ:

— Зима — не лучшее время для массовых акций протеста. К сожалению, в обществе еще наблюдается высокая степень апатии. Плюс появилась новая составляющая — страх, активно навязываемый властью. Поэтому сейчас готовность общества к организованным протестам я бы оценил примерно в три балла.

Но с каждым днем все больше украинцев понимают, что только они сами могут защитить свое будущее.

Считаю, что в результате агрессии и провальной социально-экономической политике власти, у большинства людей активность и протестные настроения стремительно возрастают.

Арсений Яценюк,
„Фронт перемен“:

— Уже тройка.

Олег Тягнибок, „Свобода“:

— Украинское общество готово к массовым протестам. Это продемонстрировали и выступления против предательских „харьковских соглашений“, протесты против Налогового кодекса, массовые акции, в частности и при участии представителей органов местного самоуправления, против лишения Степана Бандеры звания Героя Украины.

Однако сейчас протесты являются только антирежимными выступлениями: они стихийные, непродолжительные и разрозненные. То есть затрагивают только какую-то часть общества, а не всю украинскую общественность. Это означает одно: украинцы должны осознать, какую угрозу несет им эта антиукраинская власть, угрозу самому существованию украинского государства и нации. И бунтом здесь не отделаешься. Украине нужна Национальная революция как коренное изменение политических, экономических, социальных отношений с целью построения государства на основах национальной, социальной и исторической справедливости.

Учитывая изложенное, готовность к протестам можно оценить в четыре балла.

Валентин Наливайченко, „Наша Украина“:

— Эти настроения нарастают. Причина — действия власти, которая не понимает и боится Украины, ее национальной и демократической сути. Власть воюет против людей на всех фронтах: ни шага к консолидации, наступление на все украинское, церковь, язык, историю, перекладывание на граждан бремени экономической ситуации. Как показал „налоговый майдан“, людей объединяют общие проблемы и желание совместно их решить.

Протестную готовность оцениваю на три, но после каждого конфронтационного маневра власти она будет расти.

Анатолий Гриценко,
„Гражданская позиция“:

— Главная черта, доминанта стиля правления Януковича — постоянное давление власти на общество. Кнут без пряников. Давление по всем направлениям, на все социальные группы, во всех регионах: ограничение прав и свобод гражданина, избирательное применение закона, разгул силовых структур и спецслужб, налоговый пресс на предпринимателей, удар по пенсионерам, ограничение либо отмена социальных гарантий и льгот... На фоне постоянного повышения цен, роста коммунальных тарифов, замороженных зарплат, сокращений бюджетников, сворачивания мелкого бизнеса, роста безработицы. И при этом — открытого и наглого обогащения власти, ни в чем себе не отказывающей. Пружина сжимается с каждым месяцем. Недовольство людей нарастает. Но до активных, действительно массовых протестов общество еще дозревает, поэтому — два, максимум три балла по пятибалльной шкале.

Олесь Доний,
„Народная самооборона“:

— Немецкая политологическая школа свидетельствует, что массовые уличные протестные движения достигают апогея раз на поколение (так называемые студенческие, бархатные революции и т.п.). В Украине сейчас можно наблюдать некоторое относительное затишье в сфере массовых протестов, однако подрастает новое поколение, поэтому все еще впереди. Ведь причина — антиевропейская, антидемократическая и антиукраинская по своей сути власть — не устранена. Поэтому на данный момент готовность можно оценить на три, но рано или поздно эта готовность увеличится.

Анатолий Матвиенко, „Собор“:

— Сегодня общество не готово к организованным акциям протеста. Люди разуверились в том, что таким способом можно что-либо изменить. Это, к сожалению, большая потеря для Украины. Возможны только стихийные, неконтролируемые вспышки протестов людей, доведенных властью до отчаяния. Поэтому, когда сегодня руководители государства делают все, чтобы ослабить оппозиционные политические институты, независимые общественные объединения, то это означает, что действующая власть сама провоцирует людей к стихийным проявлениям недовольства. Этим власть сама загоняет себя в тупик.

Оценка — три с минусом.

4Николай Катеринчук, „Европейская партия“:

— Если по баллам, то на три с половиной. Комментарий же один: степень готовности общества будет напрямую зависеть от того, что делается в экономике. Других аргументов для населения (таких, как сворачивание демократии, политические репрессии и др.) на сегодня не существует. К сожалению. Подтверждение тому — „налоговый майдан“.

2. По какой причине и когда, по вашему мнению, протестные настроения могут достигнуть своего пика?

Александр Турчинов, БЮТ:

— Протестные настроения никогда не развиваются по прямой в направлении какого-то пика. Это, как правило, синусоида с разной высотой колебаний. Я прогнозирую, что к весне рейтинг власти будет на нулевой отметке, а большое количество людей будет готово к активным действиям по защите своих прав.

Арсений Яценюк,
„Фронт перемен“:

— По причине ухудшения социальных стандартов и уровня жизни.

Я еще осенью говорил, что когда власть зайдет в дом и заберет последние деньги, начнутся протесты. Так и случилось с „налоговым майданом“. Остальной народ присоединится, когда начнут забирать продукты из холодильника. А начнут это делать, когда закончатся американские кредиты. А они закончатся — и не только по экономическим мотивам, а по политическим в первую очередь.

Олег Тягнибок, „Свобода“:

— Что именно станет основным катализатором революционного взрыва, можно только гадать. Вероятно, это будет так называемая пенсионная реформа или изменения в трудовом законодательстве, а возможно — усиление репрессий против украинских патриотов. Будет это раньше или позже, никто не может сказать. Однозначно только одно: революция состоится под флагом Бандеры, поскольку будет социальной и национальной по сути. Альтернативой бандитизации Украины может быть лишь ее бандеризация.

Валентин Наливайченко, „Наша Украина“:

— Это произойдет тогда, когда власть окончательно потеряет ощущение реалий. Сегодня различные представители власти соревнуются между собой, подливая масло в огонь: то переводят предоставление льгот в ручной режим, то усложняют жизнь предпринимателям, то закрывают украинские школы, то внезапно повышают тарифы. Такая политика недолговечна и обречена.

Анатолий Гриценко,
„Гражданская позиция“:

— Сжатая до предела пружина распрямляется, срывая ограничители. Это неизбежно. Когда наступит пик? Да в любой момент! Спрогнозировать его трудно — по времени, формату развития и возможным последствиям. Многие правители делали ставку на силу и думали, что будут править вечно. Иных уж нет, а те далече…

Олесь Доний,
„Народная самооборона“:

— Протестные настроения могут достичь пика, когда нынешняя власть станет слабее изнутри. Пока власть идет по пути усиления репрессивного аппарата и репрессий, и думает, что таким способом можно будет вечно контролировать ситуацию. На самом деле Украина с нынешней властью (а это — бандократия, дальнейшее разворовывание общенационального достояния, галопирующее обогащение олигархических кланов за счет украинских граждан) катастрофически отстает от общеевропейских процессов. Потому, как и СССР в свое время не выдержал соревнования с Западом, так и отсталое и неконкурентоспособное Украинское государство даст сбой, а значит, произойдет очищение, а очищение — это, прежде всего, устранение нынешней власти.

Анатолий Матвиенко, „Собор“:

— Стихийные протестные акции будут обостряться, если ситуация будет оставаться такой, какова она сейчас. Понятно, что стране нужны реформы и средства на реализацию этих реформ, а это означает сокращение социальных расходов. С другой — не очень удачное, мягко говоря, управление уже привело к значительному росту цен, а следовательно, к обнищанию населения. Все это вызывает „повышение температуры“ в обществе. Власть же реагирует на это курсом на узурпацию, курсом на построение полицейского государства. Очевидно, что такие действия отнюдь не будут способствовать согласию и стабильности в обществе.

Николай Катеринчук, „Европейская партия“:

— Общество сейчас пребывает на этапе некоего отрезвления. В период президентской кампании было дано достаточное количество обещаний. Но они так и остались обещаниями. И если запад свой Майдан уже отстоял, то у востока он еще впереди. Ведь „налоговый майдан“ объединил прежде всего представителей востока и юго-востока. И сегодня социологи отмечают, что более радикально настроен как раз таки восток Украины. Запад же, который особенно ничего и не ждал от этой власти, сейчас живет одной мыслью: как бы побыстрее пережить эпоху Януковича.

В любом случае народ рано или поздно заставит власть с собой считаться. Дело во времени, а также в появлении новых политиков национального масштаба, которым окажется по силам вселить в людей веру и объединить их.

3. Будете ли вы и ваша политическая сила принимать участие в акции протеста, анонсированной Народным комитетом спасения Украины на 22 января? Почему?

Александр Турчинов, БЮТ:

— Мероприятие, запланированное на 22 января, я бы не называл акцией протеста. Это митинг, выступление патриотов, для которых единство Украины — не пустые слова. Поэтому 22 января в День Соборности люди, по-настоящему любящие свою страну, соберутся на Софийской площади, чтобы заявить свою позицию. Безусловно, большинство людей на площади будут представлять нашу партию „Батьківщина“, и конечно, на Софийской площади будет выступать наш лидер Юлия Тимошенко.

Арсений Яценюк,
„Фронт перемен“:

— Задолго до Дня Соборности „Фронт перемен“, „За Украину“, УРП „Собор“ готовили всеукраинскую общенациональную акцию „Мы — единый народ“, призванную объединить страну. В ней примут участие активисты всех наших территориальных организаций, а также представители партий „За Украину!“ и УРП „Собор“, народные депутаты от фракции „Наша Украина—Народная Самооборона“, но на самом деле мы будем рады видеть всех. Центральная площадка будет в Киеве на Контрактовой площади. Но, учитывая роль Акта Злуки в украинской истории и потребность продемонстрировать обществу единство сил, которые противостоят разъединительной политике действующей власти, представители „Фронта перемен“ примут участие в митинге на Софийской площади.

Олег Тягнибок, „Свобода“:

— „Свобода“ будет участвовать в вече, посвященному Дню Злуки на Софийской площади
22 января, поскольку считаем, что День Соборности Украины является знаковым для украинской нации. Этот праздник кардинально отрицает московско-большевистскую выдумку о создании Украинского государства коммунистами под кремлевским руководством (будто бы Ленин „создал“ Украину, Сталин „расширил“ ее территорию, а Хрущев „дополнил“ Крымом). На самом деле государство, возникшее вследствие объединения УНР и ЗУНР, по территории было в
1,6 раза больше современной Украины и было, собственно, уничтожено московскими оккупантами. Наши предшественники творили украинское государство в границах проживания украинского этноса, то есть включили в него все украинские этнические земли. Поэтому празднование Дня Злуки — это живая традиция.

ВО „Свобода“ является основателем и активным участником Народного комитета защиты Украины. Поэтому логично, что наша политическая сила участвует во всех акциях, которые анонсирует НКЗУ. Кроме того, это способ еще раз продемонстрировать власти сугубо украинскую позицию.

Валентин Наливайченко, „Наша Украина“:

— Наш президиум принял решение, что 22 января мы совместно с другими политическими и общественными организациями примем участие в акциях по случаю Дня Злуки в Киеве и других городах. Призываем всю украинскую общественность проявить свою причастность к общему празднику и общей позиции.

Мы хотим объединяться под действия, хотя уже снова видим пустое и дешевое соревнование разных майданов по всему Киеву, за то, кто первый выступит, за то, кто лидер и кто не лидер. Это все — вчерашний день. Это, что возмутительно, снова исполняется теми, кто своими амбициями и примитивностью разрушил единство наших сил. Мы не принимаем участия в таких соревнованиях. Мы не принимаем участия в этой суете. Я хочу, чтобы мы были с людьми, с молодежью, чтобы мы дали людям спокойную надежду на появление зрелой политической и гражданской силы, способной защитить и вернуть Украину.

Анатолий Гриценко,
„Гражданская позиция“:

— Партия „Гражданская позиция“ примет участие в акции вместе с другими оппозиционными партиями и общественными организациями. Почему? Потому что мы убеждены: против такой власти нужно объединять усилия всех, кто видит Украину самостоятельным государством, с европейскими ценностями и стандартами жизни.

Олесь Доний,
„Народная самооборона“:

—22 января — это день украинского единения. Каждый украинец, который знает и уважает историю своего народа, относится к этой дате с должным уважением. По всей Украине в этот день пройдут разнообразные мероприятия по празднованию годовщины этого события. Что касается Объединенного митинга патриотических сил в 14.00 на Софийской площади, то „Народная самооборона“ — одна из участниц этого митинга. Я тоже собираюсь прийти на этот митинг как рядовой гражданин.

Анатолий Матвиенко, „Собор“:

— Конечно, члены и сторонники Украинской республиканской партии „Собор“ будут принимать участие в праздновании Дня Соборности. В конце концов, само название нашей партии демонстрирует, насколько серьезно мы относимся к этому празднику. Вместе с нашими единомышленниками из „Фронту змін“, партии „За Україну!“ мы начнем отмечать 22 января в 11 часов на столичной Контрактовой площади. После завершения этой акции наши партийцы присоединятся и к другим мероприятиям, которые будут проходить в этот день. Но в то же время я не думаю, что такое историческое событие, как День Злуки, следует эксплуатировать в чьих-либо партийных интересах. Думаю, если бы в начале ХХ века было меньше партийных распрей, то у нас было бы значительно больше шансов сохранить соборное независимое государство.

Николай Катеринчук, „Европейская партия“:

— Мы будем принимать участие в акции на Софийской площади — решение принято. Это символичный день для страны. Он задает тон политического позиционирования на весь год.

4. Ожидаете ли вы провокаций? Если да, то с чьей стороны?

Александр Турчинов, БЮТ:

— От нынешней власти всего можно ожидать. Но если на площади будет достаточное количество людей, власть побоится идти на провокации. Потому что люди, готовые защищать свои права, — единственное, чего они боятся.

Арсений Яценюк,
„Фронт перемен“:

— Мы готовимся ко всему. Но никакие провокации Дня Соборности не отменят.

Олег Тягнибок, „Свобода“:

— Провокации „анонсировала“ действующая власть. Именно из уст ее руководителя МВД Могилева украинцы услышали о „запланированном“ на 22 января кровопролитии. Поэтому очевидно, что любые провокации следует ждать от власти, которая боится массовых акций.

„Свобода“ провела огромное количество массовых мероприятий, в которых участвовали тысячи людей, поэтому могу утверждать, что на таких мероприятиях провокация возможна только извне. Так это было, например, 27 апреля 2010 года во время протестов против ратификации „харьковских соглашений“, когда милиция спровоцировала людей на противостояние.

Валентин Наливайченко, „Наша Украина“:

— У нас немалый опыт организации мирных демонстраций. Депутаты нашей фракции направили министру внутренних дел Украины депутатское обращение, в котором требуют предоставить общественности исчерпывающие разъяснения относительно сути заявлений о возможном кровопролитии в ходе проведения общественных акций.

Все угрозы, если они есть, должны быть сняты правоохранительными органами до дня проведения общественных мероприятий. И персональная ответственность за это лежит непосредственно на руководстве МВД.

В любом случае правоохранительные органы должны принять все меры для безопасности каждого гражданина, который будет принимать участие в акциях 22 января, и обеспечить их конституционное право собираться мирно, без оружия и проводить собрания, митинги, шествия и демонстрации, гарантированные статьей 39 Конституции Украины.

Анатолий Гриценко,
„Гражданская позиция“:

— Оппозиция готовит мирную акцию. Если будут провокации, то только со стороны власти.

Олесь Доний,
„Народная самооборона“:

— Провокации выгодны власти для дискредитации оппозиционного движения. В свое время эта технология уже была использована для того, чтобы захлебнулось движение „Украина без Кучмы“. Провокации могут быть как снаружи, так и изнутри оппозиции (ведь агентура спецслужб в политикуме не была вычищена вследствие люстрации). Для предотвращения провокаций следует улучшать сотрудничество между оппозиционными партиями и общественными организациями, ужесточать дисциплину внутри структур и проводить самоочищение.

Анатолий Матвиенко, „Собор“:

— Это сложно прогнозировать. Скажу только, что в провокациях заинтересованы люди, которые за своим личным интересом не видят Украины.

Николай Катеринчук, „Европейская партия“:

— Я не ожидаю провокаций. Их не будет.

5. Какими будут основные месседжи акции?

Александр Турчинов, БЮТ:

— Их диктует сама жизнь: объединить и защитить страну.

Арсений Яценюк,
„Фронт перемен“:

— Девиз акции — „Мы — единый народ“. На каждой площадке в регионе, как и в Киеве, будет происходить символическое действо.

Олег Тягнибок, „Свобода“:

— Акция пройдет под лозунгом „От соборности украинских земель — к единству украинской нации“. Поскольку соборность Украины — один из основных устоев украинского национализма, то лозунг вече 22 января перекликается с целью, которую ставили украинские националисты — отвоевать Украинское Самостоятельное Соборное Государство.

Валентин Наливайченко, „Наша Украина“:

— Наша главная мысль — следующая: мы — современная, соборная, европейская нация. Носителем национальной идеи является украинский гражданин, все наше гражданство. Мы обращаемся к гражданам, чтобы не молчать, не стоять в стороне, не быть равнодушной толпой, а объединять усилия для защиты своей свободы, прав и будущего. Все зависит от нас.

Анатолий Гриценко,
„Гражданская позиция“:

— Мы скажем „нет“ — политике раскола страны, сдачи суверенитета и национальных интересов, сворачивания демократии и гражданских свобод, избирательного применения закона, коррупции и злоупотреблениям власти. Выступим с призывом — отбросить все вторичное, несущественное, чтобы объединить усилия и сообща спасти страну от разрушения, вернуть Украину на европейский путь развития.

Олесь Доний,
„Народная самооборона“:

—Главным посылом акции должно быть объединение всех патриотических сил в стране. Независимо от того, к какой партии или общественной организации кто принадлежит. Ведь идеологией нынешней власти является российский национализм, а форма правления приближается к бандократии. Противостоять украинофобии и бандократиии — дело чести каждого патриота Украины.

Анатолий Матвиенко, „Собор“:

— Главный месседж нашей акции: „Мы — единый народ!“. Думаю, комментарии здесь не нужны.

Николай Катеринчук, „Европейская партия“:

— Каждый политик и политическая сила стремятся влиять на политическую ситуацию в стране. Поэтому каждый лидер партии сделает свое заявление. Тимошенко будет говорить о репрессиях. И ей действительно есть, что сказать на этот счет. Тягнибок будет говорить о законченной миссии старых политиков и антиукраинском режиме Януковича. Яценюк будет говорить о том, что он другой — новый политик, готовый к конструктивной работе во власти, только дайте должность… Наш месседж: план спасения демократии в Украине. Мы будем призывать политиков объединиться вокруг этого плана.

6. Оцените по пятибалльной шкале степень готовности оппозиционных партий к координации действий.

Александр Турчинов, БЮТ:

— Я не вижу проблемы в координации действий оппозиционных сил, мы готовы к этому на все пять баллов. Проблема заключается в другом — в том, что не все партии, выдвигающие радикальные лозунги и дающие эпатажные оценки, являются на самом деле оппозиционными. Как во всех тоталитарных странах, в Украине власть пытается создать две группы управляемых оппозиционеров. Одну — так называемую конструктивную, другую — провокационно-деструктивную. Перед ними ставят разные задачи, но одну цель: отвлечь общество от реального пути защиты своих интересов и скомпрометировать реальные политические силы, готовые оппонировать власти. Оценивать отношение власти к оппозиции можно только так: власть боится тех, против кого реально борется, против кого запущены реальные репрессии.

Арсений Яценюк,
„Фронт перемен“:

— Пока двойка.

Олег Тягнибок, „Свобода“:

— Сегодня в Украине существует парламентская и внепарламентская оппозиция. Ключевые события 2010 года продемонстрировали, что парламентская оппозиция неспособна защищать интересы общества, интересы украинцев в условиях, созданных оккупационной администрацией. Массовое „тушкование“ как народных депутатов, так и депутатов местных советов от политических сил, представленных в Верховной Раде, показывает, что степень готовности этих партий для координации действий — единица. Эти политические силы сегодня находятся в состоянии полураспада, и потому беспокоятся только о самосохранении.

К сожалению, системно украинофобским проявлениям центральной власти противостоит только национальная оппозиция, представленная в органах местного самоуправления, которыми руководят „свободовцы“ (Тернопольская, Ивано-Франковская и Львовская области). Там координация действий на уровне четырех, возможно, даже пяти баллов.

Для всех очевидно, что украинофобия стала основой политики режима Януковича и проводится во всех сферах жизни. Учитывая это, „Свобода“ готова объединить усилия с политическими силами и общественными организациями, которые готовы бескомпромиссно противостоять антиукраинской власти. Именно поэтому ВО „Свобода“ стало основателем Народного комитета защиты Украины и на центральном уровне, и на местах.

Валентин Наливайченко, „Наша Украина“:

— Объединяться нужно под конкретные дела и действия — только такой союз будет устойчивым и продолжительным. Наша готовность к координации — на наивысший балл.

Анатолий Гриценко,
„Гражданская позиция“:

— Готовность к координации действий — твердая четверка. С двумя уточнениями. Первое: если мы говорим об оппозиционных партиях, а не имитирующих оппозицию на поводке у Банковой. И второе: самих действий пока мало, и они неэффективны. Потому что оппозиция разобщена и слаба, общество разочаровано и многократно предано разными партиями и политиками, в том числе из лагеря нынешней оппозиции.

Олесь Доний,
„Народная самооборона“:

— Сейчас в реальной оппозиции не так много политиков. На пикете против задержания активистов „налогового майдана“ я видел еще депутатов Михаила Волынца, Андрея Парубия, Андрея Павловского, Юрия Грымчака, политика Степана Барну. На акции против сноса Замка барона, на пикете против ареста Юрия Луценко — почти те же лица. То есть в реальном движении сопротивления участвует не так уж и много политиков. Они принадлежат к разным партиям, но у них нет проблем с координацией действий. Поскольку они в первую очередь хотят действовать. То есть противостоять существующему режиму. Это и есть реальная оппозиция (хотя пока и не столь многочисленная).Степень способности этих политиков и общественных деятелей к координации я оценил бы на четыре с плюсом.

Что касается номинальной оппозиции, то есть лидеров политических формально оппозиционных партий, здесь сложнее. Поскольку все, кто хотел координировать действия, уже давно могли бы это сделать. Я, например, не понимаю, почему оппозиционные партии на выборах в органы местного самоуправления не согласовали список кандидатов по мажоритарным округам. Если бы хотели, давно бы уже скоординировали свои действия. Думаю, дает о себе знать целый ряд факторов: как непомерные (и часто неразумные) амбиции некоторых партбоссов, так и непроведение люстрации в политике после обретения Украиной независимости. Потому способность к координации действий „номинальной“ оппозиции я оценил бы на три с минусом.

Анатолий Матвиенко, „Собор“:

— Сегодня готовность оппозиционных партий к координации своих действий можно оценить только на двойку. Это связано с тем, что к собственно координации действий оппозиции тяготеет очень немного политических сил. Взамен существует жажда к монополизации оппозиции. Например, Олег Тягнибок считает, что только возглавляемая им „Свобода“ является настоящей оппозицией; Юлия Тимошенко стремится подчинить себе все оппозиционные партии... Это деструктивный подход. Координация возможна только при наличии диалога, а не подчинения.

Отсутствие взаимопонимания между оппозиционными силами также объективно обусловлено разной философией оппозиционной деятельности. Для одних быть в оппозиции — это означает быть на баррикадах; для УРП „Собор“ и наших единомышленников — это, прежде всего, способность предлагать обществу разумную альтернативу действиям власти.

Николай Катеринчук, „Европейская партия“:

— Ни для кого не секрет, что в Украине две оппозиции. Первая — радикально-непримиримая. Вторая — конструктивная и, мягко говоря, назначенная. Поэтому вряд ли стоит удивляться, что 22 января политики обратятся к Украине с разными месседжами и лозунгами, с разных майданов. Пока готовность оппозиции к координации действий я бы оценил в два балла. Но не забывайте, что до местных выборов был всего один балл. Сегодня оппозиционные силы уже хотя бы говорят друг с другом. Осталось только научиться слышать. И потенциал здесь есть.

Хочу вас заверить, что жизнь и дальнейшее развитие ситуации в стране объединит на сегодня столь разных оппозиционеров. Любое партнерство оппозиции с властью обречено. Ибо в какой-то момент любой политик понимает, что путь к собственной политической независимости и власти лежит только через реальную, а не декоративную оппозицию. Это аксиома. Пока же идет игра, где власть и так называемая конструктивная оппозиция друг друга используют.

…Как видим, оппозиционные лидеры объективно оценили готовность общества к массовым акциям протеста — в среднем, на тройку. Еще хуже с готовностью самих оппозиционеров к координации своих действий — двойка.

Понятно также: если политика власти не изменится (при растущих ценах на квартплату, газ, продукты, на … все, а также тотальных взятках на образование, медицинскую помощь, устройство на работу и падении заработной платы и пенсий, чиновники команды президента продолжают богатеть), то протестные настроения в массах возрастут. Кстати, именно на этой почве очень быстро наступит „злука“ между «непримиримыми» западом и востоком. Ведь плохо-то всем.

Что касается оппозиции, то даже тех политиков, которые сегодня эпатируют народ и имитируют бурную деятельность под присмотром Банковой, ситуация вынудит прийти к пониманию необходимости не только слыть, но и быть оппозиционером.

Иначе при сохранении политики власти, несогласованности действий оппозиции народные протесты будут принимать неожиданные, хаотичные, циничные и отчаянные формы. Они могут превратиться в мутную волну, которая накроет всех. И в которой утонут надежды на единство.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх