,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Сталинский метод возрождения села
0
К 2050 году население планеты Земля составит 9 миллиардов человек. Европейские народы размножаться не спешат, потому вполне очевидно, что наш зеленый шарик превратится в кишащий темнокожими гражданами муравейник. Впрочем, если бы третья планета Солнечной системы оказалась через сорок лет переполнена людьми молочно-белого цвета кожи, сути проблемы, встающей перед будущим поколением, это не изменило бы.

А суть проблемы не в том даже, что человечество с остервенением неимоверным рубит ныне сук, на котором оно весьма комфортно сидело еще в 19-м веке, загрязняя сегодня все вокруг, и истребляя природу с безумием пьяного гопника. Суть проблемы в том, что люди всегда хотели кушать. Они не могут прожить без еды и пары недель, превращаясь от голода в обтянутых кожей скелетов. Люди хотят есть. Люди прожорливы, как жуки-короеды. А пищи на Земле все меньше, и уж на 9 миллиардов ртов ее точно не хватит.

Не признавать правильности прогнозов экспертов, называющих наиболее востребованной в будущем отраслью именно аграрную, значит, быть полным кретином. Недальновидным дурачком, в чьем зацикленном мозге понятие «рост ВВП» четко ассоциируется лишь с раскаленными добела доменными печами и чумазыми лицами измученных шахтеров. Уже очень скоро страна, экспортирующая продукты питания, станет котироваться выше, чем страна, продающая металл. Сотни тонн металлопроката не сравнятся с черноземом, регулярно дающим урожай.

Кстати, о шахтерах. Китайские труженики отбойника и лебедки, чудом выжившие после нескольких недель пребывания в заваленной шахте, преподнесли общественности рецепт своего спасения – они пили мочу и ели уголь. Так и дотянули до прихода спасателей. Кстати, неплохой вариант того, как можно накормить и напоить украинский народ до отвала. Следует начать рекламную кампанию, и объяснить миллионам живущих за чертой бедности о полезных свойствах антрацита и неимоверных чудесах уринотерапии. Лучше привлечь к оболваниванию голодного народа местных звезд. Прямо представляю какую-нибудь Тину Кароль, похотливо облизывающуюся после употребления янтарной жидкости из майонезной баночки. И текст – «неземное наслаждение, своя моча – это здорово!» К слову, те же китайцы несколько лет назад придумали, как из экскрементов чизбургеры делать. Чрезвычайно полезный опыт. Нам бы перенять. Так и превратимся в говноедов. Живя на самой плодородной земле в Европе.

На размышления по поводу состояния аграрного сектора в нашей стране меня вдохновило небольшое путешествие. Проехался я с целью поиска места для рыбалки по некоторым селам, удаленным от столицы все-то на сто-сто двадцать километров. Стоят полуразваленные дома, на улицах сплошные старики и старухи. Это сто двадцать километров. За пятьсот верст целые хутора стоят брошенные. Все коренные жители в городах. Большинство – в столице. За лучшей жизнью подались, за деньгами да за креслами офисными.

У человека есть право на определение своей судьбы. Почему кто-то имеет право гулять по улице Богомольца вечерами, посещать ночные клубы и кушать в ресторанах, а кто-то уже в 22.00 вынужден спать укладываться ввиду отсутствия каких бы то ни было культурных и бескультурных развлечений?

Вот и едут в Киев. Толпами валят. Эшелонами. Рассыпаются потом горохом по офисам и магазинам. Женятся, берут жилье в кредит, пускают корни. Назад не возвращаются.

Никто назад не возвращается. Студенты, приезжающие в столичные ВУЗы из сел с труднопроизносимыми названиями, остаются в Киеве навсегда. Их назад никакими пряниками не заманишь. Через пару лет уже рассуждают в стиле «вот мы, киевляне, народ избалованный». Киевляне в первом поколении рожают тут детей, автоматически становящихся киевлянами «коренными». В родные села наведываются эти новоиспеченные жители столицы до тех пор, пока живы бабушки-дедушки. Потом связь с селом у потомственных землеробов заканчивается. Это вовсе не означает, что люди полностью перенимают обычаи города. Вовсе нет. Они по старинке поют ночами украинские народные, матерятся через слово, бросают бумажки и тару куда ни попадя и смачно отхаркивают под ноги прохожим. Язык также учить не желают, и дети их вкупе с внуками продолжают выражаться «тудой-судой» и «осьосьо».

А земля в селах стоит без дела. И урожаи, которые можно было бы с нее собрать, не собираются. Ситуация с каждым годом усугубляется. Все больше «тудой-сюдой» в Киеве, все меньше рабочих рук на земле. Начнешь говорить о том, что хорошо бы на местах Украину поднимать – тут же слышишь обвинения в «киевском шовинизме». Говорят – «да как там людям жить?!» Отвечу – как.

Мой друг – коренной киевлянин. Собрался как-то с духом, и поехал в село под Переяславом. Начал выращивать овощи, разводить живность. Ныне живет в селе 50% времени, хозяйство его расширилось неимоверно, продает эко-продукты горожанам с помощью Интернета и курьеров. Недавно об этом моем друге, ныне весьма успешном фермере, написал «Корреспондент». У меня перед глазами пример того, чего можно добиться, имея желание чего-то добиться. Но это киевлянин, не знавший, как к корове подойти, а я говорю о людях, с раннего детства живших на земле, и теперь эту землю ненавидящих всеми фибрами своей души.

Они о селе и вспоминать-то не хотят, а детей называют намеренно как-то витиевато. Типа Доминика-Анжелла или Леонардо-Джоннатан. Чтобы никто не догадался, что они – сельские. Так обезьяна, нацепившая пенсне, полагает, что стала похожа на человека. И невдомек обезьяне, отчего посетители зоопарка хохочут. Обезьяна думает, что гогот является следствием восхищения ее внешним видом.

Но обезьяны обезьянами, а что с черноземом-то делать? Как убивались после войны – фашисты, сволочи, нашу землю в Германию вывозили. Так бюргеры у себя колбасу из мяса кушают, а украинцы на своей земле жрут соевый заменитель, подкрашенный в розовый цвет. Поголовье крупного рогатого скота сокращается год от года, свиней держать невыгодно, молоко слишком дешевое, вместо него ушлые бизнесмены вливают в банки из-под сгущенки обойный клей, разбавленный пальмовым маслом. Кушайте на здоровье, потомки козаков! При этом исход в столицу продолжается. Скоро можно будет переименовать Киев в «Украинев», очертить новые границы государства, а чернозем залить бетоном, и построить на месте полей дома-коробки. Один сплошной город – вот красота! Кругом сплошные киевляне. И никому не завидно, и все довольны. Только жрать нечего.

В 1932 году перед правительством СССР встал серьезный вопрос. Вопрос заключался в том, что коренные землеробы начали массово покидать сельскую местность, и перебираться в города. Особо всю прелесть бегства селян на себе прочувствовали Москва, Ленинград, и тогдашняя столица Украинской ССР Харьков.

Селяне бежали, а продовольствия становилось все меньше. Тогда мудрый Иосиф Виссарионович предложил ввести паспортную систему. Сказано – сделано. О том, насколько система оказалась действенной, свидетельствует следующий факт – только за первые четыре месяца 1933 года в Москве убыль населения составила 214 700 человек, а в Ленинграде — 476 182.

Города покидали не только крестьяне, но и всякого рода сброд, ехавший в Москву и Питер лишь из желания «отдохнуть душой». Как это напоминает мне нынешнее желание многих переселенцев «повисеть» и «оторваться». Ты зачем в Киев приехал? В «Караоке на Майдане» поучаствовать! Поучаствовал? Вали обратно.

Трое суток. Именно столько могли провести в городе жители сельской местности при Сталине. Да и то – эти трое суток должны были быть обоснованными. То есть, необходимо было предоставить справку из сельсовета – зачем поехал, да когда уедешь.

Говорят, Сталин превратил крестьян в рабов, и лишил права свободного передвижения. Ну уж не знаю. Кому нужно было, тот передвигался. Если необходимость в таком передвижении была. К примеру, рожденный в селе Амосов без проблем выбился в люди. Но поди-ка обнаружь в этом интеллигенте остатки села. Не найдешь. А сегодня я без проблем найду в любом офисе тех, кто только называет себя «городским». Как в той песне – «сам себя считаю городским теперь я». Ты-то себя кем угодно считай, да вот только лицо не перекроишь, замашки не вытравишь, говор не исправишь. Особенно, если исправлять ничего не хочешь. Продал земельный надел - купил квартиру. Автоматически превратился в столичную штучку. Оставшись в душе жителем какой-нибудь Запукоровки.

Я уважаю людей, трудящихся на земле. И я не уважаю офисный планктон, бросивший родное село из желания иметь что-то быстро. Да ничего они, по сути, и не имеют. Пятьсот долларов, пиво по выходным, все в кредите. И под пиво рассуждения о том, как поднять Украину. Ребята, вы откуда? Вот откуда вы, там и поднимайте местность, а мне рассказывать о том, что нужно делать «настоящим патриотам», не стоит. Великие любители Украины, променявшие родину на протертое офисное кресло и мерцающий монитор.

На плодороднейшей земле некому работать. Страна, сидящая на неимоверных природных (при этом восполнимых!) богатствах, не может свести концы с концами. Все нефть ищем, да газ. При этом земля стоит без дела. Завозим яблоки и морковь, при этом имеем колоссальный земельный фонд, о котором любая страна мира только мечтать может. А мы все уголь ковыряем. Скоро этим углем и питаться будем. Расфасовывать в брикеты, и по маркетам продавать. Подкрепим продажи рекламой с довольным лицом Тины Кароль. Типа, она от поедания угля просто в экстазе.

К 2050 году мир поймет окончательно – богатство не в металле и в угле, а в пище и воде. Мы могли бы стать великой державой, просто возродив село. Но возродить село без драконовских мер, которые позволят выдавить из офисов потенциальных и потомственных землеробов, невозможно. Нужно принимать меры. Что это будет – возврат к институту прописки, или ограничение на трудоустройство в крупных городах иногородних – не знаю. И знать не хочу. Пусть власть думает. Но думать осталось совсем недолго...

Анатолий Шарий



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх