,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Международный опыт языкового законодательства: выводы для Украины
0
Главной проблемой социогуманитарной политики в Украине является преодоление этнического национализма и объединение украинского общества на базе всех культурно-языковых групп, которые проживают в государстве. Речь, прежде всего, идет о русской и украинской группах. Однако правовое обеспечение такой политики является неудовлетворительным и по-прежнему существенно расходится с практикой других демократических государств.
Данный вопрос имеет, кроме политического аспекта, который лежит на поверхности всех дискуссий, еще и правовой. Этнические националисты часто взывают к иностранному опыту в области языкового законодательства, выбирая для себя заведомо удобные образцы, например моноязычную Францию, и замалчивая примеры тех стран, культурно-языковая ситуация в которых близка к украинской. Между тем этнокультурные и языковые проблемы можно решить, учитывая правовой опыт некоторых демократических стран мира и, в частности, Европы. В государствах, где население в равной мере пользуется более чем одним языком или состоит из нескольких равновеликих частей, каждая из которых считает родным языком язык своей культурно-языковой группы, официальный статус, как правило, имеют несколько языков.

Так, ст. 16 Конституционного акта Канады 1982 года устанавливает два официальных языка, английский и французский, несмотря на то, что франкоязычные канадцы составляют почти половину (если не большинство) населения лишь в провинции Квебек и значительное количество в провинции Нью-Брансуик. В статьях с 17 по 20 отмечается одинаковый статус этих языков, равные права и привилегии при использовании их в парламентских и правительственных органах Канады, в судах, при обращении лиц в органы власти и получении от них ответов. Подчеркивается, что соответствующие статьи нельзя толковать как ограничение любых, основанных на законе или обычае, прав и привилегий, которые были приобретены иными языками, кроме английского и французского, до вступления в действие данного Конституционного акта.

Примечательная оговорка, которая специально повторяет в отношении языков общий правовой принцип создания новых законов в правовых государствах. Практическое применение данного принципа является критерием надёжности гарантий прав и свобод человека в государстве. В украинской Конституции формально этот принцип зафиксирован в главе о правах и свободах человека, но на практике именно в области применения языков он самым беззастенчивым образом нарушается. Абсолютно все законы, так или иначе касающиеся применения русского языка и принятые после вступления в силу Конституции 1996 года, последовательно ограничивали масштаб его распространения, абсолютно не считаясь с языковыми обычаями и привычками населения.

В статье 23, которая фиксирует право обучения гражданина Канады на языке меньшинства, специально отмечается, что в случае, когда для граждан первым родным языком или языком начального образования является английский или французский язык, который в данной провинции является языком меньшинства населения, лица имеют полное право продолжать среднее образование на том же языке (1).

В Швейцарии и Люксембурге в качестве официальных признаны сразу три языка. В Швейцарии - немецкий, французский, итальянский, а государственными – они же, а также ретороманский, хотя последний почти не употребляется в общении; в Люксембурге - французский, немецкий и люксембургский (франсик мозелан) (2). Последний является одним из диалектов французского языка. Причем в конституции Люксембурга нет специальной статьи, которая предоставляет этим языкам статус официальных. Фиксируется лишь положение о том, что порядок применения языков в административных и судебных делах устанавливается законом (статья 29 Конституции Люксембурга). Все три языка в этих странах равноправно употребляются в общественной жизни.

Финляндия имеет два официальных языка - финский и шведский (параграф 14 Конституции Финляндии), несмотря на то что шведская этническая группа составляет лишь около 5% общей численности населения этой страны. При предоставлении шведскому языку статуса официального принимались во внимание тесные отношения в самых разнообразных областях между Швецией и Финляндией в течение длительного исторического периода (последняя входила в состав Швеции вплоть до 1809 года), а также место и роль шведского языка в общественной и культурной жизни Финляндии.

Имеются многочисленные примеры использования определенными государствами в качестве официального язык этноса, который составляет основу нации другого государства, например в Индии. Среди европейских стран Ирландия определила государственным и одновременно первым официальным языком - ирландский, а вторым официальным языком - английский (статья 8 Конституции Ирландии) (3). Английским языком в результате определенных исторических обстоятельств еще издавна свободно владеют все граждане Ирландской республики.

Ситуация с использованием языков в Ирландии в существенных чертах напоминает украинскую ситуацию. В результате длительного пребывания в составе Великобритании в Ирландии получили значительное распространение как английские культурные нормы, так и английский язык. Со времени приобретения Ирландской республикой после Второй мировой войны независимости вопросы возрождения ирландской культуры, повышения статуса ирландского языка приобрели в глазах правящей ирландской государственной элиты политический смысл и принципиальное значение.

Однако основным языком общения абсолютного большинства населения Ирландии остается английский язык. Ирландским языком на уровне бытового общения владеет 32,5% населения (4). Степень владения данным языком остального населения еще меньше, хотя ирландский язык включен в учебные программы начальных и средних школ, как обязательный. В сложившихся условиях правящая элита нашла возможность пойти на компромиссную формулировку в ирландской конституции относительно двух названных языков, признав английский язык официальным.

Заслуживает детального изучения опыт урегулирования языковых проблем в Индии, где из-за большой языковой пестроты населения они приобрели особую остроту и актуальность. Индийская власть, как и в современных условиях украинская, на начальном этапе существования независимого государства встала перед проблемой формирования из разнообразных культурно-языковых групп средствами юридически-правового инструментария отдельной индийской политической нации. При этом она столкнулась с проблемой значительного языкового и этнического разнообразия населения Индии, которое представляло собой определенное препятствие на пути формирования индийской национальной идентичности.

При урегулировании языковой проблемы в подобных сложных условиях Индия не пошла путем жесткой унификации и закрепления статуса официального (государственного) за каким-то одним языком - хинди или английским, а встала на путь упорядочения разнообразия языков и их иерархизации.

Учитывая огромное значение английского языка во всех областях жизни Индии еще с колониальных времен, а также то обстоятельство, что английский язык является языком международного общения, индийская власть установила два официальных языка (хинди и английский), которые обязательно должно изучать и знать всё население страны. Кроме этих официальных языков, в индийскую Конституцию занесено 18 наиболее распространенных в стране языков с определением "главных". При этом каждый штат и отдельная территория имеют право в дополнение к общенациональным официальным языкам вводить как официальные языки штата и территории, иные языки, которые получили распространение в данном регионе.

В индийских СМИ широко представлены разные языки. Так, индийское радио ведет вещание на 24 языках и 146 диалектах, газеты издаются по меньшей мере на 34 языках, 67 языков используются в начальном образовании. Конституция Индийской республики гарантирует всем гражданам право сохранять свой язык, а все религиозные и языковые меньшинства имеют право учреждать и администрировать образовательные заведения по своему выбору (5).

Все приведенные примеры свидетельствуют, что:

- страны, которые имеют в языковой сфере более-менее похожую с Украиной ситуацию в историческом развитии и в современной политике, строят стабильные этноязыковые отношения, отказываясь от отождествления процесса формирования национальной идентичности с одним лишь определенным языком;

- успешное формирование национальной самоидентификации не имеет прямой, однозначной и исторически закономерной связи с одним определенным языком и одним определенным этносом;

- в условиях этноязыкового разнообразия в сфере применения языков следует законодательно закреплять ту ситуацию многоязычия, которая сложилась исторически под воздействием многих факторов и к которой привыкло абсолютное большинство населения государства.

Украинская практика, то есть навязывание языковым привычкам населения абстрактных представлений о способах и путях национальной идентификации, в том числе и в языковой сфере, является политически опасной и юридически необоснованной.


Для решения искусственно созданной проблемы применения языков на Украине целесообразно в правовой и административной политике исходить из следующих принципиальных положений, которые полностью согласуются с интересами обеспечения прав и свобод человека:

- признать за гражданами как их исключительное и сугубо индивидуальное право самим определять, какой язык для них является родным;

- при разработке соответствующих правовых норм исходить из того, что русскоязычные этнические украинцы и русские как этническое меньшинство на Украине являются, в первую очередь, гражданами Украины и, следовательно, неотъемлемой частью единого народа Украины (украинской нации), на которую распространяются все конституционные права и свободы граждан Украины.


____________________________
(1) Конституционный акт 1982 г. // Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. - М.: Изд-во БЕК, 1996. С. 323-325.
(2) Конституция Люксембурга // Конституции государств Европейского Союза. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Президенте РФ. - М., 1997. С. 459.
(3) Конституция Ирландии // Конституции государств Европейского Союза. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Президенте РФ. - М., 1997. С. 326.
(4) Конституция Ирландии. Вводная статья // Конституции государств Европейского Союза. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Президенте РФ. - М., 1997. С .317-318.
(5) Алітав Чоудхрі. Індія: тріщать лінгвістичні шви // Кур'єр ЮНЕСКО, червень-липень - 2000. С. 33-34.

Виктор ПИРОЖЕНКО (Украина)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх