,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Львовский ВУЗ и новый курс
+1
Конец мая ознаменовался очередным скандалом – теперь уже на военно-церковной почве. Начало ему положило открытое письмо митрополита одесского Агафангела к президенту Украины – с просьбой передислоцировать Академию сухопутных войск из Львова в Одессу.

Основанием было названо засилье в львовском ВУЗе церковных структур Греко-Католической церкви – что по мнению иерарха УПЦ МП не лучшим образом способствует воспитанию будущих офицеров в духе патриотизма.

В принципе, в определенной исторической логике владыке Агафангелу не откажешь. Достаточно вспомнить, что опыт подчинения своей церкви далекому Риму – не в традициях православных государств, к которым принято относить и Украину. Справедливости ради отметим, что фактическое подчинение церкви соседнего государства (в нашей ситуации – Москве) – тоже не идеал в независимой православной стране. Однако, эта ситуация, хотя бы теоретически, почитается «временной». То есть, «материнская» Церковь рано или поздно может дать своей «дочери» полную независимость-автокефалию – если, конечно, независимость государства этой «дочки» будет подтверждена в серьезной исторической перспективе.

В Католичестве же, с его жесткой централизацией это немыслимо в принципе. Потому даже известные украинские «западники», начиная с Данилы Галицкого, получившего в свое время корону от Папы Римского, после заигрываний со Св. Престолом, в конце концов предпочитали возвращаться на круги своя – к привычной подконтрольной госвласти и служащей национальной идее православной церкви.

Не исключением в этом смысле, кстати, были и запорожские казаки – включая и их известного предводителя, гетмана Сагайдачного, чье имя и носит сейчас Львовская академия. Великий полководец, прославившийся в великой битве под Хотином, развеявшей миф о непобедимости турецкой армии, всю жизнь боролся за сохранение православной веры. Так, при нем была открыта «Братская школа» (предтеча нынешней «Могилянки»); рукоположен после разгрома УПЦ, учиненного польской властью в ходе Брестской Унии православный митрополит; постоянно выдвигались требования к Варшаве оставить в покое веру украинцев и убрать с Украины структуры униатской церкви. Думается, покойный казацкий атаман вряд-ли был бы в сильном восторге, узнав что его именем назвали учреждение с преобладающим влиянием тех, с кем он боролся всю жизнь.

С другой стороны – а как же могло быть иначе? Абитуриенты, в том числе и военных ВУЗов, предпочитают выбирать учебное заведение поближе к дому. Посему, скажем, в Киевском университете преобладают киевляне, Одесском – одесситы, и так далее. Чему ж удивляться, если в Львове по большей части учатся если не чисто львовяне – то галичане в целом? А преобладающая вера у них – именно греко-католицизм.

Любить НАТО - не за страх, а за совесть

Собственно, именно на этом обстоятельстве и строились расчеты Ющенко с тогдашним министром обороны Гриценко по реформированию подготовки офицерских кадров для украинской армии. Прежние ведь для выбранного радикально-пронатовского курса были не слишком надежны. Нет, конечно, отданные приказы они выполняли – но, видимо, без особого «огонька». Ну правда – не всем же в качестве «бонуса» за правильный образ мыслей подфартило поучиться в целых двух американских военных ВУЗах с последующим подьемом на самые высокие должности. Как это получилось у самого г-на Гриценко в начале 90-х.

Неудивительно, что вскоре после возвращения из США, во время обучения уже в украинской Академии Генштаба, достойный советско-украинско-американский «выпускник» на «провокационный» вопрос преподавателя (что Вы будете делать в качестве главнокомандующего, если против Ваших 36 дивизий будет развернуто 50 дивизий НАТО?) дал честный и исчерпывающий ответ. Суть которого сводилась к тому, что необходимо «нанести огневой удар по зданием Верховной Рады, Администрации президента и Кабмину – за то, что они допустили такую скандальную ситуацию; немедленно капитулировать – и пустить себе пулю в лоб».

Последнее, правда, вызывает некоторые сомнения. Тем более, после столь радикальных мер обычно всегда находятся соратники, могущие убедить своего лидера в его «незаменимости ради спасения страны» – особенно, если ее законно избранное руководство после вышеупомянутых мер уже находится в мире ином.

Но еще большее сомнение вызывает решимость того же Гриценко на такие шаги, если бы против гипотетических «36 украинских дивизий» стояли бы полсотни подразделений не НАТО, а, скажем, России. В сущности, ответ в данной задачке отлично виден во всей военной политике последних пяти лет. Когда официальный Киев очень сильно раздражал «северного соседа» (часто – на грани военного конфликта, как, скажем, во время эскалации напряженности в Крыму) всего лишь во имя «просто дружбы» с Вашингтоном и Северо-Атлантическим блоком.

А ведь последние даже не скрывали, что не готовы предоставлять весомых гарантий военной помощи на случай реального полномасштабного конфликта с Россией (ну кому нужна Третья Мировая?). Без этой же помощи неизбежно провальный исход такого конфликта (и то, в очень смягченной форме) убедительно показали события вокруг Южной Осетии в 2008 году. Но такие соображения, конечно, ничуть не охлаждали решимости Гриценко воевать с превосходящим противником не с помощью уничтожения руководства собственной страны – а до последней капли крови своих сограждан.

Но, как указывалось выше, такая беззаветная решимость воевать за евроатлантические идеалы пока еще не является «генетической» для хотя бы убедительного большинства украинского офицерства. И ситуация вряд-ли могла бы исправиться при прежнем порядке его комплектования – на базе военных ВУЗов Харькова, Одессы, Полтавы. Отчего в 2007 году и было принято стратегическое решение о «слиянии и поглощении» большей части украинского военного образования из «национально-несознательных» центров (в первую очередь – Одессы) – в новый, что ни на есть национально-сознательный, находящийся во Львове. Тем более, что тамошнему учебному заведению тоже больше 100 лет – как и его одессокому визави.

Правда, первоначально готовило оно кадры для армии австрийского императора Франца-Иосифа, потом – польского президент-диктатора маршала Пилсудского – но, главное, что не для «проклятых москалей». Последние, впрочем, тоже «засветились» в колыбели украинской нацсознательности – но лишь после Второй Мировой, со своим «военно-политическим училищем». Хотя – все правильно, раньше здесь готовили «замполитов», проводников идей КПСС – нынче готовят проводников идей Бандеры и Шухевича.

Конкретные личности разные – зато методы очень схожи.

И, главное, надежность (в специфическом смысле, конечно) будущих галицких кадров не вызывает никаких сомнений. Это разные там «схидняки» (вроде того же Гриценко) могут вначале быть парторгами советского военного училища, потом – лидерами «демократической платформы» в КПСС, а в конце концов плавно трансформироваться в неистовых проводников политики Вашингтона на украинских просторах. А в подобные «обратные финты» уроженцев Западного региона Украины, вскормленных на традициях вояков ОУН-УПА как-то не верится. Эти свои убеждения просто так менять не будут.

Чья возьмет?

Однако, при всем уважении к твердости убеждений наших братьев-галичан, неизбежно возникает вопрос – а каким образом они соотносятся с нынешним внешнеполитическим курсом Украины? Сейчас в высшем руководстве армии происходит обновление, вместо ющенко-гриценковских кадров приходят другие люди. Из базисного закона об основах национальной безопасности убран пункт о будущем вступлении нашей страны в НАТО, быстро развивается военное сотрудничество с Россией.

Так насколько будут соответствовать такой политике настроения большинства младших командиров Сухопутных войск уже через несколько лет? Вскользь заметим, что в современной украинской армии именно младшие командиры – единственно боеспособная без оговорок структура, в отличии от недоученных за недостатком средств солдат-«срочников». К примеру, в России в 1993 году, по время расстрела Белого Дома, в задействованных танках сидели лишь офицерские экипажи.

Если же эти настроения не будут соответствовать госполитике – во что это может вылиться? В принципе, законных вариантов всего два – офицер либо выполняет приказ, даже если он ему не нравится – либо подает в отставку. Но это – только теоретически.

Практически есть еще один вариант – военный мятеж. Кстати, уже имевший место в «мягком варианте» – когда в 2004 году командующий Сухопутными войсками генерал армии Петрук, не взирая на нейтральную позицию министра Кузьмука, заявил, что «армия целиком на стороне народа» (то есть – на стороне тогдашнего претендента Ющенко). И вариант с «огневым ударом по Верховной Раде» из «раннего творчества» Гриценко – тоже из этой «оперы». А имея в числе основателей такого «духовного отца», как экс-министр, несложно предположить, что и настроения будущих выпускников Львовской академии будут вполне соответствующими.

Так что дело отнюдь не в том, под епитрахиль какого именно батюшки – православного или греко-католического – предпочитают становиться курсанты из Львова. И, тем более – не в «местечковых» разборках львовского и одесского губернаторов, спорящих о том, где должен находиться «ВУЗ раздора». Речь идет о самом содержании такой важнейшей сферы государственной политики, как военная.

Пока что, судя по заявлениям из президентской канцелярии, обратно в Одессу будет переведен лишь «аэромобильный» факультет. Судя по всему, Виктор Федорович не без основания решил, что реальную силу в наличной украинской армии представляют лишь десантники – а остальные подразделения Сухопутных войск существуют, в основном, «для галочки» - статистики, парадов и основания присвоения генералам очередных больших «звезд» на погоны. Тем более, что проведя соответствующую работу с руководством Академии из Львова, можно добиться более пропорционального – в плане представительства из разных регионов страны – состава курсантов.

Как бы там ни было, но пока решение прежнего руководства Украины по выбору ведущего центра подготовки офицеров Сухопутных войск продолжает оставаться «миной замедленного действия» под политикой руководства нового.

Юрий Юрко



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх