,


Наш опрос
Как поступить с Трибуном SERGANT888?
Забанить нах...
Лишить права комментировать
Пусть живёт-мне он не мешает


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Виктор Пинзеник: Свет в конце туннеля есть!
  • 29 декабря 2008 |
  • 12:12 |
  • kasta |
  • Просмотров: 18234
  • |
  • Комментарии: 19
  • |
0
Представляем вниманию читателей статью министра финансов Украины Виктора Пинзеника, опубликованную в общественно-политическом еженедельнике «Зеркало недели», в которой он анализирует ситуацию в экономике и банковской сфере Украины, сопоставляя ее с глобальными тенденциями.

Последние четыре месяца я начинаю рабочий день с ознакомления с сообщениями, поступающими из различных международных финансовых институтов. Сообщения как с фронта боевых действий. Пошел на «дно» банк, которому почти 200 лет. Погиб банк с безупречной прежде репутацией. Австрийский банк национализирован за два евро. Банк Латвии национализирован за два лата. Саудовская Аравия направила на спасение банков 6 млрд. долл. США.

Перечень подобных «фронтовых» сообщений не поместился бы на всех страницах «Зеркала недели». Но в последнее время появились фронтовые донесения качественно иного рода и крайне тревожные. Останавливается автомобильная промышленность США. Остановились автомобильные заводы в Испании, других странах. Прекращают работу авиакомпании. Погибают туристические агентства. Будет ли конец таким сообщениям? Есть ли свет в конце туннеля для мира, для Украины?

Финансового кризиса в мире уже нет

Мир неадекватно воспринял кризис. Кризис возник сначала в одном сегменте рынка — ипотечном (на рынке жилья). Казалось бы, с ним легко справиться. Тем более что опыт таких кризисов и их преодоления уже был. Не справились. Украина это почувствовала по металлургии. Затем полетели банки (чтобы легче было понять, я буду говорить об этом элементе финансового сектора, поскольку другие у нас очень слабо развиты, что, кстати, в нынешних условиях является преимуществом Украины).

Серьезное обострение банковского кризиса из-за невозврата кредитов произошло весной. Начали реагировать, спасая банковский сектор (мировая волна национализации банков). Отреагировали в недостаточной мере и неполным пакетом действий. С сентября текущего года началась новая волна обострения. Обострения настолько сильного, что стало невозможно занимать деньги на международных рынках даже суверенам (государственные суверенные заимствования). Посыпались и продолжают сыпаться друг за другом компании реального сектора экономики.

Мировой финансовый кризис перерос в мировой экономический кризис. Усиливаясь каждую неделю, кризис выбрасывает на улицы миллионы новых безработных. И в ближайшие месяцы, если не будут предприняты правильные действия, я ожидаю только ухудшения прогнозов развития как мировой экономики, так и каждой страны мира. Украина — не исключение. Тем более что мы крайне зависимы от мира (значительная доля экспорта). Не говоря уж о сугубо внутренних украинских экономических проблемах, которых не меньше, чем внешних.

Где зарыта собака?

В чем проблема? Почему ситуация в мировой экономике не улучшается, а ухудшается?

В мире в основном удалось спасти, оживить банковский сектор (Украина к этой работе только приступила; и это — один из ключевых элементов программы Украины, поддержанной средствами МВФ). Это — абсолютно правильный шаг, без решения которого нужно просто сложить руки и ждать конца света.

Не может мировая экономика жить без банков. Но правильным является и обратный вывод: и банки не могут жить без экономики. А она вся поражена. Включая население. Потому что миллионы людей остались без работы.

Тупиковость нынешней ситуации состоит в том, что возвращенный к жизни (спасенный) банковский сектор не спасает сектор реальный. Меня крайне тревожит информация о доходности облигаций казначейства США (украинский прообраз ОВГЗ). Очень важно ее объяснить.

Облигации правительства США покупают с доходностью «0» или даже с минусом (рис. 1). Образно говоря, купили за 103 долл. США с тем, чтобы через год получить назад 100. Алогично? К величайшему сожалению, в нынешних условиях — нет. Это единственное место, куда можно вкладывать деньги. Вложили 103, потеряли 3 долл. США. В других местах можешь потерять все 103 долл. США. Выбирают меньшее зло.

Виктор Пинзеник: Свет в конце туннеля есть!


Приказано выжить

Но на пару минут отвлечемся от банковского сектора.

Меня очень порадовал сигнал правильной реакции украинской экономики на кризис в ноябре 2008 года (хотя слово «порадовал» у многих может вызвать раздражение, поскольку ситуация в стране, и я об этом знаю, мягко говоря, крайне непростая и имеет тенденцию к ухудшению). Оптовые цены в промышленности за месяц снизились на 6,5%. И это уже третий месяц подряд (-1,8% в сентябре, -1,4% в октябре).

В нормальных условиях (например, в 2003-м, 2004-м, 2005 году) тотальное снижение цен в промышленности — не очень хорошее явление для экономики. В условиях нынешнего этапа кризиса — это единственно правильное поведение. Причиной нынешнего кризиса производства является кризис потребления.

Это легко понять на примере украинского строительства. Украинские банки предоставили кредиты на строительство жилья в размере около 70 млрд. грн. Кредитование остановилось, потребления нет — падают строительство и смежные отрасли. И именно снижение потребления тянет за собой вниз производство.

Что может остановить этот процесс или уменьшить его масштабы? Только одно: снижение цен. Если покупательная способность падает — сохранить объемы производства можно, только предлагая более низкие цены. Проще говоря: купите больше по более низкой цене. Это пример того поведения, которое я назвал «пойдите навстречу друг другу». Пойдите массово, во всех сферах жизни, во всех экономических отношениях. Задача сегодняшнего дня — не заработать, а выжить, пережить этот чрезвычайный и уникальный в мировой истории период.

Когда слышу рекламу, что предприятие продает импортный товар со скидкой в 70%, я готов обнять его владельца или владельцев. Это мудрый, талантливый человек. Он идет на потерю 70%, чтобы сохранить 30%. Иначе потеряет все (100%). Владелец одного металлургического комбината сообщил приятную для меня новость: он продает металл с убытками в 20 долл. на одной тонне. Зато потихоньку поднимается со дна падения. Поднимается, поскольку увеличил потребление за счет цены (рис. 2).

Виктор Пинзеник: Свет в конце туннеля есть!


Примеров подобного поведения немало. Но массовость — главное. Пойдите все на убытки, пойдите все навстречу друг другу — и переживете этот трудный период, а через год снова будете уже зарабатывать. Идите во всех отношениях навстречу друг другу.

Заработная плата — это цена рабочей силы. Пораженная (падающая) экономика не может платить столько, сколько могла платить год назад. Не увольняйте работников. Пойдите им навстречу. Предложите меньшую цену (заработную плату), но не увольняйте.

Вы сдаете в аренду квартиру. Не выбрасывайте на улицу человека, который потерял работу и не может столько платить. Предложите ему меньшую плату. Не сделаете этого — нового квартиранта за ту же цену не найдете.

Таких вариантов поведения сотни и тысячи. Думающие читатели догадаются о них. Но об одном из них хочу сказать отдельно. Потому что он особенный, особенно значимый для выхода мира и Украины из кризиса.

Банки, банки, банки

Немало граждан, предприятий и банков столкнулись с проблемой невозможности возврата валютных кредитов в связи с ростом курса доллара США. Курс сделал их возврат почти невозможным.

Взял человек 50 тыс. долл. США кредита под квартиру, когда курс составлял 5 грн. за доллар, под 15% годовых. Всего 250 тыс. грн. Поскольку доллар подорожал на 50%, то на соответствующую сумму ему нужно платить больше гривен. Кроме того, на проценты нужно тоже на 50% гривен больше. Реально кредит подорожал до 72,5% (50 + 15 х 1,5). Он стал неподъемным. В тупике оказались оба партнера.

Как из него выйти?

Традиционный для банка в нормальной ситуации инструмент не работает — взять залог (квартиру) и продать его. Потому что некому продать. Покупателя нет. В этом уникальность, нестандартность ситуации. Поэтому и решения нужны нестандартные.

Банк должен пригласить клиента и предложить ему (подчеркну, это только пример одного из сотен возможных вариантов поведения) погасить досрочно 20 тыс. долл., а остальные 30 тыс. долл. перевести в гривню по курсу на момент получения займа и по ставке 15% в гривне. Оба партнера понесут курсовые убытки. Заемщик 50 тыс. грн. (20 х (7,5-5,0)) и банк 75 тыс. грн. (30 х (7,5-5,0)). И оба выиграли. Человек остался с квартирой, а банк сразу вернул 150 тыс. грн. (20 х 7,5), и у него есть шанс получить еще 150 тыс. грн. Потому что 15% годовых в гривне выплатить можно.

При этом банк сразу улучшает свое финансовое состояние, уменьшает убытки своих акционеров и потребность в средствах для рекапитализации.

Проиграть, чтобы выиграть — вот лозунг дня. Если банк этого не сделает — потеряет 375 тыс. (а не 75), а человек потеряет квартиру. Выиграют те, кто сделает шаги навстречу друг другу.

Еще раз подчеркну: это — только один из примеров правильного поведения. Но он касается всех отношений банк—заемщик, а не только валютных кредитов. Потому что пострадали все. Это магистральный путь, по которому должны идти во всем мире, идти в Украине. Отдельные жесты такого поведения есть и в мире, и в Украине. Но в формах, которые ничего или почти ничего не дают.

И еще раз банки, но уже центральные

Мир не единожды переживал кризисы. Но все они имели локальный характер. Такие кризисы были очень болезненными для стран, их переживших. Становились банкротами банки, предприятия этих стран. Но из таких ситуаций относительно легко выходили. Потому что приходили инвесторы из других стран, покупали предприятия и банки, оживляли их и поднимали страну (рис. 3).

Виктор Пинзеник: Свет в конце туннеля есть!


Трагизм нынешней ситуации в том, что купить некому. Потому что это мировой кризис. Сегодня ни одна частная компания мира не может взять необходимые для этого деньги (рис. 4). Самой бы выжить, а не спасать кого-то другого. Потому что резко снизилась капитализация компаний, потому что обвалились рынки.

Виктор Пинзеник: Свет в конце туннеля есть!


И тут мы подходим к ключевой проблеме, которую пока не решил мир. Что случилось с компанией, которая еще два года назад стоила 5 млрд. долл. США, а сейчас не стоит ничего? Почему раньше ей предоставляли кредит, а сейчас нет? Причем это одна и та же компания и, слава Богу, еще работает. И как выжить такой компании, как и миллионам других компаний мира, если их перестали кредитовать банки?

Парадокс ситуации в том, что единственное место в мире, где сейчас есть деньги, — это банки. Деньги не исчезли. Они есть в банках. Но они их в экономику не дают. Потому что им не дают это делать. Не дают стандарты поведения стандартной ситуации, устанавливаемые центральными банками. Не дают нормы, регулирующие деятельность коммерческих банков.

Это абсолютно правильные нормы для нормальной ситуации, когда кредит, выданный больному предприятию, относится к нестандартным (плохим). Но сейчас ситуация нестандартная. Больны все. И давать некому. Никому и не дают. Если этого не поймут и соответственно не отреагируют центральные банки и правительства стран, мир ожидает новая волна банкротств предприятий и новая волна банкротств и национализации банков мира.

Этот порочный круг необходимо разорвать. Не хочу утомлять читателя очень специфическими деталями инструментов, которые должен задействовать центральный банк. Для меня они понятны. Суть их сводится к тому, чтобы дать банкам большую свободу действий в предоставлении кредитов, которые в нормальных, стандартных условиях относятся к рискованным, нестандартным.

Попытки правительств стран мира оказывать бюджетную поддержку отдельным секторам ничего не изменят. От того, что предоставляют бюджетную поддержку автомобилестроению, ничего не меняется. Потому что потребитель от этого не появляется. А если бы он был, то остановки производства не было бы.

Выкуп ипотечных активов тоже ничего не меняет. Потому что это улучшает состояние банков. Не поможет снижение ставок центральными банками. Потому что деньги просто оседают в банках, а там пока что непробиваемый тромб. Подобный результат приносит предоставление бланковых гарантий. Потому что обороты бюджетов не сравнимы с оборотами, которые обеспечивались финансовым сектором. И только этот сектор способен возродить рост потребления, которое повлечет за собой рост мировой экономики.

По неправильному пути пытаются тащить и Украину. Свидетельством этого является лавина законопроектов, которые пробуют провести через парламент. Но в Украине вдобавок к другим серьезным проблемам сложилась очень сложная ситуация с доходами бюджета. И с каждым месяцем она меняется не в лучшую сторону.

Такими инструментами можно очень быстро довести экономику до паралича. Бюджетные инструменты прямой поддержки могут дать необходимый толчок в том случае, если на полную мощность или на половину мощности заработал банковский сектор. Для примера. Ни в какое сравнение не может пойти объем жилья, построенного за счет бюджета, с объемом жилья, возводимого за счет кредитов банков. При таких подходах нам и миру никогда не удастся восстановить сектор строительства и связанные с ним сектора.

Кризис в наших головах


За последние несколько месяцев работы я столкнулся с очень серьезной проблемой. В ней — ключ к разрешению ситуации. Провел десятки встреч с банкирами Украины (группами и поодиночке) и мира, международными экспертами. Это очень умные и квалифицированные люди. Но постоянно наталкиваешься на стену — стену неприятия уникальности, нестандартности ситуации, которой в мире еще не было.

Приятно отметить, что абсолютное большинство украинских банков понимают необходимость решения проблемы банк—заемщик. Недостаточным является восприятие инструментов и их глубины.

Один знакомый банкир, с которым я провел не одну встречу, внедрил систему шагов навстречу заемщикам. Один из них предполагает продление сроков кредита, например, пятилетний валютный кредит продлевается до десяти лет. Очередей возле банка в ответ на такие предложения нет, люди не идут.

Моя реакция на этот вариант была очень простой: и я бы не пришел. Ведь что изменится? Кредит как был плохим (нестандартным), так им и остался. Погасить его невозможно (в нашем примере это все равно 72,5% годовых).

Предложите людям «конфету». Такой конфетой может быть погашение части кредита в гривне (или другой близкий вариант). Но за эту конфету нужно немедленно заплатить — путем погашения досрочно добровольно части займа. Не ждите, пока вокруг банков негде будет припарковать возвращенные банкам автомобили. Или когда банк будет владеть десятками тысяч квартир, которые некому продать. Уменьшайте свои убытки, банки.

Кредит по ставке 72,5% годовых является мертвым, неподъемным. Это — убытки на всю сумму кредита. Не сегодня, так через месяц, не через месяц — через два или три. Не уничтожайте клиента, без которого банк не может существовать. Потому что таких заемщиков не один или единицы. Ими стали почти все.

Стену неприятия нестандартности ситуации необходимо разрушить. Я рад, что в ней уже появились проемы. Несколько банков Украины поняли это и начали торговать «конфетами». Но подобное поведение должно стать массовым.

К такому массовому поведению придет весь мир, придет Украина. Но время — это цена, которую придется платить всем из-за ухудшения ситуации.

У Украины есть шансы быстрее понять и начать действовать по принципу «пойдите навстречу друг другу». Западный мир построен по принципу эгоизма. Эгоизм, собственные экономические интересы — правильная, нормальная вещь для нормальной ситуации. Но она смертельна в нынешней, нестандартной ситуации.

Не в наших традициях взрослых детей сразу отправлять на свои «хлеба». Мы даже в мыслях не допускаем, что можно отселить наших стареньких родителей и дедов в отдельные специальные места, как бы хорошо им там ни жилось. В наших генах заложено то, что они должны жить с нами. Поэтому нашей психологии, нашим головам намного легче воспринять вещи, о которых шла речь.

Никогда бы не стал предлагать все это, будь на календаре 20 декабря 2005 или 2002 года. Никогда не предложу их, когда мир и Украина выйдут из кризиса. Но сейчас — это магистральный путь выхода из кризиса. Нужно только заставить разглядеть уникальность ситуации, ее нестандартность, для чего потребуется и нестандартность мышления.
Плохой сон, или Еще один парадокс

Скажу парадоксальную вещь. Из нынешней ситуации выйти не так уж сложно. Более того, через год или два (все зависит от наших голов, а следовательно, правильных действий) события сегодняшнего дня, нынешний очень трудный период, будут казаться нам только сном, очень плохим сном. Потому что все встанет на свои места. Заработают на полную мощность заводы и фабрики, люди вернутся на свои рабочие места, будет расти зарплата, доходы граждан и прибыль владельцев.

Самое главное — покупательная способность денег сохранилась. Сохранилась на уровне, соответствующем объемам производства докризисного периода. Проблема только в том, что деньги в банках, а не у потребителей. То есть они пока не в том месте. Правильными инструментами экономической политики (центральные банки здесь главные) нужно дать этим деньгам возможность перейти к потребителям, восстановить мировое потребление.

Особое предостережение для Украины: не дай только Бог добиваться увеличения потребления «традиционным» украинским путем — через эмиссию Национального банка Украины! Потому что тогда будет утрачено главное — покупательная способность денег. А в этом случае возникнет болезненная перспектива выхода из кризиса в течение многих лет, через инфляцию. Мы уже это переживали. Хватит с нас плохого опыта. Надеюсь, у нас достаточно мудрости, чтобы не встать на этот губительный путь.

Свет в конце туннеля есть. Есть для мира, есть и для Украины. Важно, чтобы его увидели, почувствовали путь к нему. Почувствовали массово. И уверенным профессиональным шагом к нему двигались.

источник

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх