,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Неизвестные подробности биографии В.И.Ленина
  • 15 января 2014 |
  • 04:01 |
  • polvic |
  • Просмотров: 1101
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
-6
Сева: Многоплановость биографии основателя советского социалистического государства Владимира Ильича Ленина для меня начала проступать в середине 60-х, когда я учился на курсах "Интуриста", и нам нужно было выучить одну из экскурсий - экскурсию в Разлив. И там нам, как уже доверенным людям, поведали, что Владимир Ильич вовсе не сидел там в своем костюме-тройке и в пальто с бородой и с усиками, а был одет под финского крестьянина и был гладко бритым, а Зиновьев привозил ему газеты и продукты. И вот тогда, впервые для меня предстало несоответствие официальной живописи и того, что происходило на самом деле. Маслом рисовать Ленина в каком-то карнавальном костюме финского крестьянина с рядом валяющейся косой, было бы не так убедительно.

Леонид Владимиров: Сева, я в молодости жил в Разливе, и сколько раз переезжал озеро Разлив, чтобы посмотреть на так называемый шалаш Ленина, где памятник стоит.

Сева: Когда я туда недавно попал, я увидел, что озеро все цветет, нет ни рыбы и, вообще, никакой жизни. Будто бы житель шалаша заколдовал это место. Короче говоря, мы обсуждаем подробности ленинской биографии с ученым-историком Кимом Александровичем Арутюновым, который много лет жизни посвятил этому делу и провел в архивах много недель, чтобы перекопать колоссальное количество разных исторических документов. Добро пожаловать! Есть такая картина Серова, на которой Ленин объявляет советскую власть на Первом съезде Советов и тем он тоже со своей бородкой и прочим. Но я из своей короткой экскурсоводческой жизни знал, что в тот момент он не имел ни бороды, ни усов, и, что он на том Первый съезд попал в кепке с документами на рабочего Иванова... Но я все думал...

Л.В.: На Второй съезд...

Сева: Да, извините, Второй всероссийский съезд. И, естественно, не мог художник изобразить его в этом дурацком картузе без бороды и усов, и фотографии тех времен не сохранилось, поэтому я и предположил в свое время, что ему не хотелось входить в историю небритым... Поэтому он отпускал бородку для предстоящей государственной деятельности, но в тот момент ее еще у него не было.

Л.В.: Сева, я думаю, что мы сейчас все оставшееся время будем слушать Кима Александровича, потому что он расскажет необычайно интересные вещи, но тут я не могу не сказать. Я как-то был послан интервьюировать В.А.Серова, художника, у которого в доме на Кутузовском проспекте в мансарде была студия. И первое, что я увидел - огромную картину в подрамнике "Ленин провозглашает советскую власть". Я сказал:

- Простите, но эту картину я видел в учебнике. Неужели у вас хранится подлинник?

- Нет, - ответил Серов, - подлинник в Пекине. А это авторское повторение. Может быть, Вы увидите разницу? И тут я увидел разницу: Сталина не было.

Сева: Вам, Ким Александрович, приходилось встречаться с такими анекдотами в больших количествах. Но нас интересует не расхожие слухи, а те документы, с которыми вам пришлось столкнуться. Давайте начнем в хронологическом порядке: как в вашей жизни складывалась ваша лениниана. Ведь у вас есть научные труды, по-моему, уже написаны четыре книги...

К.А.: Да, четыре книги и около сотни статей.

Сева: Как ваша лениниана начиналась?

К.А.: Вы знаете, боюсь, забуду: вы упомянули ленинский шалаш, нужно поставить тут смысловую точку. Так вот, представьте себе, что ни в каком шалаше он никогда не жил. Дело в том, что шалаш был построен в начале 30-х годов, я документально это доказал. Кроме того, есть свидетельство Маргариты Васильевны Фофановой, хозяйки конспиративной квартиры. Он не мог остановиться в шалаше, потому что был риск попасть в лапы полицейского патруля, его сразу же арестовали бы. Поэтому катер ждал на берегу Невы, Ленин сбрил усы и бороду в квартире будущего тестя Сталина, Аллилуева. Последний предложил Ленину переодеться в женское платье, а когда тот добрался до катера, то там сразу же облачился в матросскую форму и поехал прямым ходом в Кронштадт. Оттуда он поехал через две недели в Сестрорецк, а потом в Финляндию. И никакого шалаша не было, это выдумки.

Л.В.: А зачем же выдумали Шалаш?

К.А.: Это было в интересах лидеров партии, которым нравилось драматизировать ситуацию. Есть документальные подтверждения очевидцев событий.

Сева: То есть, Серов должен был бы нарисовать картину, на которой соратники Ленина провожают его, одетого в женское платье, на катер?

К.А.: Именно так. У меня есть фотографии, где Ленин выступает перед рабочими Сестрорецкого завода в парике без головного убора и бороды.

Сева: Нужно заметить позицию этой передачи: мы ничего не имеем против сбривания бороды и усов...

Татьяна Берг: ... и даже переодевания в женское платье...

К.А.: Да, это личное дело.

Сева: Мы хотим восстановить историческую справедливость.

К.А.: Я согласен. Этому посвятил более тридцати лет жизни. Я не ответил на ваш, Леонид Владимирович, вопрос о том, при каких обстоятельствах я переключился на эту интереснейшую тему. Я ведь был военным историком. Однажды я вернулся после отпуска на работу, на кафедру истории СССР советского периода МГУ, а там сказали, что Первый съезд коммун и артелей как-то недостаточно хорошо описан в истории. Признаться честно, что я никогда раньше не был связан с сельским хозяйством, но я очень законопослушный человек, поэтому взялся за это дело. Поехал в Переделкино, в пансионат бывших большевиков, чтобы поискать там современников событий. И нашел. Профессор Курлов вывел меня на человека, который знает больше всех об этом съезде. Этот человек - член коллегии наркомзема, поэтому она участвовала в организации съезда, на котором выступали Ленин, Троцкий, Калинин. Она рассказала мне уникальные факты, которые я не мог найти нигде в печати. Рассказ оказался настолько интересным, что я заразился этой темой. Мне были предоставлены документальные материалы, личные письма в адрес Ленина. Она видела, что делается на месте, так как входила в тройку лидеров ВЦИК после ухода Врангеля с Крыма и знала, что творится на месте. Получив письмо, Ленин отозвал ее и назначил ректором Московского зоотехнического института.

Л.В.: Это очень интересно, но перед началом передачи вы сказали нам нечто ошеломляющее. Владимир Ильич был совсем не Владимиром Ильичем. Может, мы с этого начнем?

Сева: Леонид Владимирович, это у нас вообще венец программы должен быть... Просто рабочим Ивановым он тоже стал не случайно, и, когда он выбирал свой псевдоним и документы на рабочего Иванова, то не Сидоровым он стал и не Петровым, а Ивановым, потому что эта фамилия для него что-то значила...

К.А.: Я никак это не связываю. Я думаю, что это было просто подготовлено заранее, на случай ареста. Керенский и Ленин делали одно и тоже: и та партия хотела придти к власти, и эта, и та партия грабила банки, и эта, и та получала деньги от немцев, и эта. Попробуй, посади Ленина на скамью подсудимых - он тут же потребовал бы поставить рядом кресло для Керенского, потому что его партия творила то же самое. Он уходит в своих мемуарах от связи с немцами, но у меня есть перехваченная спецслужбами шифровка буквально всего, что получала партия эсеров.

Л.В.: Керенский был трудовиком и депутатом Думы...

К.А.: Писать могут что угодно. Они документы штамповали, как хотели. Чернов, как только вернулся из эмиграции, тут же стал министром земледелия.

Сева: Но нам сегодня хотелось бы узнать о глубинных корнях происхождения Владимира Ильича. Мы все знаем о его отце, Илье Николаевиче, уважаемом инспекторе народных училищ, человеке заслуженном, награжденном. И считалось, что Ленин пошел в отца: такой же благородный, такой же трудолюбивый и общественно-нацеленный человек. Или все не так просто?

К.А.: Надо сказать, что я много и долго искал соответствующие документы в различных архивах. Но очень трудно было за что-то зацепиться, чтобы узнать, какой это был на самом деле человек. Но все же некоторые документы удалось раскопать. Я читал "Симбирские губернские ведомости", в которых заместитель Ильи Николаевича Ульянова отзывается о нем очень хорошо. Илья Николаевич ведь открыл 434 школы в одной губернии, у него не было время на отдых, если же оно появлялось, то он проводил его на курсах повышения квалификации преподавателей. Он был уникальным работягой. В беседе со своей сестрой Анной Ильиничной Ульяновой-Елизаровой, он говорит о Володе как о человеке, неприспособленном к труду и с отрицательным поведением.

Т.Б.: А, сколько ему было лет, когда Илья Николаевич умер?

К.А.: Шестнадцать.

Сева: Но отец имеет право характеризовать сына как ему угодно.

К.А.: Я поднял амбарные книги, в которых Керенский, директор гимназии, ввел правило, по которому все учителя должны были записывать в конце каждого занятия замечания по поведению, если таковые были. Для вас будет открытием, что рекордсменом по плохому поведению был Володя Ульянов.

Сева: Это может быть и неплохо: из пай-мальчика Наполеона не сделаешь.

Т.Б.: Конечно. Меня вот из пионеров исключили в школе за поведение...

К.А.: Сестра Ильи Николаевича, Анна Ильинична вспоминает, что Ленин даже издевался над преподавателями. Особенно доставалось преподавателю французского языка. Он подсмеивался также над гимназистами, и то было.

Сева: Давайте мы сейчас перейдем к диплому Владимира Ильича, который он получил в Санкт-Петербурге, когда сдавал экстерном. Что в нем написано? Вы ведь в руках его держали...

К.А.: Да, но сперва мне хотелось бы сказать два слова о дипломе об окончании гимназии. Вы, наверное, знаете, что диплом с отличием давали, только если у гимназиста было отличные оценки по всем предметам и безукоризненное поведение. Так вот у Ленина по логике в аттестате с натяжкой "4". Поведение - отрицательное. О какой золотой медали могла идти речь? В знак благодарности И.Н. Ульянов успел до смерти написать ходатайство в Министерство народного образования, чтобы Керенского повысили в должности, что и произошло спустя некоторое время. Керенский занял аналогичную с Ильей Николаевичем должность где-то в Средней Азии. Поэтому, на мой взгляд, это был сговор. Передо мной аттестат Ленина: в нем одни отличные оценки. То есть, он получил золотую медаль незаслуженно. Еще я не могу согласиться с тем, что его выгнали из Казанского университета за революционную деятельность. Ленин был тогда еще мальчишкой, ему было шестнадцать с хвостиком. Он, скорее всего, был в числе зевак, приходящих посмотреть на митинги студентов старших курсов. Я нашел в Военно-историческом архиве его прошение и приказ ректора Казанского императорского университета об исключении 42 человек: двух с юридического факультета исключить с возможностью восстановления, а остальных уволить без всякого восстановления. В числе последних был и Ульянов-Ленин. Через какое-то время он попросил разрешения продолжить образование и поехал в Санкт-Петербург с разрешением сдавать экзамены так называемой "испытательной комиссии", которые блестяще выдержал.

Сева: Что же вы увидели в дипломе, что там было написано?

К.А.: Там было написано, за подписью канцелярии, что он получил самые высокие оценки по всем предметам.

Сева: Какие там имя и отчество?

К.А.: Там было зачеркнуто "Ульянов" и написано "Иванов". А сверху нечетко добавлено "Ильин". Я спросил у Маргариты Васильевны Фуфановой, как это могло быть. Она ответила, что это, вероятно, дело рук работников Института марксизма-ленинизма.

Сева: Ну, нас зачеркнутое не интересует, нас интересует оригинал. Почему Ленин, будучи тогда еще Ульяновым, в дипломе имел отчество Иванович?

К.А.: Дело в том, что для того чтобы человек имел право получить диплом, ему давали удостоверение на право получения такового. В экзаменационном листе писались только фамилия и имя, а тут он должен был продиктовать комиссии свои полные данные, то есть, и отчество тоже. И он видимо сказал - Владимир Иванович Ульянов.

Сева: Каким же образом он мог стать Ивановичем при живом отце Илье?

К.А.: В одной книге я нашел неопубликованные ранее воспоминания Анны Ильиничны. Она не упоминает Ивана Сидоровича Покровского, домашнего врача, который 20 лет жил вместе с их семьей и переехал из Нижнего Новгорода в Симбирск.

Сева: А откуда вы узнали, что он 20 лет жил в семье?

К.А.: Есть архивные данные, которые на это указывают.

Сева: То есть, 20 лет человек фактически жил вместе с семьей.

К.А.: Да, он не был женат и жил с ними постоянно. Ни с кем не общался, а кухарка и служанка, девушки расторопные, взрослые, не могли не заметить элементы интимной связи, если таковая была бы. Кроме того, в 1957 году я встретил человека, который знал лично всю семью Ульяновых. Он-то мне и рассказал о романе Марии Александровны с Иваном Сидоровичем. Я ему, признаться, не поверил, но потом в своей книге извинился перед ним, что раскрыл все эти тайны. Что делает Анна Ильинична? Она отдаляет Ивана Сидоровича, не называет ни его имени, ни фамилии, ни отчества и говорит, что когда Писарев был запрещен, они брали его книги у домашнего врача. А потом тут же зачеркивает и пишет: "...у знакомого врача". То есть, скрывает факт, что этот врач был близким человеком для матери Ульянова.

Сева: Ну, близким человеком - одно, а вот если он был биологическим отцом детей Ульянова - это совсем другая история. Потому что Владимир Ильич Ульянов прямо на наших глазах превращается во Владимира Ивановича Покровского.

К.А.: Да, вы правы.

Т.Б.: А как же Илья Николаевич все это время терпел, если весь город знал?

К.А.: Ну, а если он был в физиологическом плане не на уровне... Ему было все равно, потому что он всю свою душу отдавал народному образованию, получив три ордена от правительства.

Сева: Тут информация на нас свалилась такая, что нужно ее как-то переварить и хотя бы на минутку-другую сделать перерыв, и мы Владимиру Ивановичу Покровскому посвящаем песню, которая называется "Слава впередсмотрящему".

+Слава впередсмотрящему

Сева: В беседе с нашим гостем, Кимом Александровичем Арутюновым, мы сделаем перерыв. Татьяна Берг бросит свой взгляд на событие недели.

Т.Б.: Я уже не раз рассказывала о странных судебных процессах, происходящих в Британии. Но вот сейчас не менее странная история о решениях, которые принимают наши службы социального обеспечения. Есть у нас такая телепрограмма "Обмен женами". Я сама ее никогда не видела, но что там происходит понятно по названию. И вот, благодаря очередному выпуску этой программы и очередному обмену женами, выяснилось, как легко обмануть чиновника и поживиться за счет честного налогоплательщика. Из двух семей, участвовавших в этом обмене, одна живет на пособия, а другая - честно трудится. И семья иждивенцев куда богаче. Глава семьи - Марк Баксли прекратил легально трудиться, то есть, работать и платить налоги, четыре года назад, когда у него и его жены Лиз было пятеро детей. С тех пор появилось еще трое. В результате, семья получает пособия на восьмерых детишек, отдельное пособие на двух из них, которые страдают астмой, сам Марк получает пособие по болезни, диагноз - депрессия, ну, и, разумеется, пособие на оплату жилья. Жилье вполне приличное, со всеми современными удобствами, с дорогим широкоэкранным телевизором, компьютером и тому подобное. Я не буду утомлять наших слушателей, уточняя сумму каждого пособия. Скажу только, что в результате семья имеет приблизительно 37 тысяч фунтов в год (это около 50 тысяч долларов США). Вторая семья - это Колин и Эмма Спрайт, у которых двое детей, оба они работают пять дней в неделю и после вычета всех налогов получают на руки 27 тысяч фунтов, на 10 тысяч меньше, чем у четы Баксли. Недавно им пришлось перезаложить свой дом, кстати, куда более скромный, чем обитель семейства Баксли. Но даже это не вся история, ибо дотошные газетчики узнали, что в свободное от безделья время Марк Баксли еще подрабатывает "по-черному". Он ремонтирует дома соседям, получая на руки наличные, избегая тем самым уплаты налогов. Этим депрессия не мешает ему заниматься, но если репортеры выяснили это буквально за один день, то почему же об этом не знают социальные службы, которые щедро выплачивают семье Баксли все перечисленные мною пособия. И как они не заметили, на какой роскошной машине катается за их счет все многочисленное семейство. Послевоенные создатели государства всеобщего благосостояния Welfare State, стремились помочь тем, кто действительно нуждается в помощи. Вероятно, им было бы не по себе, услышав эту историю. К сожалению, мы слышим подобное не в первый раз и далеко не в последний раз.

Сева: Это не просто. Нужно основательную юридическую подготовку иметь, чтобы разобраться в десятках пособий. А теперь Леонид Владимирович напомнит нам о юбилейных и памятных датах предстоящей недели.

Рубрика «Юбилейные и памятные даты»

Сева: Спасибо, Леонид Владимирович. Ким Александрович, у нас времени мало, и я хочу коротко сосредоточиться на материнской линии Ленина. С отцом мы понимаем, вы доказали, что это Покровский...

Л.В.: Простите, а есть такое доказательство?

К.А.: Есть. У меня также есть фотография, которую я поместил в двухтомник и все специалисты и наши, и зарубежные, художники особенно, в один голос говорят, что Покровский и Владимир Ильич похожи, как две капли воды.

Сева:Значит и Владимир и Александр - они от Покровского?

К.А.: Именно. И Дмитрий.

Сева: Теперь, давайте сосредоточимся на матери. Мы все помним знаменитую статью Шагинян, где выяснилось, что она в девичестве была Бланк, но вы проследили генеалогию Бланков и, поэтому, сможете коротко нам рассказать, кто был ее отцом, дедом, прадедом и так далее.

К.А.: Да, очень богатая генеалогия по материнской линии. Давайте начнем с житомирского архива, где сотрудница вынесла мне папку с досье Бланков, где говорилось и о прапрадеде - Ицке Бланке, потом о прадеде Мойше Ицковиче Бланке, который имел дочерей и двух сыновей - Абель и Сруль. Сруль после переезда в Староконстантиново, в Житомирской области, становится Израилем, а после того, как они переехали в Санкт - Петербург, они приняли православие и изменили имена. Граф Апраксин, один из двух братьев, принявших православие и становится крестным отцом дедушки Ленина. Оба брата блестяще закончили Военно-медицинскую академию, получили назначения...

Сева: А если ближе подойти к матери Ленина - Бланк - то кем были ее родители?

К.А.: Александр Дмитриевич, врач, по образованию, хирург-акушер, а у бабушки - отец - немец, а мать - еврейского происхождения, дочь предпринимателя. Таким образом, по генеалогии тут присутствуют евреи и немцы, причем евреи, корни которых идут из Швеции. Они постепенно перебрались в Петербург, занимали солидные должности, один из них был юрист-консультом. Известно также, что один из ее родственников был фельдмаршалом, другой президентом Германии, а другой - Мантейфель, воевал с генералом Роминым в Африке. Это немецкая часть.

Л.В.: Минуточку, там все время говорили про калмыцкую струю...

К.А.: Уважаемый задал вопрос о материнской линии. Если взять Илью Николаевича, то отец у него был чуваш, ничего общего с русскими, а бабушка была калмычкой.

Т.Б.: Но если Илья Николаевич не был отцом, то все это не имеет никакого значения.

Сева: А генеалогию Покровского вы исследовали?

К.А.: Да, оказывается, отец Покровского был очень уважаемым человеком. Он взял фамилию матери, поскольку сам был незаконнорожденным. Но отец, чувствуя свою ответственность, дал ему образование, он стал врачом. А на самом деле его фамилия была Улыбышев. Когда я в Париже назвал эту фамилию, мне сказали, что это была известная личность. Он был музыковедом и драматургом. Написал на французском языке, впервые, биографию Моцарта.

Сева: То есть, Улыбышев - это биологический отец Ивана Сидоровича Покровского?

К.А.:Да.

Т.Б.: Все равно, я не могу понять одной вещи: зачем Ленину было выдавать эту страшную тайну на своем дипломе?

Л.В.: Правильный вопрос.

Сева: То есть, другими словами, почему молодой Ленин не признавал Илью Николаевича своим отцом?

К.А.: Я это тоже рассмотрел. Полагаю, что мать понимала Ульяновых, что дети все видят и знают. И после смерти Ильи Николаевича решила открыться перед детьми, кто есть кто.

Т.Б.: Тем самым Ленин решил сделать себя незаконнорожденным человеком, раз написал "Иванов".

К.А.: Мне кажется, что ему посоветовали оставаться Владимиром Ильичом, потому что скандал мог перечеркнуть его карьеру. И диплом упрятали так, что никто не мог найти, только я нашел. Могу скопировать и прислать вам.

Сева: Короче, я чувствую, что лениниане не будет конца, потому что вы вскрыли такие пласты, что можно рыть экскаватором и открывать все новые подробности.

К.А.: Да, точно так. У меня уже выходит книга, верстку которой я уже прочел в Москве, а сама книга сдана уже в печать. Называется "Пикантные и криминальные подробности в биографии Ленина", где целых восемь глав, в том числе и "Женщины в жизни Ленина".

Л.В.: Очень интересно, а как бы эту книжку получить?

К.А.: Оставьте свой адрес, я пришлю.

Сева: Из вашего рассказа ясно одно: из ничего ничего и получается. Важно, чтобы все эти способные люди были в генофонде и как бы мы к Ленину не относились, он все равно человек выдающийся и по способностям, и по тому, что он сделал, по следу в истории. Можно относиться к нему по-разному, я отношусь сугубо отрицательно, но это совершенно не исключает оценки Ленина, как человека выдающегося. Потому мы и закончим на музыке: "Красная гвоздика" - апофеоз Владимиру Ильичу, Владимиру Ивановичу Ульянову - Ленину - Покровскому. А Киму Александровичу спасибо. До свидания, до следующей субботы, счастливо!

+Красная гвоздика

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх