,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Что творится в деревне, проданной вместе с людьми
  • 13 января 2014 |
  • 19:01 |
  • polvic |
  • Просмотров: 608
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
-2
Некогда процветавший в райцентре Сергач колхоз продал все свое имущество новому собственнику. Нынче бизнесмен разорился, и теперь жилье вместе с живущими в нем людьми снова пойдет с молотка.

Надежда Белова, маленькая женщина с мозолистыми руками, протягивает мне ордер от 1995 года. Бывшей телятнице его выдал колхоз «Серп и молот», в котором она проработала 12 лет. Но это уже не документ, а бумажка. А сама Надежда не собственник и даже не арендатор жилплощади в 20 с небольшим метров – никто.

– Я в три часа ночи вставала, чтобы коров подоить, навоз через окошко кидала, все здоровье в этом колхозе угробила. Так неужели недостойна, чтобы мне мою же квартиру отдали?! – возмущается она.

Белова приехала в Сергач в 90-е из Казахстана. Руководство тогда еще живого колхоза «Серп и молот» выделило ей квартиру по договору социального найма и пообещало, что жилье можно будет приватизировать, отработав тут 10 лет.

Колхоза давно уже нет, но есть около 50 одноэтажных построек, в которых живут бывшие его работники. Это убогие домишки, у которых из достоинств – они каменные и есть газовое отопление. Туалет во дворе, вода – в колонке, до которой 500 метров. В конце 80-х некогда колхоз-миллионер стал загибаться, а в 95-м году вышел указ Ельцина о реорганизации колхозов, и «Серп и молот» был преобразован в товарищество, в котором колхозники стали пайщиками. В 2005 году почило и это товарищество.

Когда начался процесс его ликвидации, встал вопрос о жилых домах, которые колхоз выделил работникам. В результате некоторым разрешили квартиры приватизировать бесплатно, но с большинства «товарищей» председатель «Серпа и молота» Валентина Водопьянова потребовала деньги: 25 тысяч за однокомнатную квартиру, 50 – за двухкомнатную.

– Откуда у нас такие деньги?! – недоумевает Белова. – Я тогда на почте за копейки работала, некоторые вообще без дела сидели. У меня и сейчас пенсия 5500, хватает только на еду. На что жилье выкупать?

Нашлись, однако, те, кто квартиры у Водопьяновой выкупил. Остальные уперлись: мол, жилье наше, мы за него своим трудом уже заплатили. Но в 2006 году она продала жилье несогласных, всего около 20 квартир, вместе с остальным имуществом колхоза новому собственнику. Им стал Раис Валемеев, владелец другого сергачского сельхозпредприятия – «Красный Восток». С жилыми домами предприниматель получил и прописанные в них живые души.


Люди из «совка»

После продажи всего колхозного имущества «Красному Востоку» бывшие работники снова попытались получить жилье в собственность. Рассылали письма, ходили по инстанциям. В милиции им сказали, что нарушений нет: на улицу бизнесмен никого не выгнал. В прокуратуре тоже не увидели в ситуации ничего противозаконного, а мировой суд иски колхозников завернул. Зато местные чиновники обнадежили: глава администрации Сергачского муниципального района Николай Субботин пообещал, что в обиду никого не даст.

– Наши юристы оказали жителям консультационную помощь и направили в судебные органы, – отчиталась о проделанной работе помощник главы Ирина Курасова. То есть вроде как на произвол судьбы не бросили.

В прошлом году имущество Валемеева было арестовано за долги, и сейчас ОАО «Красный Восток» проходит процедуру банкротства. В ближайшее время все будет выставлено на торги, в том числе и те жилые дома. По факту получается – вместе с людьми. Как поведет себя новый собственник, неизвестно, но вряд ли он захочет заниматься благотворительностью. Дома хоть и плохонькие, но в центре города – на самой дорогой местной земле. Между тем и среди этих жильцов есть такие, кто выплатил Валемееву деньги за свои квартиры, но документов не получил. И вряд ли уже получит...

– К моей маме летом приходили судебные приставы. Спрашивали, на каком основании она проживает в этом доме, велели выселяться, – рассказывает Валентина Видяева, которая ни при каких обстоятельствах выкупать жилье не хочет. Сама она в колхозе поработать не успела, но там трудилась вся ее семья – мать и три брата. – Маме 76 лет, всю трудовую жизнь колхозу отдала. После того случая она заболела, и пришлось ее забирать к себе в Дзержинск.

Недавно семья Видяевых обратилась за помощью к юристу, который готовит иск в суд. Вместе с ними за жилье продолжают бороться муж и жена Симаковы. Николай 27 лет отпахал в «Серпе и молоте» механизатором. Больше желающих отстаивать свои права в судебном порядке не нашлось.

– Остальные думают, что, если мы с Симаковыми выиграем суд, им тоже вернут квартиры, – объясняет Валентина. – Но документы мы собираем только на себя. Я предлагала объединиться, вместе бороться легче. Они отказались: мол, потратимся, а вдруг ничего не получится.

Бывшие колхозники до сих пор в своем сознании живут в «совке», не видя разницы между своим и общим, верят, что кто-то решит их проблемы. Или они разрешатся сами. Но СССР остался в прошлом веке, проблемы сами собой не решаются. И Валентина борется не за общее дело, а за свою маму. Из принципа.


Барыня с улицы Крутой

Экс-председатель Валентина Водопьянова живет на улице Крутой – в самом дорогом месте Сергача. Ее двухэтажный коттедж прекрасно вписывается в окружающий пейзаж.

– При ликвидации товарищества на общем собрании было принято решение, что те, кто отработал в колхозе 20 лет, получат жилье бесплатно, кто меньше – смогут выкупить его по оценочной стоимости. Все законно. Не понимаю, почему они возмущаются, – убеждает меня Валентина Анатольевна, стоя посреди отделанной деревом огромной прихожей.

Постойте, почему 20 лет, если Надежде Беловой и другим обещали квартиры за 10 лет работы в колхозе? Валентина Анатольевна, однако, противоречия не видит: колхозники, дескать, сами так решили на общем собрании, а она пойти против воли коллектива не могла. Вот, правда, сами колхозники – реальные, с улицы Зеленой – утверждают, что никакого собрания не было. И к слову, почему Николай Симаков, отработавший в колхозе 27 лет, в итоге все равно остался без жилья?

Валентина Анатольевна – с виду божий одуванчик: маленькая, худенькая, говорит тихо. Но как только между ней и бывшими работниками – они в очередной раз пришли за правдой – начинается спор, в голосе появляются металлические нотки.

Я смотрю на Водопьянову и понимаю, почему она живет барыней на местной Рублевке, в то время как ее бывшие подчиненные вот-вот лишатся своих убогих домиков без удобств... Они, конечно, простаки. Да, годами горбатились на этой земле и не заметили, что давно наступил капитализм... Хотя и при нем, кажется, совесть еще никто не отменял.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх