,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия в условиях фашистского переворота
  • 5 мая 2013 |
  • 23:05 |
  • Alive |
  • Просмотров: 700
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
-2
Начиная с 2002 года практически во всех статьях мы отмечали, что установившийся в России режим поступательно и закономерно перерождается в фашистскую диктатуру. Предпосылки именно такого развития ситуации были заложены в самом основании этого режима в антинациональных государственных переворотах 1991-93 годов. Уже в событиях 93 года налицо явные черты не просто антинационального, антинародного, антисоциального переворота, но переворота специфически криминально-фашистского. Однако, хотя ельцинистский режим обладал рядом качеств, явно роднящих его с фашизмом, тем не менее, собственно фашизмом он не был. Стремительное нарастание фашистских тенденций отмечается с приходом к власти Путина (сначала в качестве премьер-министра, затем и.о. президента, и, наконец, президента). Наиболее заметные вехи на этом пути:

1. Приход к власти президента не путем выборов, а путем аппаратной передачи полномочий (с последующим выходом на выборы уже в качестве и.о. президента).

2. Разгром и выведение за пределы поля легальной политики радикальных оппозиционных движений (осуществленный спецслужбами раскол РНЕ, ряд провокаций против НБП, наконец, пресловутый закон об экстремизме 2002 года).

3. Консолидация правящего слоя крупной буржуазии путем устранения фрондирующих олигархов.

4. Установление полного контроля над СМИ.

5. Передел пакетного соглашения и установление контроля над Думой.

6. Реформа Совета Федерации, отстраняющая избранных губернаторов от работы в верхней палате парламента.

7. Административная реформа с введением семи федеральных округов.

8. Окончательное подчинение бизнеса (дело ЮКОСа) завершение консолидации правящего класса.

9. Серия провокаций, направленных на раскол КПРФ (селезневский, семигинский и тихоновско-потаповский расколы)

Каждый из этих шагов был достаточно ясным и отчетливым предвестником наступающей фашистской диктатуры. В сентябре 2004 года реализация фашистского сценария вступила в завершающую стадию. На настоящий момент говорить об угрозе установления фашистского режима поздно. Он установлен.

Уточним и определим понятия. По определению известного болгарского коммуниста Георгия Димитрова наиболее точному из имеющихся фашизм есть прямая террористическая диктатура крупной буржуазии. Отметим две ключевые составляющие данной формулы. Во-первых, политическая власть крупного капитала. Во-вторых, реализация этой власти в форме прямой диктатуры, не опосредованной бутафорскими институтами буржуазной демократии. Оба компонента налицо. Режим власти крупной буржуазии был установлен непосредственно в результате переворота 93 года, однако прямая террористическая диктатура действовала лишь в течение трех месяцев � с октября по декабрь. Ельцинский режим не имел внутренних сил и резервов и пошел на попятный, допустив в некоторых пределах институты буржуазной демократии.

Любая система власти определяется соотношением реальных социальных и классовых сил. Законодательство лишь отражает это соотношение. Всякое социальное право определяется и проистекает из той силы, которая это право утверждает. Насильственная колониальная деиндустриализация России закономерно вызвала деклассирование трудящихся масс, их разобщение, дезорганизацию, утрату классового самосознания и солидарности. Массовое разрушение заводов и фабрик, военно-промышленного комплекса и научных учреждений закономерно привело к распаду трудовых коллективов, к массовому превращению рабочих и служащих либо в мелкую и мельчайшую буржуазию (мелкие торговцы, челноки), либо в обслуживающий персонал буржуазии (от торговых агентов до охранников), либо в деклассированных маргиналов. В результате реальное соотношение классовых сил поступательно смещалось в пользу крупной буржуазии, что и отражалось изменением законодательства: последовательной и поступательной редукцией демократических институтов. Закономерным завершением этого процесса и является переход сначала к управляемой демократии, а затем к прямой диктатуре правящего крупного капитала, то есть к режиму фашистского образца.

Теперь перейдем непосредственно к анализу конкретной политической ситуации, сложившейся в результате бесланской провокации.

Беслан
Не останавливаясь на детальном описании бесланской трагедии (подробности и так достаточно известны), перейдем непосредственно к ее последствиям.

1. Массовые акции народного протеста против терроризма, прекрасно организованные правящей администрацией и в самом выгодном для власти свете освященные полностью подконтрольными СМИ. Лейтмотив акций: сплотимся для отпора террористам!. Сплотимся вокруг кого? Очевидно, вокруг президента и его администрации.

Логично задать вопрос: в чьих интересах были эти акции? Населения России? Нет! Потому что именно политика президента и правительства вызвала террористические акты и не смогла или не захотела (на этот вопрос мы ответим ниже) их предотвратить. Следовательно, объективные интересы населения состояли как раз в ликвидации такого правительства, а не в его поддержке и укреплении. В аналогичной ситуации в Испании народные массы вышли на улицы именно для того, чтобы выразить недоверие правительству, в результате правительство и политическая линия страны сменились, и более терактов на исламистской почве не происходило (баскский терроризм это уже иная проблема). В нашем же случае население, напротив, вышло с поддержкой правительству, которое уже не первый и даже не десятый раз допустило в стране массовую бойню. Итак, население действовало явно вопреки своим интересам и здравому смыслу (не террористам же вышли люди демонстрировать свое несогласие с их методами!). Следовательно, налицо акт манипуляции массовым сознанием и поведением: посредством ужаса, игры на эмоциях толпы, разрушения критического восприятия реальности и суггестивного воздействия полностью подконтрольных СМИ население было согнано в бессмысленное стадо запуганное и потому легко контролируемое.

Ставим второй вопрос: был ли итоговый эффект Беслана выгоден террористам? Предположим, организаторы теракта действительно ставят задачу добиться независимости Чечни от России. Что в этом случае по логике вещей они должны делать? Ослаблять государственный аппарат и подрывать основы стабильности правящего режима. В первую очередь добиться устойчивого его неприятия обществом. Логично ли в этом случае проводить акции массового террора, тем более против детей? Ответ уже известен: крайне нелогично. Теракт привел как раз к обратному: к укреплению режима и к тому, что сепаратисты потеряли поддержку даже тех сил в российском обществе, которые относились или потенциально могли относиться к ним благожелательно. Предположение, что организаторы теракта дураки и не предвидели последствий, не выдерживает никакой критики. Чеченские сепаратисты достаточно политически опытны, к тому же реакция российского населения на подобные теракты им уже давно известна по целому ряду предыдущих акций, каждая из которых заметно укрепляла режим Путина. Следовательно, цели действительных организаторов теракта (кем бы они ни были), по-видимому, состояли не в дестабилизации режима, а как раз в его стабилизации.

Итак, первый вывод: первое из последствий теракта в Беслане массовые акции солидарности с режимом - было выгодно только одному субъекту правящему режиму, который и организовал фактически все акции народного протеста причем столь оперативно, что невольно возникает предположение о его готовности к ситуации.

2. 4 сентября, сразу же после теракта президент Путин выступил с заявлением, центральным пунктом которого было утверждение о состоянии войны России с международным терроризмом (Это нападение на нашу страну. Мы имеем дело не просто с отдельными акциями устрашения, не с обособленными вылазками террористов. Мы имеем дело с прямой интервенцией международного террора против России. С тотальной, жестокой и полномасштабной войной. Но самое главное это мобилизация нации перед общей опасностью. В ближайшее время будет подготовлен комплекс мер, направленных на укрепление единства страны). Состояние войны естественно означает чрезвычайные меры, соответствующие чрезвычайной ситуации, в том числе временное (на время чрезвычайной ситуации), но существенное ограничение демократических процедур и гражданских свобод. А, поскольку сроки чрезвычайной ситуации ничем не ограничены, закладывается идеологическое основание для установления прямой диктатуры.

В рамках декларированного Путиным состояния войны любое противодействие власти путинского режима (в том числе и легальными политическими средствами!) будет немедленно истолковано как пособничество терроризму - прямое или косвенное. Неспроста ведь сказано: самое главное это мобилизация нации. Развивая тезис Путина, заместитель главы президентской администрации Сурков в своем интервью газете "Комсомольская Правда" 29 сентября уже употребил в отношении оппозиции термин пятая колонна (в осажденной стране возникла пятая колонна левых и правых радикалов. У фальшивых либералов и настоящих нацистов все больше общего. Общие спонсоры зарубежного происхождения. проповедуют целесообразность поражения собственной страны в войне с терроризмом), а на местах активистами ЕдРа и идущих вместе настойчиво вводится в оборот формула кто против терроризма тот за Путина, кто против Путина тот за террористов (Буквально лозунг, поднятый путинистами 29 октября в Москве звучал так: "Кто за Россию, тот за Путина" и "Они - за Масхадова, мы - за Россию"). Совершенно очевидно, что создание идеологического базиса для перехода к прямой террористической диктатуре завершено. Отмена политических свобод и репрессии в отношении любой оппозиционной силы обоснованы искусственно созданной и раздутой угрозой терроризма, а срежессированные администрацией антитеррористические выступления населения придают этим репрессиям видимость легитимности.

3. Уже 13 сентября президент РФ В.Путин выступил на расширенном заседании правительства с предложением изменить структуру власти в России с целью обеспечения "единства вертикали власти" для мобилизации всех ресурсов страны на борьбу с терроризмом. В частности, инициатива Путина предполагает замену выборов глав субъектов РФ на назначение, полный перевод выборов в Госдуму на избрание по партийным спискам, запрет всех экстремистских организаций, являющихся якобы "рассадником терроризма", и пр. Смысл этих инициатив предельно прозрачен. Под предлогом экстремизма может быть запрещена любая оппозиционная партия или организация. Полезно вспомнить, что продавленный кремлевской администрацией в 2002 году закон об экстремизме позволяет приостанавливать деятельность партий под предлогом экстремизма внесудебным порядком органами все той же исполнительной вертикали, причем срок такой приостановки до решения судане оговорен, а под признаки экстремизма, например причинение вреда общественному порядку и общественной безопасности, можно подвести любую политическую деятельность, особенно в условиях войны с мировым терроризмом, когда любой оппонент режима клеймится как пятая колонна. Новая же инициатива Путина предполагает еще и установление прямого контроля президента над судебной системой, а также наделение Президента правом внесудебного административного роспуска региональных законодательных органов. Итак, деятельность любой оппозиционной партии по подозрению в экстремизме может быть на фактически неограниченный срок приостановлена органами исполнительной власти той самой пресловутой вертикалью. В том числе и перед выборами или в условиях проведения референдума. Прохождение по одномандатным округам неугодных власти кандидатов согласно путинскому проекту блокируется полным переводом выборов на партийные списки. Параллельно с этим процедура регистрации партий вновь заметно усложняется: внесенный 13 октября в Думу законопроект предусматривает увеличение минимальной численности партий в пять раз: с 10 до 50 тысяч зарегистрированных членов. Выборы губернаторов заменяются назначением из числа предложенных Кремлем кандидатур.

Таким образом, любая оппозиция полностью выдавливается из легального политического поля. Не имея никаких возможностей для легальной борьбы, она оказывается перед выбором или прекратить свою деятельность, или осуществлять ее вне рамок заданного фашистским режимом правового поля и подвергнуться репрессиям за экстремизм. Итог: фактически предложенный Путиным проект, в случае его принятия (а его принятие практически гарантировано полной подконтрольностью парламента и дезорганизацией оппозиции), окончательно ликвидирует институты буржуазной демократии и означает полный переход к режиму прямой буржуазной диктатуры, то есть фашизму.

Но обратим внимание на другой момент: программа фашизации государственного устройства предложена Путиным всего через 2 недели после бойни в Беслане. Представляется невероятным, чтобы проект такого масштаба был подготовлен в столь рекордные сроки. Вывод напрашивается сам собой: программа изменения государственного строя по сути ползучего государственного переворота подготовлена путинской администрацией заранее и лишь ждала своего срока подходящей политической ситуации в стране. А значит одно из двух: либо бойня в Беслане организована непосредственно режимом, либо режим попросту пассивно ждал ту или иную массовую бойню для реализации своей программы. А раз ждал и нуждался в ней значит, очевидно, не имел ни желания, ни намерения ей противодействовать. В любом из этих случаев режим несет прямую ответственность за бойню, причем не за головотяпство и недееспособность, а именно за сознательное соучастие (как минимум) или прямую организацию (как максимум).

Роль бесланской провокации имеет прямую историческую аналогию поджог рейхстага нацистами. Историческая параллель предельно точна. Также как поджог рейхстага послужил поводом к разгрому политической оппозиции (прежде всего коммунистической) в гитлеровской Германии, точно также Беслан служит основанием для легитимизации установления прямой террористической диктатуры в России. За примерами далеко ходить не надо. С необъяснимой регулярностью в стране гибнут члены радикально-оппозиционных организаций. В частности, не далее как 30 октября при весьма загадочных обстоятельствах погибли два активиста НБП Алексей Волков и Роман Нефедов (по официальной версии якобы несчастный случай), ранее 26 августа 2004 г. в Хабаровске был убит руководитель местного отделения общественного движения "Россия без Путина" Максим Орлов. Случаи пыток на допросах и гибели допрашиваемых столь многочисленны, что только их перечисление заняло бы значительный объем статьи. Практически все организуемые радикальной оппозицией акции оканчиваются разгоном и задержанием участников. Проводится зачистка органов исполнительной и законодательной власти от членов КПРФ, сопровождающаяся арестами депутатов-коммунистов и откровенным террором. Только за последние месяцы по надуманным предлогам были арестованы председатель городской Думы Краснодара А. Кирюшин и депутат Н. Шнуренко, готовится расправа над мэром Краснодара Н. Призом и редактором телерадиокомпании Советская Кубань В. Потаповым. В Омске осужден корреспондент газеты Правда П. Гутенев. От 2 до 7 лет грозит главному редактору газеты Омского обкома КПРФ Красный путь А. Погарскому. Заведено уголовное дело на организатора акций протеста против монетизации льгот, второго секретаря Ярославльского обкома КПРФ А. Воробьева. За критику карательной системы арестован первый секретарь Чебоксарского горкома КПРФ А. Моляков. В Орле избит второй секретарь обкома КПРФ С. Быков.

Важно отметить, что сразу же после озвучивания путинской программы, означающей, по сути, очередной антиконституционный переворот, в прессе и СМИ раздались голоса и подголоски о возможности отмены ограничений на третий президентский срок. Пока это только подголоски, официально проект не озвучен, но было бы крайне наивно надеяться на то, что это лишь частное пожелание особо отличившихся холуев. СМИ находятся под надежным контролем власти и разговоры о третьем президентском сроке (а в перспективе и о бессрочном правлении) имеют вполне ясную цель прощупывания и подготовки общественного мнения к возможности реализации такой программы. Стоит отметить в этой связи заявление губернатора Матвиенко, сделанное ей в интервью журналу Итоги 25 октября 2004 г., о том что: По менталитету русскому человеку нужен барин, царь, президент. Это заявление достаточно ясно демонстрирует, что президентская власть рассматривается функционерами исполнительной вертикали не в качестве демократического института, а в одном ряду с властью барина или царя (отмечу в скобках, что формулировка Матвиенко для убежденного монархиста звучит не менее оскорбительно и неприемлемо, чем для демократа).

Особенности российского фашизма
Итак, установленный в РФ в результате сентябрьского ползучего переворота режим полностью отвечает определению фашистского режима. Рассмотрим следующий вопрос: какова специфика путинского фашизма? Отличается ли он от известных исторических аналогов режимов Гитлера, Муссолини, Франко, Пиночета и т.д.?

Ключевым моментом в анализе специфики путинского режима является характер российского капитализма и, соответственно, правящего класса. Классический европейский фашизм первой половины 20 века возник и развивался в условиях империализма. Господствующий класс представлял собой крупную национальную промышленную буржуазию, интересы которой состояли в переделе мира, посредством военной экспансии. Существенным для германского фашизма моментом было нарастающее противоречие между империалистами ведущих государств, усугубленное условиями Версальского мира. Внешняя экспансия как цель, провозглашенная правящим классом, была оформлена в виде идеологии воинствующего шовинизма, и эта цель оказалась созвучна интересам достаточно широкого спектра общественных сил прежде всего средней и мелкой буржуазии, военных и, отчасти даже рабочих. В итоге классический европейский фашизм осуществил мобилизацию нации. Сколь бы велики и чудовищны ни были преступления германского фашизма, следует отдавать себе отчет в том, что германский, итальянский или испанский фашистский режимы был заинтересован в увеличении населения (своей нации) и в экономическом развитии.

Российская крупная буржуазия, захватившая власть в 93 году, не являлась и не является ни промышленной, ни национальной по своим интересам. Это компрадорская буржуазия, источником сверхдоходов которой является не промышленное производство, а захват и максимально быстрая распродажа сырьевых ресурсов. Промышленная буржуазия развитых стран для отечественной олигархии является не конкурентом, а стабильным партнером. Интересы российской олигархической буржуазии никоим образом не связаны с интересами Русской нации или евразийского геополитического пространства, более того, диаметрально противоположны им. Интересы российской олигархии связаны со странами Запада (США и Европы), куда они вывозят и где вкладывают в долгосрочные проекты вывезенный из России капитал, где они дают образование своим детям и возможность иммиграции в которые постоянно сохраняют.

Второй существенный момент состоит в том, что если для промышленной буржуазии народные массы представляют собой потенциальный источник прибыли в качестве эксплуатируемой рабочей силы, то для компрадорской российской буржуазии народные массы это лишь обуза, требующая минимального прокормления и создающая постоянную угрозу собственности на захваченные недра.

Формула германского или итальянского фашизма мобилизация нации для реализации интересов крупной буржуазии. Основной объект агрессии внешние государства. Основная мотивация внутреннего террора обеспечение этой мобилизации и подавление всех, кто ей противодействует. При этом своя страна представляет объект долгосрочных интересов. В ее экономику, обороноспособность и популяционный рост правящая буржуазия готова инвестировать свои средства. Народные массы инструмент, но инструмент необходимый, а, следовательно, подлежащий сохранению и рачительному использованию.

Формула российского фашизма обратна. Максимально эффективное и быстрое разграбление страны без каких-либо инвестиций в долгосрочные проекты. Разрушение промышленного производства и науки как бесполезных для захвата и продажи сырья. Целенаправленное сокращение населения, подавляющее большинство которого опять-таки бесполезно и даже потенциально опасно для разграбления сырьевых ресурсов. Основной объект агрессии население собственной страны.

Именно здесь следует искать причины всех принципиальных отличий российского фашизма от германского образца. Германский фашизм заинтересован в поддержке собственного производства, поэтому ориентируется на закрытую модель таможенной политики и кейнсианскую экономику и автаркию. Российский фашизм заинтересован лишь в максимизации продажи сырья, поэтому ориентируется на максимально открытую и экстремально либеральную экономическую модель. Германский фашизм находится в конкурентных отношениях с другими империалистическими державами и заинтересован во внешней экспансии, поэтому укрепляет армию и военно-промышленный комплекс. Российский фашизм, напротив, связан с международным капиталом едиными интересами, а потому не нуждается в собственной армии и целенаправленно разрушает ее. Гаранта своей власти он видит как раз в войсках НАТО и вполне готов впустить их в случае критической политической ситуации. Германский фашизм заинтересован в мобилизации нации, поэтому стремится к ее консолидации (посредством идеологии национализма), унификации (путем выселения или ликвидации национальных меньшинств) и росту численности населения (посредством позитивной демографической и социально-экономической политики). Российский фашизм заинтересован в обратном: в максимальном разобщении нации, подавлении любых форм национальной идеологии и самоидентификации, в максимальном этническом плюрализме (как средстве разобщения населения) и обострении национальных конфликтов, наконец, в поступательной депопуляции России посредством негативной демографической политики (программы планирования семьи, пропаганда противоестественных форм полового поведения, эмансипация женщин, наркотизация, разрушение системы здравоохранения).

По своей сути российский фашизм это фашизм наизнанку. Фашизм не империалистический, а марионеточно-колониальный. Он воспроизводит в точности все черты и особенности фашистской политики, но не в отношении своего народа, а в отношении народов завоеванных и подлежащих последовательному геноциду. И в этом он не уникален. Именно такая модель характерна для тех стран, в которых фашистский или квазифашистский режим отражал интересы не национальной, а иностранной буржуазии, в отношении которой местная компрадорская буржуазия выступала в качестве сателлита. Именно таков характер фашистских режимов Латинской Америки прежде всего режим Пиночета совмещавших фашистскую политическую практику с радикальным экономическим либерализмом. Если сравнивать российский фашизм не с германским, а с чилийским образцом, то здесь различия окажутся несущественными. В обоих случаях фашистский режим выступает в качестве местной администрации заграничных хозяев. Аналогичные экономические условия порождают аналогичные политические формы.

Мобилизация по-путински
Остановимся на следующем существенном вопросе: как соотносится указанная нами выше целенаправленная политика путинского режима на максимальную дезинтеграцию нации, на подавление всякого национального и социального сознания с недавними заявлениями Путина о необходимости мобилизации нации перед лицом опасности? Для того чтобы ответить на этот вопрос рассмотрим идеологический инструментарий путинского фашизма. На первый взгляд, все классические компоненты налицо. Патриотическая демагогия, лозунги сплочения, консолидации и мобилизации против общей внешней угрозы, приоритет сильной государственности. Даже название партии власти Единство - калька с итальянского фашио, даже в символике некоторых подразделений милиции ликторский пучок, он же фасция символ фашизма.

Тем не менее, есть существенный нюанс. Любая мобилизация предполагает задание некоторой общей цели и пути ее реализации то есть идеологию. Классический германский нацизм в качестве такой идеологии имел достижение расового превосходства, захват территории и порабощение расово-неполноценных народов. Демагогичность этого идеала состояла в том, что правящая буржуазия получала колоссальные прибыли немедленно и еще более колоссальные в перспективе, а простому арийцу предстояло таскать каштаны из огня собственными руками, причем не только для себя, а в первую очередь для военных промышленников. Но все-таки и для себя тоже. В этом основа национальной мобилизации в согласии большей части нации участвовать в таком проекте. В итоге нацизм обещал положение господ все-таки всем немцам.

Логика национальной мобилизации в государствах, подвергшихся фашистской агрессии тоже очевидна: налицо явная общая угроза, перед лицом которой социальные и классовые противоречия отступают на второй план. В любом случае в основе мобилизации лежит идеология, а в основе идеологии или общий идеал, или хотя бы общий интерес, что и создает основу для солидарного действия.

Какова же идеология путинского проекта мобилизации? Сильное государство? Но государство это только инструмент для достижения некой цели, оно не может быть самостоятельной ценностью. Никакой мессианской идеи у путинского режима нет и быть не может, равно как и геополитической. Россия в границах РФ это заведомо несамодостаточное, ущербное политическое образование. К тому же налицо факт: сила государства в устах Путина означает только и только силу внутреннего репрессивно-карательного аппарата бесконечное наращивание численности и вооружения полицейских частей и удушение всякой политической свободы внутри страны. Разумеется, индивидуальную свободу ограничивает любой авторитарный идеократический режим. Но в том-то и дело, что идеократический режим ограничивает индивидуальную свободу ради мобилизации к достижению некого идеала, разделяемого подавляющим большинством, или хотя бы активным сознательным меньшинством нации. В этом и только в этом состоит легитимность авторитарного или тоталитарного режима. Но путинский режим не является идеократией. Это типичная тирания: тоталитаризм минус идеократия. Он не предлагает существенного, разделяемого не то что большинством, но даже активным меньшинством социального проекта, он не имеет в собственном смысле идеологии.

Сильное государство, как сильный карательный аппарат, не может выступать в роли цивилизационного проекта. Особенно на фоне непрекращающегося развала и полной деморализации армии. Особенно на фоне непрерывного международного позора, последним звеном которого на настоящий момент стал царский подарок Путина Китаю очередная территориальная потеря России. Что же остается? Духовно-религиозного основания для легитимности режим лишен в силу своей светскости, геополитического или социального в силу своей компрадорской сути. Никакого цивилизационного проекта предложить он не в состоянии, так как полностью исчерпывается изъятием природных ресурсов из народной собственности и их разграблением.

Остается только одно страх. Путинский режим основан на страхе и на апатии подавляющего большинства населения. Мобилизация перед лицом мирового терроризма, предложенная Путиным не несет в себе никакого позитивного проекта, никакого общенационального дела. На первый взгляд (и политтехнологи режима именно такой взгляд навязывают), общенациональным делом может показаться обеспечение коллективной безопасности и выживания перед лицом общей угрозы. Но это миф. Никакой угрозы путинскому режиму терроризм не представляет. Более того, именно терроризм с самого начала был основной опорой режима. Именно теракты в Москве превратили никому неизвестного премьера, вчерашнего полковника ФСБ, в президента с фантастическим рейтингом. Именно непрекращающийся терроризм заставил запуганное население каждый раз сбиваться в стадо и поддерживать президента, не обращая внимание ни на продолжающееся обнищание страны, ни на закон о продаже земли, ни на людоедский кодекс законов о труде, ни на уничтожение бесплатного образования и медицины, ни на ликвидацию прогрессивного налогообложения, ни на уничтожение станции Мир, ни на запредельный ментовский беспредел, ни на провальную внешнюю политику, ни на ликвидацию социальных льгот. Именно постоянные теракты дали режиму повод для фактической ликвидации оппозиции, а теперь и практически полной ликвидации демократических институтов как таковых.

Вывод: терроризм это не общая угроза для населения и режима. Терроризм это угроза только населению, а для режима это козырная карта и универсальный инструмент, позволяющий сохранять власть и каждый год, каждый час, каждую секунду лишать нас принадлежащего нам и нашим потомкам поистине бесценного достояния невосполнимых природных ресурсов. Формула народ плюс режим против терроризма несостоятельна. Реальна иная формула режим плюс терроризм против народа. И не случайно не могут поймать лидеров сепаратистов Масхадова и Басаева. Они слишком нужны режиму. И не случайно режим не предотвращает теракты именно на обстановке всеобщего страха и запуганности он и стоит. И не случайно парализованные газом террористки в Норд-Осте все как одна были ликвидированы контрольным выстрелом в голову слишком много знали и могли рассказать (ясно, что была некая договоренность: зачем иначе смертникам закрывать лица, если они действительно смертники и скрываться им не предстоит? Зачем не взорвать зал сразу, а выдвигать заведомо невыполнимые требования? Не сходятся концы с концами). И не случайно было допущено убийство Ахмада Кадырова (обстоятельства дела таковы, что, по меньшей мере, соучастие спецслужб очевидно, даже если не они были прямыми исполнителями) это был человек, который реально мог установить мир в Чечне, а именно это и противоречит интересам режима.

Мы уже отмечали в начале статьи, что если предполагать, что независимость Чечни действительно является целью атак террористов, то картина получается противоестественная. Чечне после первой войны фактически была предоставлена если не полная независимость, то, по меньшей мере, предельно широкая автономия с реальной перспективой получить независимость. Но теракты в Москве и атака на Дагестан стали непосредственной причиной второй чеченской войны и свержения фактически независимого правительства Масхадова. С точки зрения логики независимости Чечни сепаратистам следовало бы максимально разводить российское население и путинский режим и противопоставлять их. Мишенью атак террористов должны были бы стать функционеры путинской вертикали, военные и милицейские чины, возможно рядовые участники чеченских компаний, в особенности наемники. Приоритетными объектами атак государственные учреждения и ключевые объекты добычи и транспорта нефти ибо именно они составляют экономическую основу режима. Вместо этого атакам всякий раз подвергается именно простое мирное население, что неминуемо приводит к стабилизации и внутреннему укреплению фашистского режима. К тому же результату закономерно ведут заявления Шамиля Басаева о возможности применения оружия массового поражения. К тому же ведут его угрозы в отношении Православной Церкви. Не понимать этого лидеры чеченских боевиков не могут они далеко не дураки.

Вывод: чеченские боевики на самом деле не преследуют цели создания независимого чеченского государства. Оно им не нужно. Им нужен бесконечный очаг войны, потому, что война это их бизнес и бизнес немалый, учитывая масштабы спонсорской помощи из богатых арабских стран. И этот же бесконечный очаг войны нужен путинскому режиму, потому что это не только источник отмывания колоссальных сумм воруемых денег, но и источник высокого рейтинга и легитимизации диктатуры. Даже если между режимом Путина и главарями масхадовско-басаевских бандформирований нет прямой договоренности и непосредственной координации действий (а возможно, это именно так), то, тем не менее, общность интересов налицо. Спецслужбам нет необходимости договариваться с террористами: достаточно знать об их планах и, предотвращая теракты там, где они невыгодны, допускать их там и тогда, когда они выгодны режиму. Поэтому путинский лозунг мобилизации против общей угрозы это не более чем политический трюк, направленный на легитимизацию ликвидации демократических институтов. До тех пор, пока после каждого теракта население будет солидаризоваться с режимом, до тех пор режим будет допускать теракты.

Итак, никакой общей цели, никакого общенационального проекта, никакой мобилизационной идеологии режим предложить не может. И это закономерно, потому что режим выражает и отражает только и только интересы компрадорской буржуазии и тождественного ей компрадорского чиновничества, единственной программой действий которых является максимально полное и максимально быстрое разворовывание России с последующей эмиграцией и интеграцией в мировую финансовую элиту (а для более мелких сошек просто в имущий слой). И именно поэтому все политические силы, которые имеют хоть какие-то политические убеждения, равно оказались в оппозиции путинскому режиму. Путинский режим отвергли и коммунисты, и последовательные национал-патриоты, и последовательные демократы, и последовательные либералы, и последовательные консерваторы. Опора режима это всеобщий страх (не только перед террористами, но и перед лицом неизбежно надвигающегося глобального экономического коллапса), целенаправленно провоцируемая политическая и социальная апатия, утрата национального самосознания и национальной гордости, десоциализация народных масс в результате насильственной деиндустриализации, наконец, оболванивание населения суррогатами постмодернистской псевдокультуры, массовый эскапизм (бегство от реальности) молодежи посредством фэнтази, виртуальных реальностей, наркотиков.

Мотивация типичного путинского электората это не некий положительный социальный проект, а дайте мне пусть плохо, но дожить и умереть. Помимо этого режим может опереться только на тех сознательных врагов народа, которые непосредственно участвуют в разворовывании страны от высшего коррумпированного чиновничества и до криминально-охранно-карательных вооруженных формирований.

Национальная политика
Как уже было отмечено выше, интересы путинского режима до такой степени противоположны интересам народов России, что никакая национальная идеология или даже демагогический суррогат таковой невозможны. Любая форма национального движения, национального объединения и самоидентификации для режима смертельно опасна. В отличие от классического фашизма гитлеровского образца, который мог использовать инструментарий шовинистической демагогии, путинский режим такой возможности лишен. Ибо даже искусственно инспирированное и манипулируемое режимом националистическое движение, как это уже не раз было в последние 15 лет, в условиях очевидного геноцида неизбежно прозревает и перерождается в подлинное национально-освободительное движение. Поэтому колониальная, марионеточная специфика путинского фашизма определяет специфику проводимой им национальной политики, которая состоит в максимальной дезинтеграции национального организма, подавлении национального сознания, искусственной и насильственной атомизации общества.

В этой политике можно выделить ряд ключевых направлений деятельности.

1. Подавление национальной самоидентификации посредством интенсивнейшего и агрессивного навязывания чуждых культурных стереотипов, причем как для массы (примитивная вестернизированная поп-антикультура), так и для более интеллектуально-продвинутых групп (мода на нью-эйджевские культурные суррагаты от очередной волны япономании до толкинизма). Все национально-идентичные формы культуры (от литературы и музыки до стереотипов поведения) целенаправленно вытесняются и заменяются даже не на иноэтнические, а на искусственно синтезируемые на основе эклектики внешних атрибутов экзотической иноэтничности. Школа, радио, телевидение, кино, театр, выставки практически все институты, которые можно использовать в качестве ретрансляторов культурно-цивилизационных форм работают именно в этом направлении.

2. Национальная культура целенаправленно профанируется, подменяется фальсифицированными симулякрами, причем эти симулякры целенаправленно противопоставляются подлинной национальной традиции. Наиболее яркий пример так называемое славянское язычество, не имеющее ровно никакого отношения к подлинным дохристианским верованиям славян, и представляющее собой ничто иное, как очередную версию нью-эйждевской фэнтази. Единственным содержанием этого псевдофольклорного симулякра является воинствующее антиправославие и агрессивное отрицание всей подлинной истории Русской нации и российской государственности от Рюрика до Сталина.

3. На фоне подавления общенациональной культуры стимулируется национальное самосознание малых народов и микроэтнических групп, в том числе самосознание малых субэтнических групп внутри самой Русской нации (казаков, поморов и т.д.). Цель совершенно очевидна разобщение и дезинтеграция как самой Русской нации, так и исторически объединившегося вокруг нее сообщества коренных народов России.

4. Любая попытка национального объединения Русских клеймится как русский фашизм, а затем подавляется карательным аппаратов посредством внутренней подрывной работы, административного беззакония, фальсификации уголовных и административных правонарушений, прямого террора. Примеров можно привести достаточно, начиная с ряда грубейших нарушений, посредством которых было недопущено к участию в прошлых парламентских выборах Русское Национальное Единство, и заканчивая тем, что в России вы найдете какие угодно специализированные национальные школы (в особенности еврейские), но только не Русскую.

5. Наконец, активная политика власти по целенаправленному завозу в страну иноэтнических иммигрантов и негласная поддержка их самоорганизации в национальные диаспоры. Цель все та же разобщение населения. Точно по такому же принципу владельцы крупных латифундий в Римской империи старались перемешивать в своих поместьях рабов самых разных национальностей и возбуждать между ними взаимную неприязнь, что существенно затрудняло возможность объединенного восстания.

Таковы основные направления антинациональной политики режима. Остановимся, однако, на ряде моментов, требующих более подробного рассмотрения. В ряде случаев режим играет в две руки, манипулируя одновременно обеими сторонами видимого конфликта, и эффективно извлекая пользу из деятельности каждой. Тем самым создается ложная альтернатива, задается мнимый выбор из навязанного перечня вариантов. По принципу: свободный выбор между плахой и виселицей.

Итак, пункт первый. Режим целенаправленно создает условия для массовой миграции иноэтнических групп в Россию. Прежде всего, речь идет о выходцах с Кавказа и Среднеазиатских республик. Уже этим режим достигает существенной выгоды для себя: во-первых, достигается этническая гетерогенность населения, подавляется возможность общенародной консолидации (очевидно, что в моноэтническом обществе возможностей для консолидации больше). Во-вторых, посредством сознательной паспортно-визовой политики, иммигранты поддерживаются на постоянном нелегальном положении, а значит в постоянной и прямой зависимости от воли и прихотей режима.

Шаг второй. Наплыв иноэтнических иммигрантов вызывает абсолютно естественную и оправданную негативную реакцию коренного населения, которое иммигрантами вытесняется. Особую остроту придает высокий уровень криминализованности кавказских диаспор и очевидная ключевая роль таджикской диаспоры в наркоторговле. Естественно и закономерно возникает очаг этнического отторжения, а затем и прямого конфликта. Все законные пути разрешения этого конфликта (законодательное ограничение миграции и пресечение нелегальной иммиграции) сознательно блокируются режимом. Все попытки создания легальной законной организации, добивающейся этой цели, подвергаются шельмованию, а затем прямому террору властей. Все попытки цивилизованного обсуждения этой проблемы пресекаются. Режим целенаправленно оставляет только один путь противодействия инородческой иммиграции ответный террор, то есть сознательно загоняет национальное сопротивление в незаконное, фактически криминальное русло.

Шаг третий. Создается ситуация фактически этнической войны, причем обе стороны (как полукриминальные и криминальные диаспоры мигрантов, так и отряды русского сопротивления мигрантам прежде всего из числа так называемых скинхедов) полностью поглощены друг другом, а значит безопасны для режима. Режим получает возможность спокойно продолжать свою работу: изъятие природных ресурсов из народной собственности и перевод сверхприбылей от их продажи зарубеж.

Кроме того, каждая из сторон конфликта действует противозаконными, криминальными методами. Режиму достаточно отслеживать и регистрировать факты. В случае, если вдруг национальное сопротивление выйдет из предписанного ему режимом русла и начнет угрожать самому режиму, все накопленные дела всплывут, а лидеры вышедшей из-под контроля группы окажутся в тюрьме причем даже на формально законных основаниях. До тех пор, пока лидеры скинхедов не выходят из предписанных им рамок до тех пор большая часть их подвигов им прощается и до суда не доходит. Но компромат накапливается. А, раз есть компромат, то есть и дополнительный рычаг власти. Например, угрожая этим компроматом, можно принудить тех же скинхедов к акции уже не против мигрантов, а против противников режима. В том числе, их руками убрать лидеров оппозиции, разгромить оппозиционные акции, провести акции устрашения. В особенности легко натравить таким образом скинхедов на коммунистов, так как значительная часть скинхедовского движения ориентируется на расистскую идеологию и программный антикоммунизм.

Скинхедов (именно в силу того, что сознательные националисты из числа лидеров целенаправленно выбиваются режимом) легко спровоцировать на стихийный экстремизм, на погромы рынков и попросту хулиганские акции, столь же зрелищные и наглядные, сколь и безопасные для власти. Это служит достаточным предлогом для введения очередных репрессивных законов против политического экстремизма, под который подводится любая действительная оппозиция режиму.

Наконец, еще одним результатом становится разработка и реализация всевозможных программ толерантности, прежде всего для молодежи, под видом которых будет проводиться все то же самое разложение и разрушение национального самосознания, разобщение нации и атомизация общества.

Получается, что все три группы, участвующие в конфликте, оказываются на коротком поводке у власти и вопреки своей воле и желанию выполняют предписанные им режимом функции.

1. Иммигранты создают очаг национального конфликта, а, значит, переключают на себя тот потенциал национального сопротивления, который мог и должен был быть направлен против главного врага Русской нации и всех коренных народов России марионеточного фашистского режима, возглавляемого Путиным и его администрацией.

2. Скинхеды канализируют национальный протест в псевдо-радикальных, экстремистских, но, по сути, совершенно безопасных для режима формах. Тем самым они создают для власти жупел экстремизма, с помощью которого режим расправляется с реальной оппозицией.

3. Правозащитники, сделавшие своей профессией борьбу с русским фашизмом, по сути, активно помогают власти в дискредитации и подавлении национального сопротивления, способствуют национальному разобщению, навязывают общественному сознанию совершенно ложную парадигму борьбы с русским фашизмом.

Подлог состоит в следующем. Фашизм не имеет никакого сущностного сродства с национализмом. Определение фашизма, приведенное нами в начале статьи, включает ровно два необходимых и достаточных компонента: власть крупной буржуазии и открытый террористический характер этой власти. Все. В этом фашизм состоит и этим он по существу исчерпывается. Расистская, шовинистическая, псевдо-националистическая демагогия, присущая гитлеровской форме фашизма это не более чем внешняя личина, определенная конкретными политическими обстоятельствами. Никакой внутренне присущей связи между фашизмом и национальным самосознанием нет. Открытая террористическая диктатура крупного капитала с полностью интернационалистической идеологией столь же возможна, как и антибуржуазное (а значит и антифашистское) сопротивление на основе идеологии национального единства. Поэтому миф о русском фашизме - это идеологическая провокация режима. Не только сознательный русский национализм, но даже стихийное и, в известной мере, манипулируемое режимом скинхед-движение к фашизму никакого отношения не имеет и ни малейшей угрозы фашизма не представляет. В самом худшем (и достаточно редком) случае имитируются некоторые внешние формы и атрибуты немецкого нацизма. Сколь бы кощунственным ни был такого рода карнавал, но это именно карнавал, только внешнее воспроизведение внешней атрибуции, направленное на вполне актерские цели эпатаж публики и, хотя и негативную, но саморекламу и известность. Сколь бы ни был неприятен и даже кощунственен такого рода манекен, нападать на него значит бороться с ветряными мельницами.
Единственный реальный фашизм в России это фашизм марионеточного путинского режима. Именно потому, что он является фашизмом по своей сути, он избегает внешней фашистской атрибутики. Все остальные фашизмы - это искусственные симулякры, созданные специально для отвлечения внимания.

Переходим к ключевому вопросу: как развязать весь этот узел манипуляций? Каковы могут и должны быть основные линии нашего противодействия столь многоуровневой антинациональной политике режима?

1. Исходная точка искусственно созданного очага национального конфликта состоит в целенаправленном поощрении режимом иноэтнической миграции. Наша стратегическая и основная задача в данном вопросе пресечь этот источник: ввести самые жесткие законодательные ограничения на иноэтническую иммиграцию в Россию, а нелегальную иммиграцию пресечь самым беспощадным образом как преступление против законов России. Очевидно, что реально добиться этой задачи можно только в результате полного уничтожения и ликвидации режима осуществляющего противоположную политику. Именно в такой форме лозунг должен быть провозглашен на всю страну: ХОЧЕШЬ ОСТАНОВИТЬ МИГРАНТОВ ПОМОГИ НАМ СВЕРГНУТЬ РЕЖИМ, КОТОРЫЙ ИХ ЗАВОЗИТ. Причем это должен быть не просто лозунг, но одно из центральных положений нашей партийной программы и предвыборной программы, сфера постоянной и активной работы нашей парламентской фракции и нашей партийной прессы. Если задача режима состоит в маргинализации и криминализации национального сопротивления, то наша задача состоит в противоположном: в том, чтобы от стихийного манипулируемого властью экстремизма национальное сопротивление поднялось до уровня сознательной борьбы, от борьбы со следствиями до искоренения самой причины.

2. Поэтому безусловная помощь и поддержка всем национальным движениям и группам, которые ориентированы на принципиальное политическое решение вопроса и достаточно сознательны, чтобы осознавать антинародность путинского режима.

3. В отношении малосознательных, стихийных, манипулируемых групп гибкая политика, исходящая из осознания того, что это наши, но обманутые наши. Власть стремится сначала вывести действия таких групп из сознательно-политического поля, затем подтолкнуть к экстремизму, а затем повязать кровью и репрессировать. Наша линия должна быть противоположной. Сначала оказать действенную юридическую помощь тем, кто уже был спровоцирован властью и оказался в ее капкане в первую очередь помощь тем, кто нуждается в адвокатах по делам конфликтов на этнической почве с представителями диаспор. Только, если мы наладим эффективную сеть такого рода юридической поддержки, только после этого мы заработаем достаточный авторитет среди такого рода групп для ведения разъяснительной работы. Последняя же должна состоять именно в объяснении неэффективности и подконтрольности избранных ими методов, того что бесполезно бороться со следствиями и необходимо устранять причину. А причина - это целенаправленная политика режима. Но только так: сначала реальная помощь потом разъяснительная работа.

Возвращаясь к фактической конкретике последних двух месяцев после бесланской провокации, отметим широко раскрученное средствами массовой информации и вызвавшее мощный общественный резонанс событие убийство вьетнамского студента Ву Ань Туана 14 октября 2004 года. Ситуация характерна: группой неизвестных лиц был убит студент, гражданин Вьетнама. Не секрет, что подобные убийства совершаются практически ежедневно и что ежегодно в России в результате убийств гибнут десятки тысяч человек. Это не освещается в прессе. Но другое дело убийство вьетнамца, которое позволяет прорежимным СМИ в очередной раз раскручивать миф о так называемом русском фашизме. Хотя виновные не найдены, это не мешает журналистам по всей стране кричать о том, что вьетнамец убит якобы нацистами и скинхедами. А лидер молодежной организации "Яблоко" Санкт-Петербурга Павел Другов в своем официальном опубликованном в интернете заявлении идет дальше и не только приписывает убийство националистам, но призывает диаспоры мигрантов к организации отрядов самообороны ни больше, ни меньше. Полезно вспомнить недавнюю совершенно аналогичную шумиху по поводу убийства таджикской девочки. В течение нескольких месяцев в массовое сознание целенаправленно вгонялся образ: банда нацистов, забивающая ножами невинного таджикского ребенка. Когда дело дошло до суда, выяснились неожиданные подробности: невинная жертва, несмотря на юный возраст, оказалась под основательным подозрением на наркоторговлю, заказчиком преступления оказался таджик конкурент пострадавшей семьи по наркобизнесу. А непосредственными исполнителями преступления оказались нанятые упомянутым таджиком несовершеннолетние сынки доблестных милиционеров-правоохранителей, не имеющие ни малейшего отношения к русскому национализму. Характерно, что завершение дела прессой освещено не было, в итоге в общественном сознании был закреплен совершенно ложный и клеветнический образ.

Оба убийства стали для ряда политических сил удобным предлогом для шельмования не имеющих никакого отношения к убийству людей по признаку их политических убеждений. Налицо явная политическая спекуляция, преследующая вполне определенную цель: обоснование и легитимизацию очередной политической расправы.

К тому же разряду дел относится убийство в начале лета сего года довольно известного в определенных кругах борца с русским фашизмом г-на Гиренко. Напомню обстоятельства дела: Николай Гиренко был застрелен в своей квартире через входную дверь пулей со смещенным центром тяжести. Ответственность за убийство взял на себя Владимир Попов, известный как редактор и соучредитель выходящей в Москве националистической газеты Эра России и именующий себя Верховным правителем Русской Республики. Нам представляется вполне очевидным, что

1. Ни одна действительно оппозиционная организация не станет в нынешних обстоятельствах подставлять себя под удар карательной мощи режима убийством, а тем более, публичным заявлением о его совершении.

2. Г-н Гиренко, хотя и избравший себе малопочтенное ремесло доносчика и пособника карателей, был, однако, слишком мелкой и ничтожной целью. Даже если допустить мысль о переходе некоторых радикальных групп к террористическим методам борьбы, то цель явно неадекватна риску. Уничтожение кого-либо из известных представителей правящего режима было бы для целей экстремистских политических организаций гораздо более эффективным.

3. Наличие на вооружении у боевых групп оппозиции патронов со смещенным центром тяжестблуждающей пули наводит на мысль о том, что убийство совершено профессионалом или наемным убийцей, или сотрудником спецслужб.

4. Практически сразу после убийства, оно было широко раскручено СМИ, включая крупные всероссийские газеты. Складывается впечатление, что имела место продуманная и заранее подготовленная пиар-акция, организованная явно не группой маргиналов, а людьми, имеющими доступ к крупным газетам.

5. Убийство послужило поводом для создания на базе НИИ Музей антропологии и этнографии постоянно действующего государственного органа по борьбе с русским национализмом.

На основании этих фактов мы приходим к однозначному выводу: убийство Н.М. Гиренко это криминально-политическая провокация, скорее всего организованная группой лиц, финансово заинтересованных в государственной поддержке борьбы с русским фашизмом, которая стала весьма прибыльным профессиональным бизнесом. Если раньше эта деятельность спонсировалась исключительно из западных фондов, то теперь по мере установления фашистской диктатуры в стране она оказывается востребованной властью и интегрируется в структуру репрессивно-карательного аппарата.

Ликвидация отечественной науки
Возвращаясь к анализу событий последних месяцев, невозможно обойти молчанием еще одну примечательную инициативу правительства фактическую ликвидацию фундаментальной русской науки. 14 сентября текущего года на заседании Президиума Российской Академии Наук (РАН) был оглашен подготовленный Министерством образования и науки документ под названием Концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки. Концепция представляет собой правительственную программу поэтапной ликвидации отечественной науки. Предполагается сократить число финансируемых из государственного бюджета институтов в 4-5 раз, а остальные - передать в ведение местных бюджетов, акционировать и приватизировать. Методика приватизации не оставляет сомнений в том, что целью авторов концепции является массовый захват собственности, принадлежащей в настоящий момент РАН прежде всего помещений в престижных районах городов. Чем оборачивается приватизация уже достаточно хорошо известно по ваучерной афере Чубайса. Не меньший удар наносится по высшему образованию: из 750 ВУЗов, финансируемых на настоящий момент из госбюджета, планируется оставить лишь 50-100 и при этом в 6-7 раз сократить число мест для бесплатного обучения студентов. По сути, речь идет о ликвидации бесплатного высшего образования.

Хорошо известен результат проведенной в начале 90-х годов приватизации отраслевой науки она уничтожена. Сейчас точно таким же образом будет уничтожаться фундаментальная наука и система высшего образования. Цепочка предельно проста: приватизация, лишение государственного финансирования, разорение, процедура банкротства, захват и разграбление собственности прежде всего ценной недвижимости.

Под повторяемыми новоявленными реформаторами заклинаниями о так называемом инновационном пути развития кроется следующее. Фундаментальная наука будет поставлена в зависимость от критерия инновационной эффективности, означающей, по сути, рентабельность. Иными словами, вся наука будет полностью переведена в режим решения практических прикладных задач. Фундаментальная наука как таковая исчезнет. Останется лишь наука прикладная, но ненадолго. Очевидно, что прикладная наука использует и воплощает в практику научные достижения и открытия науки фундаментальной. Через 5-7 лет после ликвидации фундаментальной науки накопленный ею пул перспектив будет исчерпан, и начнется неудержимый и неизбежный обвал и науки прикладной. В итоге всякое развитие инноваций и технологий, якобы ради ускорения коих сейчас жертвуют фундаментальной наукой, прекратится.

Правительство сделало все возможное для того, чтобы реализовать этот проект в форме блицкрига, до того, как содержание этого документа станет известно широкой научной общественности и возникнет очаг сопротивления. Однако в самом руководстве Академии Наук нашлись люди, воспротивившиеся планам государственного мародерства. Планы правительства были доведены до сведения научных коллективов. Самоотверженное сопротивление ученых сорвало план министерского блицкрига. 20 октября по стране прошли митинги протеста. Но уже накануне режимом были предприняты контрмеры. Поняв, что инициатива упущена, и провести реформу молниеносным штурмом не удастся, режим перешел к правильной осаде. Была сформирована согласительная комиссия представителей министерства и академии, которая и будет осуществлять так называемое реформирование науки. Следует ожидать, что принципиально аналогичный проект будет осуществлен, но только руками не министерства, а верхушки самой Академии Наук. Характерно, что уже 21 октября, на следующий день после акций протеста, от управления оперативной и финансовой деятельностью был отстранен первый вице-президент РАН Геннадий Месяц, один из серьезнейших противников правительственной концепции. Очевидно, что эта знаковая отставка обозначает всю дальнейшую стратегию режима: превратить путем подкупа и шантажа руководство РАН в орудие своей реформы, и зачистить его от тех, кто подкупу и шантажу не поддается. Силы неравны и совершенно понятно, что, несмотря на тактический успех контратаки ученых, правительственная программа разгрома отечественной науки и системы высшего образования будет планомерно реализовываться.

Как объяснить нелепую на первый взгляд политику государства на целенаправленный разгром собственного научного потенциала и системы образования? Мы можем предложить два объяснения, не исключающих, но дополняющих друг друга. На поверхностном и наиболее очевидном уровне перед нами просто акция организованного мародерства. Как уже было отмечено, правящий слой консолидированной буржуазно-чиновничьей олигархии не связывает своих долгосрочных интересов ни с судьбой Русского народа, ни даже с российским территориальным пространством. Свои интересы правящая олигархия видит лишь в максимально полном захвате имеющихся в России материальных ценностей и либо их непосредственному вывозу за рубеж, либо перепродаже и вывозе капиталов. Именно поэтому российская наука режиму не нужна, а вот до сих пор сохранившаяся в ведении РАН недвижимость представляет определенный коммерческий интерес в плане ее перепродажи. Поэтому режим и заинтересован в окончательном разгроме науки.

На более глубоком уровне понимания ситуации можно отметить следующее. Конечной целью проводимых в России реформ является полная редукция российской экономики до глобальной нефтяной трубы. С точки зрения глобализаторов от населения России должен остаться только тот минимум, который необходим для добычи и транспорта сырья плюс необходимая инфраструктура (администрация, полицейские органы и минимальная сфера жизнеобеспечения). Себя, а также своих потомков и наследников, представители правящего слоя видят в качестве собственников и хозяев этого глобального сырьедобывающего концерна. Очевидно, что фундаментальная наука экономике нефтяной трубы не нужна и она закономерно редуцируется. С образованием вопрос несколько сложнее. Образование сохраняется, но функция его качественно меняется. Теперь функция высшего образования будет состоять не в подготовке необходимых экономике специалистов, а в создании особого привилегированного слоя. По мере ликвидации бесплатного образования и полного перехода к образованию платному, высшее образование (независимо от интеллектуальных способностей) станет исключительной привилегией имущего слоя детей и потомков нынешнего правящего класса. Остальное население будет лишено доступа к образованию. Это значит, что разделение на господ и рабов будет закреплено наследственно, так как очевидно, что высшее образование является необходимым условием участия в управлении. В итоге нас ждет новая редакция рабовладельческого или, по меньшей мере, феодального строя в его наиболее уродливой форме форме вторичной колониальной деградации социума и политико-экономической системы.

Замена льгот на денежную компенсацию
На теме очередной реформы, связанной с заменой натуральных льгот пенсионеров (прежде всего бесплатного проезда в транспорте) на денежную компенсацию мы не будем останавливаться подробно потому, что смысл этой очередной аферы абсолютно прозрачен. Так называемая компенсация имеет чисто символический характер и не компенсирует отмену льгот даже на треть. По мере инфляции она и вовсе будет сведена к нулю. Особенно контрастно реформа выглядит на фоне очередного повышения зарплат и сохранения всех привилегий чиновникам государственной администрации и карателям (сотрудникам милиции, внутренних войск, ОМОНа и т.д.), проведенного после бесланских событий.

Ясно и очевидно, что режим окончательно ликвидирует остатки социальных гарантий и обрекает пенсионеров на вымирание. Логика фашистского режима проста: пенсионеры для них это отработанный материал, который не приносит доходов, а, следовательно, должен быть ликвидирован. Для самых непонятливых стоит лишь отметить, что по мере возраста эта участь ждет каждого из жителей России, за исключением, разумеется, представителей правящей верхушки.

Территориальные потери России
14 октября сего года президент РФ Путин подписал ряд документов, передающих Китаю принадлежащих России территорий острова Тарабарова и значительной части острова Большого Уссурийского. Сдача Китаю русских земель означает не только потерю имеющих важное тактическое значение территорий, но и важнейший прецедент нарушения территориальной целостности России. Совершенно ясно, что факт отторжения российских территорий приведет к росту аппетитов соседних держав. Следующими шагами станет потеря Курильских островов и Калининградской области. Добровольная сдача российских территорий ясно указывает на полную демагогичность заявлений режима о том, что целью укрепления административной вертикали является защита территориальной целостности России. Оккупационно-фашистский режим Путина не связывает свои интересы с интересами России как геополитического организма. По отношению к территориям он проводит ту же самую политику, что и по отношению к сырьевым ресурсам: распродажа, присвоение полученных средств и их перевод на счета в заграничных банках. Административно-карательный аппарат укрепляется не для защиты территориальной целостности России, а с прямо противоположной целью. Он создается именно для эффективного подавления народного сопротивления расчленению и распродаже России. Именно поэтому, режим проводит целенаправленные линию на разрушение российской армии и, в то же время на укрепление внутренних войск и полицейских структур. Вероятным противником для путинского государства является не США, не НАТО и не Китай, а Русский народ и другие коренные народы России.

В этой связи очевидно, что в условиях противостояния на Украине прорусские и пророссийские силы обречены. Прозападным силам мощную поддержку оказывает и будет оказывать как Евросоюз, так и США. Пророссийские силы оказались в полной политической изоляции, так как путинский режим, являющийся по своей сути марионеточным и оккупационным, следует приказам заокеанских хозяев и беспрекословно сдает им пророссийски ориентированную восточную Украину.

Состояние оппозиции
Нами уже было отмечено, что фашизация режима является закономерным следствием объективного изменения соотношения классовых сил в пользу буржуазно-чиновничьей олигархии. В свою очередь, это изменение соотношения сил определяется деиндустриализацией России, и, следовательно, деклассированием трудящихся.

В условиях объективного распада классов, утраты классового сознания, нарастающего социального разобщения последней и единственной возможностью преодоления атомизации общества может быть только национальное самосознание, этническая консолидация государствообразующей нации Русских. Назрела объективная необходимость для всех патриотических сил обращения к Русскому национализму. В этом плане эволюция идеологических установок КПРФ как крупнейшей и ведущей оппозиционной силы представляется нам вполне адекватной. Выделим основные направления идеологического развития: 1) отказ от идеологии воинствующего атеизма и установка на контакт с Православием, 2) преодоление цивилизационного разрыва и осознание Октябрьской революции и советской цивилизации как явлений специфически национальных, закономерно вырастающих и преемственных национально-духовным и государственно-политическим традициям России, 3) признание роли национального самосознания, закрепление роли Русской государствообразующей нации принципом национально-пропорционального представительства коренных народов в органах государственной власти, 4) признание геополитической доктрины евразийства.

Таким образом, генеральное направление развития идеологии КПРФ представляется нам вполне адекватным. Характерно, что атакующие советско-державную имперско-социалистическую идеологию радикалы как из числа марксистских ортодоксов, так и из числа национал-расистов не получают поддержки широких слоев населения и замыкаются в маргинальные политические секты. Генеральную идеологическую линию партии на продуктивный синтез советского патриотизма и русского православного национализма мы считаем верной и единственно возможной.

Уг



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх