,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О современном положении России с точки зрения высшей стратегии
+1
Данная статья преследует следующие цели:

1) Прояснить истинное значение России в американских планах. Хочется опровергнуть мнение о том, что если бы в России не было оружия массового поражения, то она была бы для Америки Монголией в квадрате, но не более того.

2) Увидеть в нашей истории смысл. Заметить осмысленность и целенаправленность действий российского руководства, и путинского, и ельцинского, и даже горбачевского в рамках грандиозной борьбы цивилизаций.

В статье присутствуют ссылки на тексты и дискуссии с сайта LiveJournal. Многие идеи авторов, находящиеся в стадии разработки, изложены там в виде набросков.
Эта статья была опубликована в интернет-журнале "Русский Удод", № 18 под заголовком "Стратегия России".
Мировоззрение и стратегия англосаксов

Жизнь – это борьба. Эта истина должна быть базовой для того, кто хочет победить в мировом противостоянии. Борьба и, в частности, война – это не какое-то ненормальное состояние человека, но рутина, жизнь. Для англосаксонских высших классов, а вслед за ними и для народа, это очевидная истина. Здесь и ниже мы не будем делать различий между разными ветвями англосаксов, в первую очередь англичанами и американцами. В политическом смысле это один народ и одно государство.

Если мы хотим разобраться в американской политике, нам надо иметь в виду указанное свойство англосаксов. Из него, в частности, вытекает, что любое событие в мире, в том числе и любую свою победу, они оценивают исходя из степени ее полезности в дальнейшей борьбе. Русские поступают совсем не так. Они ждут от победы "благ", тогда как англичане "преимуществ". Англосаксонская психология (мы здесь говорим в первую очередь о высших классах) – это психология воинов, для которых война – наиболее привлекательный и интересный образ жизни. Главное – победа, а блага сами отойдут победителю. По праву. Воин не интересуется шмотками и барахлом. Он берет это, когда возникает нужда, но может обойтись и без этого. Он не будет считать, что прожил жизнь зря, если у него никогда не было магнитофона, или какой-нибудь еще подобной ерунды.

А.Т.Мэхэн в своих трудах десятки раз повторяет ту истину, что в (морской) войне надо стремиться только и исключительно к уничтожению морских сил противника. Занимать только те базы и территории, которые полезны для достижения этой цели. Ведь пока флот противника действует, все территориальные захваты поведут только к ослаблению, к распылению сил при невозможности обеспечить защиту всех пунктов одновременно. Это очевидное правило, но нарушение его привело к поражению не один сильный флот.

Если вернуться в наше время, можно сделать следующий вывод. Не надо думать, что американцы захватывают контроль над нефтью, странами, ресурсами ради того, чтобы просто пользоваться ими и богатеть. Богатство для американской элиты – лишь средство, а вовсе не цель. Средство для достижения основной цели – в перспективе, и ближайших целей – в обозримое время. Мы можем с определенностью сформулировать их ближайшие цели, и лишь догадываться о конечной. Их конечной целью является мировое господство, но вот в какой форме – неясно. Наши предположения мы пока не будем афишировать.

Не стоит думать, что Америка успокоилась, и теперь будет "господствовать". Или что теперь ее основным противником является Китай, или Евросоюз.

Чтобы прояснить ближайшие цели англосаксов, бросим короткий взгляд на историю последних столетий. Англичане последовательно разгромили все европейские страны с запада на восток. Первой поднялась, и первой же рухнула Испания. Она так и не смогла оправиться. Затем пришла очередь быстро усилившейся Франции, после 1815 года навсегда оказавшейся под английским влиянием. Затем Германия, которой позволили усилиться, чтобы уничтожить ее в столкновении с Россией. Эти события частично описаны у А.Т.Мэхэна в его "Влиянии морской силы на историю". Очень ясно это показано у А.Е.Вандама в его работах "Наше положение" и "Величайшее из искусств". Мы вдаваться в подробности здесь не будем.

Важно, что каждый раз держава – соперник Англии (об Испании сейчас говорить не будем, т.к. тогда английская стратегия находилась ещЎ на стадии формирования), в конце концов была побеждена на суше после тяжелейшей череды войн с проанглийскими континентальными коалициями. После сухопутного поражения и оккупации держава уже не выходила из-под влияния англосаксов.

Для сокрушения соперника применялась комбинация средств: ослабление его изнутри (поддержка масонских и революционных организаций, а также сепаратизма), блокада, и наконец сухопутное нападение извне. Заметим, что первые два средства оказались способны лишь ослабить соперника и даже привести к падению правящего режима (как во Франции в 1789 или в России в 1991), но их недостаточно для полной и окончательной победы 1.

Эта схема должна была быть применена против России. После того, как СССР победил во Второй Мировой войне (эта победа была запланирована), он был блокирован, и ослаблен в крайне тяжелой Холодной войне. Если вернуться в прошлое, в 70-е годы, будущее покажется нам прогнозируемым. Конечно, неосведомленным людям казалось, что СССР вот-вот захватит мир, но люди осведомленные понимали, что после того, как захлебнулось наступление 73-74 годов (связанное с нефтяным кризисом), СССР обречен на постепенное ослабление и конечный проигрыш противостояния. Именно тогда, в начале 80-х, после реорганизации (фактически создания новой) армии, США перешли в наступление.

Еще раньше, в конце сороковых годов, развернулась борьба между СССР и США за Китай. СССР в ней победил, и победа эта имела огромное значение. Однако в 1969 году Америке удалось отколоть Китай от советского блока, и добиться его "нейтралитета". Позже, когда советское наступление по всему миру выдохлось, пришло время приступить к исполнению давно задуманного плана. На рубеже 70-х и 80-х годов Америка приступила к осуществлению мер по подъему китайской экономики. Был осуществлен стандартный комплекс мер по организации "экономического чуда" в стране третьего мира. Нестандартность заключается лишь в том, что Китай политически неподконтролен Америке (остальные "экономически чудесные" страны – Япония, Корея, Германия и т.д. попросту оккупированы американской армией), но риск того стоил. Меры эти состоят в следующем:

1) Достигается договоренность о сотрудничестве с местным правительством. Какими средствами – другой вопрос.

2) Местное правительство открывает всю, или часть своей экономики для действия западных компаний. Иногда при участии американских специалистов создаются местные компании.

3) Главная мера – открытие американского рынка для товаров поднимаемой экономики. Установление режима экономического благоприятствования.

Таким образом страна с дешевой рабочей силой просто включается в западную экономическую систему. Гигантский рост обеспечен. Но обеспечена и полная политическая зависимость от Запада, всегда следующая вслед за зависимостью экономической.

Итак, вот уже в течение 20 лет Америка прилагает все усилия для усиления Китая. Зачем? Или вернее, против кого? По всей видимости против России.

План таким образом состоял в следующем. Дождаться момента, когда постепенное ослабление СССР и постепенное усиление Китая приведут к примерному равенству сил между ними, после чего спровоцировать войну между СССР и Китаем, в которой СССР проиграет, но Китай будет ослаблен до такой степени, что не сможет воспользоваться плодами своей победы. При этом советское технологическое превосходство над Китаем легко может быть нивелировано поставкой Китаю американского лендлиза.

Здесь есть моменты, которые могут смутить читателя. Вот они:

Вопрос 1. Считается что война между ядерными державами неизбежно выродится в обмен массированными ядерными ударами. Значит советско-китайская война привела бы к ядерной зиме, чего Америка, конечно, желать не может.

Здесь мы подходим к вопросу о влиянии ядерного оружия на ведение войны. Если говорить коротко (более подробно вопрос обсуждался в дискуссии с участием одного из авторов), то война будущего будет более или менее локальной, и каждая ее операция будет преследовать ограниченные цели. В такой войне окажется возможным локальное применение ядерного оружия. Войны будут вестись относительно небольшими профессиональными армиями.

Первой крупной войне ядерной эры будет предшествовать война между второразрядными ядерными державами. Вероятнее всего между Индией и Пакистаном. Целью такой войны будет "обкатка" применения ядерного оружия в обычной войне. Будут выработаны правила ведения современной войны. Подобное уже однажды было. В русско-японской войне было впервые обкатано применение вооружений эпохи массовых армий. Принятые параллельно конвенции упорядочили ведение Первой Мировой войны.

Если же говорить о потенциальной советско-китайской войне, будет дополнительная страховка от массированного ядерного удара: Америка объявит, что нанесет удар по тому, что первым применит ядерное оружие. Это сделало бы его применение крайне затруднительным.

Вопрос 2. Зачем Китаю нападать на Россию? Ведь Китай ориентирован на юг, его основная задача – вернуть Тайвань, а Америка – его главный враг.

На это можно ответить, что кайзер Вильгельм тоже думал, что Россия так ненавидит Англию, что никогда не станет воевать за ее интересы. Как мы знаем, он ошибся. У Америки есть и несколько конкретных инструментов, применение которых способно вынудить Китай на самоубийственный шаг. Во-первых, Китай не имеет средств для реализации своих претензий на юге. У него нет и никогда не будет флота, сопоставимого по мощи с американским. Так что самостоятельно совершать экспансию на юг он не может. Затем, китайская экономика сидит на игле американского благоволения. Америке достаточно закрыть свои рынки для китайского ширпотреба, чтобы китайская экономика испытала серьезнейший кризис. Весь китайский импорт нефти (1/3 потребления), поставляется морем, то есть подвоз топлива частично находится под американским контролем. Наконец, слабеющая власть партии может быть поколеблена "по западному мыслящими" китайцами, поддержанными западным капиталом, который уже закрепился внутри страны. Внутриполитическая обстановка чем дальше, тем больше переходит под контроль Запада. Китай также не имеет и не будет иметь союзников в Юго-Восточной Азии. Этому способствуют как вообще исконно враждебные межнациональные отношения в регионе (см., напр., серию статей А.Ланькова в Русском Журнале), так и искусные действия англосаксов. Например, передача Пакистаном Китаю небольшой, но стратегически неоценимой части Кашмира, превратила Индию из естественного союзника Китая в заклятого его врага (через этот клочок земли проходит единственно возможная дорога вокруг Тибета, поэтому Китай не может от него отказаться).

Наконец, кроме кнута есть еще и пряник. Перед войной Америка попросту отдаст Китаю Тайвань. Это и будет знаком приближения войны. Кстати, процесс возвращения Тайваня уже начался. Сразу после прихода к власти Буша произошел эпизод с американским самолетом-разведчиком, пролетавшим над Южно-китайским морем, права на которое Америка до сих пор не признавала за Китаем. Спектакль с самолетом был вероятнее всего от начала до конца согласован США и Китаем. В результате, Америка "позорно отступила", признав китайские притязания на Южно-китайское море. Этот факт остался практически незамеченным прессой, что и неудивительно. Однако его значение нельзя недооценивать.

Кстати, в последние годы перед Первой Мировой войной Россия интенсивно строила железные дороги вдоль западной границы. Сейчас Китай строит железную дорогу на северо-запад страны и тянет туда коммуникации. В рамках развития региона.

В случае успеха плана, российско-китайская война уничтожит мощь России и так ослабит Китай, что Америка легко сможет отобрать у него Cибирь. Для этой цели может быть создана японская сухопутная армия, вооруженная американским оружием. В решающий момент она займет Сибирь, но реальной силы представлять не будет так как японские коммуникации окажутся под контролем американского флота. В любом случае, война приведет к отторжению Сибири и Дальнего Востока от России и созданию там одного-двух номинально независимых государств. Ослабленная европейская часть России будет занята европейскими войсками, и в ней будет организована нестабильность. Будут созданы независимые государства Башкирия и Татария, из которых будут изгнаны русские, и которые станут идеальным буфером, препятствующим воссоединению Европейской России и Сибири. Также будут отторгнуты южные области. То, что останется, будет разрушено войной, оккупировано, и по размеру и населению сопоставимо с какой-нибудь Германией. Вполне европейский масштаб.

Это будет очень важный шаг на пути к окончательному установлению мирового господства англосаксов (будет устранено последнее серьезное препятствие для него).
Ответные действия России

Все вышеизложенные стратегические соображения должны были быть прекрасно известны аналитикам КГБ еще в 60-70-х годах. Очевидно о них было доложено руководству страны. И Брежнев, и Горбачев, и Ельцин, и Путин прекрасно осознавали и осознают стратегическую ситуацию, в которой оказался СССР, а затем и Россия. Нас загнали в стратегическую ловушку, из которой не могло быть классического выхода.

Если бы Россия была Германией, она принялась бы мрачно точить свой меч для последнего боя. И погибла бы. Нас загнали в ситуацию неизбежной войны со страной, с которой нам вообще не надо воевать.

Однако война эта была назначена приблизительно на 2005 год. Оставалось полно времени и сил. Советская экономика пока работала, технологии были на высоте. Но борьба уже была проиграна.

Если отвлечься от интересов конкретных людей и взглянуть на ситуацию с точки зрения интересов России, мы увидим, что возможен один единственный выход из этой ловушки. Надо отбросить правила и временно выйти из борьбы, пока страна не обессилена. Нельзя участвовать в навязанной противником безнадежной войне. То есть необходимо проиграть Холодную войну, избегнув оккупации, впоследствии вернуть себе независимость в полном объЎме и выстроить новую стратегию, уже с развязанными руками и без идеологических шор. В результате сдачи должна развалиться армия, и тем самым на территории России (а главное Сибири) будет создан военный и стратегический вакуум. Необходимо проскочить момент военного паритета с Китаем. Вместо того, чтобы слабеть медленно, самоликвидироваться мгновенно. Это заставит Америку всеми силами сдерживать Китай от нападения на Россию. Ведь такое нападение нарушит краеугольный принцип англосаксонской стратегии – принцип баланса сил. Уравновесить не пострадавший в войне Китай, получивший Сибирь с ее положением и ресурсами, будет уже некому. Однако подобный сценарий требовал осознанного решения верхушки элиты отдать власть.

И высшая советская элита привела к власти Горбачева с заданием сдать страну, выйти из борьбы. Конечно, делая это, они были далеки от заботы о благе страны. Они заботились лишь о своем благе. Советская элита выродилась и уже не могла возглавить страну в смертельной борьбе. Они думали только о том, как бы унести ноги. И Горбачев организовал им почетную западную пенсию и немного деньжат. Но они отдали власть. Они уже не чувствовали себя способными к ней. Большевики как начали с позора и предательства, так ими же и закончили. СССР с самого начала был блефом. Им и остался, несмотря на то, что к концу большевики отрастили мохнатые брови, и стали производить впечатление почти что приличных людей, для которых "государственные интересы" не пустое слово.

Англосаксы ничего подобного не предвидели. Они не могли предвидеть такого сценария. Их общество основано на господстве "высшей расы", наследственной элиты. Интересы страны отождествляются с интересами элиты. И еще они очень рационально мыслят. Они никогда бы осознанно не погрузили свою страну в анархию. Ведь риск такой операции не просчитывается. Они не могли думать, что элита великой империи, владеющей половиной мира, находящейся на вершине могущества, просто сбежит. Американцы всерьез разыгрывали стратегическую игру, а большевики увидев, что события складываются не в их пользу, просто сказали "ну, мы пошли". Так не поступают. Растерянность американцев выразилась в том, что в ответ на горбачевское "новое мышление", они стали наращивать военные расходы. Они решили, что это какие-то странные телодвижения перед началом войны. Ведь по-европейски разумным выходом из ситуации для СССР было немедленное начало войны, пока соотношение сил не изменилось в худшую сторону. Американцы сначала перепугались, но когда мы начали сдавать свои зоны влияния, они все поняли.

В новой ситуации единственным разумным выходом для них было бы реализовать сценарий, описанный одним из авторов в связи с проблемой чеченского терроризма, то есть обеспечить приход к власти в России фашистского режима. Чтобы избежать анархии и гражданской войны на территории России, и последующего прихода к власти опасных неконтролируемых людей, вооруженных ядерным оружием, они позволили Ельцину в 91-96 годах укрепить свою власть. Однако Ельцин приготовил им сюрприз. В результате политической кампании 1999 года он одновременно разгромил все оппозиционные силы, сгруппировавшиеся вокруг американского протеже Примакова, и привел к власти Путина. Таким образом президентская власть окрепла, регионы были усмирены, а у власти оказался человек, работающий в интересах России.

Если резюмировать события периода между 85-м и 99-м годами, мы увидим, что Россия реализовала единственно возможный сценарий выхода из стратегического тупика. Ей это удалось за счет отсутствия устоявшейся наследственной элиты (наше основное отличие от Англии). Однако борьба еще далеко не закончена. Она только начинается. У нас есть шансы на победу, но мы сможем их реализовать только при безупречных и искусных действиях в течение ближайших 20 лет, до естественного обрушения Китая.

Из вышесказанного вытекают приоритеты нашей политики:

1) Главное для нас – поддерживать военный вакуум на территории Сибири и Дальнего Востока. Это не позволит Америке задействовать Китай в войне против нас. То есть необходимо воздержаться от реформы армии, хотя можно создать очень ограниченное количество специальных подразделений высокого уровня. Также возможно развитие морских сил. На суше нам нужно оставаться объективно слабее Китая. Освещение нашей военной мощи здесь роли не играет. ЦРУ все равно не обманешь.

2) Стараться привязать Китай к себе. Для этого есть три основных инструмента. Мы должны наладить снабжение Китая нефтью, газом и прочими ископаемыми в как можно большем количестве. Такие шаги предпринимаются. Сейчас ЮКОС собирается строить трубопровод в Китай. Также необходимо налаживать военно-техническое сотрудничество. В идеале все китайское вооружение должно быть либо закуплено у нас , либо скопировано с нашего. Это сделает затруднительной для Китая войну с нами. Для ведения сколько-нибудь длительной войны с Россией, ему придется перейти на американское вооружение, а это почти невозможно для такой огромной военной машины. Последним средством привязать Китай является организация транссибирского товарного пути между Юго-Восточной Азией и ЕС, что позволит Китаю ослабить свою зависимость от морских перевозок, контролируемых Америкой.

В общем, наша задача – увеличить зависимость Китая от нас, и уменьшить его зависимость от Америки.

3) В отношениях с Европой наша задача – сделать так, чтобы она осталась как можно более слабой, особенно Германия. Если в отношениях с Китаем нам нужно быть слабыми, но полезными, то в отношениях с Европой нам надо выглядеть морально слабыми. Необходимо сохранить положение, когда средний европеец не видит смысла выступать за увеличение военных расходов. Здесь должен проводиться сразу целый комплекс мероприятий. Россию необходимо представить европейцам как страну европейскую, но слабую и бессильную (вспомним скинхедовскую кампанию). Это важно, так как в Европе значительную роль играют общественное мнение и демократические институты. Лозунги "Россия в разрухе", "слабая и нерешительная власть" и т.д., в первую очередь в нашей прессе. Необходимо преуменьшать свои успехи и преувеличивать неудачи. При этом телевидение в целом должно быть более государственническим и оптимистическим в подаче новостей чем пресса. Ведь общественное мнение внутри России формируется телевидением, тогда как вовне – прессой. Пресса же в ближайшие годы должна остаться оплотом либералов и интеллигентов. Правозащитники тоже еще долго не должны сходить с российской политической сцены. Также Россия на словах должна стремиться в Европейский Союз и вообще "быть с Европой".

Наглядным примером такой кампании является освещение событий вокруг теракта на "Норд-Осте", до и после штурма. При том, что власть сработала предельно жестко и решительно (Путин сам, не дожидаясь расстрела заложников, пошел на гарантированные серьезные жертвы среди них, после чего все террористы были убиты; это недвусмысленное сообщение будущим террористам), освещение событий было, напротив, паническим и пораженческим до штурма, и скандальным после него. После штурма и власти и пресса попытались затушевать образцовую операцию различными скандалами и обвинениями. Чего стоит хотя бы мгновенно последовавшее заявление о том, что штурм произошел сам, приказа сверху не давали. Или взаимные обвинения милиции и ФСБ.

Похожим образом освещали и историю с подъемом Курска. Вместо того, чтобы надувать грудь по поводу того, что Россия, такая хилая, сумела провести уникальную операцию по подъему гигантской лодки, много недель каждый день показывали искореженный корпус и подсчитывали извлеченные из него тела.

Все эти мероприятия призваны не позволить Америке организовать нам второй фронт в будущей войне. Америка уже сейчас пытается заставить Европу вооружаться. Против кого, интересно. Может, против террористов?

На этом направлении необходимо также проводить агентурные мероприятия.

4) Вышеперечисленные мероприятия призваны максимально отдалить, а желательно, вообще исключить войну по американскому сценарию. Война все равно будет, но воевать мы будем с американцами и на море. В ближайшие 15-20 лет необходимо максимально развить экономику и экономически интегрировать в Россию Украину и Белоруссию. Экономику как раз надо развивать по честному. Этим Путин сейчас и занят.

5) В перспективе надо будет сделать акцент на развитии флота, всячески избегая континентальной войны дипломатическими методами.

Все перечисленные мероприятия проводятся сейчас с большим искусством, и со временем эффект от них станет виден всем. Сейчас истинные цели политики специально затуманиваются нашей пропагандой.

Как нам кажется, во всей этой игре Россия подвергалась наибольшему риску в момент выбора первого Президента. Нам повезло. Вряд ли кто-либо другой кроме Ельцина сумел бы с таким искусством избегнуть всех опасностей, восстановить власть и твердой рукой вывести Россию на правильную дорогу. Ельцин это русский Наполеон, с той только разницей, что Наполеон проиграл.

Все в нашей истории было не зря. Даже долги, набранные Горбачевым не пропали даром. Все постсоветские годы Россия прожила за счет технологического и инвестиционного рывка второй половины 80-х годов. А рывок этот произошел во многом на западные деньги. Конечно, целью Горбачева, когда он набирал долги, было вовсе не благо страны. Он хотел заткнуть глотки всевозможным лоббистам, стараясь удержаться у власти, чтобы они не мешали ему сдавать страну.

Предстоит пересмотреть всю нашу новейшую историю и роль в ней таких деятелей, как Горбачев, Ельцин, Чубайс и многих других. Но это уже задача другого исследования.
Их контригра

Что же в ответ предпринимают американцы? В данных условиях их задача – заставить Россию возродить армию.

Они зажаты в строгие временные рамки. Власть партии в Китае не продержится дольше 15-20 лет. Это следует из логики решения кадровых вопросов в подобных квазимасонских организациях. Качество кадров падает из поколения в поколение. Элита вырождается, в то время как вымирают люди, помнящие период репрессий. Через 10 лет сойдут со сцены последние свидетели культурной революции, и государство рассыплется. Если же Китай рухнет, некого будет противопоставить России на суше, и Россия, мало того, что не будет разгромлена, но получит возможность сосредоточить свои военные усилия на море, и США проиграют (по многим причинам).

Так что основной целью американской политики продолжает оставаться организация русско-китайской войны. Но руководство России поддерживает армию в таком состоянии, что она окажется неспособна отразить масштабное нападение. Для отражения такого нападения подошла бы небольшая, но очень мобильная, вооруженная современным вооружением армия. Война с Китаем будет проходить на таких огромных пространствах, что мобильность становится основным условием успеха. Сегодняшняя российская армия не удовлетворяет этим требованиям. Но, тем не менее, она пока способна успешно действовать в локальных войнах на Юге.

Чтобы поставить Россию перед жизненной необходимостью иметь современную армию и милитаризовать общество, Америка разжигает конфликты на нашем Юге. Вообще, чеченская война, и, в частности, вторжение чеченцев в Дагестан, и их связи с арабами хорошо укладываются в эту схему. Чечня не могла, конечно, победить Россию. Но она могла создать угрозу дезинтеграции России, если бы удалось захватить Кавказ, и выйти оттуда к Поволжью с его мусульманским населением. Подобная угроза должна была вызвать, с одной стороны, милитаризацию общества, а с другой – репрессивные меры по отношению к кавказцам. Все это вполне вписывается в американские планы.

После провала чеченской попытки США взялись за организацию гораздо более масштабного конфликта на наших южных границах. Они заняли Среднюю Азию с двумя коммуникационными линиями – через Афганистан и Пакистан, и через Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию. Для обеспечения контроля над регионом они взялись за строительство трубопроводов из Туркменистана в Пакистан и в Турцию. Одновременно перекрываются пути, которыми до сих пор шла на экспорт казахская нефть. Введены ограничения на проход танкеров через проливы. Якобы по экологическим соображениям.

Одновременно начинается поощрение "оппозиции" среднеазиатским режимам. Когда трубопроводы будут достроены, в Казахстане появятся ваххабиты и прочие международные террористы. Американцы "в ответ" увеличат свое военное присутствие в стране "для борьбы" с террористами, а на деле для их защиты. Террористы будут проникать на территорию России на всем огромном протяжении границы, недалеко от которой находятся такие города, как Оренбург и Самара. Они вступят в соприкосновение с Татарстаном, и так не самой лояльной русской провинцией.

Если события примут подобный оборот, нынешняя российская армия не справится с операциями на таком огромном пространстве. Придется повышать ее эффективность, что сразу увеличит вероятность войны с Китаем.

Но у России есть средства, при искусном использовании которых можно избежать осуществления такого сценария. Во-первых, нам жизненно важен контроль над севером Афганистана. Пока полевые командиры севера Афганистана остаются нашими союзниками, США не могут организовать полноценных коммуникаций для исламистов на территории Средней Азии. Проникновение в Казахстан большими хорошо вооруженными отрядами в этом случае исключено. Они все равно будут просачиваться, но их действия будут затруднены.

России необходимо в будущем сохранять за собой роль основного канала среднеазиатского экспорта. К этому у нас есть масса возможностей. В частности, этому поможет нынешнее строительство в Северном Море терминалов для отгрузки нефти.

Общая задача на ближайшие годы в Средней Азии – не допустить обрушения местных политических режимов.

Если же окинуть взглядом историю англосаксонской стратегии, приход американцев в Среднюю Азию является хорошим знаком. Ведь основным их принципом является невмешательство в конфликт собственными силами до истощения воюющих сторон. Тут же они полезли сами. Значит, их план дает сбои. Проявив достаточно искусства, Путин может даже извлечь выгоды из ситуации.
Русская цивилизация как ответ на вызов

Итак, мы получаем такой общий взгляд на русскую историю.

Татарское нашествие поставило население Руси в тяжелые условия. Похоже, русские сначала не поняли, кто такие татары, и как с ними надо иметь дело. Но со временем разобрались. На адаптацию к новым условиям ушло 300 лет. Этот процесс борьбы между Россией и Ордой привел к конвергенции двух систем, и Московское Царство Ивана Грозного стало полуазиатским государством по культуре. Однако европейская предприимчивость и склонность к экспансии никуда из него не делись. То есть по форме это была Азия, а по сути Европа. Для победы над Азией понадобилось начать думать как азиаты, и русские, эти мастера перевоплощения, стали азиатами.

Похожая вещь произошла снова в 18-20-м веках. Войдя в соприкосновение с Западом, Россия сначала не поняла, с кем столкнулась. Если Орда несла силовой вызов, то Запад – интеллектуальный. В военном смысле русские, закаленные пятью столетиями непрерывных войн, легко переняли западное военное и организационное искусство, и быстро превзошли в нем Запад. Однако азиат не может победить белого человека. И прежде чем победить Запад, русским предстояло стать европейцами. За три столетия они, похоже, стали ими. Посмотрим, как это происходило.

Народы наделены разумом. Они растут. И разум их развивается со временем. В борьбе с татарами Россия закалила свой дух и построила государство. Фактически, она родилась в этой борьбе. Родилась как почти азиатская страна.

Столкнувшись с Западом, русские не поняли его, сначала полезли как дети в омут европейской политики, и вскоре лишились самостоятельности. Чужие червяки проникли к нам в голову. Страна начала корчиться, царапать голову, пытаясь добраться до червей. Кончилось тем, что в 17-году она оторвала себе голову, германизированная элита была истреблена. Последовавший за этим террор и создание античеловеческого режима были всего лишь естественной реакцией на "перегибы царизма". В ответ на полную потерю адекватности она была возвращена в максимально жестокой и циничной форме. Ведь большевикам нельзя отказать в адекватности.

Россия в ярости за червяков бросилась на мир. Голова была новая, да все интеллектуальные наработки были получены еще при червяках.

По сравнению с политикой царской России, советская политика была виртуозна. Россия впервые попыталась из объекта превратиться в субъект мировой политики. В конце концов, первая попытка более или менее провалилась. Однако за советское правление были разрешены основные проблемы, стоявшие перед страной. Россия "европеизировалась". Мы приспособились. Как раньше русские, став азиатами, стали управлять своими завоевателями, так и сейчас, став самыми настоящими европейцами, мы раскусим Запад и получим возможность управлять им.

СССР бросился в бой в оковах примитивной идеологии и идиотского "червячного" устройства власти (наследия дореволюционных червяков). Но разум народа развился настолько, что оказался способен осознать гибельность выбранного пути, осознать, что путь этот ведет прямо в пасть големов, выращенных врагом специально для этого.

И мы перестали ковать оружие, сели на завалинке и стали думать. Теперь создателям големов надо что-то делать со своими созданиями.

Геополитика утверждает, что хертланд должен победить. Народы Моря чуть не победили нас, опираясь на свое цивилизационное превосходство, сумев лишить нас ясного понимания мира. Теперь понимание восстановлено.
Заключение

У нас очень любят порассуждать о "пути" России. Прямо сражения разыгрываются. Однако, как видно из вышесказанного, выбора у России нет. Есть логика мировой борьбы за жизнь, и граничное условие в этой борьбе – необходимость выжить. Жизнь, таким образом, не оставляет нам вариантов. Она диктует нам необходимость экспансии. И кончиться эта борьба между русскими и англосаксами может только полной победой одной из сторон. Так что разговоры о том, надо ли нам прятаться "за чертополохом", бессмысленны. Развитие России будет подчиняться логике борьбы, оно уже задано на десятилетия вперед.

Дальнейшая интеллектуальная работа должна вестись только по двум направлениям:

1) Проведение исследований, и разработка конкретных стратегий для государственного руководства. В принципе этим должны заниматься где-нибудь в администрации Президента или в ФСБ.

2) Написание пропагандистской литературы, замечательными примерами которой являются труды А.Е.Вандама и А.Т.Мэхэна. Наличие такой литературы необходимо для успешного проведения долгосрочного государственного курса. Она призвана разъяснить широким образованным слоям населения международную ситуацию и цели действий правительства. Иначе самые необходимые действия будут приниматься обществом в штыки, как в свое время желание России закрепиться в Корее объясняли чьим-то желанием нажиться на лесных концессиях. Государство тогда не проводило работы по разъяснению смысла своих действий народу. Эта ошибка должна быть исправлена.


15 ноября 2002 года, Лондон.
Примечания:

1 Хочется сделать еще одно замечание. Если идти с Запада на Восток (Англия, Франция, Германия, Россия), культурный уровень народов убывает, в то время как их сила растет. Если типы воздействия условно разделить на ментальные (разложение изнутри) и физические (прямое военное воздействие), то эффективность ментальных средств возрастает с Запада на Восток, тогда как физических убывает. Действительно, несмотря на революцию, Франция ничуть не оказалась ослаблена изнутри. Наоборот, она развила невиданную дотоле эффективность, и для военного разгрома ее понадобилось 23 года, и напряжение сил всей Европы. Германию же удалось серьезно ослабить изнутри распространением социалистических учений. И побеждена она была в 1918 году столько же идеологией, сколько и военной силой. На Россию ментальное оружие имело вообще потрясающее воздействие. Военные же средства не имели решающего значения.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх