,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Путин против образования
  • 8 марта 2013 |
  • 03:03 |
  • Alive |
  • Просмотров: 572
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Большой провал В. Путина

Если внимательно почитать статью Путина «Строительство справедливости. Социальная политика для России», то создается впечатление, что она является констатацией провала путинской политики в социальной сфере, особенно в сфере образования и медицины. Он пишет:

Несмотря на рост бюджетного финансирования образования и здравоохранения, сохраняется низкое качество, не остановлено расползание принудительной платности в этих сферах…

Безусловно, мы будем повышать эффективность работы наших систем образования и здравоохранения. Устранять ситуации, когда мы по инерции финансируем учреждения, которые работают откровенно плохо. Но ведь такая работа велась начиная с 90-х годов: проводились организационно-экономические реформы, менялись системы управления, вводились механизмы внешней оценки. Пока это не привело к заметному для народа улучшению качества образования и здравоохранения…

Школа перестает выполнять функцию социального лифта, начинает воспроизводить и закреплять социальную дифференциацию…

Есть претензии и к прозрачности проведения ЕГЭ в ряде регионов, и к тому, насколько сам он отражает способности и знания выпускника школы…

За последние десятилетия система дополнительного образования детей потеряла значительную часть своих кадровых и финансовых ресурсов. Кружки и секции сегодня посещает только половина школьников, и только четверть - бесплатно.

Итак, сам премьер расписывается в собственной слабости – неспособности поднять сферу образования, или хотя бы затормозить процессы деградации, которые в нем происходят. Образование становится все менее качественным. А ситуация в этой сфере все менее соответствует нормам социальной справедливости.

В. Путин, как он сам считает, озабочен негативными тенденциями в сфере образования, считает инвестиции в образование приоритетными и предлагает меры, которые должны улучшить положение. На деле, негативные явления в образовании во многом связаны с политикой в этой области, проводившейся правительством как раз самого Путина. А те меры, что он предлагает, по нашему мнению, не только не улучшат ситуацию, но, наоборот, приведут к дальнейшей деградации системы образования и форменному разгрому высшего образования. На словах он ратует за «строительство социальной справедливости», но на деле предлагает то, что нарушает эту справедливость.

Вся статья В. Путина пронизана этим кричащим противоречием.

«Забота» о педагогах

В. Путин верно констатирует, что все преобразования последних лет не привели к улучшению в области мотивации работников сферы образования. Для этого он предлагает поднять среднюю зарплату учителей и преподавателей вузов до средней по региону. Без достойной зарплаты не стоит ждать от бюджетников качественного труда. Непонятно, правда, почему эта элементарная мысль не пришла ему в голову на 12 лет раньше.

Само желание повысить зарплату педагогам можно только приветствовать. Но способ повышения оплаты труда вызывает большие сомнения. Его соблюдение малопроверяемо. Как высчитать среднюю зарплату по учреждению? Ректор вуза получает сотни тысяч рублей в месяц, а ассистент – порядка 5 тысяч. Какова будет их «средняя» зарплата? При таком подходе молодые преподаватели так и будут вести нищенскую жизнь и никакой мотивации к полноценному труду у них не будет. Нужно взять на вооружение принцип, который представлен в проекте нового закона об образовании, созданной движением «Образование для всех» под руководством О. Смолина. Минимальная ставка педагога должна быть не ниже средней зарплаты по России. Средняя ставка работника сферы образования должна превышать средний уровень оплаты труда в промышленных отраслях страны.

Недоумение вызывает стремление сводить повышение оплаты труда к стимулирующим надбавкам и доплатам. Такая практика в школах уже привела к расцвету субъективизма при начислении зарплаты, умножению конфликтов между работниками школ. Мало того, при финансовых трудностях в регионах первыми урезаются именно эти надбавки и выплаты. Учителя начинают получать зарплату, сопоставимую с зарплатой технички в той же школе. Такой подход означает, что В. Путин и его эксперты не ценят обычный труд учителя, врача, педагога дополнительного образования и т. п. Для того, чтобы получать достойную зарплату он должен делать что-то сверхординарное. В этом чувствуется презрение наших реформаторов к бюджетникам и к их повседневному труду.

Но состоится ли вообще это обещанное повышение зарплаты педагогам? Сомнительно. Во всяком случае, в трехлетнем плане, составленном Минфином, запланировано не увеличение, а уменьшение финансирования образования и здравоохранения. В частности, объем бюджетных ассигнований в сферу образования составит в 2012 году 603,515 млрд. руб., в 2013 — 558,582 млрд. руб., в 2014 — 499,501 млрд. руб. В 2013 году по сравнению с 2012 финансирование образования из федерального бюджета составит 92,6 %, в 2014 по сравнению с 2013 – 89,4 %. Расходы из федерального бюджета на общее образование в 2013 году составят 73, % от 2012, а 2014 – 45 % относительно 2013! info.minfin.ru/project_fb_rashod.php Особенно будут сокращены межбюджетные трансферты – на 31, 3 % в 2013 году, и на 77,4 % в 2014. Это означает, что нищие регионы не получат финансовой помощи из центра. Школам придется выживать самим. Вот для этого и нужна, видимо, бюджетная реформа. Но тогда доля платных услуг резко возрастет. Правительство В. Путина готовит дальнейшее «расползание принудительной платности». Вот тебе и платное среднее образование, от которого власть всячески открещивается. Как же быть тогда со справедливостью? И причем здесь социальное государство? Это обыкновенный либеральный фашизм.

В сфере здравоохранения в те же годы финансирование из федерального бюджета планируется соответственно 551,148 миллиарда, 503,316 миллиарда и 461, 844 миллиардов рублей. В 2013 году по сравнению с 2012 финансирование здравоохранения составит 91,3 %, а в 2014 по сравнению с 2013 – 91,8%. info.minfin.ru/project_fb_rashod.php Конкретно о повышении зарплаты врачам ничего не говорится. А между тем во многих местностях уже не встретишь квалифицированных специалистов. В целях «оптимизации» расходов закрыты тысячи фельдшерско-акушерских пунктов и сельских больниц. С 2012 прекращается финансирование «скорой медицинской помощи». А это фактически смертный приговор тысячам людей. Вот тебе и «сохранение человека» по-путински! Итак, В. Путин говорит одно, а финансовые документы, разработанные его правительством – совсем другое.

Бюджетная реформа

Само же повышение заплаты и вообще финансирование бюджетных учреждений изменится в такую сторону, что говорить о повышении зарплаты станет невозможным. С января этого года проводится реформа бюджетной сферы, когда деньги выделяются одной строкой по определенным нормативам. Это создает благоприятную почву для расцвета коррупции руководителей учреждений, а также ставит под удар само их нормальное функционирование. Само стремление побольше сэкономить на госсекторе приводит к тому, что учреждениям начинает не хвать денег на элементарные ежедневные расходы. С июля месяца реформа будет проводиться в региональных и муниципальных учреждениях.

Фраза В. Путина «В конечном счете заработная плата должна платиться не за факт принадлежности к определенному учреждению, а за реальный вклад в науку, образование, здравоохранение, культуру, в оказание обществу и гражданам конкретных услуг» показывает насколько он находится под влиянием неолиберальных идеологов бюджетной реформы. Как будто сейчас работники бюджетных учреждений не вносят «реальный вклад в науку, образование, здравоохранение, культуру» и не оказывают «обществу и гражданам конкретные услуги»!

Через всю статью рефреном проходит мысль о необходимости повышения «эффективности» работы образовательных учреждений. Неолиберальные эксперты В. Путина убедили его в том, что такие точные критерии эффективности работы можно найти. Между тем, с точки зрения экономической теории такие критерии весьма относительны, а рыночные механизмы, которые наши реформаторы пытаются внедрить в образование не просто неэффективны, но прямо вредны для него. Нормативно-подушевое финансирование по головам учащихся и по их оценкам приводит к заинтересованности как педагогов, так и школ в завышении оценок, в увеличении контингента обучающихся при снижении качества обучения. Мотивация, о которой так печется В. Путин, в таких условиях работает против требовательности к ученикам, против повышения качества образования. Нынешний упадок образования, во многом, спровоцирован реформаторскими новшествами. Ситуация с ЕГЭ показала, насколько неверен был замысел реформаторов. Для реформаторов ЕГЭ – это объективный показатель работы школы, педагогов, и даже вузов, куда поступает выпускник школы. Таким образом, все оказываются материально заинтересованы в завышении результатов по ЕГЭ. Причем и качество заданий по ЕГЭ вызывает большие сомнения. Как же он может быть критерием эффективности работы? Последствия бюджетной реформы для высшей школы иначе как катастрофическими назвать трудно. Если деньги выделяются по головам студентов, то отчислять даже самого захудалого двоечника будет экономически невыгодно. Материальное стимулирование будет работать против качества образования. Как же ваши либеральные эксперты, г-н Путин, упустили этот момент? А. может быть, именно этого они и хотят?

Идеология «эффективности», на которой замешана бюджетная реформа требует закрытия многих бюджетных учреждений.

Устранять ситуации, когда мы по инерции финансируем учреждения, которые работают откровенно плохо…

Важно использовать серьезные внутренние резервы отраслей - в частности, реорганизовать неэффективные организации и программы. Такая реорганизация должна дать не меньше трети от необходимых средств.

В данном пассаже чувствуется либеральная идеология, требующая жесткой конкуренции. И, однако, тут возникает противоречие. Пусть школа слабая, но если ее закрыть, то где же будут учиться дети из близлежащих домов? В противоречии с установкой бюджетной реформы В. Путин вынужден совершенно правильно написать : Дети не должны быть заложниками социального или культурного статуса своих семей. Если школы работают в трудных социальных условиях, то и они, а не только гимназии и лицеи, работающие, как правило, с благополучными детьми, должны получать специальную поддержку - и методическую, и кадровую, и финансовую.

Итак, беспощадный отсев слабых или помощь слабым? Мы видим колебания Путина в этом вопросе, по крайней мере, по средней школе.

По дополнительному образованию В. Путин констатирует сокращение и нарастание платности. Однако его же любимый министр образования А. Фурсенко принимает новый ФГОС для младшей школы, в соответствии с которым школьников принуждают к занятиям дополнительным образованием в школе. Тем самым, утрачивается специфика дополнительного (добровольного) образования. Кроме того, бюджетная реформы, придуманная другим любимым министром В. Путина А. Кудриным заставляет учреждения дополнительного образования зарабатывать деньги за счет увеличения количества платных услуг. Если ты хочешь, чтобы доля бесплатных услуг становилась все больше, зачем же ты тогда создаешь экономический механизм, который заставляет как раз увеличивать количество платных услуг?

В. Путин не оставляет надежды все-таки принять скандальный вариант стандарта для старшей школы:

Новые стандарты старшей школы должны обеспечить доступность для каждого школьника 5 - 6 профилей обучения, соответствующих склонностям и жизненным планам подростков.

6 предметных областей превратились у него в 6 профилей. Если ученик выберет все 6 профилей, то вряд ли можно говорить о профильном образовании. Да и сам принцип профилизации образования во многом сомнителен. В стандарте для старшей школы мы видим настойчивое стремление понизить уровень образования, свести его к функциональным умениям и профессиональной подготовке.

Разгром вузов.

Отношение же В. Путина к высшему образованию нельзя назвать иначе, как издевательским.

Фактически В. Путин и его эксперты хотят радикально сократить вузовское образование. На словах Путин ратует за доступность высшего образования для всех:

Нельзя согласиться с теми, кто предлагает снизить прием в вузы, чтобы большинство молодых людей ограничивались обучением в техникумах или в системе профобразования.

Но что же предлагается сделать? Тут же говорится об «избыточных» бюджетных местах, которые занимают студенты, которые фактически не учатся, а работают. Почему-то такая ситуация с работающими студентами связывается с несоответствием между структурой бюджетных мест и потребностями рынка труда. Но ведь ясно, что студенты работают, чтобы заработать себе на жизнь, да и на учебу. Тем не менее, этот момент игнорируется.

Более того, похоже, что В. Путин решил реализовать давнюю мечту А. Дворковича – лишить большинство студентов стипендии. На эту мысль наводит предложение: «Стипендия для тех, кому она реально необходима, кто без нее не сможет продолжать образование (и кто, разумеется, хорошо учится), должна достигнуть прожиточного минимума студента». Что значит «реально необходима»? Есть ли студенты, которым она не необходима? Видимо, теперь стипендию будут получать только отличники и социальные льготники. А остальным придется о ней забыть.

Предлагается вернуть престиж и высокое качество нашего высшего образования. Но зачем же тогда внедрять сомнительную Болонскую систему, плодя недоучек и недопрофессионалов? Мало того, что лишили большинство студентов года учебы и опыта написания диплома, так и в оставшиеся 4 года значительно урезаны часы на аудиторные занятия. Зачем внедрять систему, которая уже подорвала инженерное образование в Европе? Все это жалкое подражательство Западу. Зачем внедрять сомнительный прикладной бакалавриат, превращая, тем самым, вузы, фактически, в техникумы? Что это как не сознательное понижение уровня образования?

Надо создать такую систему, при которой поступать на бюджетные места будут в основном те, кто имеет отличные и хорошие результаты по профильным предметам или являются победителями предметных олимпиад.

Такое требование есть удар, прежде всего, по техническим вузам. Ясно, что точные дисциплины гораздо труднее освоить, чем обществоведение. И если человек получил по сложному предмету заслуженную тройку, то это все-таки удовлетворительная оценка. В таких условиях, когда большинство выпускников школ рвется в юристы и экономисты, на долю технических вузов достаются абитуриенты не самого высокого уровня, да и предметы, которые они должны освоить объективно сложнее. Если же требовать от них непременно хороших и отличных оценок по профильным предметам, то это означает просто перекрыть дорогу в вузы многим выпускникам школ, сориентированным на технические специальности.

Путин предлагает проверить программы вузов. Зачем, если постоянно идут процессы лицензирования специальностей и направлений, процессы аккредитации вузов, при которых все это проверяется? Настораживает фраза «с привлечением международных экспертов». Как можно запускать иностранцев в стратегическую область – образование? Разве американцы позволили бы нашим экспертам контролировать их образование? Между тем вся реформа образования, которая уже привела к деградации образования делается по западным образцам, под влиянием западных организаций. Ведущая реформаторская организация НИУ ВШЭ и его ректор Я. Кузьминов действуют в тесном контакте со Всемирным банком, которым заправляют американцы. Весьма непатриотично позволять американцам и их пособникам измываться над российским образованием. В связи с этим понятным становится также и то, почему уровень знаний наших школьников стремительно приближается к американскому.

Форменным издевательством звучат слова о том, что зарплата преподавателей вузов и педагогов школ должна быть не ниже средней по региону. Значит, по В. Путину, уровень квалификации тех и других одинаков. Это что-то новое в нашей политике. Также издевательски звучит предложение поднять стипендии студентам до 5 тысяч. Ведь это зарплата ассистента – младшего преподавателя. Ассистентам пока повышать ничего не собираются. Это значит, что младший преподаватель будет получать как студент, причем сумму, на которую, по мнению самого же Путина прожить невозможно.

Путин не оставляет планов по объединению вузов и превращение их в мегамонстров:

Вузы, которые потеряли рынок труда для своих выпускников, которые не ведут серьезных исследований, будут присоединены к сильным университетам со сложившимися коллективами и традициями. Этот процесс уже стартовал. Государство выделит дополнительные средства на восстановление научных школ и на необходимую дополнительную подготовку студентов «присоединенных» вузов.

Непонятно, каким образом присоединение одного вуза к другому поможет присоединяемому вузу найти рынок труда для своих выпускников. Разве само присоединение что-то в этом рынке может изменить? И разве можно на «дополнительные деньги» создать или восстановить научные школы? Одни деньги здесь погоды не сделают. Скорее всего, эти создание таких мегавузов – еще один способ сокращения специальностей и преподавателей.

Итак, нашей стране предстоит новый этап варварской реформы образования. Реформаторы уже закрыли десятки тысяч школ и понизили уровень среднего образования. Теперь настала очередь высшего образования. Ему предстоит форменный разгром. Широкомасштабное сокращение, закрытие, объединение вузов – вот, что ожидает нашу страну. Преподавателей же и сотрудников вузов будут сокращать, чтобы соблюсти любимую В. Путиным пропорцию: 1 преподаватель на 10 студентов. Сами по себе преподаватели не имеют, по В. Путину, ценности. Главное – экономия бюджета на этих «дармоедах». Какое тут восстановление профессиональной этики может быть? Нужно спросить об этом Я.Кузьминова, который, скорее всего, и сочинил В. Путину эту статью.

И главный удар будет нанесен по техническим вузам, как раз по тем, которые и должны обеспечить инновации и кадры для выскотехнологичных рабочих мест, которые обещает создать В. Путин в ближайшие годы.

Ясно в этом случае доступность высшего образования резко уменьшится и справедливости от этого не прибавится, а совсем наоборот – убавится.

В предлагаемых В. Путиным мерах чувствуется пафос сокращения расходов на образование. Господствующая элита, интересы которой обслуживает команда В.Путина, тяготится бюджетными расходами на образование, и стремится уменьшить их как можно больше. Нашим капиталистам нужна дешевая рабочая сила, которую можно быстро набирать, увольнять и переучивать. Другой ценности образования они не видят. Между тем образование обеспечивает культурное воспроизводство нации, оно собственно и делает человека в полном смысле человеком. По нашему мнению, интересы развития всех членов общества стоят гораздо выше экономических интересов наших нуворишей. И они требуют достойного финансирования учреждений образования, достойной зарплаты педагогов, безусловной доступности образования для всех, и, значит, его бесплатности. Поэтому настоящий патриот нашей страны отменил бы напрочь вредную бюджетную реформу, Болонскую систему, ЕГЭ, нормативно-подушевое финансирование и прочие «прелести», навязанные нашей стране агентами Всемирного банка, то есть американцами. К сожалению, В. В. Путин к числу подлинных патриотов не относится. И с социальной справедливостью у него большие проблемы.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх