,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мы Вам – «Библиотеку Шнеерсона», Вы нам – Аляску…
  • 15 января 2013 |
  • 04:01 |
  • Alive |
  • Просмотров: 507
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
-2
Для того чтобы понять, в чем тут суть, следует вначале сказать о том, что же это за такое диво дивное – «библиотека Шнеерсона». Более ста лет тому, еще в начале 20 века жил в России некто Йосеф Ицхак Шнеерсон. Как и полагается всякому порядочному еврею, сей господин был весьма озабочен условиями жизни своих соплеменников и всячески старался им помочь: снабжал солдат-евреев, воюющих на стороне России с Японией, кошерным мясом, ссорился с русским царем, протестуя против еврейских погромов… За это царское правительство Йосефа Ицхака Шнеерсона не любило и несколько раз арестовывало – хотя и не надолго.

После прихода к власти большевиков в жизни Шнеерсона ничего, по сути, не изменилось. Евреев товарищи большевики тоже не шибко жаловали. И потому Йосеф Шнеерсон вскоре вступил в борьбу и с большевиками «за сохранение еврейской жизни в Советской России». Параллельно с этим энергичный Шнеерсон занял пост любавического ребе и, кроме того, начал развивать деятельность религиозной организации хасидского толка под названием «Хабад» - как за границей, так и в пределах СССР. Разумеется, советская власть смотрела на Йосефа Шнеерсона косым взглядом, печатала о нем разоблачительные статьи в прессе, где обзывала «проходимцем», а в 1927 году и вовсе арестовала. И, со слов самого ребе, приговорила к расстрелу.

Однако такому повороту бурно воспротивилась международная общественность. И, не желая международных политических осложнений, большевики Шнеерсона отпустили. Вначале – сослали в Калугу, а, спустя буквально несколько дней, и вовсе выслали за пределы. Переменив несколько стран, бывший любавический ребе вместе с семейством осел в США. И там весь свой организационный пыл отдал на благо служения религиозной организации «Хабад», которую и возглавлял едва ли не до собственной кончины.

Ну а теперь – о библиотеке. Еще живя в царской России, Йосеф Шнеерсон стал обладателем уникальной библиотеки. История умалчивает, каким именно образом эта библиотека оказалась в распоряжении Шнеерсона. Известно лишь, что начало этой библиотеке было положено еще в 18 веке. А к 20 веку в распоряжении Шнеерсона оказалась воистину уникальная коллекция. 12 тысяч книг, 50 тысяч редких документов, в том числе 381 уникальная рукопись! Эта коллекция имела не только сугубо религиозное, но и общекультурное значение. Поэтому большевики, которые знали таки толк в культуре, после своего прихода к власти коллекцию национализировали и изъяли ее у Шнеерсона. Вначале коллекция хранилась в библиотеке Румянцевского музея, затем – в Центральной библиотеке им. Ленина, а после крушения СССР – в Российской национальной библиотеке.

Впрочем, какую-то часть коллекции Шнеерсону удалось от большевиков утаить и вывезти ее вначале в Ригу, а затем в Варшаву. После оккупации Варшавы гитлеровскими войсками эта часть была обнаружена и перемещена в Германию. А когда Германия капитулировала, некогда утаенные Шнеерсоном документы были вновь возвращены в СССР. Так уникальная коллекция воссоединилась.

Однако же религиозная организация «Хабад» таким поворотом дел осталась недовольна, и, начиная с 1980 года, стала требовать у советского правительства, чтобы оно отдало им «библиотеку Шнеерсона» в безраздельное пользование. Ну да – правительство Страны Советов видывало и не таких требователей. Короче говоря, пока не кончился Советский Союз, организация Хабад не получила из коллекции ни единого листа. Таков был принципиальный политический ответ советского правительства.

В начале девяностых, когда СССР почти уже находился на издыхании, его политические приоритеты поменялись. Для тогдашней беспомощной власти Запад был и отцом, и другом, и советчиком, и кормильцем. Поэтому вполне объяснимо, что укоренившаяся в США еврейская общественно-религиозная организация «Хабад» решила воспользоваться моментом. Бог весть, откуда вмиг объявился некий ребе по имени Менахем Шнеерсон, который отрекомендовался зятем и духовным наследником Йосефа Шнеерсона, и потребовал от немощной советской власти немедля вернуть хасидам всю коллекцию, поскольку де ранее, до национализации, она принадлежала его тестю.

Понятное дело, что немощная советская власть не могла отвергнуть такую претензию, в коей политической составляющей было неизмеримо больше, чем собственно имущественного спора. Дело рассматривала высокая инстанция – Госарбитраж РСФСР. Нимало не терзаясь сомнениями и угрызениями, эта инстанции постановила, что Государственная Библиотека СССР им. Ленина обязана отдать господам хасидам требуемую коллекцию незамедлительно и до последнего листика. Но – Госбиблиотека вдруг воспротивилась решению суда и заявила, что коллекцию не отдаст, поскольку она – культурное достояние всего советского народа. Разразился скандал. В дело вмешался Высший арбитражный суд РСФСР, который вынес, как ему самому показалось, «соломоново решение». Мол, коллекция пускай остается в пределах РСФСР, но, тем не менее, из Центральной библиотеки она должна перекочевать в некую Еврейскую национальную библиотеку, которая была тут же и создана, и притом – специально для хранения вышеозначенной коллекции.

Однако и на сей раз коллекция Центральную библиотеку не покинула. Наоборот, обстоятельства приобрели столь скандальный и драматичный характер, что хоть триллер сочиняй. Короче: на этот раз решению суда воспротивился заведующий отделом рукописей В. Дерягин. По сути, этот человек объявил войну целой системе: государственной власти РСФСР, «Хабаду», могущественным США, которые маячили за спиной «Хабада»… Достоверно, впрочем, неизвестно: может, В. Дерябин в своей борьбе был и не одинок. Может, таких борцов было несколько. Может, даже некая организация воспротивилась тому, что уникальнейшая коллекция должна навсегда покинуть пределы России. Все едино – борцов было явное меньшинство. Но, тем не менее, они победили. Дерябин едва ли не самолично запер коллекцию на надежные засовы и заявил, что в случае покушения на нее он совершит акт самосожжения вместе с самой коллекцией.

За давностью времени определить, конечно, непросто, но, должно быть, это заявление было настолько весомым, что по его поводу состоялся специальный пленум Высшего арбитражного суда РСФСР. И пленум этот решил коллекцию никому не отдавать. Пускай де она отныне и вовеки принадлежит советскому (российскому) народу как неотъемлемая часть его культурного достояния.

Впрочем, страсти по поводу коллекции вовсе не затихли. В 1995 году новое российское правительство произвело неожиданную ревизию всей коллекции. В общем и целом коллекция была на месте, однако некоторые ее экземпляры таинственно исчезли. Куда и каким образом они исчезли, так и осталось невыясненным. Поначалу грешили на Дерябина: дескать, это он, не надеясь на разумность новой российской власти, перепрятал исчезнувшие экземпляры. А затем кое-что из исчезнувшего вдруг возникло в Израиле на черном рынке. И опять подозрение пало на Дерябина. Дескать, в свое время он для того и боролся за коллекцию, чтобы в последствии нажиться… Ну да, насколько удалось докопаться до истины, ни в первом, ни во втором случае вина Дерябина никем доказана не была. Те же отдельные экземпляры коллекции, которые объявились в Израиле, очень скоро были скуплены некими таинственными личностями. Как впоследствии оказалось, эти личности имели тесное касательство все к тому же «Хабаду».

А в 2005 году «Хабад» обратился с письмом к президенту РФ В. Путину – все с той же претензией: дескать, отдайте нам «библиотеку Шнеерсона», и все тут. Но, насколько ведомо, «Хабад» ответа от российского президента так и не дождался…

***

Это все была давняя история, а вот теперь – будет история новая. В 2010 году неуемный «Хабад» вновь затеял свару с возвращением «библиотеки Шнеерсона» в родные палестины. С этой целью господа хасиды подали иск в суд, а суд тот находился в г. Вашингтоне, а город тот, как известно, является столицей США. И вот вашингтонский федеральный судья, недолго размышляя, вынес постановление. Так, мол, и так, поскольку с его точки зрения национализация большевиками «библиотеки Шнеерсона» в 1918 году была произведена незаконно, то, следовательно, нынешнее российское правительство обязано вернуть вышеименованную библиотеку в полное и безоговорочное распоряжение еврейской общественной организации «Хабад», расположенной на территории США. Вот так-то.

Не стоит удивляться столь дивному решению американского судьи. Таковы американские законы. Им, законам, глубоко наплевать, что речь идет о суверенном государстве – в данном случае, России. Такого понятия как суверенитет американское законодательство, похоже, не признает в принципе. Ах, как же он незамысловат, американский закон! Показалось ему, что в Ираке находится некое таинственное смертоносное оружие, и поперся дядя Сэм в суверенный Ирак. Почудилось ему, что в африканском племени мумба-юмба тамошние аборигены неправильно скушали своего вождя, и вот уже американская морская пехота топчет своими башмаками утлые африканские хижины. Возомнил американский закон, что сто лет назад русские большевики неправильно изъяли некую коллекцию книг и рукописей, обратив ее в свое культурное наследие – так отдайте, спустя сто, лет эту коллекцию общественной организации, которая де-юре равна в правах с каким-нибудь обществом любителей канареек. Такая вот, стало быть, американская юридическая бесцеремонность.

И вот американские хасиды, вооруженные постановлением американского судьи, в который уже раз приступили к российскому правительству, требуя от него отдать им «библиотеку Шнеерсона». Но, к чести российского правительства, получили немедленный и полный отказ. Министр российской культуры Александр Авдеев так прямо и заявил: «Библиотека входит в библиотечный фонд России, она неотчуждаема. История с ее истребованием американскими истцами кажется нам провокационной». И далее: «Этот иск направлен на то, чтобы испортить двусторонние отношения между нашими странами, подложить мину под политическую перезагрузку». И еще далее: «Мы не позволим себе стать в юридическом плане статистами в области международного права, предусматривающего неподсудность государства».

Коснулся российский министр и американского законодательства в целом. Он отметил, что не столь давно российские наследники Малевича требовали у США вернуть им картину, принадлежащую кисти этого художника. Ну, так суд США им отказал напрочь, мотивируя свой отказ тем, что, мол, в американском правовом пространстве нет такого закона, который позволял бы вывозить из страны культурные шедевры. «Противоречие американской юстиции, - иронично заметил министр культуры РФ. – Когда надо отдать музейную вещь, они признают национализацию юридически обоснованной, а когда истребовать – не признают».

И вообще, как заявил российский министр, Россия прекращает всяческие музейно-выставочные отношения со Штатами до той поры, пока общественная организация «Хабад» (кстати, с недавних пор она именуется «Хабад Любавич») не отзовет свой абсурдный и противоречащий международному праву иск. Или – пока сам американский суд не отменит свое постановление. Вот тогда и поговорим. Но – при любом раскладе «библиотека Шнеерсона» будет оставаться частью культурного наследия Российской Федерации. И вообще, пускай вначале этот самый «Хабад Любавич», если он хочет, чтобы его в России уважали, вернет для начала те экспонаты из коллекции, которые он, пользуясь случаем, прикупил на израильском черном рынке…

***

Что и говорить: подобная позиция делает честь российскому правительству. Вот бы так всегда да по любому поводу!

Но – говорить мы сейчас будем не о российском правительстве, а об американском невменяемом законодательстве. Именно так – невменяемом, потому что как иначе можно назвать это самое законодательство? Невменяемое и есть. Ибо если бы оно было в здравом уме, то оно, наверное, учитывало бы такие понятия как международное право, суверенное право отдельных государств… Впрочем, и обо всем этом нет нужды распространяться. Во-первых, сущность американских законов прекрасно охарактеризовал министр культуры РФ Авдеев, а, во-вторых, что там критиковать вообще? Птицу видно по полету. Захотела та птица – полетела клевать суверенную Ливию, захотела – сунула свой нос в российское библиотечное хранилище. Да, не забудем еще племя мумба-юмба, где аборигены неправильно съели своего вождя… Такая вот, значит, имперская невменяемость. И двуликость. И вероломство. И все прочие черты, которые, как учит история, присущи любому имперскому режиму, когда тот режим находится на грани собственного издыхания. Впрочем, это уже совсем другая тема для разговора.

Нечего, в общем, говорить и о религиозной общественной организации «Хабад Любавич». Если брать во внимание их претензии к России, то какие они, спрашивается, наследники «библиотеки Шнеерсона»? С какой стати они наследники? С той, что они – единоверцы упокоившегося Йосефа Шнеерсона? Ну, так единоверие – это, знаете ли, не юридический термин… И потом: отчего это именно покойный Йосеф Шнеерсон – собственник той библиотеки? Сказано же, что ту библиотеку начали собирать еще в 18 веке, и никто сей факт оспаривать не намерен. А вот как она угодила в руки усопшего любавичевского ребе, кто был ее прежним владельцем, это, знаете ли, еще вопрос. Тысяча вопросов. Целое, может статься, историческое расследование с детективным уклоном…

И вообще: все эти телодвижения американской фемиды лично мне напоминают один достаточно анекдотический, но вместе с тем вполне реальный случай, имевший место на российских сибирских просторах в девяностых годах века минувшего. В то время существовала в Сибири общественная организация «Аляска». В нее входили потомки алеутов – коренного народа полуострова Аляски. Во времена, когда царица Екатерина продала Аляску США, некоторые из алеутов не пожелали жить под началом Америки и всяческими правдами и неправдами перебрались в Сибирь, где смешались со здешними аборигенами. И вот по прошествии веков потомки тех переселенцев вспомнили, что они – алеуты, и от имени своей общественной организации направили правительству США письмо, где потребовали вернуть Аляску обратно. Само собою, что никакого ответа те потомки не дождались, но дело-то даже и не в этом. А в том дело, что это алеутское требование почти полностью схоже с иском американской общественной организации «Хабад Любавич» к России относительно возврата «библиотеки Шнеерсона». Ну, а что? Там – общественная организация, и тут – она же. Там – требование вернуть якобы незаконно присвоенное имущество, и здесь – то же самое. Так вот пускай американцы и вернут нам Аляску в обмен на «библиотеку Шнеерсона». А? Хороша идея?..

Впрочем, смех смехом, но расслабляться не следует, а, наоборот, надобно ожидать от энергичного «Хабада Любавич» и дружественной ему американской фемиды новых правовых вывертов. А то, чего доброго, мы, сами того не замечая, можем уподобиться государству Чехия. Там, в Чехии, произошло вот что. Католическая и иудейская церкви решили поиметь с суверенной Чехии гешефт. Они сговорились и направили чешскому правительству иски с требованием вернуть якобы отторгнутые у них прежним коммунистическим чешским режимом земли и прочее имущество. И еще – пускай нынешнее чешское правительство уплатит католикам и иудеям круглую сумму за невыносимые моральные страдания лет минувших.

Несчастная Чехия сопротивлялась целых двадцать лет. Но, получив суровый окрик из-за океана, слабовольные чехи отдали таки католикам и иудеям 2,5 зданий, 175 тыс. гектаров лесов и 25 тысяч гектаров пашен. А, кроме того, католики и иудеи получат от чешского народа еще и 100 млн. долларов. Как уже говорилось, в качестве компенсации за свои неимоверные страдания во времена алчного и безнравственного коммунистического режима.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх