,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Хозяева из-за «бугра». В плену у иностранцев.
  • 9 августа 2012 |
  • 18:08 |
  • Alive |
  • Просмотров: 1001
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
Такую удавку приготовили для тех, кто организованно выступает против системы, ее правителей, мигалок и прочего. На трудовом поле, где в большинстве своем люди разрознены, а настоящим профсоюзам не дают организоваться, наказание за нарушение закона, который защищает работника, соразмерно со штрафом за безбилетный проезд в трамвае. Да и на эти копейки контролеры неохотно выписывают квитанции.

По сообщениям Росстата, в месяц у нас увольняется по 500 тысяч человек. Часто люди уходят не только в поисках большей зарплаты, но и человеческого к себе отношения. Впечатление такое, что целый областной город снимается каждый месяц с насиженных мест. Настоящий цыганский табор! Что удивляет, увольняется больше, чем устраивается на новую работу. Где теряются остальные?

Символом свободы у нас стала Болотная площадь. Название очень емкое для нашей страны. Провалились в топь по самые уши, никак не можем выбраться. На протестных площадях оппозиционеры говорят о фальсификации прошедших выборов, о свободе. Будто собрались в полет, а со стартом задерживают. О социальных вопросах, хлебе насущном и людях труда здесь вспоминают редко.

Отдалились оппозиционные ораторы от судьбы слесарей, токарей, хлеборобов, а ведь в одном котле варимся. Ничего не скажешь, оппозиционеры – настоящие бойцы, их сажают за решетку, они выходят из СИЗО – и опять на площадь. Плохо только, что они хотят построить демократию для узкого круга людей, а жизнь начинается именно внизу, куда демократы не заглядывают. Среди наших оппозиционеров-аристократов много юристов, журналистов, социологов и прочего грамотного люда. Вот и помогли бы свободолюбцы в важном для жизни страны деле улучшения условий труда, отношений между работодателями и наемными работниками. Тут бы и дополнительные голоса для них появились.

ЗА КАКИЕ ворота у нас ни заглянешь – везде не работа, а пыточные камеры. Пока наши олигархи кутят на Западе, строят яхты, дворцы, наши правители ждут иностранных инвестиций, чтобы чужаки приехали и стали поднимать с колен отечественную промышленность. Вот спасители и приехали. В Питере одновременно с зимними протестными болотными днями прошла однодневная забастовка работников пивоварни «Хейнекен».

Собственник этого заведения живет в Голландии, а директор филиала и другие приказчики (наших кровей) выслуживаются перед иностранцем. За счет усиленной эксплуатации работников пытаются заработать дополнительный барыш для хозяина. Пиво вещь такая: летом тянутся к нему больше, зимой наступает спад потребления. В сезон аврал, а зимой сплошные простои. Чтобы уменьшить убытки, прислужники голландского хозяина решили завести невиданный в нашей стране учет рабочего времени, не ежемесячный, а годовой. Если зимой простой, то отрабатывай эти часы летом. В сезон люди с ног валятся, работают по две смены, и никаких тебе доплат, сверхурочных.

Профсоюзы предприятия (здесь две организации) несколько лет уже требуют перейти на нормальный график работ. Приносят на имя генерального директора в офис требования в письменном виде, а их там не регистрируют. Вот и объявил коллектив забастовку. Администрация «Хейнекена» забастовки не слишком испугалась, сразу начала разборку с недовольными. Создали что-то наподобие военного трибунала, дисциплинарную комиссию, на которой вели допрос с пристрастием наиболее активных участников. Представители профсоюзов на эти заседания не были допущены. В результате 30 работников получили дисциплинарные взыскания.

Забастовку проводили профсоюзы. Заблаговременно, как и положено, предупредили администрацию. Значит, эти официальные организации и должны отвечать. Профсоюзные лидеры Виталий Морозов и Сергей Колегов потребовали снять с работников дисциплинарные взыскания и объявили голодовку до победного конца, поселившись зимой в палатке у проходной. Через пять дней акцию приостановили, на предприятие им в подмогу приехала инспекция по труду, городская прокуратура и представители городских профсоюзов. Инспекция, ознакомившись с документами, вынесла предписание администрации об отмене приказов о наложении дисциплинарных взысканий на участников забастовки.

Приказы не отменили, зато уволили обоих профсоюзных лидеров. Администрация предприятия стала через суд оспаривать предписание трудинспекции. И оспорила – судья заявил, что в коллективе «хорошая моральная и деловая обстановка». Вроде бы нет на предприятии никаких профсоюзов. Каждый здесь отвечает сам за себя.

Рабочие организации на предприятии стараются развалить с помощью заемного труда. За два года в питерском «Хейнекене» сократили 300 штатных рабочих мест, в результате 60% рабочих теперь как бы взяты напрокат у кадровых агентств. Эти бедняги не имеют постоянного рабочего места, фиксированного рабочего графика, права на больничный, оплачиваемого отпуска. Прошу извинить меня за сравнение, но из них сделали настоящий рабочий скот. По нашим трудовым законам забастовку можно объявить, если за нее проголосует не меньше половины трудового коллектива. Вот такой трудовой коллектив на «Хейнекене» и его половина.

Нетрудно догадаться, почему труженики суют головы в эти петли. Нормальной работы у нас просто нет. Сказки о 25 миллионах высокотехнологичных рабочих мест просто смешны. Пытаются это сделать за счет иностранных инвесторов, чтобы не распугать их, пожертвовали правами наших работников – стройте, мол, залетные, свои империи на рабском труде россиян, никто мешать вам не будет. Чтобы появились высокотехнологичные рабочие места, сначала нужно принять нормальные законы о труде, обуздать работодателей, в том числе и иностранного происхождения. Пока же работники повсеместно теряют квалификацию, профессионализм, деградируют, бродят по стране в поисках работы.

В июле уволенные с пивоварни профсоюзные лидеры Морозов и Колегов снова поставили палатку около проходной и объявили бессрочную сухую голодовку. Никакого медицинского наблюдения за их отчаянным поступком не было, наведывался только участковый. На пятый день он увидел, что дела у ребят плохи, еле языком ворочают. Вызвал скорую, увезли протестантов в больницу. Тем временем городские и областные профсоюзы стали рассылать по предприятиям подписные листы в поддержку работников пивоварни «Хейнекен». Они хотят обратиться в Европейский суд и призывают людей отказаться от пива, замешанного на рабском труде.

Такое положение на иностранных предприятиях в нашей стране везде. Вот письмо нескольких работниц в псковскую газету «КурьерЪ» из лагеря строгого содержания, называемого «Йура корпорейшн РУС», которое производит электропроводку для известных машин Hyundai.

«Когда открылось предприятие, брали всех желающих. Народ шел толпами, даже с биржи труда посылали. Сначала все нравилось, но после началось… Внутри предприятия все делается по звонку. Если автобус в пробке задержался, на минуту опоздал к своему месту на конвейере, тебе положен штраф пять баллов. Если набираешь 20 баллов – увольнение. Причем никакого внутреннего документа о штрафах нет, приказов таких мы ни разу не видели».

Директор этого предприятия – кореец, остальное руководство местное, из Пскова, их называют тренерами. Начальников стыдят: «Вы же наши, как вы можете так к своим относиться?» Они в ответ: «Дружить нужно только с работой».

Большие проблемы возникли с больничными листами, когда сама работница здорова, но ребенок у нее заболел. Сразу предупредили, что в Корее больше трех дней не болеют, а русские якобы покупают больничные. Первый раз больничный у работниц принимают, но предлагают написать заявление на увольнение с открытой датой.

На обеденный перерыв работницы со своими банками несутся как угорелые, ведь нужно успеть за короткое время разогреть еду и пообедать. Одна женщина, борясь за первенство в этой «олимпийской дисциплине», упала и сломала ребра. Ее предупредили, чтобы она никому не говорила, что травма получена на производстве. Профсоюза на предприятии нет, а в одиночку бороться трудно. Люди не выдерживают такого отношения к себе, пачками увольняются. На их место приходят новые. Куда денешься – работы у нас нет.

ТОЧНО такая же ситуация сложилась в Ивангороде Ленинградской области, тот же «Йура корпорейшн РУС» и те же методы управления. С большим трудом администрации удалось создать профсоюз, который входит в межрегиональный профсоюз работников автопрома (МПРА). В организацию вступило около 200 человек. Всех их сразу пригласили на собрание и предложили выйти из профсоюза. На следующий день вызывали к начальству работников по одному и группами и требовали написать заявление о выходе из профсоюза. Работники не выдержали, вышли на пикет. На одном из плакатов было написано: «Власть, привлекая инвесторов, научи их играть по правилам».

Прямо-таки военные действия развернулись против профсоюзной организации МПРА на заводе «Бентелер Аутомотив» в Калуге, здесь изготавливают комплектующие для автосборочного «Фольксвагена». Профсоюз потребовал повышения зар­платы, которая составляет всего 18 тысяч рублей, и начала переговоров по заключению коллективного договора. Администрация стала играть в молчанку. Тогда работники остановили конвейер и объявили о забастовке. Завод сразу был оцеплен ОМОНом, сотрудниками различных охранных предприятий. Тем временем в цехе собрали людей на собрание. Представители администрации показали приказ о начале переговоров, но в документе не оказалось требований профсоюза и списка его представителей в качестве главных переговорщиков. Администрация предлагала создать новый представительный орган. Координатор МПРА по Калуге Дмитрий Кожнев сказал, что такой орган уже создан, подготовлен проект коллективного договора. Под этим поставили подписи свыше 180 человек из 308 штатных работников. Предложили проголосовать за доверие МПРА. Почти все подняли руки. Начальство стало юлить, говорить, что профсоюз не выражает мнения остальных (имелись в виду менеджеры и прочий конторский народ). Под конец собрания охранники схватили Кожнева и попытались вытащить его из цеха. Рабочие отбили лидера и стали кричать: «Забастовка!»

Конвейер остановился, к заводскому забору прикрепили большой плакат, на котором было написано: «Мы бастуем». Проезжающие машины приветственно сигналили. У проходной столпились поддерживающие забастовщиков горожане. Омоновцы пробовали их разогнать, но не получилось.

И тут председатель облсовпрофа Александр Гречанинов (профсоюз ФНПР) вылез из окопов народного фронта «Единой России» и вместо солидарности с коллегами из МПРА ударил по ним. Вместе с чиновниками из областных министерств он долго пытался убедить трудовой коллектив в незаконности забастовки. Городская газета, которая кормится с рук власти, срочно опубликовала статью. В ней утверждалось, что профсоюз на «Бентелере» организован только для того, чтобы объявить забастовку и поставить на колени многотысячный коллектив «Фольксвагена».

И все-таки губернатор поддержал требования профсоюза по заключению коллективного договора. Была организована трехсторонняя встреча: губернатор, представители профсоюзов и руководство завода. Только после этого администрация завода подписала приказ о начале переговоров с профсоюзом. 16 апреля Калужский областной суд прекратил дело о незаконности забастовки на «Бентелер Аутоматив».

Иностранные фирмы, работающие у нас, как огня боятся настоящих профсоюзов. Хорошо, что есть МПРА. Все также помнят забастовки на всеволожском «Форде». С помощью такого оружия приучали иностранного работодателя к нормальному социальному партнерству. Сейчас этот профсоюз подставляет плечо помощи и другим коллективам, которые борются с произволом заезжих иностранцев.

Альберт СПЕРАНСКИЙ, председатель совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы»

Кстати сказать
В защиту ивановской «Защиты»

В Москве у представительства Ивановской области прошел пикет против преследований лидера ячейки профсоюза «Защита» на местной станции «скорой помощи» Эдуарда Каляманова.

Кстати, стоит отметить, что такое безумное с точки зрения нормального федерализма учреждение, как представительство в Москве (у нас что, уже посольства в Московию отправляют?), поставлено у губернатора Меня с поистине эпическим масштабом. Штат этого богоугодного заведения составляет целых четырнадцать единиц. И оклады, надо полагать, у них поболее, чем в ивановской «скорой». Вот московские активисты независимых проф­союзов и общественной инициативы «Против уничтожения здравоохранения» и решили заставить этих «представителей» немного поработать.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх