,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Страшнее саранчи.
  • 5 августа 2012 |
  • 05:08 |
  • Alive |
  • Просмотров: 571
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
Рады представить вам нового колумниста – это Владимир Петрович Пузий, лауреат премии «Слово к народу». Он руководит производственным кооперативом им. Ю.А. Гагарина в Оренбуржье, имеет ученую степень, депутат областного Законодательного собрания, активный коммунист, а главное для нас – наблюдательный, опытный профессионал, умеющий четко аргументировать свое слово к народу. Мы условились: он будет оперативно откликаться на события, которые решающим образом влияют на судьбы крестьянства и российского села. Сегодня публикуется его первая колонка.

Очень тяжело было выстоять в позапрошлом крайне засушливом году. Однако нынешнее лето еще более жестоко – продолжительная жара дотла спалила почти все зерновые посевы. Ущерб от потери урожая оценивается в 55 миллионов рублей. Затраченные на полевые работы 13 миллионов рублей оказались просто зарытыми в землю. На тысячах гектаров зерноуборочным комбайнам делать нечего, на других полях в лучшем случае намолачиваем 70 килограммов с гектара.

И только на поле в 300 гектаров собрали по пять центнеров зерна, потому что хватило денег обработать его по классической технологии – вспахать с оборотом пласта. Пашня впитала талые воды, и этой влаги хватило, чтобы поддержать ростки пшеницы, когда после сева за два месяца не выпало ни капли дождя.

А все остальные поля без вспашки уплотнились, и вода при таянии снега с них почти вся скатывается. В поверхностном слое поч­вы задерживается очень мало влаги, при засухе она улетучивается, как со сковородки, ростки не успевают пустить корни. Это «энергосберегающая агротехника», но она отнюдь не влагосберегающая в нашей зоне рискованного земледелия.

Безденежье держит за горло, поэтому крестьяне повсеместно вынуждены отказываться от пахоты. И при засухе горят. Таким образом агротехнику диктует не наука, а крайняя нищета ограбленного «рынком» села.

Невозможно понять тех, кто со всех трибун льет речи о продовольственной безопасности страны и в то же время отнимает у нашего сельского хозяйства минеральные удобрения, отправляя их на забугорные поля, откуда они возвращаются дотируемым продовольствием по сниженным ценам. Уж там-то государства не выкачивают соки из сельского хозяйства, а подпитывают его.

В советское время минеральные удобрения стоили копейки.
Сов­хоз имени Ю.А. Гагарина вносил их по три тысячи тонн в год. В нынешнем году хватило денег только на 100 тонн. Как раз они-то и позволяют собрать хоть минимальный урожай. Скоро сеять озимые, а денег на стартовые удобрения нет. Не будет и весной на подкормку, а без этого выгоды от озимых большей частью теряются.

Так что если на деле заботиться о продовольственной безопасности, пора вернуть нашим полям отнятые у них удобрения.

При этом постоянно кричат о поддержке села. Вроде бы льготными ценами на горюче-смазочные материалы во время сева и уборки урожая. Но вот в июле эти «льготные» цены опять подняли сначала на 3 рубля, в последние дни – ещё на 2, до 22 рублей, осталось всего несколько рублей до очередного рыночного рубежа. Однако и эта скидка весьма мала: объявляют небольшой лимит, а отпускают «льготного» топлива еще меньше. Не всякому хозяйству удается купить хотя бы несколько тонн.

Крестьяне с самого начала монопольного взвинчивания цен выступают против этой разрушительной гонки. На полях многих хозяйств действуют старые нефтепромыслы. Местные жители видят, что ничего там не изменилось – из-за чего бы вдруг литр солярки в десять раз подорожал против булки хлеба и бутылки молока? Но все ведь поставили с ног на голову. И если по совести разобраться, так это крестьяне отдают плоды своего труда в порядке льготы монополистам за бесценок. И далеко не все (еще и перед натиском непогоды) сводят концы с концами.

Отдельные хозяйства из бывших колхозов и совхозов как-то обеспечивают выживание села, потому что в значительной мере сохранили и животноводство. Как и кооператив имени Ю.А. Гагарина. Засушливое лето удваивает трудности: надо заготовить корма для скота. В то же время животноводство повышает устойчивость хозяйства – жителям села работа дает хоть и явно заниженный, но все-таки доход для покрытия самых неотложных хозяйственных нужд.

Не только в связи с засухой чувствуется снижение интереса перерабатывающих компаний к продукции животноводства, особенно теперь, после затаскивания нас в ВТО. У них расчет на поступление сырья из-за границы фактически по бросовым ценам. Поэтому за молоко из местных хозяйств дают не больше восьми рублей за литр при цене в магазине дороже 30 рублей, да еще с задержкой оплаты на несколько месяцев. В начале года закупочная цена на мясо была 98 рублей, а теперь снизилась до 80–85 рублей, но и то брать откормленных бычков не торопятся, явно выжидают начала массового забоя скота из-за бескормицы и поступления из-за рубежа дешевого мороженого мяса.

Запоздалые дожди оплакали погибшие зерновые посевы, но помогли воспрянуть кормовым культурам. Лежат копны суданской травы первого укоса, вовсю идет заготовка подсолнечника на силос. У королевы полей кукурузы отнюдь не царственный вид, однако она тоже даст прибавку в кормушки. Идет подготовка к трудной зимовке.

Недавно я ездил в Ижевск на Всероссийский день поля. Там показывали технику для села. Самый широкий набор машин мирового уровня представила Белоруссия: зерноуборочные и кормоуборочные комбайны для любых почвенно-климатических зон, тракторы, сенокосилки, погрузчики, почвообрабатывающие механизмы. Татарстан поставляет очень хорошие сеялки. Отличные машины выпускают Башкирия, Челябинская область и другие. Все высоко оценили новый трактор К-700 мощностью 500 лошадиных сил.

Общий вывод: мы многое еще можем даже на остатках машиностроения. Сохранились если не школы и традиции, то хотя бы воспоминания и гордость за них, творческий запал, когда решали самые сложные научно-технические задачи. Ведь на базе комбайнов семейства «Дон» создаются все более совершенные образцы. Все это свидетельствует о том, что еще можно возродить на высшем уровне отечественное машиностроение, была бы только государственная воля.

Правы были те специалисты, которые и два десятка лет назад предупреждали против полной зависимости от чужих производителей. Теперь у нас свой горький опыт. Вот один из примеров. Купили мы самый мощный зарубежный трактор «Челленджер». Он не отработал и сезон, как у него вышла из строя так называемая дистанционная шайба. Для устранения неисправности требуется разобрать трактор полностью. Бригада из пяти фирменных специалистов на сложном оборудовании трудится две недели.

Первый ремонт сделали по гарантии бесплатно. Затем все стало повторяться через год. В разгар работ. Второй, третий. Теперь вот четвертый раз. И каждый ремонт влетает нам почти в 400 тысяч рублей, не считая упущенной выгоды в связи с простоем, когда день год кормит.

Подобных фактов достаточно, чтобы утвердиться в национальных интересах. Не впадать в низкопоклонство, а брать все лучшее из мирового научно-технического прогресса. Не сырьевой колонией для заправил ВТО, а равноправным членом общества созидателей на благо всех и каждого должны возродить мы нашу Родину.

Третья часть посевных площадей в стране заброшена. На таких полях плодится саранча. Падение культуры земледелия ведет к распространению таких сельскохозяйственных вредителей, как луговой мотылек, вредный клоп-черепашка, ряд хлебных жуков, например жук кузька, и др. Но куда страшнее отсутствие заботы о родной земле у тех, кто восседает в высоких кабинетах. Об этом говорят все крестьяне.

Владимир ПУЗИЙ
Оренбургский район, Оренбургская область

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх