,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Путинская аномалия. Об антиамериканизме в России
  • 16 июля 2012 |
  • 02:07 |
  • Alive |
  • Просмотров: 1149
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
Говорят, что как бывшая сверхдержава («нас боялись!») Россия не может смириться с внезапным разжалованием в рядовые. Но я ведь не случайно выбрал для сравнения именно Францию и Германию. Обе точно так же, как и Россия, побывали на сверхдержавном Олимпе, причем каждая дважды, их тоже боялись, -- и обе были беспощадно с него сброшены. Речь о Франции 1800-1815 и 1853-1870 и о Германии 1870-1914 и 1939-1945.

Я не говорю уже, что они не только были внезапно разжалованы в рядовые , но, в отличие от России, были оккупированы. Франция даже дважды. И тем не менее конкретные цифры в них такие: если в 2006 году одобряли США во Франции 25% опрошенных, в Германии 21%, в России 22%, то в 2011-м во Франции – 42%, в Германии –40% (рост почти вдвое), а в России – 20%. Как видим, «казус бывшей сверхдержавы» мало что обьясняет в путинской аномалии.

ДИСКУССИЯ НА САЙТЕ «СНОБА»

И ведь аномалия-то не безобидная. С.Ц.,чья недавняя бесхитростная заметка, посвященная антиамериканизму в России, неожиданно вызвала бурю откликов на сайте СНОБа, довольно четко обозначил некоторые опасности, которыми она чревата (поскольку у меня нет разрешения цитировать участников дискуссии, привожу лишь их инициалы). Вот перечень С.Ц.

«Поиски причин своих несчастий не дома, а вовне, что приводит к тому, что действительные проблемы не решаются.

Бессмысленное выбрасывание денег на военные расходы вместо реальных нужд.

Поддержка собственных врагов, вроде Ирана, лишь потому, что они враги Америки.

Культивирование архаического мышления, игнорирующего истинное устройство современного мира, а, следовательно, и реальные инновации, что на мой взгляд ведет страну к гибели».

Если С.Ц. и прав, аргументы его, увы, не работают. Не столько в дискуссии, сколько в стране. И это тотчас продемонстрировала на собственном опыте К.М.: «Я в своем кругу (техническая и естественно-научная интеллигенция) единственный американофил и когда меня начинают за это “мочить в сортире,“ такое несут, что впору за голову хвататься». Речь здесь, заметьте, не об Уралвагонзаводе, но об интеллигенции. Объяснение этой аномалии, предложенное той же К.М., к сожалению, едва ли что-нибудь объясняет: «Удобно им иметь такой диполь мировоззренческий – мы-США».Но почему удобен им именно такой «диполь»?

С.Л. предположил; «Может быть, потому, что как потенциальный враг Америка наиболее опасна»? О.К. подхватила эту тему: «США не являются вегетерианцем, очевидные примеры говорят нам, что это скорее агрессивный хищник, который не очень-то церемонится со слабыми...Россия сейчас слаба. И интуитивно понимает, что у нее много параметров сходных с Ираком и Ливией, и мысленно ставит себя на их место. Поэтому она защищает эти страны... Страх и зависть, где вы найдете коктейль крепче?»

Тут,однако, С.П. попытался изменить ракурс дискуссии, заметив, что поменяйся США и Россия ролями, руссофобия расцвела бы в мире таким пышным цветом, какой и не снился антиамериканизму. Ибо «сильная и богатая Россия несла бы в мир “суверенную демократию“ по полной программе и мало никому бы не показалось». Жаль не добавил С.П., что Россия в роли Америки уже дважды побывала. И оба раза ненавидели ее люто. До такой степени, что в первый раз, в эпоху Православия, Самодержавия и Народности (1833-1853), русские студенты за границей должны были скрывать, что они русские, ибо выглядела тогдашняя Россия в глазах европейцев, по словам Ф.И. Тютчева, «людоедом XIX века».Про второй раз (1945-1991), особенно после жестокого подавления Венгерского восстания и «Пражской весны», читатели и сами помнят. Так что, как говорится, чья бы корова мычала...

Но то же самое ведь было и со всеми другими сверхдержавами, начиная от наполеоновской Франции и кончая гитлеровской Германией. Весь короткий – в исторических масштабах – «век сверхдержавности» не любят люди, когда кто- то, по словам той же О.К., «указывает им, как им жить». Речь не о том, однако, чтобы любить Америку.Речь о том, чтобы ее не ненавидеть.

ВОПРОСЫ

Тут самое время задать мне три вопроса на засыпку. Во-первых,что за «короткий век сверхдержавности», если еще полторы тысячи лет назад была Римская империя, владычица Европы, сверхдержава из сверхдержав? Во-вторых, что же происходило в Европе, в промежутке между падением Римской империи и XIX веком, когда Наполеон создал первую в Новое время сверхдержаву, т.е. военную машину, господствовавшую над континентом в силу абсолютного военного превосходства? И в-третьих, наконец, зачем вообще понадобилось истории воссоздавать эту почти забытую со времен древнего Рима форму международного общежития?

Короткий ответ: в промежутке было то самое, что начертала на своих знаменах путинская дипломатия и на что настроена вся его пропагандистская машина, -- хаос «многополярного мира». Здесь, как я это вижу, корень аномалии. Это, если хотите, идеология реванша: да, мы больше не сверхдержава, но и вам, нашему бывшему конкуренту по «диполю», на сверхдержавном Олимпе – не быть! А ответ на последний вопрос еще проще: сверхдержава была воссоздана, чтобы охранять мир от самоистребления в хаосе путинской мечты. Именно эта мечта, денно и нощно раздающаяся из «ящика», и не дает нашей «технической и естественно-научной интеллигенции», которая так досаждает К,М., спросить себя о главном: как выглядел бы сегодня мир без Америки как лидера, как сверхдержавы? .

Я понимаю, мои ответы мало что стоят, покуда они не доказаны, не верифицированы на научном жаргоне. Но тут возникли некоторые сложности. Честно говоря, я надеялся, что смогу просто порекомендовать читателю какую-нибудь хорошую книжку из океана западной литературы по истории свердержавности. Представьте мое разочарование, когда, полистав литературу, я обнаружил, что она решительно ничем помочь мне не сможет. Оказалось, что для западных историков существуют лишь две сверхдержавы: Римская и Британская империи. Ни наполеоновскую Францию, ни николаевскую Россию, ни даже вильгельмовскую Германию, развязавшую Первую мировую, ни одну, короче, из сверхдержав, вершивших в XIX-начале ХХ века судьбы Европы, а по тогдашним временам и мира, они почему-то сверхдержавами не считают. А полуторатысячелетнюю пропасть «многополярного мира», разверзшуюся между Римом и Британской империей, вообще в этой связи игнорируют.

Выходит, нам придется идти по тропам совершенно непроторенным, стараясь при этом не превратить обыкновенное эссе в скучный научный трактат. Честно, я не уверен, что такой force majeur у меня получится. Но поскольку на кону объяснение путинской аномалии и доказать свои ответы я обязан, попробую. Пишу это лишь для того, чтобы предупредить читатателя, что дальнейший текст будет на порядок сложнее и те, кому неинтересна история, могут его пропустить.



«МНОГОПОЛЯРНЫЙ МИР»

Термин означает мир без сверхдержавы и первое, что бросается в глаза наблюдателю при взгляде на него, – это была война всех против всех, бесконечная, почти безостановочная. Один пример в этом случае ценнее тысячи слов. Тем более пример уже из Нового времени, из эпохи Просвещения.

--1733. Война за польский престол (между Францией, Австрией и Россией).

--1733-1735. Война Испании и Франции против Австрии

--1735-1739. Война России и Австрии против Турции.

--1740-1748. Война за Австрийское наследство (между Пруссией и Австрией).

--1756-1763. Семилетняя война (между Россией и Пруссией).

--1768-1774. Русско-турецкая война.

Сорок взятых наугад лет, 30 из них – в затяжных кровопролитных войнах. Это середина XVIII века, а в начале его были еще война за Испанское наследство, растянувшаяся на 14 лет (1699-1713) и Северная война, продолжвшаяся и вовсе 21 год (1700-1721) . Что уж говорить о XVII веке с его Тридцатилетней (!) войной? Я не знаю, каким словом охарактеризовать это торжество путинской мечты , кроме излюбленного в дискуссии на сайте СНОБа, -- «джунгли».

Вот вам и доказательство, зачем понадобилась истории сверхдержава: чтобы положить конец европейским «джунглям», говоря высокопарно, чтобы сохранить цивилизацию.



ПЕРВАЯ ЭРА СВЕРХДЕРЖАВНОСТИ

Нельзя сказать чтобы первый опыт был удачным. Да, с явлением Наполеона в Европе появился хозяин (которого, как водится, ненавидели), и «джунглям», всем этим бесконечным войнам из-за «наследства», из-за того сядет ли на тот или иной престол ставленник Габсбургов, Бурбонов, Романовых или Гогенцоллернов, был положен конец. Но два обстоятельства мешали этому радоваться. Во-первых, Великая Французская революция, породившая Наполеона, вывела на авансцену истории нации с их патриотизмом, который хотя сам по себе и замечателен, но чреват вырождением в свою противоположность – национальный эгоизм. И это не предвещало Европе ничего хорошего. Во-вторых, новый хозяин оказался хищником..

Он произвольно перекраивал границы княжеств и королевств, уничтожал старые и создавал новые, раздавая их своим братьям и маршалам. И это очень напоминало бывшие «джунгли». Сместить его с изобретенного им сверхдержавного Олимпа могла лишь коалиция всех континентальных держав. Понадобилось 15 лет, чтобы ее создать -- и английские деньги, чтобы ее оплатить. Увы, дальше дело шло по той же модели. Приходили новые хищники -- Николай I, Наполеон III, Вильгельм II – и их снова свергали, покуда национальный эгоизм европейских держав в сочетании с агрессивностью Германии не довел дело до мировой войны.

Первая мировая стала могильщицей целого поколения европейской молодежи. Не менее важно, что она оставила Европу – и с нею мир

В ЗАМЕШАТЕЛЬСТВЕ

Удивляться ли? Происходило нечто чудовищое: «многополярный мир», о котором Европа, казалось, давно забыла, неожиданно вернулся. Сверхдержавы больше не было. И, естественно, замаячил призрак новой Тридцатилетней войны. Бердяев написал тогда знаменитую книгу «Новое средневиковье». Место религии, из-за которой убивали друг друга в XVII веке, заняли идеологии. В России победил большевизм, в Италии – фашизм. Америка ушла в глухую изоляцию. Как жить дальше, никто не знал Ожидали Апокалипсиса.

И прогноз, казалось, сбылся. Победивший в Берлине нацизм очень быстро превратил Германию в новую хищническую сверхдержаву. И не соверши тогда Гитлер судьбоносную ошибку, его союз со сталинским СССР грозил навсегда похоронить гегелевскую интуицию, что история человечества есть история свободы. Сопротивлялась одна мужественная Британия. Она, впрочем, была изолирована и, казалось, обречена.

Но Гитлер вторгся в СССР. Его союзница Япония напала на США – и Америка, наконец, ввязалась в драку. СССР решающим образом ослабил нацистскую военную машину, Америка ее добила. Людям в Москве или в Нью Йорке могло казаться что великая Победа достигнута и будущее отныне безоблачно. Но мир оставался в замешательстве. Новая Тридцатилетяя война (1914 – 1945) оставила человечество в заколдованном кругу – хищническая сверхдержавность порождала «многополярный мир», а тот в свою очередь порождал очередную хищническую сверхдержаву.

За доказательствами ходить далеко не надо было. Сталинский монстр по праву победителя проглотил, не поперхнувшись, всю Центральную Европу, поработив – в дополнение к собственным 180 миллионам – еще 111 миллионов европейцев. Имея в виду, что Западная Европа лежала в руинах, сопротивляться новой сверхдержаве, вздумайся ей повторить опыт Гитлера и дойти до Ламанша, было некому. Никакая ООН ее бы не остановила.

ВТОРАЯ ЭРА СВЕРХДЕРЖАВНОСТИ

Ничто, кроме чуда, помочь в этих условиях не могло. Требовалась – и срочно -- не больше не меньше, чем сверхдержава принципиально нового типа, которая не только взяла бы на себя противостояние монстру, но и не присвоила бы в качестве платы за освобождение Западную Европу (как сделал СССР с Центральной). Мало того, выложила бы собственные деньги, чтобы поднять ее из руин – и после всего этого ушла восвояси.Такого в истории международных отношений еще не было. И без Америки не появилось бы.

Это правда, недостатков у нее воз и маленькая тележка. Главный из них – абсолютная уверенность в своей исключительности, унаследованная от пуританских предков. Уверенность, чреватая порою утратой чувства меры и необъяснимыми срывами (например, уход в изоляцию после Первой мировой, вмешательство в гражданскую войну во Вьетнаме или президентство Буша). Но хищницей Америка, в отличие от всех своих предшественниц, на удивление, не была. Она не присвоила ни Западную Европу, ни оккупированную Японию, ни военную базу на Филиппинах, ни нефтяные поля Ирака, ни, если уж на то пошло, опиумные плантации Афганистана. Она честно несла свою службу по предотвращению нового хаоса «многополярного мира». И свободе она предана фанатически.

А уж в том, что касается России, заслуга Америки неоценима. При всех своих срывах она ни разу за полвека не уклонилась от своего долга противостоять коммунистическому монстру, навязывавшего миру – и в первую очередь самой России – лютую несвободу. Удивительно, право, число скептиков, каждый год вопрошающих, что, собственно, празднует 12 июня Россия. Независимость от кого? От чего? Ответ между тем бьет в глаза. Независимость от империи – раз. Независимость от коммунизма – два. Так ли уж этого мало? Разве не равносильно это освобождению от иноземного ига? Кто знает, что было бы сейчас с Россией, не загони Америка в тупик коммунистическую империю? Хорошо же мы ей за это отплачиваем!

Нет, я не о сознательном антимериканизме Путина и его дипломатов и вообще не об идеологах реванша, настойчиво толкающих мир назад, к хаосу. Я о «технической и естестественно-научной интеллигенции»,понятия не имеющей, как выглядел бы мир без Америки, охраняющей его – и Россию в том числе -- от войны и хаоса. Может ли быть, что ей просто никто ничего не объяснил?

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх