,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Родственники маршала Жукова разбазарили его наследство
  • 13 июля 2012 |
  • 22:07 |
  • Alive |
  • Просмотров: 932
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
Элитная квартира в престижном районе Москвы, у метро «Комсомольская», давно была предметом ссор между двумя близкими людьми – Ириной Пороховщиковой и ее братом Владимиром. После смерти их матери скандал разгорелся еще сильнее. Дело в том, что по завещанию две трети квартиры перешло Ирине. Владимир сначала хотел подать на сестру в суд, но потом предложил ей купить у него оставшиеся пять метров за внушительную сумму в миллион рублей. Деньги нашел муж Ирины, знаменитый актер Александр Пороховщиков, и выплатил их родственнику. С тех пор Владимир звездную родственницу не беспокоил. Однако после ее смерти начал активно заявлять свои права на квартиру, ранее принадлежавшую Ирине.

– Владимир хочет вернуть себе квартиру, которая ранее принадлежала его матери, а потом перешла к Ирине, – говорит бывшая домработница семьи Пороховщиковых Марина Каблова.

Женщина не сомневается: если Владимир станет хозяином элитного жилья, он продаст находящиеся там вещи незамедлительно.

– К вещам Георгия Константиновича в семье Ирины всегда относились очень бережно, – рассказывает Каблова. – То, что сейчас хранится в той квартире на «Комсомольской», – лишь малая часть наследства великого маршала. Остальное либо потеряно, либо отдано в музей. Так мне сама Ирина рассказывала.

По словам домработницы, вещи, наследником которых может стать Владимир Жуков, представляют собой большую историческую ценность.

– Ира мне как-то показывала это, как она называла, «богатство», для которого она, кстати, сделала специальный сундук, – вспоминает Каблова. – Раньше он стоял на балконе, и вещи были не защищены. Потом для него сделали какую-то крышку, но и та уже небось вся сгнила. В каком состоянии сейчас находятся эти раритеты, неизвестно. Боюсь, в плачевном. Помню, что в том сундуке были фотографии. Редкие семейные, на них Жуков изображен с семьей, в домашней обстановке, простой счастливый человек. Также, свернутая в несколько раз, там лежала серая шинель, уже выцветшая от времени, в которой Георгий Константинович принимал Парад в мае 1945 года. Кроме того, хранится спинка стула, на которой Жуков что-то написал своей рукой. Увы, но надпись сейчас разобрать трудно.

Каблова утверждает: все это сохранилось только благодаря Ирине Пороховщиковой, которая не любила расставаться со старыми вещами.

– Ирина ничего не выбрасывала, – вздыхает Марина. – Из-за этого она, кстати, нередко ссорилась с Александром Шалвовичем, который не любил всего этого хлама. Например, когда не стало ее матери, Ира все ее вещи перевезла в особняк в Староконюшенном переулке. Хотя мы с другой домработницей, Катей, отговаривали ее это делать. Ведь известно, что хранить дома вещи покойного – к большой беде. Но она нас не послушала.

Домработница не сомневается: при первой удобной возможности Владимир Жуков немедленно продаст уникальные семейные реликвии без зазрения совести.

– Владимир – очень алчный тип, – утверждает Каблова. – Он продаст вещи своего деда, если поймет, что может на них хоть что-то заработать.

Обеспокоенная новостью, которую сообщила мне Марина Каблова, я решила позвонить внуку маршала Георгию Жукову, но после разговора с ним поняла, что он не спешит бороться за наследство деда и какова дальнейшая судьба фамильных ценностей, его, кажется, не очень-то волнует.

– Георгий, будете ли вы претендовать на наследство вашего деда, которое сейчас в ужасном состоянии хранится в квартире Ирины Пороховщиковой?

– Наследников несколько. Решаться все будет в ходе наследственного дела. Если эти вещи принадлежали Ирине, то ее наследникам они и должны перейти.

– Но ведь эти вещи могут быть проданы, неужели вас это не беспокоит?

– Это право собственников. А кто им станет, будет установлено в ходе наследственного дела, которое открывается нотариусом. Если какие-либо споры относительно этих вещей возникнут, то права на них будут устанавливаться в суде при условии, что об этом заявит кто-то из круга возможных наследников. Я в этот круг скорее всего не вхожу. Потому что есть более близкие родственники. Я, честно говоря, был даже не в курсе, что мы с Ириной родственники, до тех трагических событий.

– Если эти вещи будут выставлены на аукцион, вы будете принимать участие в торгах?

– Думаю, их стоит передать в музей, – кратко ответил Георгий Жуков и повесил трубку.

Я пыталась дозвониться до дочери маршала Марии Жуковой, которая сейчас работает в издательстве Сретенского монастыря. Как рассказали мне ее коллеги, Мария Георгиевна ведет замкнутый образ жизни, к домашнему телефону не подходит вовсе. Я оставила свой номер, но пока ответа от Марии Георгиевны так и не получила.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх