,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПУТИН-4 И МАЯКИ В ТУМАНЕ
  • 29 июня 2012 |
  • 21:06 |
  • Alive |
  • Просмотров: 711
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
-7
Четвертое воплощение, сотканное из противоречий

По-видимому, большинство обозревателей российских дел сходятся в том, что нынешний срок правления Путина с самого начала отмечен гораздо более глубокими противоречиями, нежели три предшествующих срока. Как бы ни изображал он и его рать победу в результате народного волеизъявления, как бы ни сводили они к минимуму неприятные разговоры с западными партнерами, как бы ни представляли этих партнеров исчадиями ада, жаждущими развала великой державы, - от противоречивой действительности не увильнуть, не скрыться за стенами дворцов (согласно докладу «Путин. Итоги», у Нацлидера 26 дворцов) и не уберечься запугиванием несогласных.

Три масштабные массовые народные демонстрации протеста (6-7 мая, 26 мая и 12 июня) и акции помельче, новые необычные формы выражения народного недовольства («контрольная прогулка» с писателями, «Оккупай» и т.п.), на первый взгляд, легкомысленные и не имеющие цели, продемонстрировали главную перемену, вызревшую в России за три предшествующих путинских срока (12 лет): выход исторически нового поколения, можно даже квалифицировать его как «новая нация». В лице лучших и наиболее активных своих представителей, возглавивших нынешнюю волну протестов, это поколение является детьми XXI века, по мировоззрению, потребностям и по легкости владения новинками хайтэковской информационной революции. (Впрочем, обнаруживается некоторое отдаленное наследственное сходство этой молодежи с российской дворянской молодежью начала XIX века – та же открытость новым цивилизационным веяниям, жажда странствий по миру и попытка преодолеть косность и пошлость повседневного российского быта романтическими дружескими отношениями, задушевными беседами, всем, что А. Сент-Экзюпери назвал роскошью человеческого общения, единственной настоящей роскошью; но прав был и Ленин, определив, что «страшно далеки они от народа». Нынешние, похоже, не ближе).

Тем не менее, Путин и его окружение пришли в явное замешательство даже от этого легкого бриза, покачнувшего туман «стабильности», в котором он себя чувствовал едва ли не абсолютным царем. От Civil Rights movement, потрясших США 1960-х и изменивших державу навсегда, – до бархатных революций в Восточной Европе и союзных республиках, до Москвы в августе 91-го, Грузии-2003, Украины-2004 и Ближнего Востока - 2010-2011, история всего мирового развития неопровержимо показала: массовые мирные народные движения достигают бОльших успехов, чем кровавые бунты. Эта аксиома теперь может считаться всемирно подтвержденной - с той же определенностью, с которой всемирно засвидетельствован исторический крах утопии коммунизма.

Путин, и его окружение не могут этого не заметить. Против кровавого бунта у них есть оружие; но против массовых мирных демонстраций – нет. Конечно, поведение Путина в Чечне, Беслане, при террористических актах в Москве, в ситуации с «Курском» позволяет предположить, что он без нравственных терзаний отдал бы приказ расстрелять массовую демонстрацию или устроить взрыв прямо в толпе митингующих. Но, по-видимому, и он сам, и, конечно, его советники понимают, что такие действия ведут к гражданской войне, в которой все его приближенные потеряют всё наворованное добро, в лучшем случае, свободу и жизнь – в худшем. Ибо массовый народный неуправляемый бунт, и не только русский, всегда, во все века, будет направлен на тех, кто богаче, и лозунг «Грабь награбленное!» не утратил своей привлекательности для большинства народа даже после всемирно-исторического краха идеи, вызвавшей этот лозунг к жизни (или вызванной им). Значит, провоцировать гражданскую войну или массовый бунт – не в интересах Путина, а особенно – его приближенных (он-то сам, может, и спасся бы, но целый класс жуликов и воров, ворующих в масштабах, затмевающих богатства арабских нефтяных шейхов, – вряд ли).

Но развитие оппозиционного движения по пути массовых мирных выступлений наверняка ведет к мирной трансформации политического, экономического и социального уклада – это история тоже уже доказала. А в условиях России это означает – отстранение Путина и его «класса» уже законным путем, посредством формирования нормальных политических партий, выработки внятной, реалистичной и направленной на улучшение общества, программы, и проведения честных выборов.
Всё это в совокупности означает, что Путин и его приближенные, в результате своей 12-летней политики сами себя загнали в цугцванг, из которого в не столь долгосрочной перспективе выхода не видно. Новое «интернет-поколение» исторически объективно, самой логикой развития общества, снесет Путина и его режим.

И тут лишь начинаются противоречия и туман неопределенности, в которых и власть, и общество России сегодня вынуждены жить.
Пока что оппозиционные силы – в начальной стадии развития. Они зародились и вызревают, в основном, в столицах и крупных городах; объединяют столь разнородные по политическим взглядам силы, как жаждущие честного капитализма и желающие вернуться в той или иной форме к социалистическому укладу; оторваны от повседневных нужд огромных масс российской глубинки, которая ностальгирует по советским порядкам и либо симпатизирует старым коммунистам-зюгановцам (скорее, покупается на их призывы, ибо их реальные действия уже давно не имеют ничего общего с коммунизмом), либо покоряется Путину.

Но если события будут продолжать свой ход так, как начали идти, то оппозиция, по логике событий, должна будет постепенно разрастаться вширь, захватывая всё новые слои общества и всё новые российские территории. Собственно, таковы планы у честного рыночника Немцова, разоблачителя «жуликов и воров» умеренного националиста Навального и у социалистаУдальцова – при всех их идеологических расхождениях, план действий по подготовке мирной революции у них уже разработан. Они планируют привлекать к политической деятельности «глубинку», стать ближе к ее потребностям и, расширяя сферу деятельности, добиться, чтобы уже не десятки тысяч, а сотни тысяч, а лучше, миллионы, вышли на улицы в мощном протесте против режима.

Многие упрекают оппозицию за неспособность «объединиться вокруг единого лидера». Я специально взяла эту фразу в кавычки, чтобы обнажить ее советскую стереотипность. Действительно, эта фраза – из лексикона Ленина, большевиков. И нынешняя оппозиция четко формулирует, что она не будет наступать на ленинские грабли.
«...массовый протест, который был 6 мая [и 26 мая, и 12 июня – Н.Б.] и огромная манифестация свидетельствуют только о том, что люди готовы добиваться решений проспекта Сахарова и Якиманки, включая требования освобождения политзаключенных, проведения новых парламентских и президентских выборов, отмену политической цензуры на телевидении, допуск оппозиции к средствам массовой информации, восстановление в стране независимого правосудия. [Власти – Н.Б.] должны понять, что если не будут выполнять наших требований, то уровень ненависти к режиму и температура протеста будет только расти. Если они не хотят кровавой бойни, то они обязаны будут не просто прислушиваться, а выполнять требования, которые исходят от огромного количества людей. Тем более что эти требования абсолютно конституционны - это требования восстановления в стране законности и порядка.
Так вот, если говорить, вся программа, которую я сейчас изложил, ее политической части придерживаются и левые, и националисты.
Хотя мы с ними не согласны, тем не менее, мы считаем, что действия по возрождению в стране демократии, свободы народовластия - это действия на благо России. Дальше будем ругаться, разбираться, спорить в Государственной думе, когда в стране пройдут выборы», - сказал Б. Немцов радио «Свобода». http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24576003.html

И как Путин и его власти реагируют на внезапно пробудившийся массовый протест? Они обнаружили абсолютную неспособность быть хоть немного гибче, снизойти до беседы, может, компромисса, может, хотя бы, освобождения некоторых политзаключенных. Решив, что оппозиция пойдет до конца, они взяли такой же курс. А возможно, просто неведом им иной путь, кроме «если враг не сдается, его уничтожают».
Однако массовый страх в обществе уже преодолен, и массовое движение протеста могли бы полностью прекратить лишь репрессии уровня сталинских, а на такие репресии у Путина нет ни ресурсов, ни легитимации даже при нынешней мировой realpolitik. Власти просто мечутся - от репрессий, граничащих с массовыми, до «точечных» преследований и запугивания лидеров оппозиционных демонстраций и до показательно-иллюзорно спокойного отношения, чем был отмечен митинг 12 июня: ни одного задержания, полиция вела себя как благовоспитанная чинная публика! Зато сорванный провокациями полицейских митинг 6 мая, за день до «инаугурации» (его уже окрестили «Кровавым воскресеньем-2» - по словам Б. Немцова, минимум 45 человек обратились за медицинской помощью вследствие того, что были избиты ОМОНовцами или искалечены в искусственно созданной давке) теперь используется для фабрикации гражданских и даже уголовных дел против его организаторов.
Зловещий законопроект о митингах, спешно принятый Госдумой в первом чтении, предусматривающий заоблачные штрафы и аресты за «несанкционированные публичные мероприятия», - т.е. даже на мирные гуляния теперь потребуется добиваться разрешения, - имеет целью, конечно, усложнить проведение таковых мероприятий. Но вместе с тем, это ставит организаторов любых публичных выступлений в унизительное положение выпрашивания разрешений, а мэров – в положение всесильных хозяев и в то же время вассалов верховной власти. Какую реакцию может вызвать у народа такое положение, кроме еще большего отвращения к власти?

Показательные обыски у Ксении Собчак, А. Навального, С. Удальцова, Б. Немцова и И. Яшина (последних двух не было дома, когда к ним нагрянули – так к Немцову ворвались с балкона!) – что, искали наркотики, оружие, бомбу? Потом оказалось – элементарно ограбили, унесли деньги и компьютеры. Но, как сказал Немцов в другом интервью «Свободе», - даже если арестуют лидеров, движение не прекратится, потому что оно всё время подпитывается недовольными гражданами снизу.
Путин продемонстрировал, что он не пойдет ни на малейшую уступку даже в вопросах, в которых, казалось бы, это наименее болезненно. Особенно ярко он показал это в новых назначениях министров. Так, министром культуры стал Григорий Мединский – последовательный защитник сталинских версий истории СССР, он защищал Сталина во всех теледебатах и в печати. Это значит, даже та урезанная свобода дискуссий о советском прошлом теперь будет сворачиваться, а страна – будет еще более разворачиваться обратно в прошлое.

Вот так и оказался режим жуликов и воров в заколдованном кругу противоречий. Репрессиями народ не остановить, но сидеть и созерцать рост протестов тоже не очень приятно. Социальные блага пообещать легко, но оторвать от награбленного миллионы долларов на выполнение обещаний гораздо труднее.

Противоречия внутри страны усугубились усложнением ситуации Путина и путинцев на внешнеполитическом фронте: активы-то по Европам, США и островным офшорам, но потрафить своему электорату, той части России, которой он благодарен за личное спасение 4-м сроком, можно лишь кляня Запад и пытаясь его развалить как цивилизацию.

В результате этой двойственности, а также realpolitik лидеров США и ЕС, Путин сам оказался в двойственном положении в России. Для одной части россиян он – создатель и крестный отец постсоветской «корпорации» выходцев из КГБ, МВД, ГРУ, смешавшихся с оргпреступностью, с резко антизападным мировоззрением (несмотря на активы на Западе). Для другой – ставленник Запада, осуществляющий план по развалу России (так считают многие члены оппозиционных Путину групп, созданных на Facebook). В первой группе – в основном, «западники», приверженцы свободного и честного капитализма (или честного социализма, как Удальцов); во второй – ярые антизападники, шовинисты, многие из членов этой группы высказывают откровенные антисемитские стереотипы. Не исключено, что эти высказывания – провокация самих же путинцев (мол, Запад, поддерживайте нас, а то против нас поднимаются «еще более страшные силы»), но так же вероятно, что эти силы вызревают самостоятельно и, объединившись с наиболее черносотенными, неонацистскими элементами из ФСБ, военных кругов и другими родственными группами, угрожают смести не только путинский режим в его нынешнем половинчатом виде, но и «белоленточников». В этом случае страна сползла бы (возможно, в результате государственного переворота) из путинского режима в полномасштабный нацизм, ибо путинский режим основательно подготовил почву для развития событий по такому варианту.

Из всей логики возможного развития событий вытекает важнейший вывод, который пока еще никем не высказан прямо и открыто: придется определяться не только россиянам, выбирая многовариантность оппозиции, но и Западу по отношению к путинскому режиму и противостоящим ему силам. Это уже не только вопрос моральных принципов Запада (которые грубо нарушаются, когда речь заходит о сотрудничестве с путинским режимом), но вопрос дальнейшего развития мира. Если Запад не окажет зримой поддержки «белоленточникам» или если они сами не доведут начатое до конца, то их почти неизбежно сметут иные силы, для которых Путин – «ставленник Запада». Призрак российского неонацизма может в этом случае воплотиться – в державе со всё еще существенным арсеналом ОМУ.

Маяки в тумане

Нынешние лидеры российской оппозиции, на первый взгляд, страшно далеки не только от народа, но и от серьезной деятельности по устранению путинского режима и смене его. Карнавальные «гулянья», конечно, приятны, но политических вопросов они решить не могут. Правда, они способствуют свободному объединению единомышленников, вольной дискуссии, которая может вести к разработке повестки дня, стратегии и тактики в непринужденной обстановке. Но в любом случае, если участники не хотят, чтобы их усилия ушли в песок, то перед ними встанет вопрос серьезной обработки этих любительских намёток, с учетом достижений современной политической мысли и социальных наук. А следующим шагом должна быть постепенная реализация этих планов.

В этой связи, обнадеживают события 12 июня: принятие Манифеста свободной России, который по меньшей мере засвидетельствовал способность основных оппозиционных сил к сотрудничеству между собой поверх идеологических барьеров – ради общих задач программы-минимум по построению основ демократического строя.

«Манифест, в частности, включает требования освобождения политзаключенных, проведения политической реформы и реформы избирательной системы, отставки президента Владимира Путина как символа системы, проведения досрочных думских и президентских выборов, ограничения президентских полномочий 2 сроками по 4 года, предоставления протестному движению эфира на федеральных каналах. Также в манифесте говорится о необходимости очистить правоохранительные органы от лиц, нарушавших закон. Продолжение текущей политики грозит "гражданской конфронтацией, распадом страны и хаосом", отметили оппозиционеры».
http://top.rbc.ru/politics/12/06/2012/654687.shtml

Кроме того, провели объединительный съезд Партия Народной Свободы (Немцов) и Республиканская партия (В. Рыжков).
Таким образом, оппозиционное движение постепенно созревает и переходит к более серьезным действиям. Лидеры протестных движений мерцают, словно маяки, в густом тумане российской неопределенности.

США должны быть с российским народом,
а не с угнетающим режимом
Так считают многие эксперты по России – в их числе зам. редактора журнала The Economist Эдвард Лукас, политолог и адвокат Роберт Амстердам, Джефф Найквист – перечислила лишь некоторых. На вопросы «Запада-Востока» насчет российских событий и отношения к ним в США ответил один из американских экспертов - Дэвид Сэттер, профессор, в 1976-1982 корреспондент The Financial Times в Москве, а в нач. 90-х – корреспондент ряда американских газет там же; автор нескольких обширных и глубоких исследований, в том числе Darkness at Dawn: The Rise of the Russian Criminal State. Yale Univ. Press, 2003 (в русском переводе – «Тьма на рассвете»); недавно вышла его монография о советском прошлом: It Was a Long Time Ago, and It Never Happened Anyway: Russia and the Communist Past. 2011.

- Будет ли протестное движение в России развиваться или пойдет на спад?
Д.С. Люди начали выходить и говорить в полный голос о наболевшем лишь сейчас, после 12 лет относительного молчания, ибо всё это время они просто вынуждены были принимать как неоспоримый факт то, что им невозможно как-либо повлиять на власть. Поэтому многие думали, что в такой ситуации не имеет смысла организовывать политический протест. Но когда увидели, что Путин метит на пожизненное президентство, стало понятно, что надежд на какое-либо улучшение жизни народа не осталось, и тогда лопнуло терпение. А если уж начали открыто обсуждать положение дел в обществе, то загнать публичную дискуссию в какие-либо рамки очень трудно. За годы правления Путина в России было совершено столько преступлений, что такая дискуссия способна привести к полной делегитимации режима. Власти, конечно, желали бы задавить протесты, но мне представляется, что у них нет достаточной силы, чтобы полностью подавить их. Если репрессии будут применены, но не достигнут цели, то они лишь подхлестнут протесты и существенно сократят электоральную базу поддержки режима. Ведь большинство тех, кто голосовал за Путина, делали это потому, что видели в Путине гаранта стабильности. Но если такие избиратели увидят, что режим прибегает к насилию, то они потеряют веру в то, что Путин гарантирует стабильность, и режим лишится своей главной опорной базы. И тогда выйдут уже не десятки тысяч, а миллионы. И у полиции просто не хватит ресурсов для подавления столь массовых протестов. Да и не верится мне, что рядовые полицейские будут в большинстве выполнять приказы о массовых расправах над согражданами – когда демонстрантов сравнительно мало, выполнять такие приказы легче, а отказываться - сложнее.

- Некоторые оппозиционеры считают Путина ставленником Запада, ведь у него все активы – в США и в офшорах, и западные политики не торопятся их закрывать. Почему, как вы считаете, Путину так потакают? Особенно явственно эти двойные стандарты видны на фоне отношения к другим диктаторам, от Каддафи и Асада до Лукашенки и Януковича... Но ведь Запад тем самым подрывает свои же ценности? Или Путин выполняет задание Запада – развалить Россию?

Д.С. В отношении России наше правительство озабочено лишь ее использованием в качестве транзитного пути в Афганистан. Белый дом очень боится, что Россия может перекрыть этот путь. У нас установилось едва ли не общепринятое мнение, будто Россия может нам существенно помочь в афганских и иранских делах. Но это – заблуждение. На самом деле, по логике, путинский режим заинтересован в том, чтобы американские и НАТОвские войска задержались в Афгане как можно дольше, а вокруг Ирана российский режим заинтересован крутить и затягивать интриги. Изначально было бессмысленно даже заикаться о помощи России по иранской проблеме, поскольку было ясно, что Россия не намерена уступать. Теперь уже становится ясно, что Россия в иранских делах нам не помощник. А по Афганистану, так ведь сотрудничество – в интересах самой России, ибо если Талибан вернется к власти, то его власть распространится на постсоветские страны Центральной Азии. И даже в этих обстоятельствах Россия ухитрилась представить свое сотрудничество по Афганистану как одолжение, за которое Запад должен ее благодарить и, естественно, платить свою цену. Между тем, американские дипломаты не должны были позволить России поставить США в такое положение. Сейчас уже поздно что-либо менять в этой связи, ибо стратегическая направленность взаимоотношений между США и Россией уже определена, но еще и сейчас не поздно для США поискать другие пути снабжения Афганистана, например, через центральноазиатские страны, Азербайджан. Это может быть сложнее и дороже, но российский путь тоже имеет свою цену - уступок. Пора понять: Россия – не искренний партнер Запада. Она ловко использует любую ситуацию вынужденного сотрудничества для извлечения уступок в своих интересах, вернее, в интересах путинского узкого круга, - даже тогда, когда сотрудничество выгодно с точки зрения национальных интересов России как государства.
По логике развития событий, сейчас и в ближайшем будущем Путин будет проводить более откровенный антизападный курс во внешней политике, чтобы удержать свой электорат и хотя бы немного отвлечь внимание российского общества от протестов. Видно, что они уже готовят более агрессивный курс по отношению к США и ЕС.
Исходя из всего этого, Западу стоит подумать, как отказаться от сотрудничества с Россией в случаях, когда за это приходится слишком дорого расплачиваться.

- Теперь Запад может оказаться в ситуации дилеммы – поддерживать ли Путина по соображениям realpolitik, подставляя себя под удар и рискуя такой поддержкой довести ситуацию в России до возможного неонацистского переворота - или оказать поддержку оппозиции, особенно той части, которая выступает за мирную смену режима и замену его честным капитализмом. Как западные политики, прежде всего в США, поведут себя?

Д.С. Америка уже до некоторой степени оказывает моральную поддержку протестующим в России, в рамках общей поддержки демократических движений по всему миру. Но нынешний Белый дом не хочет заходить слишком далеко в этой поддержке, так как всё еще надеется, что ему удастся наладить сотрудничество с путинским режимом. Считать так – не только цинично (любая внешняя политика не обходится без доли цинизма), но и очень недальновидно. США должны накопить моральный капитал в отношениях с российским народом, не давая повода для предположений о том, что мы откровенно приняли сторону душителя свободы.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх