,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)
  • 12 октября 2015 |
  • 18:10 |
  • Daily |
  • Просмотров: 420
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Мы продолжаем тему Эвереста, которая привлекла внимание многих в связи с выходом на экраны кинотеатров одноименного фильма режисера Бальтасара Кормаукюра. Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко, который недавно вернулся из США, где проходили мероприятия, приуроченные к 25-летию американо-советско-китайской экспедиции на высочайшую вершину мира, предоставил нам отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест».

Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)


Среди прочего, важным моментом в ней является описание подготовки к штурму Горы. В отличие от коммерческих экспедиций, где физическая и техническая подготовка участников зачастую определяется уже после внесения ими суммы за право быть включенными в состав команды, в добрые старые времена финансовые вопросы, хоть и являлись важными, решались на других уровнях. Присутствовал ли в экспедиции Мира на Эверест элемент политики? Безусловно. Но если вести речь сугубо о спортивной части этого, как теперь принято говорить, проекта, политика уступала в нем место мастерству спортсменов, потому что в конечном счете советские и китайцы стремились обеспечить, в первую очередь, успешный и, главное, безаварийный подъем на Гору и спуск с нее, и только после этого предполагали поиметь на этом политические дивиденды. Для американцев политическая составляющая, вероятно, вообще была минимальной, поскольку в США политбюро, перед которым следовало отчитаться за проделанную работу и, главное - ее результат, отсутствовало как таковое. Но, почитаем, что пишет обо всем этом Мстислав Горбенко.

Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)


Это была грандиозная идея — Everest Peace Climb, то есть «Восхождение Мира на Эверест», альпинистами трех великих держав — США, СССР и Китая. Идея, и весь проект принадлежали известным американским восходителям Джиму Уиттакеру и Уоррену Томпсону. В течение 1987–1988 годов упрямые организаторы неутомимо вели переговоры с Москвой и Пекином и добились почти невозможного — в столь сжатые для наших стран сроки (всего за 2 года!) они сумели получить согласие и все необходимые разрешения и визы трех сторон на проведение совместной экспедиции. В Штатах их поддержали такие известные миру люди, как сенатор Эдвард Кеннеди, Тед Тернер и многие другие. Оргкомитету под руководством Джима удалось привлечь более 60 спонсоров и взять практически все расходы по экспедиции на себя, а они составили более одного миллиона долларов.

«Восхождение Мира на Эверест» было приурочено к двум событиям 1990 года: Играм доброй воли в Сиэтле и 20-й годовщине Дня Земли. Достижение высочайшей вершины мира как спортивной цели должно было обратить внимание человечества на глобальные экологические проблемы и продемонстрировать миру, что при взаимном доверии и взаимодействии между народами можно «брать» любые высоты, и не только в строго альпинистском значении этого слова.

Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)


Для восхождения на Эверест Уиттакер и другие организаторы поставили перед собой задачу — создать сборную из лучших советских, американских и китайских альпинистов. Весть об этом проекте облетела, без преувеличения, всех альпинистов трех стран. Попасть в такую экспедицию и в такую команду — для этого, конечно, стоило приложить все мыслимые усилия, но … Отбор был исключительно строг, придирчив и обжалованию не подлежал — гарантией был огромный альпинистский опыт организаторов. Сам Джим был первым американцем, взошедшим на Эверест, и именно под его руководством в 1978 году покорилась, наконец, американской экспедиции вторая вершина мира Чогори (8611 м).

Наш путь в заветную команду был долог и труден. Вообще система отбора советских альпинистов вызывала немало удивления не только в Союзе, но и в США. Состояла она из двух этапов. Вначале из 200 советских альпинистов по рейтингу отобрали 10 лучших, после этого провели скоростной тест-отбор на Эльбрусе. Именно этот тест-отбор, проводившийся по строго «физкультурному» принципу, и призван был определить состав нашей команды. Такой принцип, положенный в основу подготовки всех наших гималайских экспедиций, безусловно, обеспечивает отбор самых выносливых восходителей. Но я убежден, что, руководствуясь только выносливостью, невозможно создать то, что называется «команда».

Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)


Правда, справедливости ради надо сказать, что положение нашего руководства в этот раз было не из легких. Что же делать, если достойных и сильных альпинистов в нашей стране десятки, а попасть к подножию Эвереста могут лишь единицы? В такой ситуации критерии отбора должны были быть ясными, однозначными и понятными всем. А что может быть однозначнее цифр?

На этот раз тест-отбор проходил на Кавказе, в Приэльбрусье, где нас, кандидатов в экспедицию, собрали в мае 1989 года. Разминку по приему физнормативов (подтягивание — не менее 20 раз, «пистолетик» — приседание на одной ноге — не менее 50 раз, и т. п.) легко прошли все кандидаты. Потом начались известные всем советским гималайцам «бега» — скоростные подъемы на склонах Эльбруса. Первый этап — от станции «Мир» (3800 м) до Приюта одиннадцати (4 200 м) с перепадом высот 400 м, второй этап — от Приюта одиннадцати до седловины Эльбруса (5200 м) с перепадом 1000 м.

Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)


Надолго запомнился мне второй забег. Все были обуты в высокогорные ботинки типа «Кофлак», кошки — ведь бежать придется по льду. Ранним утром наверх, на 5200, в туман ушли Шатаев и врач Липень. И вот старший тренер сборной Эрик Ильинский дает старт. Это был забег не на жизнь, а на смерть — казалось, сердце выскочит из груди. Хорошо, что в феврале здесь потренировался. Каждый выложился на все 100 %. Перед финишем у меня произошел обидный сбой — с левого ботинка слетела кошка, 20 секунд, ушедшие на ее одевание, сбили дыхание, отбросили меня на одно место ниже…

Но удача светила мне! По результатам тест-отбора выбрали 5 сильнейших — и я попал в великолепную пятерку: Андрей Целищев, Александр Токарев, Виктор Володин и Анатолий Мошников. Затем к нам присоединилась единственная женщина — Екатерина Иванова, которая была зачислена в состав команды по результатам отборок к восхождению на Канченджангу, когда женщин немного обидели — никого не взяли. А позже, в июне, наша команда попала в сказку под названием «Встреча трех команд на Рейнире». Этот сбор прошел в одном из центров американского альпинизма — в Каскадных горах близ красивейшего города Сиэтла. Здесь мы и познакомились друг с другом — альпинисты трех стран, Сказочной была не только природа — нас одели в отличную высокогорную одежду фирмы «L.L. Bean», мы пробовали и выбирали из множества продуктов те, которые мы предпочитали есть на высоте.

Телевидение вело прямые передачи о нашем восхождении на Рейнир. Делалось это очень просто — с помощью зависшего над горой вертолета, Американская пресса в свойственное ей непередаваемом информативно-цветистом стиле давала подробные отчеты о подготовке нашей экспедиции и восхождении на Рейнир. Вот, например, что писала газета в статье «За мир»:

«Символика была очевидна: три альпиниста шли в одной связке на Рейнир — американец, русский и китаец. Как и супердержавы в ядерный век, они работают вместе и погибают вместе. В этот уикенд в одной связке работали ветеран Эвереста Джим Уиттакер, 60 лет, из Порт-Таунсенда, Мстислав Горбенко, 41 год, директор альпинистского клуба, г. Одесса, и Ван Ян Чен, 25 лет, инструктор китайской федерации альпинизма. Вершины Рейнир они достигли вместе. В другой связке были три женщины, покорившие, подобно мужчинам, вершину. Это были Лаверн Вудс, 32 года, Сиэтл, адвокат, Танг Лу, 26 лет, инструктор китайской федерации альпинизма, и Екатерина Иванова, 27 лет, геолог из Иркутска.

Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)


Через месяц я продолжил свою подготовку восхождениями на Памире, на пики Корженевской (7134 м) и Коммунизма (74 95 м). Индийские альпинисты, которых принимал альпинистский клуб «Одесса», не смогли достичь этих памирских высот, и в сентябре мы были вынуждены переехать на Кавказ, где совершили восхождение на Эльбрус.

В то же время сюда, в Баксанское ущелье, на базу «Сокол», прибыли американские и китайские альпинисты. Основой сборной команды Китая были тибетские альпинисты. Они отличались высокой выносливостью и невысокой технической подготовленностью. Американские восходители нас удивили очень серьезным отношением к страховке на ледовых склонах Эльбруса. Сколько альпинистов и туристов погибли здесь! Сам я со своей супругой Лилей в 1985 году на спуске попал в сильнейшую пургу и при полном отсутствии видимости промахнулся мимо скал Пастухова. Идя без веревки через многокилометровые ледовые поля Эльбруса, мы лишь чудом остались живы.

Всем составом мы вышли на Приют одиннадцати и через день прошли траверс двуглавого Эльбруса. В конце сбора мы совершили два восхождения на красивейшую вершину Приэльбрусья — Джантуган. Иен Уэйд, Виктор Володин и я сделали первопрохождение, о чем в американской прессе появилась статья Иена. Вот как он описывал наш «поход»:

«Когда мы прошли ниже ледопада к северной стене Джантугана, Мстислав сказал нам, что эту стену никто не проходил и мы можем совершить первопрохождение. Идея, что только в двух часах от тропы был комбинированный, еще не пройденный маршрут, соблазнила нас. Мы прокладывали путь через ледопад, встречая трещины и сераки. При таком разнообразии рельефа русские применили свою технику и двигались одновременно, ввинчивая титановые ледовые крючья, сделанные на военных заводах „после работы“. Чтобы выйти к вершине, мы атаковали 250 метров скал. Наша одинарная веревка, шедшая от Мстислава (он был ниже меня), проходила сквозь систему Мунтера на моей обвязке и шла к Виктору, лидирующему на крутой стене над нами. Глядя на единственную тросиковую закладку (от которой мы зависели все втроем) и старую неуклюжую веревку (советскую), я не сомневался ни минуты, что наша страховка бессмысленна. Однако у меня не было и доли сомнения в надежности моих партнеров…»

Известный альпинист, одессит Мстислав Горбенко предоставил отрывки из своей книги «Восхождение Мира на Эверест» (ФОТО)


Первого декабря советская команда вновь на Кавказе. На автобусе по какой-то совершенно жуткой дороге мы добрались до альпбазы «Дигория», где и провели наш очередной сбор к восхождению на Эверест. Все двадцать дней сбора шли по заведенному порядку. Перед завтраком 45-минутная разминка, бег. На основной трехчасовой тренировке с 10.00 до 13.00 отрабатывали скоростные подъемы на гору с перепадами 500-1000 метров или проводили круговую тренировку с интенсивной нагрузкой. На вечерней тренировке часовой бег или футбол на снегу. Это был тяжелый сбор, к которому надо было хорошо подготовиться. Сейчас надо выжить, дальше будет легче.

Длинными вечерами мы проигрывали тактику предстоящего восхождения на Эверест и сошлись на одном плане, по которому после установки передового базового лагеря первая группа должна достичь вершины через 45 дней. Наш доктор Эдик Липень постоянно проводит медицинский осмотр, мы сдаем разные тесты. В конце сбора были зачетные «бега» на время в гору с перепадом высот 500-1000 метров. Борьба шла на секунды. В итоге из числа претендентов выпал Василий.

20 декабря возвращаюсь в Одессу и встречаюсь со своим американским другом из Сиэтла Скоттом Фишером, прибывшим к нам с целью развития международных спортивных связей. Нас принял мэр Одессы Валентин Симоненко, сам бывший альпинист.

Перед отъездом в Китай мы провели свой последний сбор в Медео на горнолыжной базе «Чимбулак». Здесь мы совершали в быстром темпе восхождения по маршрутам 1–3 категорий сложности на такие вершины, как Школьник, Амальгельды, Учитель. Ходили без веревок, вниз спускались по снежным склонам на горных лыжах.

В этом райском уголке Тянь-Шаня мы каждый день встречали альпинистов и туристов. Неприятно удивило, что многие отличались замкнутостью и неприветливостью. Где улыбка, радушие встречному человеку в горах, легкое приветствие друг другу? Можно вспомнить Рейнир в США, но можно вспомнить и наши горы 15–20 лет назад. Мы были более открытыми и приветливыми, чем сейчас.

Все мы успешно прошли акклиматизацию и приобрели неплохую физическую форму. Моя уверенность росла: я достигну вершины Эвереста. Напоследок руководство дало нам возможность два дня провести по произвольной программе. Кто гуляет, кто читает, а я катаюсь на лыжах. Быстрые сборы домой. Неужели через несколько дней я увижу Тибет, Гималаи, о чем и мечтать не мог все эти годы!



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх