,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Цена нефти опять упала: что будет с Россией?
  • 22 июля 2015 |
  • 09:07 |
  • Daily |
  • Просмотров: 324
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Стоимость нефти марки Brent в среду утром снизилась до 56,56 доллара за баррель, передает УНН со ссылкой на данные Bloomberg. По состоянию на 18:15 стоимость нефти Brent снизилась на 0,84%. При этом нефть марки WTI торгуется на уровне 50,19 доллара за баррель, потеряв в цене 1,32%.

Цена нефти опять упала: что будет с Россией?



Что дальше: Иранская нефть станет приговором для России?

Иран, как известно, на минувшей неделе договорился с Западом по поводу своей ядерной программы и снятия санкций. Это означает, что поставки иранской нефти на мировой рынок могут значительно вырасти. А такая перспектива, по мнению целого ряда экспертов, способна снова резко обрушить цены на нефть.

По оценкам экспертов, $45 за баррель — еще оптимистичный прогноз. Многие «горячие головы» предлагают закладываться на диапазон в 15-25 долларов за баррель в недалекой перспективе. Ясно, что подобный сценарий для многих нефтедобывающих стран, включая Россию и Азербайджан, — это практически приговор для их экономик, означающий перспективу скатывания в тяжелейший кризис. Но насколько оправданы эти страхи?

Путь на рынок

Одним из ключевых санкционных моментов являются ограничения на поставку нефти из Ирана. До введения санкций Запада Иран добывал около 4,2 миллиона баррелей в сутки, направляя на экспорт 2,5 миллиона баррелей. После введения ограничений зарубежные поставки снизились до 1,1 миллиона баррелей в день, причем шла эта нефть исключительно в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, не имевшие отношения к наложению санкций.

Иран уже заявлял, что после отмены санкций готов в течение пяти-шести месяцев нарастить добычу с нынешних 2,87 миллиона баррелей еще на 1 миллион баррелей в сутки. А к 2018 году, как говорил в мае иранский министр нефти Бижар Намдар Зангене, страна будет ежесуточно добывать 5,7 миллиона баррелей.

Порукой тому является, если верить иранским источникам, тот факт, что еще в 2013 году Исламская Республика объявила об открытии крупных запасов нефти — порядка 18,6 миллиарда баррелей (около 2,55 миллиарда тонн).

Напомним, Иран входит в Организацию стран — экспортеров нефти. Утвержденная ОПЕК квота на ежедневную поставку нефти составляет 30 миллиона баррелей в день, но сама Организация в последнее время выходит за рамки собственных квот, выбрасывая на рынок где-то по 31,38 миллиона баррелей в день (по данным за июнь). При этом общемировой объем экспорта сырой нефти — 39,8 миллиона баррелей в день.

В связи с этим остро стоит вопрос, будет ли Иран наращивать производство и экспорт нефти в рамках квот ОПЕК или выйдет за них. При первом сценарии внутри ОПЕК развернется конкурентная борьба за долю рынка. По словам Зангене, для возвращения на рынок Ирану «не нужно никакое решение ОПЕК».

«Это наше право, мы были ограничены санкциями, и это совершенно нормально, если мы вернемся на рынок с «потолком», который был у нас до санкций, — заявил министр нефти. — Мы начнем повышать производство сразу после снятия санкций».

Наращивание экспорта Ираном может дать по меньшей мере 0,5 миллиона баррелей в день дополнительного предложения, предупреждают эксперты. Причем произойдет это не через несколько месяцев после отмены санкций, а сразу после этого. По словам видного российского эксперта ТЭК, партнера консалтинговой компании Rusenergy Михаила Крутихина, у Ирана уже сейчас накоплено от 35 миллионов до 70 миллионов баррелей сырой нефти, которую в любой момент можно выпустить на рынок, как только будут сняты ограничения.

Иран в борьбе за долю рынка будет демпинговать, что окажет дополнительное давление на мировые нефтяные цены. По словам Крутихина, равновесная рыночная цена в случае выхода Ирана — 45 долларов за баррель, но котировки могут «нырнуть» еще глубже, так как к рыночным факторам добавятся психологические — негативные ожидания продавцов нефти.

Михаил Крутихин убежден в том, что грядущее падение барреля — единственный реальный сценарий на рынке нефти. Вопрос, по его мнению, сводится лишь к тому, насколько быстро оно произойдет и насколько крутым окажется.

Повод для сомнений

Однако рискнем заметить, что не все так просто с грядущим выходом иранской нефти на мировой рынок. При ближайшем рассмотрении оказывается, что есть целый ряд факторов, заставляющих, по крайней мере, усомниться в том, что нефтяным ценам неизбежно уготовлен новый обвал. Прежде всего, далеко не факт, что амбиции Ирана совпадут с его возможностями.

Владимир Милов, в прошлом заместитель министра энергетики РФ, считает, что Иран — это страна, которая традиционно испытывала проблемы с наращиванием добычи нефти. У них очень неэффективный государственный нефтяной сектор, который контролируется исламской властью. Кроме того, надо учитывать, что 2 миллиона баррелей в день иранцы потребляют сами, поэтому для экспорта у них остается ограниченное количество ресурса.

Однако даже дополнительный 1 миллион баррелей в день — не такой уж большой объем, чтобы до основания потрясти рынок. К тому же, вероятно, санкции снимут лишь ближе к декабрю, а выйти на искомый миллион Иран вряд ли сможет ранее, чем в середине 2016 года. А за год рынок сто раз успеет «переварить» иранский фактор и привыкнуть к новым реалиям.

Мало того, есть основания считать, что рынок уже готов к отмене санкций против Ирана и заложил ее в нынешнюю цену, которая крутится вокруг отметки в 60 долларов за баррель. Во всяком случае, в день подписания договора Ирана с «шестеркой» нефть марки Brent сначала упала процента на 4, но потом почти все отыграла, и проседание в итоге составило менее процента. А нефть WTI даже выросла. Так что, похоже, основные игроки давно подготовились к выходу Ирана на рынок. Как считает Владимир Милов, иранский фактор в значительной степени был отыгран на торгах, которые проходили еще весной — в марте, начале апреля, — когда собственно и было достигнуто базовое соглашение по Ирану и объявлено, что до конца июня они подпишут окончательный договор, и с Ирана снимут санкции.

Что же касается резервов — тех самых 30-70 миллионов баррелей, якобы накопленных Тегераном и хранящихся где-то в танкерах, то даже если это и правда, то при экспорте в 1 млн баррелей в день этих запасов хватит лишь на месяц-два. Но, главное, непонятно, ради чего Иран будет их резко вываливать на рынок — ведь он сам абсолютно не заинтересован в том, чтобы своими неосторожными действиями серьезно ронять цену. Не для того они много лет ждали возможности выйти на рынок со своей нефтью, чтобы там торговать своим топливом по дешевке, без всякой выгоды.

Ценовые качели

Немецкие аналитики из Deutsche Bank и Commerzbank добавляют к этим аргументам еще один. По их мнению, спрос на нефть в мире оказался в первом полугодии более высоким, чем ожидалось. В самом деле, в США потребление бензина уже почти достигло рекордного уровня докризисного 2007 года, в Китае идет наращивание государственных резервов и сдаются в эксплуатацию новые перерабатывающие мощности, и даже в Европе, после нескольких лет рецессии, экономические перспективы выглядят более радужными. Таким образом, все три важнейших рынка сбыта нефти способствуют сейчас росту спроса, считают немецкие эксперты. Оба немецких банка прогнозируют на следующий год удорожание «черного золота», поскольку исходят из того, что темпы роста мировой экономики, и тем самым динамика спроса на нефть, окажутся более высокими, чем увеличение предложения.

Правда, данный фактор — рост мирового спроса — чреват серьезными рисками. Например, в последние недели заметный спад наблюдается на китайском фондовом рынке, что потенциально может замедлить рост ВВП КНР. А нескончаемый кризис в Греции грозит подорвать развитие всей зоны евро. Однако стоит заметить, что рынок нефти, несмотря на остающийся на нем избыток предложения, уже вполне приспособился к нынешнему уровню цен в районе 60 долларов за баррель. Во всяком случае, Саудовская Аравия принципиально не собирается сокращать добычу, дабы подбросить цены вверх. В свою очередь, американские производители, прежде всего сланцевые, также неплохо себя чувствуют: никаких массовых разорений и сворачиваний проектов там нет. И даже Россия как-то приспособилась, пойдя на резкую девальвацию рубля.

Однако надо учитывать, что сейчас слишком большие объемы производства в мире — это не только традиционная добыча, но и сланцевые производители, и глубоководный шельф — завязаны на нынешний уровень цен. И если, скажем, цены упадут ниже 50 долларов за баррель, то часть объемов попросту уйдет с рынка (кто-то разорится, кто-то заморозит добычу), и сложившееся перепроизводство будет быстро сокращаться. Поэтому возникнут ценовые качели, и через какое-то время стоимость барреля пойдет обратно вверх. То есть, исходя из уровня рентабельности сегодняшних добывающих мощностей, цена обязательно отскочит обратно — ближе к 60 долларам за баррель. Так что не стоит панически бояться иранской нефти — рынок ее, безусловно, переварит.

Источник: УНН



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх